Когда закончится война и что остановит Путина – полковник запаса Жданов

Наступает самая тяжёлая фаза войны с Россией – фаза продвижения украинских сил вперёд, считает военный эксперт.

Россия применяет в Украине сирийскую тактику, стирая города с лица земли
Война с Россией – не на годы, а на несколько месяцев / Макс Левин

Уже больше половины месяца Украина противостоит российскому вторжению, причем весьма успешно. План Кремля, предполагавший быструю победу и теплый прием оккупантов украинцами, с треском провалился. Впрочем, "теплый прием" оказан – танки, самолеты и прочая военная техника противника горят за милую душу. Украинская армия сумела остановить наступление российских войск. Однако противник планомерно продолжает разрушать украинские города, забрасывая их бомбами и ракетами, убивая тысячами мирных жителей и сравнивая с землей инфраструктуру.

Чтобы разобраться в том, как дальше могут развиваться события на украинском театре боевых действий, каковы шансы Украины на победу, когда война может закончиться, а также заинтересован ли Запад в быстром поражении России, Главред обратился к полковнику запаса, военному эксперту Олегу Жданову.

– Россия готовилась к блицкригу, но не сложилось, ее план А провалился. Если судить по поведению РФ и ее войск, то к чему Москва готовится теперь, какой у нее план Б?

– Россия пытается реализовать два плана параллельно.

Первый из них – продолжение наступления. Судя по позиции Лаврова на переговорах и по ситуации в Кремле, Путин всё ещё надеется, что ещё один удар, ещё один бросок - и они возьмут Киев, Мариуполь, и победа будет за Россией.

Второй план пытаются осуществить российские военные. Вообще, складывается впечатление, что политическое руководство РФ не владеет полной информацией и не представляет реальную военную картину, которая сложилась в Украине. Российские военные пытаются реализовать план перехода к обороне и закрепления на тех рубежах, которых они достигли на сегодняшний день. Последняя попытка наступления была под Броварами, которую мы успешно отразили, нанеся огромные потери противнику – там полег полк вместе с командиром. Причем воинская часть, которая была разгромлена, была именитой. Часто названия частей, которые РФ отправила в Украину, занимают два абзаца: столько орденов, столько красных знамён – выходит, что часть имени всех святых и великих полководцев! А на деле танки горят одинаково – что танки простой дивизии, что титулованной.

Читайте такжеПочему не стоит рассчитывать на "группу табакерочников" в России

– К чему, на ваш взгляд, сейчас сводятся задача минимум и задача максимум Кремля в этой войне? Чего он намерен достичь?

– Задача максимум Кремля в этой войне на сегодняшний день сводится к пробитию сухопутного коридора в Крым. Поэтому Мариуполь – это ключевой город и для России, и для нас. Нам нужно Мариуполь удержать, россиянам – взять.

Задача минимум – закрепиться на тех рубежах, которые есть на данный момент, и собрать хоть какой-то резерв для удержания этих рубежей. А с этим у России проблемы: там дошли до того, что добровольцев вербуют в колониях общего режима, поскольку скрытая мобилизация в Краснодарском крае положительного результата не дала – желающих прийти в военкомат и поехать повоевать в Украину оказалось очень и очень мало.

Олег Жданов
Олег Жданов / Главред

– Закрепиться на рубежах… А дальше?

– А дальше торговаться. России уже сейчас нужна серьёзная пауза хотя бы на месяц-два, чтобы собрать необходимый резерв, обучить его, подтянуть, поставить в строй, перебросить войска.

Россия не остановится. Там и близко нет мысли, что надо отступать или капитулировать. Они хотят взять гарантированную паузу, то есть быть уверенными, что мы не будем наступать.

Пока Путин у власти, Россия ни на какие уступки не пойдет. Путин будет в пожарном режиме собирать боеспособные части, их осколки, комплектовать их кем угодно.

В Мариуполе ситуация дикая. Перед нашими позициями поле усеяно трупами, но россияне не хотят их собрать – они по трупам своих же солдат идут в атаку.

Они идут в лобовую, как в 1941 году, и пытаются забросать телами наши позиции. Я не говорю о гуманизме или хоть о каком-то здравом смысле. То, что вытворяют россияне, и то, какой ценой они готовы брать победу, за гранью человеческого понимания.

– Сколько, по вашему мнению, может продлиться горячая фаза войны?

– Сейчас лишь первый этап горячей фазы, и нам удалось остановить наступление. До кульминации мы еще не дошли.

Второй этап – когда нам придется переходить в контрнаступление. Вот тут и будет горячее всего, потому что вести наступательные бои намного тяжелее, чем оборонительные. Если будет подпитка противника резервами, то нам будет тяжело. Однако, если мы построим свое наступление более грамотно, сможем избежать больших потерь и немного облегчить себе задачу. Но горячая фаза войны ещё впереди.

Читайте такжеКак война в Украине отбросила Россию на обочину цивилизации

– То есть те оптимисты, которые утверждают, что война закончится через пару недель, и Путин будет вынужден сесть за стол переговоров, очень преувеличивают?

– Да, такие прогнозы слишком оптимистичны.

Впрочем, есть один вариант, при котором все может закончиться через пару недель – если кто-то в бункере ликвидирует Путина. Вот тогда в России будет новая элита, переходное правительство, какой-нибудь временный комитет спасения РФ… Тогда Россия может договориться с нами о том, что она полностью выводит свои войска с нашей территории, причем и с Донбасса, и с Крыма.

Такой вариант возможен, но его вероятность – 50/50.

Путин понимает ситуацию, потому и прячется в бункере, никого к себе не подпуская. К нему попасть можно только через карантин. Охраняет Путина его личная охрана, а это люди, которые специально подобраны по преданности, надёжности, сто раз проверенные, которые ходят и приглядывают друг за другом.

Поэтому я бы не был столь оптимистичным. Освобождение территории Украины – это будет тяжёлый ратный труд наших Вооруженных сил.

Хотя, конечно, российским командирам будет непросто удержать ситуацию в плане бунта солдат. А бунты уже назревают в тех частях, которые потерпели от нас поражение. Пример - разгром под Броварами: один полк противника мы разбили, и второй собирал в кучу остатки первого. Они увидели, во что превратился такой же точно полк на точно таких же танках. Подобные вещи очень деморализуют личный состав.

Там, где ситуация будет выходить из-под контроля, противник будет просто бросать технику, прыгать в грузовики и стараться выехать с территории Украины, понимая, что их не сегодня-завтра убьют или возьмут в плен.

Там, где офицеры ВС РФ смогут удерживать солдат от бунта и бегства, мы будем встречать ожесточенное сопротивление. Они будут понимать, что это их последний бой, что у них ситуация либо пан, либо пропал.

Читайте такжеСаркофаг лжи: что станет причиной смерти чекистского монстра Путина

– Хватит ли у России сил – и личного состава, и техники – для того, чтобы продолжать горячую фазу месяц или дольше?

– Думаю, да. По данным Центра оборонных стратегий, на территорию Украины вошло около 160 тысяч личного состава, четвертая часть (примерно 40 тысяч) – это не боевые части, а Росгвардия, ОМОН, СОБР, КОРД, то есть полицейская миссия. Они же рассчитывали на блицкриг и на то, что сразу придется устанавливать правовой режим РФ, как они сейчас делают в Херсоне, Бердянске и т.д.

То есть боевых частей на территории Украины около 120 тысяч. Если рассчитывать, что мы нанесли им до 30% потерь, т.е. порядка 25-30 тысяч, то боевых частей осталось ещё 80-90 тысяч. Это довольно большая цифра. Такие части реально могут оказывать сопротивление в позиционной войне.

Опять пример атаки на Бровары – по радиоперехвату было понятно, что противник откатился в соседнее село и получил приказ окапываться. То есть они садятся в глухую оборону, понимая, что наступать уже не могут, а вот занять оборону, чтобы их не выбили с занимаемой позиции – вполне. Именно этим они сейчас и занимаются.

Однако устойчивость их обороны будет зависеть от снабжения и подпитки ресурсами. Если говорить о ресурсах, то пока что Путин может поставлять лишь "пушечное мясо". Личный состав, который они будут завозить на грузовиках, автобусах для восполнения потерь – это действительно будет пушечное мясо, потому что эти люди если и пройдут военную подготовку, то ускоренную, то есть ать-два на плацу, пара выстрелов из автомата, вот уже и солдат. Каску на голову – и вперёд, в окопы.

Сколько Путин сможет так собирать толпу – сказать очень трудно. Это будет зависеть от настроений в самой России. Хотя потихоньку они там меняются в нашу пользу – антивоенная волна поднимается все больше и больше, потому что похоронок приходит все больше. Тел нет, а похоронки идут.

Так что наступает самая тяжёлая фаза войны – фаза продвижения наших сил вперёд.

– Может ли сейчас ситуация быть заморожена Россией? То есть может ли у нас образоваться, условно говоря, Приднестровье или Донбасс (в бо́льших масштабах) и замереть на годы?

– К сожалению, да, это возможно. Россия может прибегнуть к варианту заморозки конфликта.

Со времён первобытного человека никто не придумал третьего способа окончания войны, их только два – победа и поражение. Да и то, нет гарантий, что повергнутый враг через время не начнет собирать силы на новую войну...

Если мы опять подпишем какой-то меморандум, условно говоря, Минск-3, Донбасс-1 или Крым-1, это просто отложит войну на несколько месяцев. А следующая война будет намного кровавее и жёстче, чем нынешняя.

У нас есть только один шанс окончить эту войну с более-менее победным результатом. Именно поэтому нам ни в коем случае нельзя идти ни на какие уступки сейчас, иначе мы все проиграем. Запад нас не сможет удержать, если мы сами пойдем на уступки.

Олег Жданов
Олег Жданов / Главред

– Города, которые подвергаются наиболее жёстким и частым обстрелам: Волноваха, Мариуполь, Чернигов, Харьков, Гостомель, Ирпень, Буча… Для чего Россия так упорно и планомерно пытается стереть эти города с лица земли?

– Россия применяет сирийскую тактику. На поле боя она боится с нами сражаться, избегает прямого столкновения с ВСУ, понимая, что шансов на успех практически нет. Поэтому РФ решила утюжить города и убивать как можно больше мирного населения, чтобы оставшиеся люди вынуждали руководство страны идти на капитуляцию и мир любой ценой.

Поэтому наносятся удары по больницам, роддомам, коммуникациям… Целенаправленно стараются оставить города без тепла, света и воды, т.е. создать условия гуманитарной катастрофы.

– Много говорится о возможности использования Россией химического и бактериологического оружия – как вы считаете, может ли РФ пойти на их использование против Украины?

– К сожалению, может. Ядерный шантаж России не совсем удался ей не принес результатов ни захват Чернобыльской АЭС, ни захват Южноукраинской станции. Потому РФ ударилась в тему биологического или химического оружия. Возвращаясь к опыту той же Сирии, у России богатейший опыт применения подобного оружия.

Россия вполне может применить химическое и бактериологическое оружие, допустим, на Донбассе – в Луганске, Донецке или каком-нибудь другом населенном пункте, который контролирует РФ, чтобы обвинить в этом Украину. Но опять-таки это будет игра в одни ворота, даже больше – выстрел России себе в ногу.

На сегодняшний день вся мировая пресса аккредитовала столько своих журналистов в Украине, и они видят реальную картину и наши возможности, знают, что у нас нет химического оружия. К тому же, если бы такое оружие и было, его применение Украиной было бы заметно для СМИ, не говоря уж о разведке западных стран.

Но Россия упорствует и пытается навязать эти нарративы. Лавров же утверждает, что Россия ни на кого не собирается нападать, и на Украину она не нападала.

По такому принципу Россия может действовать и дальше. Такая картинка может работать если не на международной арене, то на внутреннего потребителя. России нужен сейчас какой-то очень жестокий акт, вину за который она возложит на Украину, чтобы запугать свое общество и принудить его идти воевать с нами. Так российское руководство попытается переломить волну антивоенных настроений на промилитаристские.

Читайте такжеХромое обоснование войны в Украине, или Почему российская пропаганда рассчитана на дебилов

– Вы упомянули ядерный шантаж, к которому прибегает Россия. Как вы считаете, способен ли Путин нанести ядерный удар, или это просто запугивание?

– Нет, это не пустые слова. Вполне вероятно, что Путин нанесет превентивный ядерный удар. Такую угрозу нельзя сбрасывать со счетов. Впрочем, это будет уже крайняя мера. Путин прибегнет к этому тогда, когда будет понимать, что проигрыш не за горами.

Вспомните Гитлера весной 1945-го – он до последнего дня верил в оружие возмездия. Он считал, что, если его учёные сделают ядерный заряд, он тут же сбросит атомную бомбу на союзников и скажет им: "Сдавайтесь, я выиграл войну". Такой же самый расчет и у Путина.

Скорее всего, ядерное оружие может быть применено Путиным по какому-нибудь отдельно стоящему объекту НАТО как превентивный удар для запугивания. Однако это будет иметь страшные последствия, потому что НАТО ответит таким же превентивным ударом по территории России, по какому-нибудь российскому объекту где-то в глубине территории.

Один из способов предотвращения этого сценария – это нарушение вертикали управления, то есть команда от Путина до пусковой установки может не дойти, потеряться. На сегодняшний день это, к сожалению, самый вероятный сценарий предотвращения ядерной войны. Потому что во всем остальном пока что вертикаль военного управления работает более-менее нормально.

– Какова вероятность штурма Киева? Почему противник медлит, хотя давно это планировал? Да и чем может закончиться какая-либо операция России против Киева? Достаточно ли у нее сил, чтобы осуществить результативные действия относительно столицы?

– Проблема России как раз в том, что у нее нет достаточных сил для штурма Киева. Да и вообще, вопрос штурма Киева сейчас не стоит на повестке дня.

Для того, чтобы штурмовать Киев, нужно было все 120 тысяч солдат, полный состав боевых частей, вести на Киев. Это могло бы обеспечить полную осаду города, но не его штурм.

Россияне пытались продвинуться, чтобы взять Киев хотя бы в полукольцо. Но после дня, когда силы противника были разбиты под Броварами, и когда был восстановлен контроль над Гостомелем, даже такие попытки уже невозможны. То есть мы постепенно отодвигаем противника от Киева.

Если они не могут взять Киев в осаду, то о каком штурме речь? Сейчас на всех направлениях они будут окапываться и переходить к обороне.

Вопрос штурма Киева сейчас не стоит на повестке дня
У России нет достаточных сил для штурма Киева / Фото Reuters

– Способны ли мы имеющимися силами заставить Россию отступить?

– Да, у нас точно есть такая возможность, такой шанс. Мы ведь ещё не задействовали резервы и две недели воевали теми вооруженными силами, которые были на момент вторжения. Мы их только подпитываем личным составом, т.е. восполняем потери в рядах наших ВС. Но резерв мы ещё не вводили в бой.

При этом Генштаб ведёт очень грамотное планирование боевых действий. Мы избрали метод маневренной обороны, т.е. маневренными группами и маневрами огнем изматываем противника, нанося ему ощутимый ущерб. За полмесяца войны нет ни одного примера, когда бы мы попали в засаду, когда бы нас разгромили или где бы кто-то попал в окружение. Ни одного примера. А с российской стороны – повсеместно. Если не в колоннах, то в районах сосредоточения мы их постоянно громим.

Кстати, думаю, такой метод будет продолжен в плане наступательных действий. Рейдовые отряды и группы могут вполне успешно громить врага, обходить его с фланга, с тыла для разгрома и продвигаться потихоньку вперёд. К слову, в 2014 году мы проводили такие рейдовые действия, и они показали довольно хороший результат, чтобы не идти в лобовую атаку, и максимально сберечь людей. Поэтому Генштаб работает хорошо.

Не в последнюю очередь это заслуга президента Зеленского, потому что он в первый год своей каденции полностью сменил генералитет в Генштабе. И это полностью изменило атмосферу и подход к организации, планированию и ведению боевых действий. Это был очень правильный шаг, который дал нам сегодняшний успех.

Читайте такжеКак развалить путинскую Россию: что есть и чего не хватает

– А что касается вооружений и техники?

– Запасов и того, и другого у нас предостаточно. Плюс поступает достаточная помощь партнёров.

Плюс за счёт того, что у нас техника и вооружения советского образца, как и у РФ, не остается без дела захваченная техника.

Среди военных сейчас самая расхожая шутка: главный поставщик техники и вооружения в ВСУ – это российская армия.

– Может ли наша армия использовать трофейную технику? Или она как-то "запаролена"?

– Может и использует. Обратите внимание, мы очень эффективно стягиваем все, что более-менее уцелело после боя. Если техника исправная, то она сразу становится в бой, и нет проблем, чтобы управлять ею – образцы техники советские. Да, есть какая-то модернизация, но она не даёт возможности поставить на танки такую блокировку, которую бы было невозможно обойти.

Тем более, часто мы захватываем технику в боевых условиях, когда солдат выскочил из нее и убежал в лес (если, конечно, остался цел). Все, что заводится, идёт в наше войско своим ходом, все, что не заводится – стягивается. У нас уже принят закон о трофеях, который позволяет нам использовать все, что было захвачено в бою. То есть все это мы можем использовать в своих интересах: все становится в строй, все сразу стреляет.

У нас есть боеприпасы и для Т80, и для Т72. Есть у нас и обученные специалисты. Об артиллерии я даже не говорю. Системы ПВО – та же история.

Единственное исключение – трофейные новые "Панцири", но я уверен, что наши специалисты быстро с ним разберутся.

Так что мы все берём с собой, все используем в своих целях, а при разгроме колонн даже собираем боеприпасы. Всё идёт в ход.

Читайте такжеПочему США дадут Украине еще тысячи Джавелинов, но не 25 старых МИГ-29

– Как вы оцениваете эффективность тех санкций, которые против России, вводит Запад? Понятно, что санкции – это игра в долгую, и Россия так быстро, как у нас многие ждут, не рухнет, ничего с ней не случится в ближайшую неделю-две. Есть ли в них какой-то смысл? И в дальнейшем на какую поддержку Запада может ещё рассчитывать Украина – закрытие неба, помощь самолётами и т.д?

– Игра идёт на геополитическом уровне. Главная задача Запада – выбить Россию с международной политической арены, сделать ее страной третьего мира, сырьевым придатком.

Поэтому, вы совершенно правы, все санкции – это игра в долгую. К тому же, санкции ещё не введены в полном объёме. Например, отключение от SWIFT – не все банки России отключены от этой системы. Тем не менее, даже китайские нефтетрейдеры, сославшись на то, что теперь не работает SWIFT, и они не могут оплатить, отказались от покупки российской нефти. Так завуалировано они поддержали санкции, но при этом не вводили свои. Китай – это отдельная история, это очень хитрое государство.

Главная задача Запада – довести ситуации в России до смены политического режима и максимально экономически ослабить ее, чтобы она больше не играла такой ключевой роли на международной арене.

В развале России Запад не заинтересован. Первый, кто будет стоять на страже целостности РФ и следить, чтобы она не развалилась – это США. Штатам нужен образ врага, иначе не нужно будет НАТО, и Альянс может развалиться. Но при этом враг должен быть неопасным, то есть российский медведь должен рычать, но быть без клыков и когтей, он должен становиться на задние лапы, рычать, но при этом не кусаться и не царапаться.

Что касается Украины, то Запад сделает все, чтобы мы не проиграли эту войну.

Да, есть какие-то бюрократические проволочки и страх перед Путиным. Путин пригрозил полякам, что ударит по Варшаве атомной бомбой, если они передадут нам самолёты, вот и начался весь сыр-бор, тяни-толкай – даём самолёты, не даём… Потому Польша готова отдать самолёты НАТО, а НАТО чтобы передавало их Украине. Поляков можно понять: они боятся, потому что они пока не в бою, не в войне.

У нас уже нет страха, у нас ситуация или пан, или пропал, мы должны идти до конца. А у Польши и Запада в целом ещё этот страх перед Россией есть.

Но я не сомневаюсь, что на Западе найдут способ, как усилить воздушный компонент наших ВСУ, максимально защитить небо, не закрывая его. На закрытие неба я даже не надеюсь. Все четко и понятно: НАТО заявило, что не собирается вступать в прямое боевое противостояние с Россией. Запад любит загребать жар чужими руками: Украина сражается с Россией, а западные страны подносят нам боеприпасы. Так и будет оставаться.

– С вашей точки зрения, США или коллективный Запад заинтересованы в скорейшем прекращении войны в Украине или ее затягивании до того момента, пока они не достигнут своих собственных целей?

– Запад заинтересован затягивать войну до того момента, пока не достигнет своих собственных целей. Первая его цель – смена политического режима в России, вторая – дефолт России и обрушение ее экономики, чтобы РФ осталась исключительно сырьевым придатком.

В эту канву хорошо ложится объяснение, почему нам не дают ПВО или авиацию. Они видят, что мы хорошо держимся за счёт своих собственных сил, и поэтому не спешат все это нам давать, чтобы мы не нанесли максимальный ущерб ВС РФ слишком быстро. Мы вынуждены наносить ущерб сухопутной группировке в противовес того, что проигрываем в воздухе, и они бомбят наши города.

А американцы ждут. Когда ситуация будет критическая, нам сразу дадут самолёты, и мы сможем защитить свое небо. Даже такими поставками Штаты могут регулировать ход кампании, чтобы она не закончилась завтра.

– То есть Западу не нужна быстрая победа Украины?

– Не нужна. Ему нужно максимальное ослабление России. Это главная геостратегическая цель не только США, но и всего Запада. Чтобы Путин не диктовал условия.

С Путиным Запад вообще не хочет разговаривать. Путин ведёт игру в золотую карточку: купите меня дорого, и тот, кто меня купит за дорого, тот и победит в мировом противостоянии. Так вот США сегодня эту возможность для России ликвидируют через смену политического режима, развал экономики, обвал финансовой системы. Пока все это не состоится, мы, к сожалению, будем продолжать войну.

Впрочем, думаю, война – не на годы, а на несколько месяцев. Рискну предположить, что к сентябрю мы сможем закончить эту войну.

– Какую позицию будет занимать Китай в этой истории?

– Китай всегда занимает выгодную для него самого позицию. Он никогда ни на кого не смотрит. Он всегда действует, с точки зрения собственных интересов. Символ Китая – не панда, а обезьянка, которая сидит на берегу реки и ждёт, когда трупы врагов проплывут мимо. Именно такую позицию будет занимать Китай.

Кстати, по оценке японских аналитиков медиапространства Китая, Поднебесная сейчас готовит операцию по денацификации России. Потому что сейчас все медиапространства Китая забито репортажами о зверствах России в Украине, об убийстве гражданского населения и всего остального.

Плюс Китай ждёт, когда Россия придет к нему с просьбой купить хоть что-нибудь, дать какие-то деньги. Китаю очень выгодно ослабление России. Он тоже хочет сделать Россию своим сырьевым придатком.

Кстати, ядерный шантаж России мог быть прекращен исключительно из-за позиции Китая. Потому что Китай высказался, что он против разговоров о ядерном оружии – и РФ тут же заткнулась. Но сразу пошла другая история – химическое и бактериологическое оружие.

Китай ждёт результатов и выгод от этой войны.

В первые два дня войны Китай заявлял, что присутствие российских войск на территории Украины он не считает вторжением, а уже к концу первой недели, когда наступление начало выдыхаться, и в Пекине поняли, что российская армия не возьмёт Киев и ключевые города, Китай стал проводить политику осуждения и заявил, что нужно досрочно прекращать войну и садиться за стол переговоров. Кроме того, в Китае избегали слова "война", но несколько дней назад министр иностранных дел Китая уже назвал происходящее в Украине "войной". Так что Китай кардинально изменил свою позицию, и теперь ждёт, когда труп России проплывет мимо, а он получит свои преференции.

Читайте такжеВойна России в Украине выгодна Китаю, или Как Путин за Поднебесную делает всю грязную работу

– Выходит, что пока что наши интересы совпадают…

– К сожалению, да. Почему – к сожалению? Сейчас интересы большинства сфер влияния на Западе и Востоке совпадают. Хотя Китай сохраняет нейтралитет, не вмешивается и ждёт результатов, а США пытаются нашими руками добиться своих целей. Украина, к сожалению, оказалась самым главным инструментом в борьбе с этим милитарным монстром, империей зла – Российской Федерацией. Обидно то, что нашей кровью они решают свои геополитические задачи.

Обратите внимание, какие "плюшки" готовят Украине на будущее. Джонсон пишет "план Маршала" по восстановлению Украины. Все страны потирают руки, потому что после победы сюда придут все компании, тут будет драка и толкучка на тендерах по отстройке инфраструктуры: восстановлению дорог, жилых объектов и т.д. На всем этом можно будет заработать бешенные деньги: вложат 100 млрд, а заработают 200-300 млрд. Они уже пишут планы и делят, кто что будет восстанавливать. Посмотрите хотя бы, как менялась сумма помощи Украине от американцев: сначала 2,7 млрд долларов, потом 6,4 млрд, проголосовали за 12 млрд…

Предполагаю, что примерно через неделю наши Вооруженные силы начнут наносить врагу более ощутимые контрудары и продвигаться. Так, например, под Харьковом нам удалось остановить довольно большую группировку. Если мы из Николаева ударим им в тыл, это может быть первый "котел" в этой войне. Дальше мы сможем двигаться, отсекая по частям силы противника. Под Харьковом, Изюмом мы тоже уже отсекли группировку и вышли на границу. То есть сейчас есть все предпосылки для начала полного разгрома российских войск.

– Удастся ли Лукашенко и Беларуси избежать официального вступления в эту войну?

– Раз Лукашенко летал в Москву – вряд ли. Лукашенко пытается прикрываться новой конституцией и говорить, что "такие вопросы с кондачка не решаются". 15 марта в Беларуси вступает в силу новая конституция, и Лукашенко пытается сослаться на то, что все будет решать народное собрание.

Беларусь активно мониторит ситуацию. Там больше 50% военных против участия в боевых действиях в Украине. Это будет либо массовая сдача, либо массовое бегство. Если они вклинятся в нашу территорию на Волыни, то там группировка наших войск достаточная, чтобы их разгромить.

Если они хотели воевать, то им нужно было входить в первые дни. Сейчас это уже не повлияет на общий ход кампании. Это будет просто большее количество жертв с их стороны, не с нашей. Белорусские военные могут сделать так же, как российские срочники: либо разбежаться после первого боя, либо погибнуть, если они будут настроены решительно. Ведь белорусская армия никогда нигде не воевала, не участвовала ни в каких конфликтах.

Для нас участие белорусов – это, конечно, минус, но мы уже выдержим. Для нас это уже некритично.

Читайте такжеРоссия открыла ящик Пандоры и теперь не знает, что с этим делать

– Переговорный процесс. Как вы считаете, может ли на данном этапе война быть остановлена переговорами? Уже говорится о том, что Зеленский готов встретиться с Путиным, и Путин вроде бы не против. Нужна ли сейчас такая встреча на высшем уровне, есть ли о чем говорить?

– Думаю, сейчас в такой встрече нет никакого смысла. Тем более, нет смысла встречаться один на один, потому что позиции сторон прямо противоположны. Если кто-то (или Путин, или Зеленский) пойдет хотя бы на йоту уступки, это будет проигрыш для него. Заморозка конфликта сегодня невозможна, потому что военная машина раскручена на всю катушку.

Что может быть на такой встрече? Зеленский предложит Путину сдаться, а Путин – Зеленскому?

Да и вообще, этой встречи не будет. Это пассаж со стороны России для Запада – мол, она идёт на переговоры, даже Путин хочет с Зеленским встретиться, а вот Зеленский не хочет идти на уступки. Скорее всего, в этом смысл.

Лавров четко и ясно дал понять, что, пока Путин у власти, ни о каких переговорах речи быть не может. Кулеба рассказал, какой ультиматум выдвинул Лавров – первоначальный ультиматум с требованием денацификации и всем остальным. Лавров ещё и угрожал тем, что Россия продолжит наступать, пока Киев не примет условия Москвы.

В случае встречи Путин и Зеленский друг другу скажут то же самое. Какой тогда смысл встречаться?

Сейчас у Украины нет выбора – политический или военный путь. У нас один путь – военный. Пока мы на поле боя не начнём ковать свою победу, говорить о переговорном процессе невозможно. А победа начнет вырисовываться, когда мы начнем освобождать наши территории. Когда наступит переломный момент в этой военной кампании, тогда можно будет идти на какой-то переговорный процесс. До этого даже не нужно дразнить общество этими выбросами о подписании меморандума и раздумывать о чем-то. О чём тут уже думать… Мы сошлись в неравном бою, и только бой решит, кто победил, кто проиграл.

Так что никакие компромиссы в данной ситуации невозможны. Любой компромисс с любой стороны будет считаться поражением.

Путин на компромиссы не пойдет – он поставил на карту свою жизнь. Любая уступка с его стороны – этого не поймет его окружение и просто съест его. Не физически, так политически. В бункере запрут и не выпустят.

Для Зеленского ситуация такая же. Он что, приедет в Киев и скажет, мол, пацаны, я договорился, мы немножко уступим? В таком случае его просто вынесут с Банковой.

Армия пошла в ход, и эту машину уже невозможно остановить. Без выхода на государственную границу этот процесс уже остановить нельзя.

Некоторые аналитики и эксперты у нас рассуждают о том, что, в принципе, в вопросах нейтралитета мы могли бы пойти навстречу… Это предательство и капитуляция. Если мы согласимся на нейтралитет, считайте, мы проиграли войну. Когда мы выиграем войну, мы можем подумать о принятии закона, как в Швейцарии. Хотя оставаться нейтральными в центре Европы – это самоубийство. Имея две тысячи километров границы с РФ – тем более…

Потому что, даже проиграв, Россия будет собирать силы для следующего рывка. Вот увидите, когда мы победим, буквально через год-два новое руководство России будет строить всю политику возрождения России на том, чтобы отомстить Украине. Это имперская идеология, она там никогда не выветрится. Ее напалмом не выжжешь в России никогда.

– Тогда, получается, мы рискуем на годы и десятилетия застрять в состоянии, когда будем вынуждены ждать новой атаки со стороны РФ и новых ракетных ударов…

– Да, именно так. Такова наша судьба. Нужно или географически переносить страну, или жить, как живёт Израиль.

Украина должна стать наполовину армией, нация должна стать наполовину военизированной. Только такое усиление страны будет сдерживать противника, давая ему понять, что поход в Украину для него закончится очень плачевно. Это наш единственный шанс на спасение.

И вот тут система коллективной безопасности (необязательно натовской), может пригодиться. Почему нам не заключить союзы с нашими соседями? Но – разговаривать и заключать союз будут только с сильным, с победителем. Если мы выйдем победителем, мы можем предлагать Польше союз, как и странам Балтии, Чехии, Словакии. Но если мы проиграем, никаких союзов не будет. И нейтралитет будет уже никому не нужен.

– На данном этапе складывается впечатление, что мир поражен тем, как противостоит украинская армия российской, и что некоторые страны уже были бы не против объединиться с нами…

– Правильно. Но для того, чтобы подписывать союзы, нужно выиграть войну.

Читайте такжеБез Mastercard, Apple, зарубежных авто и гугл-карт: в России наступает новая "сказочная" жизнь

– Какая судьба, на ваш взгляд, ждёт Россию, независимо от того, чем закончится война? Сейчас она оказывается в полнейшей изоляции…

– Изоляция будет продолжаться до тех пор, пока Россия не превратится в страну третьего мира типа Венесуэлы. А потом придет Запад с протянутой рукой помощи. Он постарается купить Россию за три копейки для того, чтобы начать самостоятельно зарабатывать там деньги.

– Если до этого так не сделает Китай…

– Китай и Запад будут огромными конкурентами в плане раздела РФ и поглощения ее ресурсов. Им нужно будет более-менее управляемое правительство и гарантии безопасности для их компаний, которые будут заходить в Россию, вкладывать деньги и разрабатывать российские ресурсы. Вот таким будет будущее России.

Подпишитесь на телеграм-канал Главреда!

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять