Россия готовит новое наступление и без проблем положит в этой войне 2-3 миллиона россиян – Бадрак

29 февраля 2024, 08:30обновлено 4 марта, 09:24
Угроза заморозки войны велика, но через пару лет она может начаться снова, более кровавая, и РФ двинет на Украину 2-миллионным войском, считает Бадрак.
Россия готовит наступление, опасность похода на Киев сохраняется, считает Валентин Бадрак
Путин планирует новое наступление и готов положить миллионы свои солдат, считает Валентин Бадрак / Главред

На сайте Главред состоялся чат с военным экспертом, директором Центра исследований армии, конверсии и разоружения, писателем Валентином Бадраком. Общаясь с читателями, он рассказал, что значит для России потеря БДК "Цезарь Куников", и почему весь Черноморский флот РФ обречен, когда будет уничтожен Крымский мост, а Крым окажется в изоляции, какое новейшее оружие может появиться у ВСУ и при каких условиях, для чего Москве нужен второй фронт и нападение на НАТО, насколько велика угроза заморозки войны в Украине, а также что позволит украинцам одержать победу над Россией.

Представляем стенограмму чата с Валентином Бадраком.

Михайленко Л.: Что для россиян означает потеря БДК "Цезарь Куников"? Какими будут положительные последствия для нас? Что вообще сейчас осталось от Черноморского флота РФ в Крыму? Там еще есть интересные для нас цели?

Валентин Бадрак: Уничтожив большой десантный корабль "Цезарь Куников", Украина нанесла по Кремлю и психологический, и практический удар, ведь уничтожила уже треть Черноморского флота РФ. За 2023 год Украина достигла мощного результата, постепенно отрезая логистический путь противника через Крым, и уничтожение БДК "Цезарь Куников" является одним из шагов, способствующих этому, поскольку сейчас в России осталось девять БДК: четыре из них ремонтируются, еще четыре уже уничтожили Силы обороны Украины. Это значит, что продолжается и ликвидация ЧФ РФ, и уничтожение логистического пути. Ведь этот корабль мог перевозить 650 тонн груза, а это могли быть и люди, в том числе десантники, и вооружение, и техника.

Когда Крымский мост будет разрушен (а я верю в то, что он будет уничтожен в 2024 году), Крым окажется в изоляции. Это одна из трех важных задач для Украины вместе с уничтожением Черноморского флота РФ и предприятий оборонной промышленности на территории европейской части России на глубине до тысячи километров и более. Это то, что может позволить себе Украина сегодня. И это надо делать, потому что это удар непосредственно по преступному режиму Путина.

Mika: Как так случилось, что Украина – фактически страна без военно-морского флота – уничтожает такие жирные цели флота РФ?

Валентин Бадрак: Украина повысила технологичность своей армии и в очень короткий срок овладела рядом возможностей, которых ранее не было. В частности, никогда раньше, до широкомасштабного вторжения России, не было морских роботизированных комплексов, но мы этим овладели. И благодаря СБУ, которая занимается этим направлением, появилась новая школа, и не одна.

Напомню, что авторитетное издание The Economist в начале февраля на обложке одного из новых выпусков разместило фото с подписью о том, что Украина является страной-пионером в системном использовании дронов-киллеров. Это уже о воздушных беспилотниках, а дальше будут и наземные роботы, и средства радиоэлектронной борьбы, и средства новейшей разведки, и другие новые технологии. Украина также может разработать электромагнитное оружие. Разрабатывает она и лазерное оружие.

Нужно, чтобы мы в переговорах с западными странами подчеркивали, что нам нужны не старые технологии, а новейшие. Ведь в сентябре 2023 года в США появились лазерные системы противодействия дронам. Такие же испытывались в то время и Великобританией. Нам нужны именно такие новые технологии, чтобы одержать победу. Нам нужно повышение технологичности армии.

Главред: Все эти новые технологии Украина может получать от Запада или производить сама?

Валентин Бадрак: В основном я говорил о самостоятельных разработках. Поскольку вопрос был связан с флотом, речь идет о самостоятельных разработках морских дронов и береговых ракетных комплексов.

Относительно Запада – давайте будем говорить честно: мы получаем очень мало новейшей техники, а та, что предоставляется, преимущественно касается противовоздушной и противоракетной обороны. Другой новейшей техники мы практически не получаем. Скажем, крылатые ракеты SCALP или Storm Shadow – это разработки начала 2000-х годов, которые начали применяться в 2003-2004 годах. А баллистические ракеты малой дальности ATACMS начали применяться в начале 90-х, но даже их мы до сих пор не получаем.

Поэтому речь идет о новейшей технике, которую мы хотели бы иметь. Если речь идет о море, то уничтожение Черноморского флота РФ осуществляется именно украинским оружием, лишь иногда используются крылатые ракеты, которые я назвал выше.

Что хотелось бы получить в будущем? Швеция в ближайшие дни приобретет статус страны-члена НАТО, и нам стоит сотрудничать с ней, потому что у нее есть такие ракеты как Naval Strike Missile (NSM) – лучшие сейчас противокорабельные ракеты. Эти ракеты могут размещаться на катерах Skjold, которые имеют сверхвысокую маневренность и 65 узлов скорости. Таких катеров, мне кажется, почти нет в мире.

Такие катера с такими ракетами – это будущее нашего флота в плане защиты. Нам сейчас не нужно большого надводного флота, потому что он очень быстро будет уничтожаться ракетами.

Было большой ошибкой, и я об этом предупреждал министра обороны Андрея Тарана, советником которого был, о том, что нам не нужно вкладывать деньги в закупку у Турции корветов класса Ada, потому что сейчас это не ко времени. Но туда все-таки были вложены ресурсы. Сейчас Василий Боднар, наш посол в Турции, сообщил, что Украина рассчитывает купить новейшие истребители пятого поколения в Турции. Точно так же у нас будет турецкий завод Baykar Makina, и, надеюсь, мы будем покупать не только Bayraktar, но и дроны Akinci. Это правильный путь.

Нам следует модернизировать наши позиции в ходе войны. Собственно, есть и береговые новейшие комплексы Coastal Defense System с ракетами Naval Strike Missile. Имея такие комплексы и украинские Нептуны, у нас была бы огромная возможность поражать флот противника.

Но, в конце концов, мы в любом случае уничтожим Черноморский флот РФ, потому что флот зажат в угол. Это точно.

Смотрите видео чата с военным экспертом Валентином Бадраком:

dorris: Может ли Россия вообще потерять Черноморский флот, или это фантастический сценарий? И есть ли у Украины нужные ракеты, вооружение, чтобы окончательно похоронить ЧФ РФ, даже те его части, которые Россия перебазировала в Новороссийск?

Валентин Бадрак: Нет, это не фантастический сценарий. Мы его точно уничтожим. Это одна из наших главных целей сейчас. Не продвижение, совершая наземные операции. Запад втянул нас в линейную войну, и это была стратегическая ошибка Байдена, который не смог вовремя вооружить Украину ракетами и дать "зеленый свет" на ее вооружение ракетами европейского производства, в частности, немецкими крылатыми ракетами Taurus.

Черноморский флот мы уничтожим собственными дронами, собственными системами и собственными ракетами, которые тоже будут производиться, и будут дальностью тысячу и более километров.

Вячеслав: Насколько вероятно, что Россия потеряет любые возможности доминировать в Черном море? Что для этого нужно? Как с 24 февраля 2022 года изменились ее позиции и влияние в Черном море?

Валентин Бадрак: Россия уже потеряла контроль над западной частью Черного моря прежде всего благодаря украинской военной разведке, то есть ГУР Минобороны, которая совершала дерзкие рейды и отбила "вышки Бойко", сделала несколько высадок на Крымский полуостров, демонстрируя, что он является уязвимым и незащищенным, чем лишила группировку оккупантов на полуострове покоя. Осуществлялись и ракетные удары по Севастополю, по штабу, по морскому заводу, где ракетами была уничтожена подводная лодка и десантный корабль. И это тоже по наводке специалистов разведки и Сил специальных операций.

Было бы, конечно, лучше, если бы была большая решимость западного лагеря, ведь тогда мы бы получили новейшее оружие, о котором я уже сказал – ракеты Naval Strike Missile, катера Skjold, которые имеют очень большие возможности маневренности, "подскока" на несколько десятков километров, а, может, и больше, чтобы нанести высокоточные удары.

В конце концов, пока мы действуем своими силами, и все будет сделано.

km_35: Насколько уничтожение кораблей ЧФ РФ, в частности "Цезаря Куникова", приближает нас к выполнению задач, во-первых, сорвать обеспечение необходимым путинской армии на юге Украины, а, во-вторых, сделать дальнейшую оккупацию Крыма неприемлемой для России?

Валентин Бадрак: Вопрос очень дельный, и он содержит часть ответа. Ведь изоляция Крыма и уничтожение Черноморского флота РФ – это не "для галочки", а для поражения мозга и представления путинского режима, потому что это очень способствует возникновению панического настроения у него. А вторая задача очень практичная – лишить группировку российских войск, действующих на юге Украины, возможности логистического обеспечения.

Когда будет уничтожен Черноморский флот РФ и Крымский мост, российские оккупанты на юге не смогут ничего получать. А тогда возникнет задача, которая для нас является делом чести – отбить у россиян суходольный коридор. Но отбить не путем прямых столкновений и линейного наступления, а более хитрым путем, то есть заставив россиян фактически там задыхаться от дефицита всего: оружия, боеприпасов, еды и т.д., чтобы они убегали, как и из Херсона.

И этого можно достичь, если иметь мощное дальнобойное оружие. В этом Запад может нам помочь. Начало 2024 года свидетельствует о том, что в Европе происходят серьезные изменения, которые также связаны с угрозой "второго пришествия" Трампа, который является деструктивным и даже бестолковым политиком, поскольку ведет к потере лидерства НАТО и непредсказуемым событиям, которые могут негативно отразиться на будущем США и всего мира. Скандинавские страны, Польша, Чехия и, конечно, Германия и Великобритания все это понимают. Но, например, Франция ведет себя эгоистично, хотя, возможно, изменения произойдут (посмотрим на двустороннее соглашение между Парижем и Киевом). Там уже кое-что изменилось – это я об обещании поставить нам почти 80 самоходных артиллерийских установок (САУ) CAESAR, об увеличении производства боеприпасов и предоставлении нам 1-3 тысячи боеприпасов, об авиационных бомбах, которые Париж готов предоставить. Но, в конце концов, пока Париж довольно эгоистичен. Например, когда Чехия, которая очень понимает опасность со стороны России, 31 января предложила Евросоюзу закупить боеприпасы для Украины у третьих стран (а такая возможность есть), Франция первой выразила сомнение – аргумент был такой, что, мол, мы хотели размещать заказы исключительно в Евросоюзе.

То есть речь идет об эгоистичной игре и неполном понимании опасности. Ведь французы убеждены, что, если Россия будет атаковать НАТО, до Франции она не дойдет. Но на самом деле ситуация совсем не такая, а более угрожающая.

Smilik: Потопление "Цезаря Куникова" – это конечно достойный подарок от ГУР и Буданова ко Дню влюбленных, а можно надеяться на подарок в виде взорванного Крымского моста, например, на Пасху? Когда будет целесообразно избавиться от него?

Валентин Бадрак: Как видите, мы с читателями мыслим в одном направлении. Да, Крымский мост будет взорван, но, конечно, я не знаю, когда именно. Надеюсь, что именно в 2024 году, потому что это одна из важнейших задач.

Главное сейчас – единение и объединение украинской нации вокруг борьбы с этим огромным и очень сильным противником. Это единство должно позволить нам выстоять в 2024 году. Ведь главная задача на этот год – выстоять, мобилизовать все свои оборонно-промышленные возможности и дождаться, чтобы также заработали все оборонно-промышленные возможности Европы на полную мощность. Европа не смогла этого сделать в 2023 году, но сейчас она на пути к этому. У европейцев появилось понимание того, что они окажутся без США в этой войне, и это подталкивает их к высшему уровню взаимодействия. Надеюсь, что ключевыми шагами Европы сейчас будет именно передача новых высокотехнологичных вооружений. Это очень важно.

Позволю себе небольшое отступление. В Украину должен прийти немецкий концерн Rheinmetall. Но так просто он не придет – и из соображений безопасности, и из-за проблем финансирования. Одно дело – завод Baykar Makina, который строит сейчас в Украине турецкий частный концерн, а другое дело – взаимодействие на межгосударственном уровне Rheinmetall и Украины (бывший Укроборонпром подписал соглашение о совместном предприятии).

Но в чем тут изюминка? Rheinmetall в 2023 году заключил очень крупные соглашения с Венгрией по производству новых танков, правда, со старой пушкой, со старым калибром, а также по производству новейших средств противовоздушной обороны.

Это то, что нужно и нам, но с нами таких сделок пока не может быть, поскольку мы не можем выделить такие огромные средства – несколько миллиардов долларов. Поэтому для нас очень важно сейчас вести переговоры о получении новых технологий и переходе от тех позиций, которые были очерчены ранее, к, например, производству бронемашин Fuchs, а затем уже осторожно и к танкам. А начать нужно с систем ПВО – новейшей системы Skynex. Еще более новейшие беспилотные системы Rheinmetall продемонстрировал осенью 2023 года на одной из выставок оружия.

Нам нужно быстро и динамично менять позиции. Но при этом не нужно отказываться от турецких корветов Ada, а нужно переносить их на более поздний срок. А сейчас основные позиции должны составлять беспилотники, самолеты, турецкие Akinci.

В начале февраля в Саудовской Аравии, в Эр-Рияде, состоялась выставка, где Халук Байрактар сказал, что через 12 месяцев заработает завод в Украине, но он не знает, какого типа Bayraktar производить – то ли ТВ2, то ли ТВ3. Нам нужно нацелиться не на то, какого типа должен быть Bayraktar, а на новейшие беспилотники, в частности, Akinci. Akinci – это комплексы которые могут нести крылатые ракеты дальностью 250 км. Фактически они могут действовать, как самолеты, как Су-24, только уже без риска потери пилотов.

То есть нам необходимо срочно и быстро переходить на новые технологии и повысить технологичность армии – где-то за счет помощи, где-то за счет закупки, в том числе и за счет того, чтобы Евросоюз покупал нам определенные образцы, или США, если вернутся.

Напомню, когда Виктория Нуланд приезжала в Украину в январе-феврале 2024 года, она также посетила и Турцию, где сказала, что эту страну могут вернуть в семью F-35. Как мы помним, Трамп заморозил эту программу из-за закупки Турцией российских комплексов ПВО С-400 Триумф. Сейчас это меняется. Но Виктория Нуланд сказала то, что мало кто заметил: это произойдет только в том случае, если Турция будет производить боеприпасы 155-го калибра, которые нужны Украине.

fargo: Если посмотреть карту, где периодически расцветает "бавовна" в оккупированном Крыму, складывается впечатление, что для Украины сегодня больше не остается точек на полуострове, куда она не может достать. Это действительно так? Насколько свободно сейчас россияне чувствуют себя в Крыму и могут осуществлять поставки для своих войск?

Валентин Бадрак: Это не совсем так. Если говорить о крылатых ракетах, надо рассчитывать на возможность подлета самолетов. Одно дело делать это с контролируемой территории и сначала уничтожать радары и средства ПВО противника, как это порой делалось во время операций в Крыму, совсем другое дело – когда эта возможность ограничена. Поэтому все не совсем так, потому что мы должны учитывать ту часть территории, которая контролируется врагом на юге Украины. Поэтому я и говорил о беспилотниках, которые можно было бы использовать с разных позиций и делать разные подлеты, например, в западной части Черного моря. Есть разные варианты, не хочу говорить обо всех, но такие возможности есть. А для этого – повторяю, как мантру – нужно повысить технологичность украинского войска всеми возможными способами.

Smithy: Представитель оперативно-стратегической группировки войск "Таврия" Дмитрий Лыховий сообщил, что Россия готовит новое наступление в Запорожской области и сосредоточила там еще больше военных, чем на Авдеевском направлении. Какой, по-вашему, будет цель этого наступления, что россияне попытаются взять? И какими для вас выглядят перспективы этого наступления – большая угроза продвижения оккупантов, или нам удастся удержать оборону?

Валентин Бадрак: Гадать о том, что удастся России, что нет, совершенно нереально.

Российское наступление – будет. Оно готовится всегда. Россияне готовы даже провести стратегическую наступательную операцию.

Но именно то, что Силы обороны Украины стачивают мобилизационный ресурс врага, делают это профессионально и подготовлено, делает невозможными стратегические шаги россиян.

Поэтому для нас перспектива только одна: выстоять в 2024 году, выстоять всем – и на передовой, и на международном фронте, и на оборонно-промышленном фронте, то есть на всех фронтах. В 2024-м нам нужно выстоять и подготовиться к 2025-му. В 2025-м мы будем сильнее. Наша экономика будет сильнее, потому что мы с Европой, и Европа станет сильнее, а российская экономика – слабее. Это наш оплот на это время. И он не мифический – европейские лидеры осознали реальную опасность от путинской России.

Йорик: КГБ Беларуси объявил о "контртеррористической операции" в Гомельской области, граничащей с Украиной, якобы речь идет об очередных учениях белорусских силовиков. Возможны ли какие-то сюрпризы или провокации со стороны белорусов, не только в связи с этими учениями, но и вообще? Угроза наступления для Киева и севера Украины окончательно снята?

Валентин Бадрак: Угроза окончательно не снята. Она и не может быть снята. На днях мне пришлось уезжать с работы после девяти часов вечера – Крещатик был в лучах, блеске, и там не было войны, люди просто отдыхали. Если у нас будет так, то угроза для Киева будет возрастать. Надо зачищать вечерние кварталы, и именно между теми, кто там отдыхает, должны работать ТЦК, бывшие военкоматы.

То есть общество не должно быть разделенным на неприкасаемых и на всех остальных, которые должны воевать. Эту справедливость должен обеспечить именно верховный главнокомандующий.

В общем, опасность со стороны Беларуси, с севера, действительно есть. Но мы видим, что вражеская путинская Россия наращивает потенциал, в том числе и для наступления.

Елена: Какими вам кажутся перспективы наступления российских войск на Харьковщине? Могут ли они дойти до пригорода Харькова?

Валентин Бадрак: На это опять-таки влияет множество факторов: как быстро будут работать логистические пути, как быстро будут восстанавливаться и наращиваться наши возможности. В частности, это будет зависеть от того, какие решения примет генерал Сырский по ротации. Ведь в тылу у нас очень много военнослужащих, которые уже мобилизованы.

Нельзя гадать, дойдут ли россияне до пригорода Харькова или нет. Опасность есть. И эта опасность частично создана самой украинской властью, которая в 2022 году не смогла принять важные решения относительно мобилизации и подготовки эшелонированной обороны. Тогда все были увлечены эйфорией и разговорами о том, что сейчас будет наступление на вражескую Россию, и все, мы уже одержали победу. Эта эйфория сильно навредила.

Natalia: Американский военный репортер Фредерик Плейтген, рассказывая о своем последнем визите на фронт, отметил, что его больше всего поразило то, сколько трупов российских военных вокруг. Его цитата: "Повсюду полно мертвых русских, частей тела, деталей машин. И ничего не убирается". Почему, по-вашему, у русских такое отношение к своим павшим солдатам? Сколько миллионов россиян Путин может положить на фронте в Украине без последствий для себя в РФ? "Мясные штурмы" россиян – это объективная необходимость или результат тупости и расточительности военного руководства РФ, или просто пренебрежительное отношение целого народа к человеческой жизни?

Валентин Бадрак: Это не тупость, это – российская стратегия. Россия может без проблем положить два-три миллиона россиян. Потому что такая нация, такой недонарод. Эти люди были рабами и остаются ими. Кто не раб, тот либо убегает из России, либо начинает молчать. Два примера: писатель Дмитрий Быков, который вынужден был сбежать, и музыкант Андрей Макаревич, человек со стержнем, характером, позицией, но теперь он молчит.

В то же время оказалось немало приспособленцев. Например, раньше я очень уважал Александра Розенбаума, но он для меня умер в тот самый момент, когда поддержал путинскую войну. Такие люди являются лидерами общественного мнения. И когда таких приспособленцев очень много, это сдерживает народ от выступления против власти или чего-то такого.

Почему такая стратегия России в отношении павших, понятно: когда много погибших, их семьям не нужно платить, если погибшие будут считаться пропавшими без вести. Люди долго остаются в этой категории, это может длиться годами. А семьи молчат, потому что на них давят.

Так действует полицейский тоталитарный режим, который использует народ как расходный материал. Так и будет, потому что такая стратегия преступного путинского режима – уничтожать Украину и уничтожать своих, потому что для него это нормально. Это – русский фашизм.

George_T.: Как вы оцениваете значение дронов в этой войне? Украинские дроны беспрепятственно добираются до нефтебаз в России, военных объектов, вот и корабль "Цезарь Куников" познакомился с одним из них – кажется, что они способны добраться до самых дальних точек глубоко в тылу врага. Можно ли украинскими дронами выиграть войну, если Запад и дальше будет тормозить с помощью? Сколько Украина их способна производить?

Валентин Бадрак: Если говорить о стратегическом аспекте, то пока что мы очень далеко: мы проигрываем путинской России в создании и масштабировании дронов оперативно-тактического и оперативно-стратегического уровней. Аналоги "шахедов", которые уже есть, очень тяжело масштабируются.

Кроме того, чтобы выиграть войну, надо уничтожить российские заводы. Чтобы уничтожить один завод, например, в Коломне, Туле или подмосковном Жуковском, нужен рой дронов, условно говоря, 50 единиц, каждый из которых будет нести боевую часть в виде 100 кг взрывчатки, не меньше. Такого потенциала пока у нас нет, но мы на пути к этому.

Дроны – это не панацея, а искусство возможного. Мы сейчас ведем комбинированную войну, не войну будущего. Ракеты Patriot стоят более миллиона долларов за единицу, а беспилотник FPV стоит 500 долларов – сравните. Недавно один специалист по фронту сказал, что мы "сражаемся спортивными дронами китайского производства с ржавыми советскими минами, которые сбрасываем на врага, чтобы выжить". При этом в первые дни февраля американский эсминец сбил в Красном море баллистическую ракету хуситов новейшей американской загоризонтной противоракетой Standard Missile-6, которая стоит около 5,5 миллионов долларов за единицу. Можем сравнить и понять, где мы находимся.

Эта война должна нас научить, что свою безопасность и оборону мы должны поставить в центр общества, в центр развития государства. Если мы это сделаем, тогда мы будем иметь все, в том числе для сдерживания России.

Mr_X: Генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил в Брюсселе, что западные союзники в течение 2024 года планируют доставить Украине миллион беспилотников. А что, ATACMS или других дальнобойных "плюшек" не будет, только дроны?

Валентин Бадрак: Баллистические ракеты малой дальности, то есть ATACMS, являются американским оружием, причем довольно старым. Но его не дают.

США могут предоставить примерно 800 таких ракет. У них их 1600, из них тысяча – в боевом состоянии. И сейчас на замену этим ракетам они получают новейшие Precision Strike Missile (PrSM) дальностью 500 км. И производителю Lockheed Martin уже поставлена задача сделать их еще более дальнобойными – 650 км.

Но без решения Конгресса мы не можем получить даже старые ракеты ATACMS. Это стратегическая ошибка Байдена, который не сделал этого в 2022 году, ведь уже тогда украинская армия могла выбить Россию из сухопутного коридора в Крым. Это хотел сделать генерал Залужный, при этом он даже не просил ракеты – только дополнительную артиллерию и поддержку боеприпасами. Запад побоялся это сделать и осуществлял осторожное управление войной. И что мы имеем сейчас? Сейчас мы отброшены до уровня конца 2022 года. Но отличие в том, что тогда украинская армия была на подъеме, а сейчас мы истощены гораздо больше, чем та орда, которая лезет на Украину дальше. Вот чего добился Байден своим не принятием решения.

Ostap: Где наши баллистические ракеты? Даже ХАМАС делает ракеты в подвалах, а у нас есть главный завод бывшего СССР по производству ракет – Южмаш, но у нас нет ни одной ракеты! Далее – есть такой город Кременец, расположенный на гранитной скале, и в советское время там была дивизия стратегических ракет, и все эти шахты остались невредимыми, то есть можно ставить туда ракеты и стрелять, а можно и производство наладить сразу – там целый город под землей в этой гранитной скале. Потому что, извините, сейчас время заниматься не разоружением, а вооружением.

Валентин Бадрак: "Ставить ракеты и стрелять" – это полная ерунда, демонстрирующая непонимание ситуации. Нам нечего туда "ставить и стрелять". В 1998 году я вместе с бывшим послом США в Украине Пфайфером был участником поездки в Днепр, где уничтожалась последняя производственная ракетная мощность нашего "Южмаша". Все надо делать заново.

Наша баллистическая ракета делается. Детализировать не хочу. Скажу – делается. И на этом точка. У нас будет баллистическая ракета. Надо меньше говорить, а больше делать. Бывший министр Резников еще в июне 2023 года рассказывал, что ракета дальностью тысяча километров у нас уже на финише. Нужно не говорить, а просто делать ракеты и просто поражать цели, чтобы о наличии таких ракет враг узнавал на практике. Как и о наступлении, о котором говорили все, кому не лень, но результат мы видим. Накаркали.

А производства действительно нужно прятать. Если Иран это может сделать, то и мы можем. Кстати, хуситы не делают свои ракеты, а дорабатывают или перерабатывают иранские таким образом, чтобы было меньше видно, что это иранские ракеты. То есть все ракеты хуситов – иранские. А то, что хуситы имеют баллистические ракеты дальностью 2 тысячи километров, а у нас таких нет, это действительно позор Украине. Позор всем тем властям, которые были, начиная с Кучмы.

Павел Карпенко: Что изменит для Сил обороны Украины появление F-16? Будут ли эти истребители в достаточном количестве, чтобы быть весомым усилением нашей армии? Какие возможности появятся у ВСУ с этими самолетами?

Валентин Бадрак: F-16 не будут в достаточном количестве и не изменят ход войны полностью. Они просто будут большей поддержкой. Чтобы изменить ход войны, и в воздушных силах об этом говорили, нужно по меньшей мере 160 самолетов, причем не только F-16. Ведь F-16 – это уже довольно старая платформа, хотя многое зависит от радара, вооружения и тому подобного. Возможно, когда Швеция станет членом НАТО, мы сможем говорить о Gripen – шведский Saab сейчас очень интересуется тем, как с Украиной работать.

Еще один вариант – как отмечал наш посол в Турции Василий Боднар, Украина смотрит на самолеты пятого поколения турецкого производства, и это правильно, потому что Украина может поставлять двигатели, и это будет дешевле, да и это стратегическая возможность для нас.

Надо работать в комплексе. Этот разговор не о том, что фронт только один там, на нуле, а о том, что фронтов очень много: оборонно-промышленный, информационный и т.д. – все они важны. Все это увязано в одно глобальное противостояние.

Nik: Какими сегодня являются главные проблемы российской армии, в чем ее слабые места? Есть ли у россиян такие слабины, которые просто не позволят им одержать победу в этой войне?

Валентин Бадрак: У российской армии два принципиальных слабых места:

  • первое – оперативность или скорость подготовки мобилизованных. Этой оперативности у россиян нет. Сами российские эксперты отмечают, что нужно 12 месяцев, чтобы подготовить людей. У России столько времени нет;
  • второе – снижение технологичности и возможностей производства РФ. Уже в 2023 году россияне смогли произвести самолетов гораздо меньше – 20 с "хвостиком", хотя анонсировали около 40. Существенно снижается производственный потенциал танков. Так, например, Уралвагонзавод – единственный производитель танков – был способен производить в лучшие годы до 150 танков в год, а сейчас они могут рассчитывать на производство 80-100.

К сожалению, не действуют санкции. Например, недавно один специалист по микроэлектронике сказал мне в частном разговоре, что если лишить Россию шести-семи микрочипов, там ничего не будет летать, ничего не будет производиться. Но чтобы контролировать эти чипы, нужны сверхусилия западных структур. В частности, речь идет о компаниях Siemens и Intel. Как их контролировать, чтобы не было реэкспорта, не понятно. Это пока проблема для мира. Государство не может этого контролировать – только сама компания. Однако это вопрос бизнеса. Компании, которая находится в безопасном месте, в стране, которая не воюет, трудно принять такое решение.

Дарий: Каковы ваши пессимистические и оптимистичные прогнозы, когда может закончиться война? Западная пресса и заявления определенных западных деятелей не оставляют поводов надеяться, что это закончится в 2024 году, и готовят морально нас к "войне на годы"? Но вытянем ли мы долговременную войну?

Валентин Бадрак: Оптимистичные прогнозы могут быть связаны, во-первых, с неожиданными событиями в России, которые являются вполне возможными. Реакция Путина на шествие Пригожина показала, что он прежде всего боится мятежа. Путин боялся того, что на Москву идет не тот Пригожин, с которым он договаривался, а тот, который договорился, например, с американцами. Поэтому Путин испугался и быстро убежал. И сейчас больше всего он боится мятежа.

Во-вторых, оптимистичные прогнозы могут быть связаны с ликвидацией части путинского военно-политического руководства.

В-третьих – с тем, что опомнится Трамп, и мы получим сразу огромное количество вооружения, и это может очень серьезно повлиять на ход событий. Или, например, если Европа применит мощные экономические возможности, и это так же возможно.

Пессимистичные прогнозы больше всего связаны с американской политикой. Может ли это привести к худшему – не знаю. Зависит от устойчивости украинской нации, от готовности народа действовать, независимо от власти.

Приведу пример Ирпеня, маленького городка под Киевом, где никто не готовил территориальную борону, хотя власть призывали это делать со всех трибун. Но сопротивление в 2022-м поднялось самостоятельно. 57 человек, которые поднялись, создали территориальную оборону Ирпеня. Несмотря на то, что ВСУ отошли за реку Ирпень, эти 57 человек, которых через несколько дней стало около 200, отбили у противника некоторую технику и держали треть Ирпеня, не отступили.

Это – о сопротивлении и нации. Если мы все примерно так будем действовать, каждый на своем участке, тогда до худшего не дойдет.

Главред: Насколько я поняла из ваших предыдущих ответов, 2024-й будет годом стратегической обороны, и лишь в 2025-м мы сможем говорить о подготовке наших наступательных операций, если мы сможем накопить соответствующие силы и ресурсы. Так?

Валентин Бадрак: Абсолютно точно. 2024 год будет годом стратегической обороны. А дальше будет много "если". Потому что мы не знаем, как будет действовать, например, Франция. Сейчас она вроде готова к многолетнему сотрудничеству, а дальше...

В чем важность многолетних двусторонних соглашений? Страны свидетельствуют о своем осознании опасности со стороны России и обязуются поддерживать Украину на протяжении многих лет. Так уже сделала Великобритания, с которой мы заключили 10-летнее соглашение. Посмотрим на позицию Франции и Италии. Относительно Германии уже сомнений нет – там действительно произошла смена позиции Шольца и правительства. А дальше увидим.

Но остается немало стран "в минусе", например, Венгрия, Австрия, Греция. Болгария и Словакия – 50/50.

Но оптимизм превалирует.

Я уверен, что мы одержим победу, по нескольким причинам:

  • у нас нет другого выхода: для многих украинцев вопрос стоит так – либо умереть, либо одержать победу. В России такого нет;
  • Европа с нами, потому что европейские страны видят опасность со стороны РФ;
  • технологически мы таки можем превосходить Россию, а именно в технологичности армии – наша победа.

Richard: Является ли, по-вашему, неизбежной война России с НАТО или Европой? На какую страну и какими силами Москва попрет? Разве россиянам выгоден второй фронт?

Валентин Бадрак: Да, россиянам выгоден второй фронт. Россияне могут осуществить наступление на балтийские страны, Финляндию и Польшу. Это наиболее выгодные варианты для РФ.

НАТО, конечно, будет отвечать, но именно сейчас Альянс не готов воевать. Это одна из причин, почему в НАТО ищут решения для вооружения Украины. НАТО будет готов воевать примерно с 2027 года, как и Польша будет готова воевать с 2027 года. А сейчас они очень слабенькие. Залеты вертолетов на польскую территорию, прилеты ракет в Польшу и Румынию – это все тестирование. В НАТО никак не отреагировали, они боятся реагировать.

То, что Прибалтика сейчас готовит оборону, они сами признают. Буквально недавно была большая статья на эту тему в издании Time, где они говорят, что строят эти укрепления не для того, чтобы остановить Россию, а чтобы замедлить ход России и предоставить возможность НАТО развернуться.

Путину важно начать войну с НАТО и затем перейти к переговорам. Вот чего хочет Путин. Сейчас Россия изучает, насколько Альянс запуган. А маркером для Москвы является то, как НАТО вооружает Украину.

Главред: Существует такая точка зрения, что Россия способна захватить страны Балтии за пару дней. Это очередной миф российской пропаганды, или они действительно настолько слабы?

Валентин Бадрак: Сами по себе страны Балтии действительно слабы, потому что географически не имеют глубины. Поэтому именно там расположены натовские гарнизоны, и есть готовность НАТО их защищать. Все зависит от многих факторов, в частности, внезапности. Например, страны Балтии сейчас получают израильские ракеты Blue Spear. Эти ракеты способны на большом расстоянии (300 км) уничтожать как российские корабли, так и российские объекты в глубине российской территории. Поэтому вопрос – насколько массированно способен НАТО ответить.

Наступление России на страны Балтии, Польшу или Финляндию не будет линейной войной, как с Украиной. В случае российского наступления сразу будут нанесены удары по многим объектам в РФ, и это будет не психологическое давление, как наши дроны с маленькой боевой частью, а мощные ракетные удары. Если у балтийских стран есть ракеты дальностью 300 км, то крылатые ракеты, запущенные с самолетов, будут иметь гораздо большее расстояние, и атаки российских объектов будут глобальными.

Столкновение с глобальными атаками пугает Путина. Он изучает, может ли он рассчитывать на линейную войну, потому что ему выгодна именно такая война по советским лекалам, где он будет класть миллионы русских, рассказывать, что идет война за матушку-Россию, а при этом выживать.

Сейчас вероятность того, будет ли Путин атаковать НАТО, 50/50.

Лис Микита: Могут ли США позволить Украине проиграть? К чему сводится интерес США в этой войне, каковы их цели здесь в отношении России?

Валентин Бадрак: США – это не абстракция, а конкретные имена. Если брать Байдена и генерала Милли, то они хотели бы, чтобы Украина просто держалась. Не выигрывала и не проигрывала, а просто держалась. Но расчет Байдена оказался ложным, и эта стратегическая ошибка стоила Украине дорого – погибли тысячи украинцев. Но Байдену безразличны украинцы, как и Путину россияне. А Трампу еще больше не до Украины. Хотя могут быть варианты. Ведь Трамп был именно тем президентом, который ввел санкции против Китая, а сдерживание Китая может быть частью сдерживания России.

То есть на ситуацию влияет много факторов. Все зависит от того, кто и что будет советовать президенту США. Курт Волкер признал, что Байден в отношении Украины больше всего прислушивался к нынешнему директору ЦРУ Уильяму Бернсу и своему советнику Джейку Салливану. А Бернс в ранге посла США в России в 2008 году не советовал давать Украине ПДЧ, то есть оттолкнул нашу страну от НАТО. Конечно, такой человек не мог посоветовать революционно вооружить Украину.

Григорий: На саммит НАТО в июле 2024 года возлагались большие надежды в Украине, но, похоже, им не суждено стать реальностью. Ведь и посол Британии при НАТО Кворре, и посол США при НАТО Смит сказали, что Украине стоит снизить ожидания от этого события, в частности, что не стоит ждать приглашения Украины в Альянс. Как думаете вы, чего ждать от этого саммита НАТО? И почему так не хотят приглашать Украину? Запад все еще боится России и какой-то "эскалации"?

Валентин Бадрак: Я удивляюсь таким вопросам. Если Запад не может предоставить старые ракеты 90-х годов, то почему мы думаем, что Запад будет воевать за нас?

Еще в 2015 году я выступал в Берлине на заседании ОБСЕ. Вечером дипломаты завели меня в одно заведение, где приносили пиво и к пиву. Это было большое помещение площадью 200х300 метров с большими столами. Когда тамошняя публика напилась и начала цепляться на железные люстры, раскачиваться на них и петь песни, наши дипломаты спросили: "Вы видите, что это за люди? Вы думаете, они будут воевать за нас?".

Никто не хочет воевать за Украину. И не будет. Украину никто не пригласит в НАТО до конца войны. Но нам нужно требовать гарантий, в том числе и относительно членства в НАТО. А на этом этапе нам нужны гарантии технологического превосходства над врагом. Нам сейчас нужно достичь технологического превосходства над Россией за счет Запада и вооружиться так, чтобы эта орда не могла двигаться.

Мне нравится идея, которую высказал генерал Гаврилов, когда был заместителем министра в 2022-2023 годах: нам следует работать над тем, чтобы на поле боя образовались определенные "серые зоны", куда будут бояться заходить вражеские войска. И такие "серые зоны" уже образованы, но для бронетехники. А еще надо образовать такие для личного состава, чтобы россияне просто боялись заходить в определенные места, зная, что там дрон будет каждого их бойца находить и убивать.

Но к этому еще надо прийти. Мы же не можем просто по щелчку пальцев получать боеприпасы, вооружение и тому подобное. Сейчас самое проблемное для украинского войска – покрыть дефицит боеприпасов, вооружения и всего остального, чего не хватает именно на фронте.

Вопрос: Возвращение к границам 1991 года это реальная перспектива или призрачные надежды?

Валентин Бадрак: Это реальная перспектива, но не сейчас. Поскольку сейчас нам нечем воевать. Когда будет чем воевать, тогда это будет реально.

Zorro: Насколько велика угроза заморозки войны в Украине, то есть что у нас будет так, как с Донбассом и Крымом от 2014-го, но в больших масштабах?

Валентин Бадрак: Да, такая угроза существует. Очень большая угроза. Многое зависит от позиции Вашингтона. Впрочем, если Европа будет нас поддерживать в полную силу, Киев на это не согласится. И это будет правильно.

Zorro: А если произойдет это замораживание войны, чем оно может закончиться? Это выльется в более масштабные боевые столкновения впоследствии?

Валентин Бадрак: Да, это будет более кровавая и масштабная война. Возможно, через два года. Западные спецслужбы говорят о 3-5 годах, но они просто не понимают Россию и руководствуются своими критериями. А мы Россию знаем лучше: полтора-два года нужно РФ на восстановление потенциала и начала новой войны. Но никто уже сюда не придет колоннами с парадной формой и оркестром. Это будет безумная война, когда российская армия будет иметь по меньшей мере 2 миллиона подготовленных людей и большое количество техники: иранской, северокорейской и китайской. Всем этим странам это будет выгодно.

Nelli: Что изменится для Украины после того, как в марте Путин в очередной раз продлит свою власть, чего ждать: мобилизации в РФ, попыток наступления российских войск на фронте и тому подобное?

Валентин Бадрак: Безусловно, попыток наступления. Но я не уверен, что это наступление произойдет сразу после выборов. Несколько дней назад Борель написал в Twitter, что через несколько месяцев после мартовских выборов в России будет новое наступление на Украину. Я думаю, что он написал это для того, чтобы мобилизовать своих западных коллег, чтобы они быстрее вооружили Украину и мобилизовали свою оборонную промышленность. Но такая угроза действительно есть.

Как только на линии соприкосновения начнутся статические бои, это будет началом огромной подготовки путинской Орды к новой стратегической наступательной операции.

Serzh: Насколько крепкой является власть Путина сегодня? Все ли "башни Кремля" хотят, чтобы он оставался у власти до 2030 года?

Валентин Бадрак: К сожалению, сегодня позиции Путина укрепились. Худшими его позиции были со второй половины 2022 года по июнь 2023-го. Самые шаткие и хрупкие позиции, которые можно было использовать нам. Об этом просил и Залужный, и обе партии американского Конгресса, когда просили дать Украине ракеты ATACMS, даже 80 миллионов долларов на это были готовы выделить. Но Байден на это не согласился.

Татьяна: Одна из ваших книг, написанных более 10 лет назад, посвящена злым гениям. А Путина вы относите к таковым, или к какой категории личностей он, по-вашему, принадлежит? И как человек, знающий биографии многих выдающихся людей, скажите, как заканчивают жизнь подобные люди, что может ждать Путина?

Валентин Бадрак: Путин принадлежит к деструктивным личностям и злым гениям. Он – ущербная деформированная личность. Это подчеркивает и тот факт, что Путин руководствуется тактикой и стратегией Сталина и Гитлера. О Путине можно говорить долго, но лучше об этом написано в нашей совместной книге с академиком Владимиром Горбулиным "200 дней российско-украинской войны", где целый раздел посвящен именно личности Путина.

Конструктивные личности отличаются от деструктивных, к которым принадлежит Путин, тем, что конструктивные ищут возможности развития и создания чего-либо, а деструктивные – обижены на весь мир, свою обиду трансформируют в месть, и таким образом живут.

Путин много просматривал видео о том, как закончил жизнь ливийский диктатор Муаммар Каддафи, о его убийстве. Путина беспокоил суд и казнь Саддама Хусейна. Но он рассчитывает на ядерное оружие и готов его применить. Он применит его, если будет угроза для его жизни.

Для мира это большой позор, когда такие люди, как Чавес, Путин или Сталин, умирают естественным путем. Таких должна ждать судьба Усамы бен Ладена. Это классика.

Запад не решится убить Путина. Сейчас Украина уже делает дроны, в которых есть элементы искусственного интеллекта. Если мы овладеем такими дронами, в том числе за счет западных технологий, может наступить момент, когда украинская разведка начнет важнейшую операцию по постепенной ликвидации всего военно-политического руководства России, которое на самом деле является организованной преступной группировкой. Это было бы самым правильным решением для дальнейшей судьбы человечества.

Но будет ли это и когда – это уже другой вопрос.

Sidor: Какие процессы могут запустить в России значимые поражения российских войск, например, перерезание сухопутного коридора в Крым или заход ВСУ в Крым? Что-то может заставить Путина вывести войска из Украины?

Валентин Бадрак: Да, может – наше вхождение в Крым. Причем мы можем зайти в Крым раньше, чем выбить российские войска с юга материковой Украины. А уже через Крым зайти в их тыл. Это вполне возможно.

А еще возможен параллельно рейд по территории России – поход по территории Белгородской области, где нет минных заграждений. Элементы этого уже осуществлял Российский добровольческий корпус. То есть возможно несколько рейдов сразу – и с территории Крыма, и заход из Белгородской области. Тогда можно будет и перерезать сухопутный коридор не на уровне Мелитополя, а на уровне Белгородской области, и окружить группировку российских войск на юге, а дальше либо уничтожить его, либо взять в плен.

Это все возможно. Для этого нужны оружие и боеприпасы, чего нет у украинцев. Смелость и готовность к этому есть, а вот оружия нет.

Ganni: Возможен ли, по-вашему, в России дворцовый переворот или повторение чего-то вроде бунта Пригожина?

Валентин Бадрак: Да, именно мятеж может привести к смене режима. Но именно сейчас эта ситуация отдалилась. Она была очень близкой с конца 2022-го и до середины 2023 года, а сейчас отдалилась.

Сравните мимику и риторику Путина в начале 2023 года, когда он был в церкви, – это был подавленный и обездоленный человек, который всего боится, а также Путина в конце 2023 года, когда он проводил пресс-конференцию и позволял себе иронию и различные сардонические высказывания. Это был уже совсем другой человек, у которого открылось второе дыхание. И это второе дыхание, к сожалению, дал ему Байден.

Главред: Видите ли вы сейчас в России таких отчаянных, которые способны повторить действия Пригожина?

Валентин Бадрак: Сейчас нет. Но они могут быстро появиться.

Назар Д.: У Путина и дальше бредят "Новороссией", его интервью показало, что он по-прежнему хочет все левобережье и Киев. Что заставит Путина отказаться от этой цели? Есть ли обстоятельства, при которых ему это может удаться?

Валентин Бадрак: Только одно обстоятельство заставит Путина повернуть назад – большой удар по нему. Разрушение армии и военно-политического руководства – это то, что может сделать свое дело. Для этого нужно повысить технологичность украинской армии и создать технологический отрыв от России. Этот отрыв обеспечит нам сдерживание того реваншизма, который обязательно будет в России и после Путина.

Roman: Как думаете, РФ распадется или сохранится в ее нынешних границах? При каких условиях могут образоваться Белгородская, Воронежская, Курская и т.п. народные республики? Там Зеленский в конце января подписал указ об исторически населенных украинцами территориях Российской Федерации, еще перечислил все эти современные области РФ, чем вызвал истерику у россиян, которые сразу завопили о территориальных претензиях Киева. Что вы об этом думаете, идея Зеленского – это троллинг или заброшенное зерно на перспективу?

Валентин Бадрак: Зеленский, как человек, умеющий артистично вести себя на сцене, сделал все правильно. Это классная информационно-психологическая операция. Это продолжение операции, которую ранее провел генерал Буданов, продемонстрировавший карту разделенной России. Это также отличное давление и психологическая операция.

Но если перейти к практике, то главная проблема в том, что мы были и остаемся зависимыми от западных партнеров. Вопрос в том, согласится ли на это Запад. Если до сих пор не существует антипутинской коалиции (де-факто ее не существует), то говорить об этом невозможно.

Напомню слова Черчиля о конце Второй мировой: мы будем считать победой тот момент, когда будет полностью уничтожен оборонный потенциал нацистской Германии и Японии.

А сейчас об уничтожении оборонного потенциала России даже мечтать никто не может, потому что, если провести разоружение РФ, в том числе ядерное, она, конечно же, будет другой. Но об этом боятся думать на Западе.

Впрочем, это может произойти внезапно, неожиданно для мира в случае мощного удара украинской армии. Но это точно не может стать следствием информационно-психологической операции, которая происходила в течение первой половины 2023 года, когда все говорили об украинском наступлении, даже люди, которые далеки от этого. Все нужно делать в тишине и действовать внезапно, как было во время контрнаступления на Харьковщине. Таким образом надо готовить стратегическое наступление, которому будут предшествовать огромные ракетные и дроновые удары, а потом уже будут рейды, о которых я говорил.

Viktor: Поговаривают, что Кремль может разместить ядерное оружие в космосе, в США по этому поводу нешуточный переполох. Так мы можем стать свидетелями не только пандемии и самой масштабной войны в Европе со времен Второй мировой, но еще и свидетелями "звездных войн"?

Валентин Бадрак: Это как раз о том, почему нужно останавливать таких людей, как Путин, почему их надо ликвидировать: они являются мировыми, даже планетарными преступниками и готовы уничтожить планету вместе с собой. Это все, что можно сказать по этому поводу.

Но есть и хорошая новость. Украина стремительно сбивает Кинжалы. Даже китайцы высмеяли ракету Кинжал и назвали ее "недоракетой", которая является не чудо-оружием, а лишь воздушной версией Искандера. Это свидетельствует о том, что технологичность России падает, а наша – растет. Это повод для оптимизма, мы сможем одержать победу благодаря новым технологиям.

Кто такой Валентин Бадрак

Валентин Владимирович Бадрак (род. 1968, Черкассы) – украинский писатель, публицист. С 1999 года – директор неправительственной аналитической организации Центр исследований армии, конверсии и разоружения (ЦГАКР). Автор ряда книг и публикаций в сфере мотивации человеческой деятельности, развития личности, безопасности, а также безопасности государства. С июля 2006 года – член Общественного совета при Службе безопасности Украины, пишет Википедия.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Наши стандарты: Редакционная политика сайта Главред

Реклама

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять