"Іди туди і бий того": чим загрожує закриття лікарень в Україні

Лікарі стурбовані тим, що з 1 квітня малозабезпечені хворі на туберкульоз та люди з психічними розладами можуть опинитися на вулиці через недостатнє фінансування.

Новая инфекционная больница
З 1 квітня в Україні стартує другий етап медреформи / Прес-служба Уряду

С 1 апреля в Украине стартует второй этап медреформы. С этого момента, в Украине в полном объеме должна заработать новая Программа медицинских гарантий, то есть перечня медицинских услуг, которые государство в лице Национальной службы здоровья (НСЗУ) оплачивает по контракту конкретной больнице и каждому украинцу, который в ней лечится после заключения.

Новый этап медреформы затронет, помимо ранее частично реформированного первичного звена (поликлиник и служб экстренной помощи), амбулатории, стационары, учреждения паллиативной помощи и реабилитации.

Поскольку сумма, выделяемая в целом на финансирование медицины из госбюджета, с прошлого года практически не изменилась, на деле, как объясняют опрошенные Главредом эксперты, это уже спровоцировало закрытие ряда медучреждений в разных областях страны. В частности, уже стали закрываться туберкулезные диспансеры и психиатрические больницы. И последствия этого могут быть плачевными.

Что произойдет с 1 апреля

Новый этап медреформы затронет, помимо ранее частично реформированного первичного звена (поликлиник и служб экстренной помощи), амбулатории, стационары, учреждения паллиативной помощи и реабилитации.

И вот тут и кроется подвох. Если, к примеру, говорить о больницах, то до недавнего времени в Украине существовало понятие оплаты в них не за конкретные медицинские услуги, которые получает пациент, а за койко-места. То есть, любая больница или поликлиника получала определенную часть госфинансирования, исходя из того количества человек, которых она могла у себя обследовать и лечить.

И исходя из этого же показателя составлялось штатное расписание, согласно которому в любой больнице было установленное количество персонала - врачей, медсестер и санитарок. Как раз за счет государственных субвенций на местах, как правило, решались вопросы оплаты труда этих сотрудников и обеспечения пациентов медикаментами. В эту же сумму входило и финансирование так называемых социальных коек, благодаря которым в больницах могли лечить малообеспеченных людей. Также часть финансов больницам выделяли из местных бюджетов.

Правда, нередки и случаи, когда сумма госфинансирования превышала количество реально лечащихся в учреждениях больных и некоторые больницы откровенно этим спекулировали. И видимо, чтобы исключить этот фактор, в МОЗ решили прекратить подобную практики и начиная со второго квартала 2020 года койко-места оплачивать больницам перестанут.

Повезет лишь тем больницам, которые попали в правительственный список так называемых опорных больниц - то есть, нескольких медучреждений в каждой области, где будут оказывать наибольший спектр медуслуг.

Как следствие, сейчас, из-за урезания финансов районным больницам и поликлиникам, которые оказались под ударом и вне списка Кабмина, стало труднее сводить концы с концами. И, чтобы вкладываться в выделяемый им бюджет, у многих не осталось другого выбора, как переводить врачей на полставки и, если те не согласны, их увольнять.

Некуда девать и некому лечить

Но куда тяжелее это отражается на социально незащищенных пациентах этих больниц, так как на их лечение денег у больниц просто нет.

Советник министра здравоохранения, доктор медицинских наук, завкафедрой инфекционных болезней медуниверситета имени Богомольца Ольга Голубовская отмечает, что на самом деле, те же туберкулезные диспансеры уже давно требуют переукомплектации, но в нынешнем виде такая оптимизация грозит еще большей катастрофой. По ее словам, вместо содержания туберкулезных диспансеров в МОЗ предлагают переложить всю ответственность за наблюдение за больными туберкулезом на семейных врачей.

"Украина - страна эпидемий и вакциноуправляемых болезней. Поэтому такая модель, где на семейных врачей возлагается наблюдение больных туберкулезом, приемлема только в развитых странах, так как там в принципе единицы больных, а больные с мультирезистентным туберкулезом сидят под замком. У нас же самая настоящая эпидемия туберкулеза – в Украине от туберкулеза каждый месяц погибает 350 человек. Скоро мы так до 19 века дойдем", - говорит Голубовская.

По ее мнению, если в Украине существенно сократится количество таких диспансеров, где ранее лечили больных туберкулезом (часто - без определенного места жительства), то их попросту придется вернуть в среду, где они ранее заразились и тем самым подвергнуть опасности заражения здоровых людей.

читайте такожБідні просто вимруть: чому медреформа - неприкритий геноцид українців

"Не зря были созданы тубдиспансеры, так как больных там лечили и кормили. Если этих полуголодных людей выпустить с туберкулезом на улицу, то излечить такого человека, если его не накормить, невозможно, поскольку попросту не будет иммунитета. И потому я полностью разделяю обеспокоенность коллег-медиков о возможном росте заболеваемости", - говорит Голубовская.

Соглашается с коллегой и директор областного коммунального объединения "Фтизиатрия", заслуженный врач Украины, доктор медицинских наук, профессор Дмитрий Крыжановский.

По его словам, тот принцип, по которому сейчас объединяют тубдиспансеры, в корне неверный и лишь усилит заболеваемость.

"Как сейчас их объединяют? Например, больницу в Никополе объединяют с больницей в Кривом Рогу или с Каменским. Но тогда больному негде будет лечиться – то есть, ему придется либо лечиться по месту проживания, либо ехать за 250 км в новое объединенное учреждение. И это при сегодняшних транспортных возможностях и финансовом обеспечении, поскольку львиная доля больных туберкулезом – асоциальные и социально незащищенные люди", - добавляет доктор.

Крыжановский также отмечает, что по состоянию на конец февраля, на уровне Кабмина была принята Стратегия, в которой не предусмотрены конкретные возможности для финансирования.

"У меня такое ощущение, что в самом министерстве здравоохранения до конца не понимают, что делают. Они не могут объяснить, откуда они взяли цифры, которые нам озвучивают как окончательные и которые выделяет государство на лечение больных туберкулезом. Сейчас в тубдиспансерах, как правило, содержатся люди с заразными формами туберкулеза. А врачам говорят о том, что больным, у которых открытые формы туберкулеза, после прохождения лечения в стационаре и прекращения у больного бактериовыделения, отправлять их долечивать домой. Но для этого социальные службы должны нам сказать, есть ли у этого человека дома подходящие для этого условия или есть ли у него вообще дом. Или он, как и многие из наших больных, без определенного места жительства? Так куда его тогда возвращать – в ту социальную среду, где он заболел и где нет никаких условий?", - задается вопросом эксперт.

В то же время, так как из-за уменьшения финансирования вопрос зарплат стал крайне остро для медиков, эксперты предупреждают, что после оптимизации пациентов с туберкулезом (не говоря уже о других заболеваниях) вскоре просто некому будет лечить.

"У нас сокращают количество койко-мест, под которые ранее набирался штат персонала – врачей, медсестер, санитарок и т.д. И если их будут уменьшать, то будут уменьшать и штат. И человек, который работает сейчас в медучреждениях, не станет дожидаться, пока его выставят на улицу голодным на улицу без каких-то перспектив трудоустройства. Те, кто помоложе, выезжают из страны, переквалифицируются и идут работать на другие специальности, где можно заработать какую-то копейку для себя. И назад они уже не вернутся. А это обученные люди, приспособленные к работе с отечественным пациентом – больными с заразными формами туберкулеза, асоциальными больными, с формами, усугубленными приемом наркотиков, алкоголя, прошедшие через места лишения свободы – все это составляющие, которые накладывают определенный отпечаток в характер самой работы", - говорит Крыжановский.

"Если их выбросят, то шизофрения может возобладать"

Та же ситуация и в сфере психиатрии. Психиатр, правозащитник, бывший политзаключённый, диссидент, общественный деятель Семен Глузман объясняет, что специализированные интернаты уже сейчас переполнены (уровень заполнения в них порядка 150%), в случае закрытия более массового закрытия психиатрических лечебниц или, как это называют в МОЗ оптимизацией, тем, кто проходит в них лечение, будет некуда пойти.

"По факту больницы не закрываются, а сокращаются. Главная причина – отсутствие финансирования. Только зачем нужно забирать деньги у этих несчастных, если в Украине есть масса миллиардеров? Но ведь они же лгут в том, что они частично сокращают финансирование, а остальное на местах возьмут у себя. Но, как вы понимаете, местные бюджеты очень готовы к тому, чтобы давать на это деньги.

И потому граждане уже в ближайшее время будут на улице, потому что те учреждения, которые у нас остались от СССР, тоже переполнены. Во всем цивилизованном мире между психбольницей и интернатом есть еще достаточное количество промежуточных звеньев – общежития для больных, дома на полпути, сестринские дома и прочие, содержание которых дешевле, чем больницы и интернаты", - говорит Главреду Глузман.

читайте такожОперація "Утилізація": медреформа знищить 70% лікарень в УкраїніПо его словам, в большинстве случаев, врачи не могут содержать на лечении пациента больше одного месяца – по истечению этого срока его также должны возвращать в их семьи. Но тех, кого не хотят забирать назад в семью, главврачи больниц под свою ответственность часто искусственно продлевали их пребывание за счет наличия социальных коек.

"Куда таких людей выбросит главврач? Семьи, если они сохранились, не хотят их видеть, промежуточных звеньев, особенно в небольших городках и деревнях тоже нет. И главные врачи их не выписывали и часто даже обманывали государство, так как формально этих людей выписывали, а на следующий день больной снова поступал, поскольку их просто некуда было отдать.

Нельзя делать реформу, не просчитав ее последствия – так только Супрун могла. Представители этой власти хотя бы знают, что на это нужны деньги и что легче всего их отобрать у туберкулезников и психически больных.

Если мы говорим о психически больных, то, когда они находятся на лечении в учреждениях, им дают какие-то медикаменты. А если их выбросят, то шизофрения может возобладать и голос в голове будет им говорить: "Иди туда и бей того". Это серьезная болезнь. И в противном случае дойдет до того, что на улице и лестничных клетках больные будут умирать с голоду", - резюмирует Глузман.

Анастасия Заремба

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl + Enter
Підписуйтесь на наш канал в Telegram
Новини партнерів

Останні новини

Продовжуючи переглядати glavred.info, ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом , і погоджуєтеся c Політикою конфіденційності
Прийняти