Угроза сепаратизма или отказ от советских пережитков: есть ли "зрада" в сокращении районов

Эксперты рассказали Главреду, какие проблемы может создать для украинцев задуманная административно-территориальная реформа.

Украина,флаг
Эксперты рассказали, к каким проблемам готовиться украинцам в связи с сокращением количества районов / УНИАН

Продолжая реформу децентрализации, в Украине намерены пересмотреть административно-территориальное деление. И Министерство развития общин и территорий уже обнародовало карту – проект передела районов во всех областях.

В результате реформы количество районов во всех регионах страны должно существенно сократиться – с 490 до 118. При этом районы будут укрупнены.

Как заявил заместитель главы Минрегиона Вячеслав Негода, карта районов пока окончательно не утверждена, еще будут вноситься предложения и возможны правки.

Однако далеко не все украинцы в восторге от предложенных Минрегионом новаций. Одни опасаются сокращения бюджетников, другие – того, что ради получения элементарной справки придется теперь ездить за сотню километров в новый райцентр, третьи – того, что государственные услуги станут менее доступными, четвертые усмотрели в новом районировании угрозы сепаратизма.

Главред обратился к экспертам, чтобы выяснить, чем продиктована необходимость перекроить районы всех областей Украины, что это даст полезного, а также какие новые проблемы или неудобства может создать для населения.

В одном эксперты единодушны: районы как таковые являются советским пережитком, от которого необходимо избавляться, и административно-территориальное деление Украины должно быть осовременено. Также, по их словам, нам не избежать ряда проблем ни во время проведения реформы, ни после нее. Однако откровенной "зрады" в задуманном властью эксперты не видят.

Основным позитивом укрупнения районов является сокращение чрезмерно раздутого штата чиновников – их у нас слишком много, поскольку в Украине до сих пор сохраняется советская система районирования, которая строилась на количестве партийных ячеек коммунистической партии. Потому такой бардак. Аналогичную оптимизацию проводили многие страны, например, Польша, когда создавала воеводства и укрупняла территориальные единицы.

Если сокращение чиновников – это плюс, то сокращение врачей, учителей и всех остальных, что произойдет вследствие сокращения районов – это вопрос доступности социальных услуг для населения. Мы – не Польша и не Америка: к примеру, в тех же районах Полесья нет инфраструктуры, чтобы быстро добраться из одной части района до другой. Это чревато тем, что люди окажутся отрезаны от социальных услуг, а потому еще активней начнут уезжать, что усугубит и так плохую демографическую ситуацию.

Потому сокращение количества и укрупнение районов должно происходить параллельно с реализацией комплексной программой развития инфраструктуры. Это нужно для того, чтобы можно было быстро и качественно обслуживать людей в любой точке этого района.

Насколько сможет это обеспечить наш государственный аппарат? Мягко говоря, есть сомнения. У нас и так все работает не ахти, а после реформирования могут возникнуть новые проблемы в этой сфере. Все основные риски задуманной реформы связаны именно с этим.

А вот опасения, что в результате реформы появятся районы, где будет бо́льшая часть населения представлена каким-то одним этническим меньшинством, напрасны. Например, Закарпатье – и так есть Береговский район, где проживают в основном украинцы венгерского происхождения, и он существует с начала независимости Украины. А при новом районировании к Береговскому району будет присоединена часть другого района, где больше украинцев, соответственно, проблема снимется.

Но "патриоты", естественно, начали "танцевать" вокруг Зеленского – мол, он намерено создает едва ли не венгерский район. Однако все эти обвинения напрасны, никакой "зрады" в данном случае нет.

Идея сокращения районов – позитивная. Районы – это советский рудимент: в СССР с помощью райкома партии контролировали население определенной территории. С точки зрения экономики, район не выполняет никаких положительных функций: если в городах, поселках и городках, где люди проживают и работают, создается прибавочная стоимость, то такую надстройку как район нужно содержать отдельно.

Объединенные громады делают районы ненужными. Они выполняют все необходимые членам громады функции и удовлетворяют их потребности. Потому районы можно было не сокращать, а ликвидировать. А громады бы просто объединялись в области.

Не нужно опасаться, что после укрупнения районов людям придется ездить за 100 км, чтобы получить какую-то справку – электронная система автоматически решает все вопросы. И если пока в селах сделать что-то через интернет представляется проблемой, то теперь, с укрупнением и сокращением районов, просто ускорится процесс освоения интернета. Хотя поначалу люди будут недовольны из-за определенных неудобств и новшеств.

Однако позитивы налицо: сократится огромное количество тунеядцев – работников райадминистраций, районных налоговых и разного рода районных служб. По сути, все эти люди ничего не делали. Изменится и принцип формирования бюджета. Сейчас из центра на область приходят деньги в виде субвенций и дотаций, а областная администрация распределяет эти деньги дальше – на районы. В итоге, громадам ничего не остается. Теперь же главным источником формирования бюджета станет громада, и она будет бороться за свои источники доходов. И это хорошо. Правда, и основная нагрузка ляжет на объединенные громады: школы, больницы, детские учреждения, библиотеки, дороги, вся инфраструктура, экология, газо- и водопроводы, реки, озера, леса, коммунальное хозяйство.

С ноября в Украине может начаться супер-вакханалия – запускается колоссальной мощи процесс свободы и анархии в условиях второй волны коронавируса, финансово-экономического банкротства, прочей социальной нестабильности и недоверия к власти. В итоге, рано или поздно появятся хорошие громады и убыточные. Во втором случае на местах начнутся социальные взрывы, бунты, столкновения с Нацгвардией. Возможно, тогда придется выбирать шерифов, потому что громада не захочет терпеть бандитов и извращенцев-полицейских, которые насилуют и пытают людей на допросах, как в Кагарлыке (таких полицейских в громадах будет ждать суд Линча).

Из-за грядущего сокращения районов, в частности, на Закарпатье запаниковали, опасаясь создания венгерской автономии в Береговском районе. Однако, на самом деле, запланированное в этой области деление не создаст районов, где будет большинство венгров. Будет наоборот – Берегово станет антивенгерским, потому что в состав вновь созданного Береговского района войдут не только населенные пункты, где проживают венгры, но и пункты, где проживают русины и украинцы.

Когда вместо 490 районов у нас их будет 118, основной единицей, с которой Киев перейдет на прямые межбюджетные отношения, станет громада.

К теме административно-территориальной реформы не раз пытались подступиться: и Вячеслав Черновол, и Роман Безсмертный в 2005 году, и при Януковиче в 2013 году предлагалось перейти к иному региональному делению. Но эта административно-территориальная реформа заработала себе недобрую репутацию темы, на которой можно политически "сломать себе шею" и заработать врагов. Она потенциально очень конфликтна.

Например, Умань находится на краю одного района, а работники предприятий приезжают туда из других районов. Будет ли у соседних с Уманью громад интерес субсидировать тот же общественный транспорт другой громады? Вряд ли.

Кроме того, административно-территориальная реформа приведет к сокращению массы врачей, учителей, то есть бюджетников. Это будет прямое следствие политики децентрализации.

Так что это палка о двух концах. С одной стороны, такую реформу нужно было проводить давно, поскольку на административно-территориальная схема, которую мы получили в наследство от СССР, устарела и не отвечает реалиям. Но, с другой стороны, провести децентрализацию и административно-территориальную реформу, сократив количество денег у себя в кармане, наши центральные власти не хотят и стремятся сохранить в своих руках рычаги воздействия. Пока что децентрализация не изменила порядок бюджетных отношений, а бюджеты должны строиться снизу-вверх. А, значит, эта темя будет потенциальным источником конфликтов, и осенью начнутся выступления с лозунгом "Вся власть и полномочия громадам!".

Для власти Зеленского административно-территориальная реформа – это очень рискованный в преддверии местных выборов шаг, поскольку президент может оказаться крайним в этой ситуации: любые чиновники будут пенять на него, списывая свое собственное воровство, коррупцию и некомпетентность. Уже сейчас на Закарпатье возмутились по поводу грядущей реформы, в частности, создания Береговского района, который может стать венгерским. Думаю, подобная проблема будет актуальна не только для Закарпатья, но и для Одесской области (в Болградском районе компактно проживают болгары), и для Буковины (там компактно проживают румыны). Это – еще одна из причин, почему эта тема потенциально взрывоопасна.

Есть объективные предпосылки для проведения административно-территориальной реформы: сокращение количества сельского населения, миграция сельских жителей в города, затухание небольших населенных пунктов, невозможность государства и местных общин обслуживать инфраструктуру в небольших населенных пунктах. Потому возникла необходимость укрупнения административных единиц в Украине.

Мы начали реформу с создания территориальных громад, однако не изменили при этом Конституцию, где закреплено деление на районы, а не громады. Причем создавались громады не в одночасье, а по мере согласования с региональными элитами. Некоторые ОГА сопротивлялись. Например, так было на Закарпатье, где этому противился тогдашний глава обладминистрации Геннадий Москаль. В итоге, где-то эти громады в областях были созданы, где-то – нет.

Перед местными выборами возникнет дилемма. В Конституции прописано районное деление, а, значит, выборы должны пройти и в районные администрации тоже. Однако новое административно-территориальное устройство (с громадами) не предусматривает этого. Нужно закончить как-то этот процесс, иначе возникнет двойное подчинение и сложится непонятная ситуация между вновь созданными громадами и районами: кто за что отвечает, у кого какие полномочия. Этот вопрос должно быть решен до местных выборов.

Если не внести изменения в Конституцию, в будущем мы столкнемся с массой противоречий, и тогда определенных решения громад могут быть оспорены районами в Конституционном суде. Потому что громады не прописаны в Конституции.

Предыдущая власть закрыла глаза на это и пошла вопреки Конституции, а точнее в обход нее. Вызов для новой власти – решить, что делать: продолжать ли путь предшественников, действуя неконституционно, или внести изменения в Основной Закон.

Ситуация с Закарпатьем требует отдельного разъяснения. Сейчас один из районов Закарпатья – Береговский, уже имеющийся в наличии, на 76% состоит из этнических венгров. По новой схеме хотят создать 5 районов на Закарпатье, но при этом нигде не будут объединены в один все места компактного проживания украинских венгров. Береговский район объединится с Виноградовским, где венгров всего 26%. А потому новое районирование, которое сейчас предлагается на Закарпатье, приведет к тому, что, наоборот, ни в одном из новых районов теперь не будет венгерского большинства! В итоге, в укрупненном Береговском районе венгры составят только 40%, а 60% украинцы.

Так что на Закарпатье не будет ни одного района с венгерским этническим большинством. А, значит, впредь, не будет даже теоретических оснований для какой-либо сепарации.

Сейчас вы просматриваете новость «Угроза сепаратизма или отказ от советских пережитков: есть ли «зрада» в сокращении районов». Другие новости Украины читайте в разделе «Украина». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять