После освобождения Харьковщины до конца осени ВСУ могут выйти на позиции 24 февраля – генерал Маломуж

Из-за успеха украинских войск на Харьковщине фронт начал рушиться, россияне будут убегать и на других направлениях, считает Николай Маломуж.

Война может закончиться до зимы, считает Маломуж
За свой провал на Харьковщине Россия будет мстить гражданскому населению, считает Маломуж / Коллаж УНИАН, скриншот видео с Telegram-канала Залужного, Facebook

Пока в Украине и в России в основном наблюдали за событиями на юге нашей страны, где украинским войскам удалось прорвать оборону противника и освободить несколько небольших населенных пунктов в Херсонской области, ВСУ неожиданно начали контрнаступление на Харьковщине и быстро добились успехов. Буквально за несколько дней была освобождена большая часть Харьковской области, в том числе города Балаклея, Изюм и Купянск, что заставило россиян бежать.

Бывший глава Службы внешней разведки Украины, генерал Армии Украины Николай Маломуж объяснил в интервью Главреду, благодаря чему украинским войскам удалось вытеснить ВС РФ из Харьковщины, насколько болезненной для России является потеря позиции в Харьковской области, каким образом ВСУ могут развить успех и какие территории начать освобождать следующими, а также как освобождение Харьковщины скорректировало прогнозы относительно вероятных сроков завершения войны в Украине.

Пока все внимание было приковано к событиям на Херсонщине, украинские войска стремительно начали продвигаться на Харьковщине, освобождая один за другим населенные пункты. В связи с этим возникает вопрос – прорывы на отдельных участках фронта на Херсонщине и вообще активность ВСУ там были отвлекающим маневром, или в Херсонской области также происходят контрнаступательные действия, просто не так стремительно, как в Харьковской области?

Наше командование определяет слабые места противника и маневрирует силами и средствами. Нам часто удается вводить противника в заблуждение, так произошло и в этот раз: мы делали вид, что концентрируем свои основные усилия на херсонском направлении, а россияне в ответ послабляли свои позиции на донецком направлении и перебрасывали их на юг. Например, активно снимались силы из-под Мариуполя, района Донецка, на юг даже направляли через Крымский мост новые контингенты 3-го армейского корпуса. Также частично была ослаблена группировка российских войск на Харьковском направлении.

Именно поэтому сейчас в связи с нашими активными оперативными играми, соответствующей информационной деятельностью и локальными контрнаступательными операциями на Херсонщине появилась возможность проводить более успешные операции на Харьковщине.

Неоднократно, когда рассматривались варианты действий ВСУ, указывалось, что необязательно херсонское направление станет приоритетным. Так оно и случилось.

Тем не менее, украинские войска провели ряд наступательных операций на Херсонщине и достигли определенного успеха, которого не ожидали ни наши военные аналитики, ни союзники. ВСУ ослабили логистическую составляющую врага в том регионе, его резервы. Очевидно, даже херсонское направление Россия не смогла усилить настолько, чтобы удержать позиции или нанести контрудар.

Таким образом, мы, с одной стороны, начали наступательные операции на Херсонщине и добились определенного успеха, освободив некоторые территории, с другой – ударили по логистике, мостам, дорогам и складам боеприпасов, чем обесценили усилия россиян, уменьшив их ракетные и артиллерийские возможности. Кроме того, это был удар по живой силе, которая подтягивалась вместе с техникой все это время.

Демонстрируя в Херсонской области активный наступательный формат, мы готовили операции на харьковском направлении. И проведены они в виде очень успешных действий, которые включали не только наступательные операции, но и нанесение ударов по врагу с флангов, формирование средств для окружения изюмской и балаклейской группировки. И, как мы видим, этот замысел сработал. Мы стремительно продвинулись по ряду направлений и освободили тысячи квадратных километров Харьковщины.

Думаю, мы продолжим маневрировать силами и средствами, и харьковское направление будет оставаться приоритетным, потому что нам нужно снять угрозу с Изюма, а также со Славянска и Донецкой области в целом. Потому что до сих пор Россия прежде всего стремится захватить Донецкую область в пределах ее административных границ. Такой была четкая установка Путина – до 15 сентября захватить весь Донецкий регион. Впрочем, наши контрнаступательные действия на Херсонщине, Харьковщине и даже на донецком направлении, где мы также освободили несколько населенных пунктов, обесценили позиции РФ. В результате противник распылил силы, бросив их и на юг, и на харьковское направление, и в донецкий регион. Но ни в одном месте Россия не смогла накопить критическую массу сил – ни вооружения, ни техники, ни новых подразделений.

Почему начать контрнаступление решили именно с Харьковщины, в частности, Балаклеи, Купянска, Изюма? Почему важно подвинуть россиян, в первую очередь, именно здесь, на этом отрезке фронта?

Во-первых, нужно было создать зону безопасности в этом регионе, защитить Харьков и Харьковскую область, которые страдают от постоянных обстрелов. Ведь Россия непрерывно обстреливает город из Градов, Ураганов, Смерчей, которые бьют до 40 км. Следовательно, если отодвинуть российские войска хотя бы на 50 км от Харькова, это позволит обеспечить определенную безопасность городу, а, кроме того, также не допустить осуществления российской группировкой новых наступательных операций на Харьковщине.

Во-вторых, и это чрезвычайно важная причина, именно из тех районов, где ВСУ проводят контрнаступательную операцию на Харьковщине, россияне планировали ударить по Славянску.

Следовательно, освобождение Харьковщины очень важно и для безопасности Харькова и области, и для безопасности Донецкой области, чтобы предотвратить ее полный захват.

Об эффекте неожиданности, который сработал в нашу пользу во время контрнаступления на Харьковщине, вы уже сказали. Благодаря чему еще ВСУ удалось так стремительно продвигаться?

В первую очередь, благодаря качественным изменениям в вооружении и технике. Ведь во время контрнаступления на Харьковщине использовалось новейшее вооружение: HIMARS, ракетные комплексы М-270, противоракетные системы, которые мы получили от британцев, американцев, норвежцев, зенитно-ракетные комплексы, полученные от немцев, новые гаубицы. Все это оружие на порядок лучше, чем то, что есть у россиян. А главное – это оружие может обесценить огневые средства противника. Например, Ураганы и Грады бьют на 30-40 км, а HIMARS и М-270 – на 80 км. Это позволяет нам уничтожать не только склады, штабы, российские ракетные и огневые комплексы, которые донимали нас, но и обесценивать врага на многих направлениях.

От наших союзников мы получили действительно новейшее вооружение, технику, в частности, бронетанковую, танки, БТРы – это мощная армия, которая может осуществлять под прикрытием наших ракетных возможностей и противовоздушных систем контрнаступательные операции.

Вот качественный состав и решил судьбу наступательной операции на харьковском направлении. Мы не допустили вал огня со стороны России, смогли его нейтрализовать.

А принцип внезапности сыграл доминирующую роль в освобождении большого количества населенных пунктов.

На данный момент освобождены Балаклея, Шевченково и многие другие населенные пункты чем важны эти отвоеванные позиции, какие возможности для наших войск они открывают? А также куда, с вашей точки зрения, целесообразно разворачивать контрнаступление дальше?

Изюмское направление является одним из приоритетных, потому что, таким образом, нанесен удар в тыл войскам противника, которые могли бы наступать на харьковском направлении, а затем развернуться и на донецкое направление. Так мы обесценили крупную группировку и предотвратили захват Донецкой области. Поэтому освобождение Изюма очень важно, потому что именно там были основные силы и средства противника.

Также позиции россиян ослабились и на северном направлении, потому что благодаря успехам ВСУ на Харьковщине начал рушиться фронт. Российское руководство и военнослужащие теряются, это создает неуверенность, сеет панику в рядах ВС РФ. Из-за этого российские войска будут бежать и из других регионов, в частности, возможно, из Херсонщины.

Уничтожение нами крупных группировок противника на Харьковщине породит отступление и на других направлениях. Освобождение Харьковщины вплоть до Донетчины чрезвычайно важно, потому что это будет влиять и на другие фронты: херсонский, запорожский, донецкий и луганский. Ведь таким образом ВСУ прервут важные логистические цепочки врага, которыми они поставляли вооружение и боеприпасы.

Другое важное следствие успехов украинской армии в Харьковской области и прерванных логистических цепочек – появление неуверенности в ВС РФ не только в успехах во время проведения ими наступательных операций, но и во время обороны. Потому что у них не будет возможностей ни стрелять, ни эффективно защищаться. Им придется отступать, чтобы избежать окружения. Морально-психологический фактор очень влияет на войско. Отступление, ограниченность ресурсов, предпосылки окружения – все это может спровоцировать даже панику. А панические настроения могут сыграть определяющую роль для нашего контрнаступления не только на Харьковщине, а по всему фронту в целом. В частности, в перспективе, когда мы начнем контрнаступление на юге, оно также будет иметь успех.

Одно дело – освободить временно оккупированные населенные пункты, другое – удержать. Удастся ли, по-вашему, нам удержать отвоеванные позиции? Или на Харьковщине возможны качели, когда то наши будут закрепляться там, то россияне будут возвращаться? Какого сценария развития событий в этом смысле вы там ожидаете?

Прежде всего, после успеха на Харьковщине нам нельзя успокаиваться – не стоит недооценивать противника. Как показывает опыт, через два-три дня после неожиданного наступления Россия приходит в себя, наращивает ресурсы, перебрасывает дополнительные силы с других направлений или из российской глубинки. Она стягивает большие мощности, применяет массовые обстрелы и тому подобное. И она может нанести удар не только там, где происходит операция, но и по нашим военным объектам в разных регионах страны.

Поэтому нам нужно готовиться к различным контрдействиям РФ.

Как бы там ни было, но контрнаступление ВСУ на Харьковщине, в частности, освобождение Изюма, разбалансирует силы и сорвет планы противника. Ведь когда мы будем идти в наступление в непосредственной близости к войскам РФ, наносить ракетные удары противнику по нашим войскам и позициям будет очень сложно, потому что там будут и наши, и его войска. Поэтому дальнейшее движение на восток будет более эффективным.

Купянск был важным для России железнодорожным хабом, о важности Изюма вы уже сказали. Наверное, для РФ будет критически важным вернуть эти позиции, поэтому можно ожидать с ее стороны соответствующих попыток?

Купянск для России действительно был критически важным логистическим хабом. Он был важен и для удержания позиций русскими, и для их дальнейшего наступления.

В принципе, после освобождения Купянска и Изюма у ВС РФ исчезают любые перспективы успешных операций, даже если они подтянут туда дополнительные силы. Потому что стратегические позиции захвачены нами, поэтому развивать наступление России будет крайне трудно.

Насколько, с вашей точки зрения, уменьшится теперь интенсивность артиллерийских и ракетных обстрелов самого Харькова? Или Россия, наоборот, будет мстить и бить по пригороду и городу?

Россия избрала тактику мести за каждый наш успешный шаг. Поэтому обстрелы пригорода Харькова могут усилиться, по крайней мере, там, куда россияне могут достать. Поэтому важно отодвинуть противника максимально далеко, а также принять нужные меры безопасности.

Подчеркиваю, опасность для Харькова и его пригородов не снята, потому что ракетные комплексы РФ могут бить достаточно активно и далеко.

Кроме того, Россия может использовать баллистические ракеты. Хотя Калибров и Искандеров у нее уже мало осталось, поэтому ими РФ не будет стрелять часто. По моей информации, в России их остались сотни – это чрезвычайно мало.

Однако РФ может использовать баллистические ракеты советского производства. Это опасно, потому что они неточные, мощные и могут поражать любую инфраструктуру, в том числе гражданскую, не разбирая, то ли это школа, то ли это детский сад, то ли жилые дома. Для нас угрожающе использование таких средств, потому что они бьют до 500 км.

Может ли Россия, увидев, что ее группировка войск на Харьковщине не справляется, перебросить туда часть сил с того же юга? А мы, соответственно, воспользовавшись уменьшением количественного состава врага на юге, начать настоящее контрнаступление на Херсонщине?

Россия сейчас очень рискует потерять свои позиции на херсонском направлении, поэтому не будет снимать там силы и средства. Потому что, если мы будем иметь преимущество над российскими войсками на Херсонщине, мы обесценим резервы РФ, движущиеся из Крыма, фактически мы создадим предпосылки для окружения этой группировки, включая Херсон. А это предпосылки для того, чтобы Херсон был освобожден даже без штурма. Эти факторы РФ учитывает.

Поэтому в данной ситуации маловероятно, что Россия будет снимать свои резервы с Херсонского направления для возвращения Харьковщины. Потому что она и так на Херсонщине еле удерживает ситуацию.

Если Россия попытается забрать часть резервов с Херсонщины это будет означать фактически сдачу ею этого региона. А это ведь очень мощные коммуникации с Крымом, перекрытие пути группировкам, которые имели выход на Чонгар и дальше в Крым, где они могли бы отступать. Поэтому сегодня для РФ удержать Херсон чрезвычайно важно. Российское руководство сегодня больше всего озабочено тем, чтобы Херсон никоим образом не сдать и не позволить нам выйти на перешеек с Крымом.

Поэтому можно ожидать, что Россия не только не будет снимать там силы, но и будет усиливать те, что есть, отправляя резервы 3-го армейского корпуса через Крымский мост и территорию Крыма до Херсона. Скорее, на Херсонщину враг будет перебрасывать силы с донецкого и луганского направлений, а также из России. Кроме того, локально могут сниматься определенные силы с запорожского направления. Только так, возможно, Россия будет готовить контрудар на Харьковщине.

На фоне хороших новостей с Харьковщины как корректируется более общий прогноз относительно дальнейшего хода войны с какими позициями мы завершим 2022 год, по вашему мнению? Каких успехов за это время можем достичь и, наоборот, какие неудачи потерпеть?

В первую очередь, следует учитывать наличие ресурсов у РФ и Украины.

Мы сегодня сгенерировали более миллиона человек – военнослужащих и представителей силовых структур. А это чрезвычайно мощный резерв, который уже прошел подготовку, боевое слаживание, обучение за рубежом. Мы получили новейшую технику, новейшие средства противоракетной обороны, ракетные возможности, противотанковые системы и тому подобное. Это то, что дает нам преимущество над противником.

Учитывая это, мы формируем позиции для освобождения территорий. Херсонское и харьковское направления – это два определяющих направления, которые будут стратегическими в течение двух месяцев. У нас мощные военные части, мотивированный личный состав, новейшие вооружения и техника, которая обесценивает то преимущество противника, что было раньше – с ракетными комплексами, Ураганами, Градами, Смерчами, дальнобойными гаубицами.

Так у нас складывается либо паритет, либо преимущество над врагом.

Поэтому мы можем мощно сработать и на Харьковщине, выбив оттуда врага полностью, а также на Херсонщине, где можем обесценить все ресурсы врага. Мы сейчас наносим мощные удары по резервам, которые подтягивает РФ, коммуникациям, складам. Сегодня мы можем наносить удары новейшими ракетными комплексами по огневым средствам, которые ранее русские использовали против наших войск.

Если мы освободим Херсонщину и Харьковщину, то перспектив на запорожском направлении у врага не будет никаких. В частности, мы можем провести очень мощную контрнаступательную операцию в Мелитополе и освободить этот город и всю оккупированную часть Запорожской области.

В течение двух-трех месяцев мы можем освободить большинство территорий и выйти на позиции 24 февраля, когда Россия начинала свою агрессию. Если противник будет отступать не просто по отдельным регионам, а будет сдаваться в плен или активно отступать, или будет в панике, у нас будет перспектива освобождения всех территории до ноября-декабря этого года.

Этот оптимистичный сценарий сегодня приоритетный, думаю, он и сыграет. Потому что все предпосылки для этого есть.

Если же Россия подтянет новые ресурсы (а она будет пытаться собрать последнее, что у нее есть, и бросить в бой, потому что это последний ее шанс захватить хотя бы Донецкую область), все затянется до весны 2023 года.

Нам следует готовиться к обоим вариантам – и к активному освобождению территорий, и к затяжной войне, о чем говорил Залужный в статье.

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять