Віктор Суслов: Те, що відбувається – нова форма глобальної економічної війни, а коронавірус – лише привід для її розкручування

Через пандемію коронавірусу світ стає іншим, і результатом цих змін може стати розпад Євросоюзу, вважає економіст. (далі – рос.)

Виктор Суслов / Главред

На сайте Главред состоялся чат с Заслуженным экономистом Украины, экс-министром экономики Украины Виктором Сусловым. Общаясь с читателями, он рассказал, как карантинные меры, введенные в Украине в связи с эпидемией коронавируса, отразятся на нашей экономике, каким будет курс гривны в ближайшее время, грозит ли Украине дефолт, как изменится мир после пандемии коронавируса, и какая роль в нем будет отведена Китаю.

Представляем стенограмму чата с Виктором Сусловым.

Галина: Насколько разумно, по-вашему, власть решает транспортный вопрос в период карантина? Не прокатятся ли по крупным областным центрам Украины транспортные бунты?

Виктор Суслов: К сожалению, транспортный вопрос пока решается неразумно. Давайте посмотрим на Киев. Стоило ли прекращать работу метро, если не обеспечена перевозка пассажиров другими видами транспорта? Сейчас очень большое скопление людей в автобусах, маршрутках, трамваях, то есть созданы еще более благоприятные условия для распространения вируса. Все это нивелирует значение введенного карантина.

А что касается бунтов, то, к сожалению, они возможны.

Юлія М.: Скільки українців можуть втратити роботу під час і внаслідок карантину в нашій державі?

Виктор Суслов: Пока что сложно оценить, насколько возрастет безработица в Украине, но она точно возрастет. Потому что остановлена работа многих важнейших сфер экономики, в частности, торговли, учреждений общественного питания, сферы услуг. Введены ограничения в работе многих производственных предприятий. Кроме того, перебои в логистике сырья и товаров негативно сказываются на работе предприятий.

Есть еще один важный фактор – миллионы украинцев-заробитчан возвращаются из Европы в Украину, где они не имеют никакой постоянной работы. Они составят новую дополнительную армию безработных. И деньги у них скоро закончатся. Правительству нужно было бы предпринимать активные усилия для увеличения занятости. Но, к сожалению, такой программы пока нет.

polit_ua: Повідомляють, що в Україну з-за кордону почали повертатися заробітчани, нехай поки що невеликий відсоток, але все-таки... Чи збережеться ця тенденція й надалі? Чи буде для українців в ЄС робота? Та як це вплине на курс?

Виктор Суслов: Украинцы потому и выехали на заработки за границу, что в Украине для них не было работы. Никакие новые рабочие места в нашей стране не созданы и в ближайшие месяцы (а, может быть, и годы) не могут быть созданы. Вероятно, заробитчане не смогут быстро вернуться к работе в европейских странах из-за введенных ограничений.

Поэтому есть очень серьезная проблема, и должна быть государственная программа по решению вопроса безработицы для заробитчан. Пока такой программы нет.

Что же касается влияния этих процессов на курс гривны, то известно, что заробитчане переводили ежегодно в Украину примерно 13 миллиардов долларов. Теперь этот приток валюты прекратится. Конечно, в этих условиях дальнейшее обесценивание гривны, ее девальвация становится неизбежным.

Wrangler: В случае, если карантин в Украине затянется на несколько месяцев, какие отрасли отечественной экономики пострадают больше всего, какие вообще рискуют быть убитыми?

Виктор Суслов: Уже сейчас в Украине страдает, прежде всего, отрасль торговли, которая, кстати, сегодня является основным производителем ВВП, сфера услуг, транспортная отрасль в виду ограничений или прямого запрета на авиационные, железнодорожные, автомобильные и другие перевозки.

Неизбежно пострадает и производство вследствие мирового кризиса и уменьшения спроса на продукцию. Поэтому сократится украинский экспорт. У нас уже начался существенный спад экспорта металлургической продукции. На повестке дня – ограничение работы металлургических комбинатов, а, возможно, и прекращение работы некоторых из них. То же относится и ко всем другим производственным предприятиям, в том числе в сельском хозяйстве.

Вообще, падение спроса в мире сопровождается падением спроса на сырье. Поскольку Украина является страной, ориентированной на производство сырья, украинская экономика сильно пострадает.

В ближайшее время стоит ожидать развития тяжелого кризиса бюджета, который не будет выполняться по доходам, а, соответственно, и по расходам. А это повлечет за собой существенное снижение жизненного уровня украинцев.

Tarass: Наскільки ймовірний дефолт України за нинішніх обставин?

Виктор Суслов: Дефолт вероятен. И вероятность дефолта возрастает из-за значительного ущерба, который наносит и еще нанесет экономике проводимая властью политика в период карантина. Украина сможет избежать дефолта, если будут получены значительные кредиты для выплаты внешних долгов, в том числе от МВФ.

Joker: Низка українських економістів підписалися під заявою на Економічній правді під назвою "Дефолт не врятує, а доб'є українську економіку". Чи погоджуєтеся ви з ними і їхніми аргументами?

Виктор Суслов: Дефолт для украинской экономики – это плохо. Это факт. Но дефолты бывают разными. Вспомним, допустим, реструктуризацию украинского долга в 2015 году. Это ведь тоже был дефолт, но его условия были согласованы с кредиторами – условия реструктуризации. Они, конечно, были невыгодными для Украины, но на тот момент это не вызвало большого кризиса в нашей стране.

Что нужно делать в связи с угрозой дефолта сейчас? Прежде всего, нужно уже начинать переговоры с кредиторами об условиях возможной реструктуризации долгов, об отсрочке выплат или частичном списании. Основания для этого, конечно же, есть, потому что пандемию коронавируса придумала не Украина – ее объявила Всемирная организация здравоохранения. Весь мир борется, и Украина делает примерно то же самое, что и другие страны мира. Если украинскую власть на Западе хоть сколь-нибудь уважают, ей будет достаточно несложно добиться каких-то условий по реструктуризации наших долгов, а, возможно, и частичного их списания. Если это получится, это будет позитивом.

Объявлять дефолт в одностороннем порядке без каких-либо переговоров и просто заявлять, что Украина отказывается платить – это, конечно, приведет к катастрофическим последствиям. В этом я с украинскими экономистами согласен.

Виктор Суслов / Главред

Vittorio: Что вы думаете о массовом психозе, который сопровождается скупкой туалетной бумаги, гречки, спичек и соли? Такая подготовка словно к апокалипсису оправдана? Супермаркеты и магазины радуются выручке, переплевывающей новогоднюю, а что дальше? Ведь многие запаслись на несколько месяцев вперед...

Виктор Суслов: Многие запаслись даже на несколько лет вперед. Особенно туалетной бумагой. Потому что в Европе была распространена идея о том, что для того, чтобы спастись от коронавируса, нужно купить хотя бы тележку туалетной бумаги, а лучше – две. (Шутка.)

Многие украинские граждане объясняют свое поведение тем, что они смотрят на поведение европейцев: раз в Европе в магазинах дерутся за туалетную бумагу, значит, это – действительно то, что спасает. Некоторые даже попытались делать из туалетной бумаги защитные маски…

Если говорить серьезно, то нельзя поддерживать никакие проявления паники и массового психоза. Граждан нужно успокаивать. Им нужно объяснять, что эпидемия коронавируса, судя по многочисленным заявлениям специалистов, это ничто иное, как необычная и новая для нас форма гриппа, которая в основном затрагивает и проявляется в тяжелой форме у пожилых и имеющих хронические заболевания людей. Поэтому карантинные мероприятия следовало проводить с ориентацией на защиту этих групп риска.

Психоз, конечно же, не является оправданным. Тем более, что правительство решило не прекращать работу магазинов, которые продают продукты питания, хозяйственные товары, также продолжают работать заправки и аптеки. В центре внимания сейчас должно быть обеспечение аптек необходимыми лекарствами. А, к сожалению, появляются сообщения о перебоях в поставках некоторых лекарств. На этой задаче нужно сосредоточиться и гарантированно обеспечить граждан всеми необходимыми медикаментами в достаточных объемах, не говоря уж о необходимости обеспечения всеми необходимыми средствами дезинфекции, защитными масками и другими средствами, позволяющими проводить эффективные карантинные мероприятия.

Terentij: Как на полках магазинов и ценах отразятся закрытые Украиной границы? Если пока что какой-то запас импортных товаров имеется на складах, то что будет к концу карантина, тем более, если он затянется на два-три месяца?

Виктор Суслов: Закрытие границы неизбежно скажется и на полках магазинов, потому что, не смотря на все заявления о том, что импорт товаров разрешен, полезно помнить, что реализация значительной части потребительских товаров в Украине запрещена. Потому что в сфере торговли разрешена работа только продовольственных и хозяйственных магазинов. Если сегодня в Украине нельзя законно продать и купить рубашку, то никто сюда и не будет завозить ни рубашки, ни костюмы, никто не будет наполнять брендовые бутики. Почему-то запрещена также и продажа легковых автомобилей, то есть их тоже не будут завозить в Украину. То же касается и массы других наименований.

Естественно, все это будет порождать теневой рынок товаров, когда тот бизнес, который уже завез товары, будет пытаться продать их нелегально, а новые товары уже будут завозиться контрабандой. Для обслуживания теневого рынка нужны возрастающие массы наличных денег. Поэтому начался массированный отток денег из банковской системы, в том числе и в валюте.

Словом, деньги пойдут мимо кассы и мимо государственной казны. Все это приведет к резкому уменьшению платежей и налогов в бюджет.

Что можно было бы сделать на сегодня? Снять неоправданные ограничения на работу торговли. Надо восстановить и работу тех магазинов, в которых не бывает наплыва покупателей, не бывает большой концентрации людей на квадратном метре, как в тех же автомобильных салонах, ювелирных магазинах, магазинах, торгующих одеждой, и многих других.

Введение ограничений на их работу – это явный перегиб. Отмена этих ограничений позволила бы получать налоги и смягчить дальнейшие последствия кризиса.

Garri: Считаете ли вы адекватными те шаги, которые осуществляет украинская власть, сложившейся ситуации? Не выйдет ли так, что власть в своем стремлении перестраховаться и не допустить распространения вируса, навредит больше, чем сам Covid-19?

Виктор Суслов: У меня нет сомнений в том, что потери и негативные последствия от борьбы нашей власти с коронавирусом будут больше, чем вред, который может нанести сам коронавирус.

Например, в Украине на сегодня от коронавируса умерло два человека. Но возникает вопрос – а сколько людей умерло от того, что власть приняла решение отменить все плановые хирургические операции в стране? У скольки человек неудаленная вовремя онкологическая опухоль приведет к переходу онкологического заболевания в более сложную неизлечимую стадию? И таких вопросов можно задать очень много. А о негативном влиянии "карантинных" мер на экономику я уже сказал.

Tianna: У меня такой вопрос. Вот Зеленский допустил, что в Украине может введено чрезвычайное положение, как в той же Франции, что будет означать еще большее ограничение прав и свобод населения. Не могли бы вы рассказать, каким может быть экономический эффект от такого шага?

Виктор Суслов: Я считаю возможное введение чрезвычайного положения неоправданным. Потому что в условиях чрезвычайного положения полностью ограничиваются права и свободы граждан, права местного самоуправления, а фактическая власть в полном объеме оказывается в руках исполнительной власти в Украине. Однако уровень нашей исполнительной власти весьма невысок, очень много некомпетентных людей. И я думаю, что при введении чрезвычайного положения объем проблем (экономических и других) будет намного больше, чем сейчас.

Потому Украине нужно избегать осуществления такого шага и передачи власти в руки некомпетентных людей. А то будет, как с транспортом в Киеве.

Дональд: Ваше ставлення до ідеї відправити Верховну Раду на "політичний карантин"? Вона має працювати, як і завжди, у кризовий період, аби бути в змозі оперативно реагувати і ухвалювати потрібні рішення? Чи буде безпечніше для української держави, якщо парламентарі утримаються від роботи, аби не було спокуси ухвалити непопулярні та шкідливі рішення, на які суспільство через карантин не матиме змоги належним чином відреагувати?

Виктор Суслов: Я считаю, что Верховная Рада обязана продолжать работать именно потому, что в Украине развивается кризисная ситуация.

Кроме того, любые законы, принятые Верховной Радой, не вступают в действие сразу – они должны быть также подписаны президентом. Поэтому в руках нашей государственной власти в лице президента и Кабинета министров находятся все рычаги для того, чтобы воспрепятствовать принятию парламентом непопулярных и вредных решений.

nik63: Закон про рынок земли, воспользовавшись карантином, перекрытым городом и запретом на какие-либо акции и собрания больше 10 человек, власти принять не удалось. Значит ли это, что дальнейшие сотрудничество с МВФ под вопросом? И если Фонд повернется к Украине "не лицом", то что ждет нашу экономику после всей этой коронавирусной истерии?

Виктор Суслов: Рассмотрение закона о рынке земли в создавшихся кризисных условиях нужно отложить. Потому что продавать землю в условиях паники – значит, просто "сбрасывать" ее за бесценок. Продажа земли – слишком серьезный вопрос. Это можно делать только в условиях спокойной обстановки, не спеша.

Что касается сотрудничества с МВФ, то я думаю, что Фонду нужно объяснить форс-мажорный характер ситуации в Украине. Если Запад позитивно относится к Украине, ценит роль Украины в борьбе с Россией на стороне Запада, он должен обеспечить кредитование Украины деньгами МВФ без каких-либо условий: без условия принятия закона о продаже земли, без условия принятия "антиколомойского" закона и без любых других условий. Вот и посмотрим, как "Запад нам поможет".

Алексей Н.: Объясните, пожалуйста, с чем связано нынешнее падение курса гривны по отношению к доллару. Есть для этого объективные причины и предпосылки? Или во многом это обусловлено паникой и тем, что украинцы штурмуют обменники, резко повысив спрос на валюту?

Виктор Суслов: Вспомните, еще год назад курс превышал 27 гривен за доллар. Дальнейшее укрепление гривны до начала этого года было обусловлено временными факторами, прежде всего, притоком спекулятивного капитала в государственные ценные бумаги. Этот приток составил порядка пяти миллиардов долларов. Поэтому высокий курс гривны был временным и неустойчивым.

Сейчас этот курс возвращается к своему рыночному уровню. Приток спекулятивного капитала прекратился и начался его отток, поэтому гривна падает.

Кроме того, на курс гривны оказывает большое воздействие паника, которая искусственно раскручивается вокруг эпидемии коронавируса. А в условиях паники наши граждане склонны не доверять гривне и хотят уйти в доллар, как в более устойчивую мировую валюту. То же самое делает бизнес. Поэтому искусственный рост спроса на доллары является другим важнейшим фактором, ведущим к девальвации гривны.

Дальнейшее обесценивание гривны зависит от того, насколько сильный ущерб украинской экономике будет нанесен проводимой украинской властью политикой.

Fargo: Виктор, по вашему прогнозу, каким будет курс гривны к концу весны и дальше? Назовите приблизительные цифры... Согласны с депутатом от Батькивщины, который допустил, что доллар может стоить и 100, и 200 гривен?

Виктор Суслов: Сегодня прогнозировать курс гривны – дело неблагодарное. Потому что мы не знаем всех тех решений, которые будет принимать наш Национальный банк и правительство. По тем решениям, которые уже приняты видно, что курс гривны будет падать. На сколько – сложно сказать. Я думаю, что если он упадет до уровня 30-35 гривен за доллар, то это будет еще успехом. Однако я не исключаю, что падение будет бо́льшим. Если правительство пойдет на финансирование государственных расходов за счет дополнительной денежной эмиссии Национального банка, то и курс в 100 гривен за доллар может оказаться реальностью.

Виктор Суслов / Главред

Дядюшка Том: Каждый раз, когда в Украине скачкообразно меняется курс доллара, он растет в 2,1-2,2 раза. не случится так же и в этот раз, то есть не будет ли доллар стоить 50 гривен в ближайшее время? Да и вообще, рост курса доллара вы оцениваете, как плюс или минус для украинской экономики?

Виктор Суслов: До определенного уровня я бы считал рост курса доллара нормальным для украинской экономики и даже позитивным. Но – до уровня не выше 28 гривен за доллар. При превышении этого уровня можно говорить о развитии негативных процессов. Ну, а умеренная девальвация в этих условиях может поддержать украинский экспорт, повысить его эффективность, что чрезвычайно важно в условиях кризиса.

Timofei: Как вы оцениваете те налоговые льготы, которое решило предоставить украинское правительство в связи с эпидемией? Объективно – насколько поможет это малым и средним предпринимателям?

Виктор Суслов: Налоговые льготы, которые предусмотрены недавно принятым Верховной Радой законом, не компенсируют бизнесу, малым и средним предпринимателям, потерь. Но при этом налоговые льготы приведут к уменьшению доходов в бюджет, который и так переживает кризис. Потому решение о предоставлении налоговых льгот мне представляется необоснованным. Правильнее было создать условия для продолжения рентабельной работы бизнеса в условиях эпидемии. Разумно было бы снизить процентную ставку НБУ с нынешних 10% хотя бы до уровня инфляции (сегодня – 2,4%), что позволило бы улучшить условия кредитования бизнеса. США и ЕС снизили ставки центральных банков практически до нуля.

Каспер: Правительство уже заявило, что вероятен секвестр бюджета. А за счет чего, каких статей могут пытаться урезать расходы?

Виктор Суслов: Секвестр бюджета уже неизбежен ввиду резкого падения доходов бюджета и начавшегося бюджетного кризиса. Тут возможны варианты. Я думаю, что было бы неправильным урезать расходы на социальные нужды. Например, я не согласен с отменой индексации пенсий с 1 марта. Но я допускаю, что в условиях, когда президент Зеленский предлагает эффективные меры для прекращения войны на Донбассе, могут быть несколько сокращены расходы на военные нужды. Повышение уровня жизни людей должно стать приоритетом.

Карпенко С.: Виктор Иванович, по приблизительным оценкам, сколько лет понадобится, чтобы украинская экономика смогла опомниться и восстановиться после всех тех карантинных мер, которые напринимала зеленая команда?

Виктор Суслов: Мы не знаем, чем вся эта история закончится, поэтому очень сложно сказать, когда все восстановится.

Я уже неоднократно говорил о том, что считаю принятые карантинные меры, которые затрагивают экономику, чрезмерными и такими, которые будут иметь долговременные негативные последствия. Сейчас все зависит от того, насколько адекватно и объективно власть сможет оценить складывающуюся ситуацию. А ведь когда люди при власти некомпетентны, они сами становятся жертвами массового психоза, идущего через СМИ, и принимают неадекватные решения.

Ведь некоторые меры, которые являются избыточными, можно было бы отменить уже сейчас. И тогда на восстановление экономики понадобилось бы меньше времени.

Смотрите на Беларусь, где нет карантинных мероприятий, на Британию, где сосредоточились на защите только людей, входящих в группы риска, на трезвую Швецию и вообще Скандинавию, где, похоже, короновирус вообще не уважают и даже игнорируют.

Поэтому украинская экономика опомнится, когда мы все, включая власть, сможем выйти из ситуации массового психоза.

Дьяченко: В связи с коронавирусом большинство стран закрыли свои границы. Эксперты говорят, что после этой эпидемии мир уже не будет прежним. Как вы полагаете, может ли случиться так, что такой открытости государств, как раньше уже не будет? И просто попутешествовать машиной по Европе уже едва ли удастся? По крайней мере, в ближайшие годы...

Виктор Суслов: Шенгенской зоны на сегодня фактически нет. Европейские государства восстановили свои национальные границы и жестко контролируют их пересечение. Украинцы лишились тех привилегий, которые они имели в связи с безвизом в Евросоюзе.

Так что, действительно, мир становится другим. Я думаю, что коронавирус запустил процесс восстановления изолированных национальных государств, привел к возрождению политики протекционизма, когда каждое государство начинает защищать исключительно свои национальные интересы. Глобализация переживает крупнейший кризис в своей истории. Не исключаю, что результатом этих изменений может стать распад Евросоюза.

Украинской власти нужно вовремя понять современные тенденции и тоже перейти к политике защиты своих национальных интересов и обеспечения прав украинцев. Нам нужна политика экономического национализма, т.е. протекционизма.

qwerty123: Согласны, что коронавирус – это величайшая афера мира? А если так, то как может измениться миропорядок после этой тряски? Как-то странно все сложилось: обвал цен на нефть, Brexit, пандемия...

Виктор Суслов: Я понимаю, что эпидемия коронавируса – это реальный факт. Но никогда в прошлом, даже при эпидемиях самых сложных форм гриппа и гораздо более высокой заболеваемости и смертности от гриппа, подобные ограничительные мероприятия по всему миру не проводились. То, как паника искусственно раскручивается во всех мировых средствах массовой информации, наводит на размышления о том, что это кому-то выгодно.

Мы можем видеть, как падение курсов акций на всех мировых биржах создает условия для перераспределения собственности на экономические объекты по всему миру. Возможно, кто-то скупает эти акции по низким ценам.

Мы видим, как эпидемия коронавируса привела к резкому падению спроса на нефть и падению цены на нефть. И теперь начался процесс перераспределения мирового энергетического рынка. Все мировые СМИ говорят о том, что началась война между Саудовской Аравией, Россией и другими странами-членами ОПЕК против США, которые благодаря добыче сланцевой нефти стали крупнейшей нефтедобывающей страной мира. При падении цен на нефть добыча сланцевой нефти на сегодня стала экономически невыгодной. Предполагается, что добычу сланцевой нефти в США ожидает тяжелый кризис и массовые банкротства. И, возможно, страны ОПЕК и Россия благодаря этому увеличат свою долю на мировых рынках.

Точно так же, в итоге, США лишатся своего проекта передела газового рынка в Европе. Экспорт американского сжиженного газа станет экономически невыгодным, а это повышает роль "Северного потока-2" и увеличивает влияние России в Европе. Да и у Путина появляются дополнительные аргументы в переговорах с Трампом.

Скорее всего, с этой точки зрения, происходящее – это новая форма глобальной экономической войны. А коронавирус явился только поводом для раскрутки этой войны.

Highlander: Некоторые эксперты предполагают, что коронавирус появился и получил столь широкое распространение неспроста – мол, учитывая, что вирус, в первую очередь опасен для пожилых людей, это мог быть способ решить проблему массового старения населения, актуальную для стран Старого Света, да и не только. Как вы считаете, насколько справедливым может оказаться такое предположение?

Виктор Суслов: Действительно существует конспирологическая версия, которая гласит о том, что вирус является рукотворным, выведенным в лаборатории. А поскольку коронавирус приводит к высокой смертности среди пожилых людей, он и предназначен для того, чтобы "помочь" пенсионным фондам всего мира, избавив от необходимости выплаты пенсий значительной части пенсионеров.

Однако я не думаю, что эти размышления соответствуют действительности. На сегодня нет никаких оснований считать, что коронавирус создан кем-то умышленно и нацелен на истребление пожилого населения планеты. Тем более, что коронавирус впервые был открыт в 1965 году и с тех пор было выявлено и изучено 40 разных видов коронавируса. Скорее всего, в результате мутаций просто возник сорок первый вид.

Mitia: Виктор, вопрос о Китае. Сейчас, когда Китай сумел взять ситуацию с заболеваемостью под контроль и начинает приходить в себя, возвращаться к нормальной жизни, а весь мир еще скатывается в проблемы, порожденные пандемией, как будет вести себя "виновник торжества" (Китай)? Не начнет ли он скупать подешевевшие активы, наращивать свое влияние в мире, помогая слабым государствам, играть на снижении нефти? То есть не обернет ли Китай все это себе на пользу?

Виктор Суслов: В мировой прессе достаточно много публикаций о том, что Китай уже многое сумел обернуть себе на пользу. В частности, утверждается, что после падения котировок акций иностранных предприятий, размещенных в Китае, Китай выкупил огромную часть своей промышленности у иностранцев. Падение цен на нефть, конечно же, на руку Китаю, который является крупнейшим импортером нефти в мире. Действительно, Китай сворачивает борьбу с пандемией и даже начал разбирать госпитали, которые дополнительно были построены для заболевших.

А как Китай себя будет вести дальше в целом, сложно сказать. Нельзя не отметить, что Китай тоже понес огромные экономические потери вследствие пандемии коронавируса. Уровень падения китайского ВВП оценивается в 18%. Это – необычайно много, и это нелегко компенсировать. Думаю, что Китаю сейчас не до внешней экспансии.

Mitia: И еще один вопрос в продолжение... Китай, который сейчас являлся крупнейшим покупателем российской нефти, начал отказываться от закупок у "Роснефти". Как вы считаете, это чисто экономическое решение, т.е. Китай будет покупать нефть там, где дешевле? Или это политическое решение, и если так, то чем оно продиктовано и как дальше будут развиваться отношения и сотрудничество России и Китая? Какими будут последствия для РФ?

Виктор Суслов: Китай всегда был прагматичным. Конечно, он покупает нефть там, где дешевле. Сейчас очень дешевую нефть предлагает Саудовская Аравия, и она постоянно снижает цены на нефть. То же самое касается роли Ирана, который является традиционным поставщиком нефти в Китай.

Что же касается отношений между Россией и Китаем, скорее всего, они будут развиваться, как и прежде, в позитивном ключе. Россия однозначно выдержит этот кризис, хотя тоже не избежит потерь.

Виктор Суслов / Главред

Фрументий: Одни эксперты утверждают, что экономика украинской державы деградирует без сотрудничества с РФ, ибо туда шла продукция с высокой добавленной стоимостью. Другие считают, что это не так. Каково ваше мнение?

Виктор Суслов: Почти все считают, в том числе и представители украинской власти, что разрыв экономических связей с Россией означал потерю Украиной рынков для реализации продукции с высокой добавленной стоимостью. Украина прекратила поставлять в Россию авиационные двигатели, прекратила производить в сотрудничестве с Россией космические ракеты, самолеты, корабельные двигатели, корабли. Пострадало и энергетическое машиностроение, и сотни предприятий, задействованных в сфере оборонно-промышленного комплекса. На сегодня эти отрасли Украиной практически утрачены.

Украина отказалась от этих крайне выгодных направлений сотрудничества с Россией, как известно, вследствие конфликта между РФ и Украиной в связи с известными событиями в Крыму и на Донбассе.

Ігор, Дніпро: Голова комітету російської Ради федерації з міжнародних справ Костянтин Косачев вважає, що міжнародна спільнота має скасувати усі взаємні санкції у зв’язку з коронавірусом, падінням цін на нафту та загрозою глобальної економічної кризи. Питання коротке і просте: а чи не забагато хоче Росія? І суто теоретично, чи можливо це?

Виктор Суслов: То, что Россия хочет отмены санкций, введенных против нее, это естественно. Она давно добивается этой отмены.

Может ли эпидемия коронавируса послужить основанием для такой отмены санкций? Я сильно сомневаюсь. Скорее всего, эти вопросы будут решаться другим путем, например, в ходе имплементации Минских соглашений и реинтеграции неподконтрольных территорий Донбасса под контроль Украины, разрешения вопроса Крыма и других спорных и острых вопросов в международных отношениях.

gf_43: Нефть продолжает падать, а следом за ней – российский рубль. В связи с этим два вопроса. 1. Что, по-вашему, ждет российскую экономику? 2. И случайно ли именно сейчас в России позаботились обнулением президентских сроков Путина? Может, просто поняли, что на фоне социально-экономических проблем, которые совсем скоро развернутся в России, Путину никак не сохраниться у власти?

Виктор Суслов: Цены на нефть продолжают падать, вслед за ними падает и российский рубль. Но Россия уже достаточно прочно стоит на ногах. У нее более 570 миллиардов долларов валютных резервов и 150 миллиардов в Фонде национального благосостояния, у нее уже несколько лет профицитный бюджет и постоянно профицитный торговый баланс.

Россия обеспечила свою продовольственную безопасность, на 99% покрывая потребность в продовольствии за счет собственного производства. Россия стала крупнейшим в мире экспортером зерна, провела огромную программу импортозамещения в промышленности, избавившись, в частности, от зависимости от Украины в поставках авиационных и судовых двигателей и большой номенклатуры комплектующих в оборонно-промышленном комплексе. Российские власти считают, что они способны эффективно работать в условиях резкого снижения цен на нефть в период от четырех до десяти лет.

Что касается обнуления президентских сроков Путина, то это делается для того, чтобы дать ему еще два срока возглавлять Россию. При очень высоких рейтингах Путина, скорее всего так и будет.

Cfyz: Скажите, нужен ли в правительстве Украины министр экономики, и страшен ли Украине экономический кризис, учитывая, что в Украине нет экономики? Основа экономики Украины – это заробитчане и олигархи. Я думаю, что они со своими экономическими вопросами разберутся самостоятельно, без министра.

Виктор Суслов: Если Украина хочет восстановить экономику, которая когда-то у нее была (а Украина ведь была одной из наиболее развитых промышленных стран в мире), то министр экономики нужен. Потому что нужно вырабатывать политику в сфере промышленности. Нужно восстанавливать машиностроение. Нужно развивать отрасли военно-промышленного комплекса. Нужно создавать условия для прихода прямых иностранных инвестиций. Многое нужно делать...

Заметьте, что бо́льшую часть проектов законов в сфере регулирования экономики готовит именно Министерство экономики.

Заробитчане – это не основа экономики Украины. Это – к сожалению, временный выход из ситуации для людей, которые не могут найти себе работу в украинской промышленности. Я думаю, что при эффективной работе украинского правительства и росте заработных плат в Украине эти люди вернутся на свое место в украинской экономике.

Михаил: Почему все парламентские партии уходят от темы о том, что в украинских торговых сетях преобладают товары, пришедшие по импорту, что ведет к возвращению денег гастарбайтеров туда, где они зарабатывались?

Виктор Суслов: Естественно, при покупке импорта в Украине средства, потраченные на покупку этого импорта, возвращаются тем, кто этот импорт произвел и поставил в Украину, то есть иностранным производителям. Поэтому сегодня украинской власти нужно больше думать об импортозамещении в связи с ухудшающейся валютной ситуацией. А также нужно налаживать в Украине производство тех товаров, которые мы сегодня вынуждены импортировать. И это должно быть целью всех парламентских партий.

Юрий: Наблюдаю за вами и удивляюсь. Почему вы так не любите Украину?

Виктор Суслов: Я люблю Украину. Но я не всегда люблю украинскую власть и часто критически отношусь к ее действиям. Я считаю, что нужно различать любовь к Украине и любовь к украинской власти. Любить власть – всегда приятно и выгодно, а критиковать ее – нередко опасно. Но кто-то же должен говорить правду.

Я люблю Квартал 95, но люблю его на сцене дворца "Украина", а не в системе власти. В конце концов каждый должен заниматься своим делом – тем делом, на которое он учился и которому посвятил свою жизнь.

Надежда Майная

Фото: архив Главреда

Зараз ви переглядаєте новину «Віктор Суслов: Те, що відбувається – нова форма глобальної економічної війни, а коронавірус – лише привід для її розкручування». Інші економічні новини читайте в розділі «Гроші». Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl + Enter. Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl + Enter
Підписуйтесь на наш канал в Telegram
Новини партнерів

Останні новини

Продовжуючи переглядати glavred.info, ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом , і погоджуєтеся c Політикою конфіденційності
Прийняти