Россия ударит ракетами по Киево-Печерской Лавре, когда потеряет над ней контроль - Кочетков

Для отмены "кремлевского православия" в Украине хватит трех месяцев, больше тянуть нельзя, убежден эксперт.
УПЦ МП, Александр Кочетков
Россия поднимет вой на болотах из-за запрета УПЦ МП в Украине - Александр Кочетков / Коллаж УНИАН

Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП), особенно в последние дни то и дело попадает в скандалы. После того, как на территории Киево-Печерской Лавры в одном из храмов пелипесню "Звон плывет, плывет над Россиею" о "пробуждении Руси", в святыню нагрянула СБУ с проверкой.

Как следствие, депутаты от Евросолидарности внесли в парламент законопроект, которым предполагается запрет существования МП в Украине и разрыв с Русской православной церковью (РПЦ) договоров аренды Киево-Печерской Лавры.

В интервью Главреду политический аналитик Александр Кочетков рассказал, готова ли власть запретить деятельность УПЦ МП в Украине, сколько времени на это потребуется, как прихожане церкви Московского патриархата в Украине могут отреагировать на запрет, и как этим может воспользоваться Россия.

Как вы оцениваете перспективы принятия в Верховной Раде законопроекта о запрете УПЦ МП?

Этот вопрос неоднозначный. Мы видим, что депутаты от фракции "Европейской солидарности" подали этот законопроект, потому есть, соответственно, вероятность негативного к нему отношения. А в нынешний момент, особенно по вопросам явно связанным с геополитикой и отражением агрессии, это - полностью прерогатива Офиса Президента. И если и ОП, и Зеленский поддержат такую инициативу, то, безусловно, закон будет принят. Если же это будет расценено как некая авантюрная и не проработанная затея со стороны политических недоброжелателей, то этот законопроект так и останется законопроектом.

Есть ли, по-вашему, у власти сейчас желание заниматься этой темой? Потому что уже прошло девять месяцев с начала полномасштабного вторжения, и поскольку за УПЦ МП давно ходит слава пророссийского филиала, могут ли власти подать такой же проект, принять его в Раде и тем самым запретить деятельность УПЦ МП?

Это - абсолютно логичный шаг. Дело в том, что у нас все идет по нарастающей - мы отрезаем то, что связывает нас с Россией. Вернее то, что помогает ей атаковать и оккупировать Украину. Это происходит не мгновенно, но постепенно обрезаются экономические, политические, духовные и прочие связи.

Что касается УПЦ МП, то надо очень четко разделять существование веры и верующих, а также такого учреждения как церковь, которая "предоставляет услуги" верующим по общению с богом. Потому что в последнее время все церкви Московского патриархата очень интегрировались с властью в Москве. Я это называю "кремлевским православием", которое уже давно не имеет ничего общего с духовной деятельностью. С одной стороны, идет идеологическая "накачка" верующих и превращение их в послушное стадо, а с другой - финансовая "кормушка" для обогащения руководства таких организаций.

В этом смысле пресечение деятельности УПЦ МП в Украине в условиях полномасштабной агрессии было бы абсолютно логичным и закономерным. При этом надо четко отделять то, что в той же Лавре есть монахи, которые занимаются монашеским трудом. То есть тем, для чего Лавра и существует - для пещерных обрядов, то есть ухода от мирской жизни к духовной. К сожалению, тут есть куча перекосов и перегибов, когда мирская жизнь, наоборот, правит бал в духовной обители. И вот их не должно быть.

Убрать идеологический рупор, несомненно, нужно. Мало того, в той же УПЦ МП полно священников, которые совершенно искренне несут миссию продвижения "русского мира". Они в данном случае являются врагами Украины, и тут абсолютно неважно, заблуждаются они или действуют сознательно, потому как они действуют во вред Украине.

Потому запрет такой организации абсолютно нормален. Но после этого возникает миллион вопросов, и главный - вторжение мирского (передел собственности, ведь у УПЦ МП колоссальные активы). И тут чрезвычайно важно (потому я и говорю, что к законопроекту отношусь скептически), чтобы государство не вторгалось в сферу того, как должно устраиваться общение с богом у верующих людей. Все эти вопросы - удел православных общин, которые должны разбираться со своими священниками, кому и как принадлежат храмы. И вторжение государства в эту сферу должно быть минимальным. Если удастся выдержать в принятом законопроекте этот баланс - хорошо. Не удастся - будут столкновения. А то, что Россия обязательно это пропагандистски попытается использовать - это очевидно.

Какого рода могут быть столкновения, о которых вы говорите?

Пойдет некая внутренняя команда на захват церквей упраздненного или приостановленного (уж не знаю точной формулировки) Московского патриархата, и тут же этим начнут заниматься приходы, священники ПЦУ. И вот тут могут возникнуть столкновения (особенно там, где окажутся слишком активными верующие, которые могут попытаться применять силу). Со стороны ПЦУ тоже могут появиться верующие, они начнут выталкивать друг друга из храмов, с полицией и т.д. То есть начнется совсем не духовный процесс.

Но ведь с начала полномасштабного вторжения в некоторых областях уже были случаи когда сами прихожане переходят в ПЦУ из УПЦ МП, где все прошло довольно мирно. Почему то же самое не работает с Лаврой - что мешает?

Лавра занимает отдельное место и в киевском православии, и в мировом как по духовному значению, так и по административно-организационному устройству. Часть этих территорий является государственным заповедником, находится в аренде у церкви, часть относится к УПЦ МП, Лавра постоянно "наезжает" на музейные помещения, пытаясь вернуть их себе в полное владение, а не в управление, как сейчас. При этом финансово-организационные возможности Лавры чрезвычайно велики - они могут собрать верующих "в свою защиту и поддержку" и т.д. То есть решать вопрос Лавры надо на государственном уровне. Потому что ее часть управляется Министерством культуры, и это нужно решать не на уровне верующей общины, поскольку это сосредоточение православия для всех конфессий. Скорее всего, тут нужен отдельный акт (или же в законе о запрете нужно каким-то образом прописывать статус Лавры - то ли она является государственным заповедником, то ли монастырем). Так просто к Лавре не подступиться - если ее попытаться захватить активистами, тут же с другой стороны выйдут "активисты", которые будут против этого. А этого ни в коем случае нельзя допускать - нужно все делать очень мягко и деликатно.

Поэтому к судьбе этой святыни нужно подходить очень осторожно, и с учетом ее значимости, чтобы все приняли любое взвешенное решение. То есть должно быть решение высокого государственного уровня. И вот тут вопрос на уровне церковных общин не решится - нужно, чтобы государство поработало и подготовительно, и ввело определенные решения в действие.

То есть так или иначе государству придется в это влезать? Ведь сначала вы говорили, что государству нежелательно в это вмешиваться.

В распределение собственности - кому передать, кому принадлежит храм - вмешательство должно быть минимальным. Но когда речь идет о святыне мирового значения, то тут государству отстраниться нельзя. Тут оно должно со всем своим авторитетом и возможностями четко провести определенную линию. А иначе вокруг такого значимого места конфликты будут бесконечны - это не храм в селе, где односельчане могут собраться и обо всем договориться. В случае с Лаврой договориться не удастся, потому что тут будет наблюдаться влияние Москвы, и именно поэтому тут нужна позиция государства. Но взвешенная и постепенная - сначала нужно подготовить решение, "обкатать" его среди всех заинтересованных лиц в Украине, а после этого ввести его в действие и жестко исполнять.

А как много времени может уйти на процесс подготовки?

Три месяца максимум для принятия нормального решения вполне достаточно. Быстрее это решение не будет воспринято. Больше тянуть тоже нельзя, потому что придут более важные проблемы. Но на фоне бомбардировок, отключения света и прочих сложностей такое решение прошло бы наименее безболезненно, поскольку у большинства людей в Украине другие насущные проблемы.

Почему тогда с этим тянут уже девять месяцев с начала вторжения?

Из-за очередности. Сначала пытаемся выстроить оборонительные позиции, потом начинаем решать вопрос с самым важным - поставкой вооружения, отсоединением от России в экономике. И вот дошло дело до духовного, хотя начинать нужно было именно с этого.

Лавра и ее судьба - это оголенные провода высокого напряжения. Все боятся к ним дотронуться, потому что непонятно как и в какую сторону шандарахнет.

Инициаторов в исполнительной власти пока не наблюдается, ну а законодательной-то чего - законопроект написали, и дальше спрятались за коллективную ответственность. Потому этим вопросом начали заниматься, когда дошли руки, не более того. В то же время, надо четко осознавать, что факты того, особенно на оккупированных территориях, храмы МП становятся духовным оплотом оккупантов, сейчас все явственнее выходят наружу. Мы освобождаем украинские территории, и эти факты становятся настолько вопиющими, что не обращать на них внимание нельзя. То, что сейчас происходит вокруг УПЦ МП - это, в том числе, и результат действий ВСУ.

Вы ранее сказали, что Россия будет пытаться использовать вопрос УПЦ МП в своих целях. Как она может на это реагировать, ведь если в Украине запретят УПЦ МП, то получится, что мы "посягнули на скрепы". К чему нам готовиться?

Будет громогласный вой и скрежет на болотах из всех пропагандистских рупоров - соловьевы и скабеевы будут рассказывать о "попрании", "фашистах", "нацистах" и "сатанистах". Ну а в конечном итоге, когда запретят и, если будут попытки немедленно передать ее верующим, условно говоря, другого патриархата, то вполне возможно, что ракета может прилететь по святыне, которую россияне сейчас называют своей.

А если говорить о верующих - мы ранее с вами начали обсуждать тему о возможных столкновениях. Какие могут быть последствия? Может ли Россия на базе запрещенного УПЦ МП придумать руками священнослужителей новую церковь взамен?

Это совершенно безнадежные попытки. В РФ все время будут настаивать на каноничности той церкви, которую мы "незаконно" (с их точки зрения) запрещаем. Потому никакую катакомбную церковь они создать не могут - все эти церковные течения, которые действуют вопреки власти, происходят не сбоку, а из внутреннего сопротивления. Раскольники, отшельники, старообрядцы - это внутренний процесс сопротивления государству. Да, какие-то недовольные у нас возникнут. В той же католической церкви Польши есть храмы и монастыри московского православного патриархата, они дистанцируются от жизни там, и их никто, в общем-то, не трогает.

Речь идет о том, что никакой диверсионной и прочей организации на базе УПЦ МП создать невозможно. Более того, по складу своему церковники, особенно - православные, не склонны противостоять власти, они склонны ее поддерживать. Ведь даже господние заветы говорят о непротивлении. Так что кто-то может побузить, подогревая, но процесс некоего дистанцирования от Москвы даже в УПЦ МП наблюдается - в Кремле руководителей УПЦ МП называют чуть ли не отступниками. И этот процесс дистанцирования ярко заметен на местах - не хотят поминать патриарха Кирилла, молятся во славу и во спасение украинских воинов, и никакого серьезного сопротивления не будет. Максимум - вой на болотах в России.

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять