До 2024 года Путин не даст Украине расслабиться – Максим Розумный

Война в Украине зашла в тупик, из которого у России лишь два выхода – либо государственный переворот, либо поражение в войне, считает доктор политических наук.

Максим разумный считает возвращение Крыма в Украину возможным, но при одном условии
До 2024 года Путин будет держать руку на горле Украины, считает политический эксперт / Коллаж Reuters, скриншот

Российско-украинская война вошла в такую фазу, когда ситуация на фронте остается стабильной, и особых изменений не происходит: враг пытается атаковать – украинские войска отражают атаки. Однако на юге Украины Россия накапливает силы, формируя достаточно мощный военный кулак – то ли для сдерживания контрнаступления ВСУ, то ли для попытки захватить новые украинские территории. Впрочем, особо продвигаться не удается ни одной из сторон.

Главред пообщался с доктором политических наук, политическим экспертом Максимом Розумным, который рассказал, какие выходы существуют из тупика, в который зашла война в Украине, к чему сводится цель войны России против украинского государства, почему накопление российских войск на юге является вынужденным шагом, когда и чем может закончиться война, при каких условиях Украина вернет Крым, когда Крымский мост станет мишенью для ВСУ и почему нужно повременить с ударом по нему, а также что ждет Россию после войны, и по каким швам она рискует расползтись.

Пять месяцев назад, когда Россия начала свою военную авантюру, ее целью был захват всей Украины. Как, по-вашему, за это время изменились цели Москвы относительно Украины, как события на театре боевых действий скорректировали ее аппетиты? Условно говоря, каковы на сегодня задача максимум и задача минимум России в этой войне?

Накануне российского вторжения я сформулировал три возможных сценария, которые до сих пор сохраняют свою актуальность, по крайней мере, два из них.

Первый сценарий – win-win, который позволял всем победить, всем быть довольными. Он предполагал, заморозку Путиным конфликта на Донбассе. Все остались бы на своих позициях, россияне – на линии фронта, война прекратилась бы, но Россия забрала бы себе Донбасс.

Возможно, Россия проиграла бы в каком-то другом плане, возможно, Путин не выполнил бы задачу своих патриотических сторонников в России. Но, в принципе, такой вариант позволял перевернуть страницу и двигаться дальше. Перед Россией бы открывалось большое поле для маневра, в частности, она могла бы снимать с себя санкции, формировать определенные коалиции и тому подобное.

Второй сценарий – нападение. Как выяснилось впоследствии, именно этого хотел Путин, и это нападение произошло. Я до конца не верил, что нападение произойдет, потому что оно невыгодно России. Для нее это – стратегический проигрыш во всех отношениях (на международной арене, во внутренних делах).

Единственный, кому это выгодно – российская власть. Если российские властьимущие решили, что у них нет другого способа удержаться у власти, это единственное объяснение, почему они могли решиться на такую авантюру. К тому же, они надеялись на легкую победу, хотя многие в России предупреждали власть, что легкой победы не будет.

Третий сценарий – это своего рода возвращение Украины в Советский Союз, "славянское братство" и тому подобное. Впрочем, нападение 24 февраля сделало невозможным этот сценарий в ближайшей перспективе: неприязнь, которая возникла на этом фоне, отменяет любые возможности воссоздать СССР на десятилетия. Кстати, так случилось не только с Украиной, но и с Казахстаном, Арменией и другими: все увидели, что такое Россия, и желающих поверить, что она – не хищник, не осталось. Все увидели, что с ней невозможно договариваться.

Поэтому от цели воссоздания Советского Союза или привлечения к нему Украины Путин оказался на безопасном для нас расстоянии. Эта идея утратила актуальность.

Какой была и есть цель нападения России на Украину? Продолжаю придерживаться мнения, что целью РФ не является возвращение Украины, потому что весь проект путинской России – это проект Советского Союза, но с меньшими затратами ресурсов. Ведь ресурсов Советского Союза не хватило в конце 80-х годов на все 15 республик. Ельцин думал, что он схитрил, и основные советские ресурсы направил только на Россию, оставив советские республики с минимумом ресурсов. Были надежды, что империя выживет, если будет в сокращенном виде, не будет кормить, как писал Солженицын, "центральноазиатскую подбрюшину". Украина после распада СССР представляла собой не слишком надежный актив. Поэтому и решили сосредоточиться на России. Ничего с тех пор не изменилось.

С начала 2000-х годов в РФ снова пошли нефтяные и газовые доллары. Но все равно их хватает лишь для России. А для того, чтобы удерживать оккупационный режим во всей Украине, чтобы кормить Украину, чтобы ее население было довольно, чтобы при этом еще как-то отбиваться от внешних атак, в частности, санкций, и поддерживать свою внешнюю политику, которая после оккупации Украины пережила еще больше ударов (санкции, изоляция и тому подобное), Россия была и остается неспособной на это.

Поэтому цель Москвы проста – по возможности разрушить Украину, превратить ее в нежизнеспособную территорию и оставить в таком состоянии на границе Европы и России. Россия хотела видеть Украину полуразрушенным государством, лишенным ресурсов, с населением, которое погрузилось бы во внутренние конфликты и неопределенность. Такова была цель путинского нападения, по моему мнению.

Впрочем, силы, которые были привлечены для нападения на Украину, не могли бы обеспечить контроль над всей страной. Они могли бы обеспечить лишь государственный переворот в Киеве и, возможно, на определенное время "демилитаризацию" Украины. Этого россияне могли достичь. После того, согласно плану РФ, здесь должна была быть сформирована пророссийская администрация, которой бы пришлось иметь дело с травмированным украинским и в значительной степени патриотическим населением. При этом было бы огромное количество рисков и экономических, политических и внешних проблем.

Но Россию все это устраивало бы, она бы говорила: "Мы освободили Украину от нацистов, а теперь делайте, что хотите". Такое развитие событий для Путина было бы выгодным, потому что ему нужна легитимация внутри России и пояс нестабильности вокруг нее, чтобы не было "плохого примера" для россиян – демократического выбора, проевропейского направления.

Изменилась ли в этом смысле стратегия России по итогам военных действий? Думаю, нет. Россияне продолжают преследовать – цель нанести как можно больший вред и разрушений Украине.

На сегодняшний день цель номер один Кремля – уничтожить украинский военный потенциал, а параллельно уничтожить и экономический и социальный потенциал Украины. Все то, что сегодня происходит в Украине, по большому счету, выгодно Путину: миграция населения, перевод экономики на военный лад, то есть отказ от подоходного модуса экономики и переход к военному (затратному), травмированное население, которое еще долго не сможет наладить нормальную жизнь и тому подобное.

Внешняя политика – это отдельная история, но понятно, что ничего кардинального не произойдет: Украину не примут завтра ни в ЕС, ни в НАТО, то есть она останется серой зоной с HIMARS-ами и Javelin-ами.

Поэтому Путин может себе позволить продолжать эту войну, несмотря на то военное и стратегическое поражение, которое он потерпел в течение пяти месяцев. Потому что его стратегическая цель до сих пор кажется ему достижимой: сохранение легитимности своей власти внутри России, перевод РФ на рельсы военной диктатуры, а также ослабление и разрушение Украины и ее потенциала (социально-демографического, экономического и тому подобное).

Единственное, с чем Путин пока не может справиться – с военным потенциалом Украины.

Просто разрушить Украину не слишком ли это мелкая цель России? Почему ни неудачи, которые терпит российская армия в Украине, ни современное западное вооружение, которое постепенно получает Украина и которому нечего противопоставить России, ни санкции и мощный удар по российской экономике из-за них, ни имиджевый удар почему все это не заставляет Кремль пересматривать цели и отказаться от уничтожения украинцев и украинских городов? Это выглядит не как цель, а как одержимость…

Это действительно похоже на одержимость. Как по мне, в России – коллективное правление, коллективный Путин. Мы можем видеть фигуры типа Патрушева, Сечина и тому подобное, то есть ближайшего окружения, которое прошло вместе с Путиным больше 20 лет, которое взрывали дома, которые обеспечивали войну в Чечне и тому подобное, а с 2004-2005 года взяли курс на разрыв и конфронтацию с Западом. Так вот этот коллективный Путин, думаю, сейчас находится в таком состоянии, как говорилось в кричалке, которая еще в советские времена была у болельщиков Киевского Динамо на случай, когда команда пропускала гол: "Обидно, досадно, но ладно, ладно, ладно". Примерно так, мне кажется, чувствует себя коллективный Путин на сегодняшний день.

Проблема в том, что у Кремля нет альтернативы, альтернативного плана. Курс на разрыв и противостояние с Западом является базовым, и менять его никто не собирается. Ведь эти деды, которым уже за 70 лет, понимают, что сохранить власть они смогут только при условии режима, который подобен северокорейскому или иранскому. Так что у них нет пути назад, к Западу.

Они надеялись, что им как-то удастся облегчить удар, как это произошло с Грузией или с Украиной в 2014-м. Вспомните, как Медведев на заседании Совбеза РФ, которое транслировалось российским телевидением, правда, в записи, прямо сказал, на что они рассчитывают – мол, на Западе посердяться, повыступают, а потом все вернется к старому. Именно на это надеялись в России.

Что касается армии и военных потерь. Конечно, это больно для России, но не критично. Хотя действительно в значительной степени теряется военный потенциал, на который РФ рассчитывала.

Путин не мог не попытаться использовать эту армию. Ведь по крайней мере, последние десять лет армия была его любимой игрушкой, на которую он не жалел денег и возлагал большие надежды. У него чесались руки опробовать ее в деле, чтобы понять, как же усвоились те миллиарды, которые он перечислял Шойгу и Сечину на военно-промышленный комплекс, армию, силы специальных операций, реорганизации, батальйонно-тактические группы, ракеты. Путину хотелось посмотреть, как все это работает.

Потеря Калибров, танков и прочего – это для России плохо, но на фоне этого признать свое поражение было бы еще хуже. Думаю, что логика у российских руководителей именно такая, поэтому они и хотят дожать эту военную затею до какого-то положительного результата.

Поэтому санкционные, военные потери, а также потеря личного состава (гибнут в основном представители "малых народов", то есть тувинцы, дагестанцы, буряты, тогда как москвичи и петербуржцы остаются вне войны) болезненны, но не настолько, чтобы это изменило общий план.

А план прост: в 2024 году Путин должен стать монархом. Он уверенно шагает к этой цели. И его окружение точно не позволит изменить курс даже в связи с уходом русских войск с севера. Для них это не повод, этого недостаточно.

Но ведь и Калибры и Искандеры, и другие ракеты не бесконечны... Хватит ли их до 2024 года, чтобы аж настолько растянуть войну и сделать Путина монархом?

В России рассказывают о том, какое страшное расширяющееся НАТО, которое уже приближается к границам РФ, но они прекрасно понимают, что на Россию никто нападать не собирается. Они это осознают по меньшей мере с 1991 года. Поэтому они тратят эти ресурсы…

Кроме того, на реорганизацию российского войска были потрачены миллиарды, но большая часть из этих денег украдена. Поэтому стоит задача скрыть кражу. Все как в фильме "Операция Ы", где говорилось: "Все уже украдено до нас". При таких условиях надо сделать нечто такое, после чего уже нельзя будет выяснить, сколько денег в действительности ушло на дело, а сколько – на яхты, дачи и все остальное. Вот они и пытаются скрыть хищения, утилизируя под благовидным предлогом технику, на которую потрачены миллиарды. Для тех людей, которые в Кремле принимают решение (Сечина, Патрушева, Шойгу и т. п.), это является вопросом их жизни, то есть они пытаются выйти из ситуации живыми и невредимыми, еще и сохранить свои активы.

Все эти факторы работают на то, чтобы ситуация оставалась инерционной: были приняты определенные решения, Путин знает, что делает, и да – двигаемся дальше в том же направлении. А вот к чему? Думаю, что в Кремле все еще остается определенный оптимизм. Там думают, что смогут остановиться в любой момент – и после этого начнется возвращение к business as usual: начнут сниматься санкции, начнутся встречи с Байденом, Шольцем и другими, торговля нефтью и газом, и все можно будет уладить, а то, что нельзя будет уладить, можно будет списать на войну и попросить россиян терпеть (Россия же воюет с нацистами и американцами).

Поэтому оптимистичный вариант остается в голове российских руководителей. Для них вопрос – когда остановиться, когда перейти от горячей фазы к охлаждению.

Россия стягивает силы на юг Украины и уже сформировала в Запорожской и Херсонской областях довольно мощный кулак, речь идет о группировке войск численностью не менее 22 тысяч человек. По-вашему, к чему готовится Россия – обороняться или наступать? Чем будет определяющей условная "битва за юг"? Как от ее исхода может зависеть дальнейшее течение войны?

Склонен доверять версии, которую недавно выписывали британские специалисты и разведчики. Они говорили о том, что Украине удается постепенно перехватывать стратегическую инициативу, и этот шаг России – переброска войск на юг – является вынужденным, а не вытекает из общей стратегии Кремля.

Скорее всего, приоритетом россиян было уничтожение нашей военной группировки на востоке и выход на границы Донецкой и Луганской области. Но для РФ не так важен захват тех городов, как уничтожение группировки, которую мы восемь лет наращивали, укрепляли, бетонировали и пристреливали на Донбассе. Это для россиян очевидный приоритет.

Однако украинская активность на юге заставила их изменить планы. Собираются ли русские только обороняться на юге – это сложный вопрос. По некоторым сведениям, они туда перебрасывают десантно-штурмовые подразделения, а это свидетельствует о том, что они собираются не только обороняться.

С военной точки зрения, это можно объяснить следующим: для того, чтобы оборона была качественной и не была очень затратной, можно попробовать развить наступление в направлении того же Кривого Рога, Запорожья и Николаева. Это заставило бы украинцев обороняться и поставило бы под вопрос украинскую стратегию постепенного освобождения юга.

В общем, Россия сейчас пытается на юге удержать то, что уже захвачено. Хотя она захватила больше, чем способна удержать, она пытается это сделать, используя различные военные маневры и способы ведения войны.

Максим Розумный
Максим Розумный / Главред

Насколько вероятен захват Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областей полностью, в пределах их административных границ? Хватит ли у России сил на то, чтобы их захватить и удерживать, если уже сейчас, на этом этапе, есть определенные проблемы?

Это зависит не только от России. Благодаря тому, что мы увидели за эти пять месяцев войны, и благодаря американской разведке, мы уже примерно можем представить и понять потенциал российской армии на востоке, юге и даже в тылу. Известно, кто мобилизуется, сколько техники расконсервируется, откуда она поступает и тому подобное.

Неизвестным в этой ситуации является как раз украинская способность и военный потенциал Украины. Здесь информация противоречива. В нашем информационном пространстве так долго культивировалось ожидание контрнаступления Украины, что создалось впечатление, что у нас есть для этого силы, техника, личный состав и все остальное. Но события июля и начала августа указывают на то, что наш потенциал далеко не настолько мощный, чтобы легко переломить ход войны в лобовом столкновении, как это происходит на Донбассе, и отвоевать часть территории.

Это может указывать на то, что во время войны сложился паритет потенциалов. Война зашла в тупик, когда и русские не могут слишком развить свой успех, и украинцы не могут кардинально изменить ситуацию.

Сможет ли Россия удержать захваченные территории? Думаю, при условии проведения дальнейших боевых действий ей вряд ли удастся эффективно это делать в течение года или двух. Потому что украинцы показали, что они могут разрушать инфраструктуру, уничтожать логистику, запасы боеприпасов и тому подобное. При таких условиях российский контингент будет так или иначе ослабляться, ибо все же он находится на чужой территории, и его обеспечение в длительной перспективе будет все сложнее.

Но если будет достигнуто соглашение о перемирии, и боевые действия на линии фронта прекратятся, высока вероятность того, что россияне могут закрепиться и установить оккупационные администрации на местах. А до того момента, как население отойдет от шока и травмы военных действий и начнет понимать, где оно оказалось и по чьей вине, пройдет довольно много времени. И не известно, каким будет результат.

Ведь мы видим Донбасс и людей, из которых за восемь лет воспитали анти-Украину. Несмотря на то, что там огромные потери и среди населения, и среди мобилизованных – фактически Донбасс разрушается, никакого сопротивления или изменения настроений на оккупированной части Донбасса мы не видим. Возможно, кремлевским "селекционерам" удастся нечто подобное сделать на других захваченных территориях, но для этого должны быть очень благоприятные для них условия, которые, я надеюсь, ни Украина, ни западные партнеры им не создадут.

Например, Херсон – смогут ли россияне развить там анти-Украину, с вашей точки зрения, или все-таки есть основания считать, что Херсон может быть освобожден в ближайшее время?

Херсон может быть освобожден только военным путем, в результате наступления украинских войск. Насколько я понимаю, вероятность освобождения Херсона значительная благодаря тому, что город расположен на правом берегу Днепра, и российский контингент на правом берегу может быть отрезан от снабжения.

По крайней мере, освобождение Херсона военным путем выглядит намного проще, чем было прорваться в Мариуполь и освободить его. Херсон, с естественной точки зрения и с точки зрения логистики, гораздо удобнее для этого.

Но, опять-таки, мы не знаем реального баланса потенциалов России и Украины. Если у нас есть какое-то преимущество, то это сделать можно.

Если наступления украинских войск не будет, Россия, к сожалению, сможет держать город под своим контролем и в дальнейшем. В таком случае ситуация там будет развиваться по уже известному сценарию: проукраинское население будет выезжать, пророссийское оставаться, будут появляться коллаборанты... Если Россия в свое время смогла изменить настроения и заставить принять российскую администрацию в Чечне, и чеченский народ, настолько сплоченный в своей многолетней борьбе против оккупантов и колонизаторов, на сегодняшний день является сторонником империи, то что тогда говорить. Если россиянам создать благоприятные условия и не наступать, они смогут закрепиться на этих просторах.

Как думаете, будет ли вторая попытка взять Киев? Возможно, с помощью белорусских войск?

Потенциал белорусской помощи России я оцениваю не очень высоко. Она не станет критическим фактором, который сможет помочь РФ взять Киев.

Взять Киев очень трудно. После того разочарования и фрустрации, которая была заметна на лице Путина в первые месяцы войны, он вряд ли решит проводить подобный эксперимент. Тем более, он – пожилой человек, который мыслит более консервативно и стоит на защитных позициях, а не на авантюристических. Решение взять Киев в нынешних условиях маловероятно.

Впрочем, ситуацию может изменить потеря Украиной обороноспособности. Условно говоря, разгром украинской армии мог бы вернуть Путина к мысли о том, что он мог бы взять Киев. Без этого такая попытка крайне маловероятна.

Поделитесь, пожалуйста, вашим прогнозом, чем и когда может закончиться война? Насколько велика угроза, что она продлится годами, или на время будет превращаться в замороженный конфликт, а потом снова вспыхивать? И насколько был прав Эрдоган, который сказал, что "в войне в Украине не будет победителя"?

Эрдоган во многом прав, но следует пояснить. Не будет победы или победителя в том смысле, который мы и русские вкладываем в это понятие. Той победы, на которую надеялись россияне, им не удастся достичь. Но и той победы, на которую мы рассчитывали (вспомните, как в марте многие у нас думали, будем ли мы освобождать Кубань, как быть с Крымом – освобождать его сразу или немного подождать), также вряд ли можно ожидать.

На сегодняшний день есть два момента, которые остались не выясненными, с военной точки зрения – захваченные россиянами почти половина Донецкой области и почти часть украинского юга. Собственно, за это идет на сегодняшний день война.

Звучат мнения, что на самом деле решение проблем поставки воды и электроэнергии в Крым, а также сообщения с Крымом по суше стоит гораздо меньше, чем те потери, которые Россия несет из-за оккупации украинского юга. То есть оно того не стоит. Но, тем не менее, Россия будет продолжать добиваться этой хотя бы небольшой победы. Потому что, если Путину удастся выйти на границу Донецкой области, разрушить украинские позиции на Донбассе, отрезать Украину от значительной части Черного моря и захватить юг, он сможет предъявить россиянам "победу". Он сможет сказать, что это и было целью его "спецоперации".

Будет ли эта война вялой со вспышками – к сожалению, очень вероятно, что да. Причем независимо от того, усадит ли Эрдоган Зеленского и Путина за стол переговоров, подпишут ли они какую-то бумажку.

Отпускать Украину Путин не захочет, потому что это будет для него плохо, с имиджевой точки зрения, с точки зрения возможностей торга с Западом. Скорее всего, Путин рассчитывает заключить с Украиной какой-то вариант соглашения, то есть повторить сценарий Минских договоренностей: что-то подписать и начать торговаться за ослабление давления Запада. Но при этом Путин будет держать руку на пульсе или на горле Украины и все время ее принуждать к новым политическим и экономическим уступкам, продолжая разрушать ее. Потому что, как мы говорили выше, разрушение Украины является главной стратегической целью Путина.

Поэтому вероятность полузамороженного конфликта является достаточно высокой. Об этом свидетельствуют примеры других горячих точек, например, в Кашмире или между Израилем и Сектором Газа. По крайней мере, это вероятнее, чем окончание войны завтра или до нового года и возвращение к довоенному положению вещей.

То есть эта война может затянуться на годы?

Возможно, не в таком виде, как сейчас. Ведь война такой интенсивности, как в Украине, не может, согласно всем канонам военной науки, длиться долго. У нас идут очень интенсивные боевые действия, и они происходят одновременно на нескольких театрах.

Вероятно, в этой войне будет передышка. Война должна приостановиться по многим причинам. Но кардинально не изменит ситуацию ни затишье на фронте, ни подписание какого-либо соглашения или перемирия. Эта война сможет восстановиться в любой момент, и такая угроза будет сохраняться вплоть до свержения или исчезновения, или растворения в мировой энтропии режима Путина.

Путину, как минимум, до 2024 года – до президентских выборов в России – нужно будет сохранять мобилизацию российского общества и тот же, что и сейчас, режим давления (информационного, силового и т.д.) в самой России, и война в Украине является для этого лучшим стимулом. То есть до 2024 года, до перевыборов Путина, нам расслабляться не придется.

Вы уже упомянули о переговорах с Россией и о возможности заключения чего-то вроде Минских соглашений. Как вы думаете, если переговоры будут проходить сейчас, при нынешней ситуации на фронте, кто в этих обстоятельствах будет диктовать условия этих соглашений? Москва будет навязывать нам свои условия, или Украина тоже сможет диктовать свои?

Думаю, что при нынешних условиях мы точно не сможем ничего диктовать. Русские будут вести себя очень нагло и угрожать, как и делали все время.

Более того, наша переговорная позиция сейчас хуже, чем была в сентябре 2014-го и феврале 2015-го, когда подписывались Минск-1 и Минск-2. По нескольким причинам, в частности, потому что Путин уже не слушает Запад. Раньше все-таки давление Запада в лице Меркель и Олланда для Путина имело значение, потому что он планировал торговать с Европой, а потому был настроен договариваться и сохранять отношения.

Сейчас посредником является Эрдоган, а он точно не на стороне Украины. Поэтому сейчас давления на Россию в переговорном треугольнике не будет. А Россия настроена диктовать свои условия и выторговывать как можно больше.

Мы сможем что-то противопоставить только тогда, когда Россия будет в безвыходном положении, а этого пока не видно. Возможно, как говорят экономисты, с осени начнутся серьезные проблемы в российской экономике и социально-экономическом положении населения, и тогда можно будет сделать украинскую позицию более сильной.

Но сегодня все это, видимо, прекрасно понимают наши дипломаты и наше государственное руководство, потому и не соглашаются на эти переговоры.

Как вы считаете, возможно ли возвращение Украиной всех оккупированных территорий включительно с Крымом при жизни и при правлении Путина? То есть является ли его отстранение от власти необходимым условием для того, чтобы Украина начала возвращать себе свое?

Сохранение Путина у власти – это символический момент. Мы говорим, скорее, о сохранении нынешнего режима. Режим может заменить Путина на кого-то другого, или режим может изменить самого Путина, и он станет другим, не таким, как мы привыкли, скажет, что пошутил, что все было неправильно, что его заставили, держа пистолет у виска.

Путин – это функция режима, но не сам режим.

До смены путинского режима мы не можем рассчитывать на восстановление территориальной целостности Украины. Потому что силой мы этого сделать не можем, и усталость от войны у украинского общества будет нарастать. А в силу значительного потенциала России, усталости от войны и слишком больших жертв, которых уже понес украинский народ, военный путь освобождения всех украинских территорий, захваченных после 2014 года, маловероятен.

Ваши мысли по поводу перспектив освобождения Крыма – насколько это реалистично? В какой перспективе это возможно? И отдаст ли Россия Крым, или же справедливы мнения, что в случае попыток Украины вернуть Крым военным путем, Путин может прибегнуть к чему угодно, даже к применению ядерного оружия?

Я вижу лишь один сценарий, по которому Украине реально вернуть Крым. Это произойдет, только если Россия дойдет настоящего банкротства во всех смыслах: к экономическому упадку, к неспособности удерживать свой ядерный потенциал, и тому подобному, словом, когда Россия сдастся на милость победителей. Но имеется в виду не Украина, а Запад – Америка и Европа.

Это далеко не фантастический сценарий, он вполне реалистичен. Я не вижу другого пути для эволюции российской государственности, кроме полной капитуляции перед Западом. То есть на определенном этапе у россиян не будет другого выхода, кроме как признать, что Путин является преступником, а то, что они натворили, является бедой для всех, в том числе и для русского народа, и начать жизнь с чистого листа, по-новому.

Тогда Запад вместе с Украиной может согласиться начать все сначала, но будет несколько пунктов условий. Среди этих пунктов может быть вопрос Крыма. В различных модификациях.

Насколько я понимаю, этот сценарий уже разрабатывался многими аналитиками и стратегами, даже уже обсуждались детали: как Крым может вернуться под украинскую юрисдикцию, какой у него может быть статус, будет ли его возвращение под украинскую юрисдикцию, расширятся ли его автономные права и тому подобное. Впрочем, при условии такого сценария автономные права Крыма точно не сузятся. Возможно, Крым станет территорией со специальным статусом.

То есть такой сценарий существует и является довольно реалистичным.

Но – не до смерти Путина, не до его ухода от власти. А его уход от власти может произойти из-за плохого здоровья в любой момент. То есть Крым не вернется до тех пор, пока в России не изменится режим, и пока она не будет вынуждена капитулировать перед Западом.

На днях в очередной раз досталось Антоновскому мосту может ли он передать эстафету Крымскому мосту? Насколько для Украины является целесообразным его уничтожение? И какие тут риски, как Россия может ответить, учитывая его значение для нее?

История с Крымским мостом похожа на визит Пелоси на Тайвань. Крымский мост играет для России очень важную роль в снабжении и переброске войск и ресурсов, то есть он имеет не только символическое, но и практическое военное значение.

Ситуация зашла в тупик, поэтому на определенном этапе так или иначе начнутся переговоры. При таких условиях украинское руководство будет оставлять до последнего эту угрозу не реализованной. На сегодняшний день стороны накапливают такие угрозы: россияне захватили и подвергают значительному риску Запорожскую АЭС, а мы вместо этого говорим о Крымском мосте. Очевидно, что перечень таких уязвимых точек будет расширяться. Каждая сторона заинтересована держать козырь в руках, а не разыграть его в ситуации, которая ничего не решает.

Поэтому я думаю, что Крымский мост еще будет стоять. Но при определенных обстоятельствах по нему может быть нанесен удар, например, если станет понятно, что до переговоров дело не дойдет. Когда Украина вместе со своими западными союзниками решит, что настало время для очень мощного удара по России, ее амбициям и способностям, тогда, возможно, Крымский мост станет мишенью.

Но – такой шаг целесообразен лишь в комплексе со многими другими мерами: экономическими, военными (серьезное наступление на фронте) и т.д. Удар по Крымскому мосту – это такой козырь, который используют тогда, когда появится вероятность достичь победы. А до того времени его будут держать как потенциальную угрозу врагу.

Вы упомянули о Запорожской АЭС. Зачем Россия обстреливает Запорожскую АЭС? Если в результате этих обстрелов произойдет катастрофа, второй Чернобыль, что это ей даст? Что она будет делать с этой загрязненной и непригодной к жизни территорией?

Звучат мнения, что такие обстрелы, как происходят сейчас, вряд ли могут привести к взрыву и катастрофе с загрязнением территории. Мол, сооружения этой АЭС таковы, что вряд ли взорвутся от механических повреждений.

В российской интерпретации это не русские, а украинцы обстреливают Запорожскую АЭС. То есть это повод для очередного обвинения украинцев в том, что они crazy. Это направлено на российскую аудиторию, а также делается для поднятия ставок на международном уровне (мол, украинцы сошли с ума и сами у себя создают ядерную катастрофу).

То есть это дополнительный инструмент давления на Запад, чтобы заставить Украину отказаться от наступления на юг.

В общем, складывается впечатление, что россияне хотят оставить Запорожскую АЭС под своим контролем, чтобы поставлять электроэнергию в Крым.

А разговоры о том, что украинцы якобы угрожают этой АЭС, а украинское наступление создаст еще больше рисков, является дополнительным аргументом для того, чтобы, например, Украине не поставляли определенных видов вооружения.

Кстати, помните последний резонансный отчет Amnesty International? Вскоре мы можем увидеть подобный отчет от МАГАТЭ, где тоже обвинят Украину в ненадлежащем подходе к ядерной безопасности. Россияне над этим уже работают.

Если продолжать тему ядерной угрозы, как вы думаете, может ли Россия прибегнуть к ядерному удару, если Украина начнет демонстрировать ощутимые успехи на фронте? Видите ли вы реальную готовность российского руководства к такому шагу?

Пока что я не понимаю, что бы это могло дать России. А поскольку это нерационально, я не склонен рассматривать такой вариант как реальную опцию. Хотя, возможно, у меня недостаточно эмпатии к российскому руководству, чтобы понять его мотивацию и подходы. Но думаю, что пока такая вероятность не является высокой.

Паритет, который сложился на театре боевых действий, для нас очень плох, потому что он консервирует нас в состоянии полуразрушенной страны и дает печальные перспективы на продолжение этого конфликта. Но единственный плюс в этом – России нет смысла использовать ядерное оружие, пока она не загнана в угол и рассчитывает на достижение своих целей военными, политическими и экономическими средствами. Ведь это сразу поставит Россию вне закона в международном смысле. Россияне, конечно, могут рискнуть, но это такой шаг, который лишит их остатков поддержки в мире и сдержанности Запада по разрушению России.

Какими будут последствия этой войны для России и путинского режима? Может ли Россия посыпаться, как Советский Союз в свое время? Удержится ли путинский режим? И если развивать эту тему дальше, то какой будет жизнь рядовых россиян?

Здесь другая история, не такая, как с Советским Союзом. Потому что СССР рассыпался в состоянии полнейшей энтропии. В 80-х годах уже никто не верил, что кто-то когда-то построит коммунизм, Коммунистическая партия уже не была умом, честью и совестью эпохи, не было и враждебности к Западу, наоборот, было увлечение западной музыкой, западными супермаркетами... То есть Советский Союз разваливался на ходу, потому что он потерял свою идею: стало непонятным, зачем все это, если можно жить нормально.

Россия сейчас находится в совершенно другом модусе – в состоянии гипермобилизации. Она больше похожа на нацистскую Германию перед поражением Гитлера: настолько накручено пропагандой общество, настолько закручены силовыми структурами гайки, что развал возможен, но не как революционный путь. Наиболее вероятный в этих условиях выход из ситуации для РФ – государственный переворот или поражение в войне (хотя для ядерной страны это проблематично).

Поэтому я думаю, что будет по-другому: к власти в России придут другие люди, которые в свое время не успели или не смогли стать "людьми Путина" и получить доходы и привилегии, а теперь увидят для себя возможность в примирении с Западом, чтобы снова жить хорошо. Но для этого нужно будет изменить курс государства.

Такой сценарий гораздо более вероятен, и к нему Россия рано или поздно вынуждена будет прийти, даже сугубо по геронтологическим причинам. Ведь российским дедам во власти по 70, пусть они еще протянут до 80 лет, но это все, так что придется уступить место кому-то другому. А у других не будет другого пути, кроме как отрицать и перечеркнуть режим Путина.

Этот сценарий наиболее вероятен, и при нем Россия вряд ли будет распадаться, как СССР. Возможно, разве что Чечня переориентируется на Саудовскую Аравию или Турцию, или на кого-то другого. Но не более.

Даже если произойдет смена режима в России (а она не может не произойти), некоторое время все будут заинтересованы в централизованном поступлении западной помощи, и очередные "ножки Буша" будут распределяться из центра. Поэтому все некоторое время будут стараться поддерживать центральную структуру, имперскую администрацию. Разве что произойдет социально-экономический коллапс, когда, в частности, прекратят выплачиваться пенсии и зарплаты полиции, тогда, возможно, какие-то территории будут провозглашать суверенитет и отходить в другие страны, например, в Китай. Но это будут не столько национально-освободительные движения, сколько просто административный распад.

Кроме того, люди, которые могут развалить Россию – это не татарские или ингушские, или тувинские, или другие националисты. Наибольшую угрозу ставит ядро губернатор, руководитель местного ФСБ и кучка наиболее влиятельных бизнесменов, которые являются россиянами, но которые будут понимать, что из центра уже не капает, в Москве краник закрылся, так что теперь надо обустраивать жизнь по-своему. Это откроет для них возможности укрепления своей власти и выхода на внешние силы.

Поэтому не стоит преувеличивать значение национально-освободительного движения в России. Если будет социально-экономический коллапс, Россия начнет расползаться по другим швам. А если его не будет, они будут оставаться в империи, потому что это привычные схемы и способы выживания.

Способна ли Россия в принципе остановить свою агрессию против Украины ввиду того, какие настроения в отношении Украины и украинцев царят сейчас в российском обществе? Можно не доверять российской социологии, но мы видим, как россияне высказываются в сети и реагируют на обстрелы украинских городов и смерти украинцев. Не будет ли каждый новый российский лидер, который придет после Путина заложником этих настроений россиян?

Настроения россиян переменчивы. Их легко изменить, если новый лидер в России будет в этом заинтересован – нужно просто выключить телевизор или переключить на другую программу. Если дать россиянам пару месяцев отдыха от идеологической накачки, то настроения кардинально изменятся.

По нескольким причинам. Во-первых, с психологической – потому что россияне уже слишком долго находятся в состоянии мобилизации, а точнее психоза, а потому охотно избавятся от этого напряжения. Во-вторых, с мировоззренческой – если сместить фокус внимания россиян на то, что происходит в самой России (на хозяйственные проблемы, экономику и все остальное), настроения начнут меняться.

Следовательно, новое политическое руководство РФ точно не будет заложником настроений российского общества.

Опять-таки параллель с нацистской Германией 40-х годов: как только выяснилось, что Гитлера нет, и уже можно не присягать на верность национал-социализма, людей попустило.

Но, кажется, мало кто из россиян согласится отдать Крым Украине…

На сегодняшний день – да. Но это произойдет при сценарии, который предусматривает капитуляцию России и выдвижение Западом условия, что РФ ради возвращения к нормальной жизни вернуть определенные территории. Конечно, останутся какие-то "буденовские войска", которые будут роптать, но бунтов и активного противодействия уступкам России в вопросе Крыма не будет.

Российское общество на самом деле очень послушно по отношению к власти. Поэтому если власть скажет, что так надо, оно это примет. Власть сказала, что надо напасть на Украину, россияне сказали "окей"; если власть скажет, что не надо воевать с Украиной, они тоже скажут "окей".

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять