"Парню оторвало ноги, везли тачкой, чтобы спасти": как пережило месяц оккупации село под Беларусью

Кадыровцы грабили дома. Часть домов разгромили. За попытки достать людей из-под завалов и похоронить оккупанты стреляли по ногам.

false
Валентина Петровна с сыном и 4-летним внуком более месяца провела в оккупированном россиянами селе/ Главред, Алёна Воробьёва

Село Олизаровка под украинско-белорусской границей попало в оккупацию одним из первых. От Беларуси к нему всего 47 километров. А так как через него пролегает дорога на Киев, то с первых дней войны по селу начали двигаться танки и другая тяжелая техника оккупантов.

Более месяца ада – таким запомнили местные жители время, проведенное под российской оккупацией. Люди практически всё время жили в подвалах, а звуки бомбежек уже стали обычным явлением. Валентина Петровна оставалась в родном селе вплоть до того момента, когда 31 марта его покинули российские оккупанты. Свою историю она рассказала журналистам Главреда.

"Звонила ночью сыну и говорила: "Вставай, война началась!"

Посреди ночи 24 февраля на улице начала громко выть собака. Часы отбили всего 20 минут пятого. Валентина Петровна поднялась с кровати и вышла на улицу проверить, что не так.

"С северной стороны, со стороны Овруча, увидела огни. Были залпы, стрельба. Я позвонила сначала к соседке, а потом начала звонить старшему сыну. Он: "Мамочка, вам что, плохо?" Потому что я одна живу, думал, что что-то со мной случилось. Говорю: "Вставай, сын, потому что война началась". Он: "Мама, вы что?" Я говорю: "Стреляют, сын, война", – рассказывает женщина. Вспоминать об этом для нее трудно, потому что каждое воспоминание возвращает в такое еще недалекое прошлое и бередит незажившие душевные раны.

Уже в 5 часов утра о войне объявили по телевизору. Затем начала идти российская военная техника. Танков прошло столько, что и не сосчитать, а от них аж земля гудела, говорит Валентина Петровна.

"Они ехали, ехали и ехали – в прямом смысле с рассвета и до обеда. Летели самолеты. И с того дня мы как зашли в погреб, так и сидели до 31 марта. Выходили очень редко", – отмечает местная жительница.

В погребе она сидела с сыном и 4-летним внуком – сын как раз приехал, чтобы забрать их из села, однако уехать они уже не успели.

российский танк, российская техника, киевщина
Разбитый российский танк в Киевской области/ Telegram Киевская ОВА

"Миша хотел похоронить тех, кто погиб под завалами – за это ему прострелили ногу"

Дом Валентины Петровны стоит на окраине, куда оккупанты почти не заходили. Возможно, именно это и спасло семье жизнь, предполагает женщина. Зато часть села, где проходила центральная улица, захватчики разгромили полностью. Люди остались под завалами. Местный парень Михаил хотел достать погибших из-под завалов и похоронить. Но оккупанты не дали этого сделать, еще и прострелили ему ногу.

Мама Миши тоже была ранена – она еще немного пожила и умерла, говорит местная жительница. У людей не было возможности оказать ей помощь.

Село было отрезано от мира, отмечает Валентина Петровна. Продукты у каждого были только те, которые остались. Света тоже не было.

Сначала в Олизаровке стояли российские срочники. Позже заехали кадыровцы. Они ходили по домам и воровали, что хотели.

"Выносили всё, что под руку попадется – от еды до посуды. У одного человека, который у нас в деревне землей занимается, вывезли и машины, и тракторы. Что не могли вывезти – то разобрали. А что у меня было выносить? Только игрушки детские. Так они зашли, посмотрели и не трогали нас", – рассказывает женщина.

"Оккупанты заминировали всё село. Молодому парню на растяжке оторвало обе ноги"

По словам Валентины Петровны, огонь в селе не прекращался ни на день. Также оккупанты везде поставили мины.

"Вся Олизаровка была заминирована. Мы видели, как они ездили и минировали. А нам после этого сказали, чтобы мы выходили только к колодцу по воду, и только по центральной улице, потому что везде растяжки", – говорит женщина.

разминирование буча гсчс
После освобождения Киевщины от оккупантов украинские спасатели ежедневно разминируют территории/ На фото: разминирование в Буче; ГСЧС Украины на Киевщине

Но без беды не обошлось. 31 марта, как раз в день, когда оккупанты покидали село и отходили, на растяжке подорвался местный парень – ему оторвало обе ноги.

"Молодой парень, лет 26-27. Мой сын с его отцом и младшим братом помогали его выносить. Перевязали ноги. Мы вызвали скорую со стороны Малина. Но возле села был взорван мост – нельзя было проехать. Поэтому Валика везли прямо на тачке в соседнее село", – рассказывает женщина.

"Из села мы шли через лес, потому что дороги оккупанты заминировали. Под деревьями валялись неразорвавшиеся ракеты"

Люди смогли покинуть заминированное село, только когда оттуда ушли оккупанты. Доезда к Олизаровке не было – половина дороги до Малина была заминирована, да еще и мост возле села взорван. Поэтому людям пришлось выходить пешком через леса.

Все односельчане ушли раньше. Валентина Петровна с внуком и сыном отправились позже – после того, как сын вернулся, проведя к медикам раненого парня.

"Нас проводили наши воины. На дорогах были срезаны деревья, а под деревьями мины стояли. Нельзя было пройти. Мы проходили с внуком по лесам. Он маленький, 4 годика, шел пешком. Когда папа возьмет на плечи, а когда пешком идем. Лес был сгоревший, аж страшно смотреть. А под деревьями кое-где валялись неразорвавшиеся ракеты", – рассказывает женщина.

Чтобы выбраться, пришлось идти пешком около 25 километров к соседнему селу. И уже там семью с односельчанами смогли посадить в автобусы для эвакуации.

Справка:

Об освобождении села Олизаровка в Киевской области сообщил 1 марта депутат местного поселкового совета Олег Береговой. Он написал в Facebook, что российских оккупантов в селе больше нет.

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять