Дмитрий Марунич: Тарифная политика зашла в тупик, но не будет изменена даже при новой власти

Если Украина потеряет транзит, понадобиться реалистичный план перестройки работы ГТС с выведением из эксплуатации части участков, консервации части компрессорных станций, рассказал эксперт.

Дмитрий Марунич
Дмитрий Марунич / Главред

На сайте "Главред" состоялся чат с сопредседателем Фонда энергетических стратегий, экспертом в сфере энергетики Дмитрием Маруничем.

Эксперт поделился своим видением о развитии энергетики в Украине, будущем украинской газотранспортной системы, дал оценку деятельности Андрея Коболева, что будет с тарифами после выборов, кто победит в войне Нафтогаза и Газпрома и другие вопросы. 


Лютий: На вашу думку, коли ж нарешті припиниться цей тарифоцид? Невже навіть в рік виборів влада не зупиниться ні перед чим?

Вопрос тарифов – ключевая интрига для любого кандидата (кроме Порошенко), который может прийти к власти. Новому президенту нужно будет решать вопрос, потому что ситуация с тарифами близка к абсурдной, домохозяйства просто не могут платить. Есть статистика – в декабре уровень оплаты снизился до 58%. В 2017 году долги по ЖКХ составляли 28 млдр, на конец 2018 - 55,6 млрд. Ситуация с субсидиями также абсурдна: есть, наверное, часть людей, скрывающих доходы, но многие ведь просто не в состоянии платить коммуналку. Так что это вопрос №1, но как его решить, я не представляю. Мы уже взяли на себя обязательства, и для Украины будет очень плохо выглядеть, если новые власти откажутся от договоренностей предшественников.

Надо было раньше думать. Возможно, предполагалось, что ценовая гонка остановится, а она из-за девальвации и роста цен на носители не останавливается и неизвестно, когда остановится.

С учетом того, что рост доходов населения не позволяет им платить, разумным выходом было бы возвращение к ситуации до закона об импортном паритете, когда за основу бралась стоимость добычи Укргаздобычи с предоставлением ей некой инвестсоставляющей (10-15%), и по мере роста реальных доходов домохозяйств постепенно поднимать тариф. Уменьшение до уровня 3,5-4 тысяч гривен с НДС реально, это будет в два раза меньше, чем сегодня. Это будет не рыночная цена, в учебниках по макроэкономике написано, что так делать нельзя, но властям надо определиться, что им дороже – учебник и рекомендации Запада или наши люди.


Алексей Короткевич: Борг за газ по країні перевищив 90 млрд гривень. Яким чином Нафтогаз має повертати ці кошти? Завядки законопроекту щодо передачі богів колекторам?

Новой власти первым делом нужно было решать вопрос с долгами ТКЭ перед Нафтогазом – долг так и остался громадным. Инициатива о передаче долгов коллекторам уже не первая, до Черновол ее продвигал Диденко, который близок к Народному фронту. Как бы тут не торчали уши субъектов, которые по дешевке хотят действительно эти долги скупить – это серьезная история, особенно, если дисконт будет большой. Первый раз этот законопроект провалился, сейчас, думаю, он тоже будет непроходной, но тенденция опасная.

Тут еще нужно разбираться со структурой этих долгов, солидная их доля — это пени и штрафы, которые НАК по искусственным причинам начисляет ТКЭ. Это один из самых болезненных элементов нашего рынка, и я не понимаю, почему здесь не проходит реформа. ТКЭ часто не могут платить вовремя по разным причинам, например, им не всегда вовремя перечисляют субсидии, после чего Нафтогаз просто не подписывает акты приема/передачи, а если акт не подписан, формируется долг.

Если вспомнить разборку НАК с Киевэнерго в 2016 году – там гигантские пени и штрафы: за просрочку, банковский процент и т.д., и долг растет космическими темпами. Из общего долга в 90 млрд до трети могут составлять эти штрафы. И эти деньги нереально взыскать, после чего появляются такие законопроекты, когда кто-то по дешевке пытается скупить эти в значительной степени искусственные долги. Как бы это не было элементом цепочки, когда после скупки долгов можно будет банкротить ТКЭ и забирать их за бесценок.


Галина, Днепр: Здравствуйте, Дмитрий. Академик НАНУ Юрий Туница говорит, что строительство "Северного потока-2" противоречит многим международным конвенциям и законам РФ. По его словам, в частности, согласно анализу проекта строительство "Северного потока-2" нарушает положения Конвенции о биологическом разнообразии, Конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, Хельсинской конвенции о защите морской среды Балтийского моря, Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте. По его мнению, проект - исключительно "политическая прихоть" РФ. Насколько вы согласны с этим утверждением?

Я не знаю этого академика, так что могу сказать лишь следующее: информация об СП-2 есть в открытом доступе – проект прошел экологическую экспертизу во всех странах, где дали добро на его прокладку, это Швеция, Финляндия, ФРГ и РФ, были заявления от экологов, Гринписа, Фонда живой природы. Все правительства, в чьей экономической зоне проходит поток, выдали все соответствующие разрешения, в том числе – экологические, и с этим будет сложно спорить. СП-2 проходит параллельно, в одном технологическом коридоре с СП-1, я так понимаю – чтобы минимизировать влияние на окружающую среду.

Дмитрий Марунич
Дмитрий Марунич / Главред

Illatani: Как заставить РФ отказаться от постройки СП-2.

Заставить Россию отказаться от постройки Северного потока-2 уже невозможно, потому что трубопровод уже построен процентов на 40. Единственное, что может быть сделано – ограничить условия эксплуатации, уменьшить влияние Газпрома над этим маршрутом. Исключить полностью влияние будет невозможно, это уже очевидно. Что значит "уменьшить": есть правило третьего энергопакета, который предполагает резервирование мощностей для трубопроводных проектов внутри Евросоюза.

Существует идея, которая обсуждается порядка двух лет, на уровне Еврокомисси – применить такие правила к морским трубопроводам, которые находятся вне территории Евросоюза. И, по имеющейся информации, Румыния готова вынести на рассмотрение предложение рабочей группы такие новации. Но будут ли они приняты и когда? ФРГ и Австрия выступают категорически против, они хотят оставить все как есть, Нидерланды тоже занимают взвешенную позицию. Кто активно промотирует эту идею – поляки, в меньшей степени румыны (они просто с 1 января председательствуют в ЕС), а также страны Балтии. Но их вес в ЕС не столь значителен, поэтому с этой инициативой есть проблемы – мне в частных беседах польские коллеги признавались, что ситуация очень печальная, к польским аргументам не особо прислушиваются.

Даже если такое решение будет принято, консорциум найдет варианты, которые помогут обойти или минимизировать ограничения: газ можно продавать на виртуальной бирже в море или же на точке входа тем же компаниям. Да, Газпром в какой-то степени пострадает, он лишится монопольного права транспортировать газ по трубопроводу, но проект это не остановит. Инженерный персонал консорциума уже заявил, что к июню будет закончена укладка труб первой очереди, а к ноябрю уже установлено все оборудование.

Даже если США надавят на западные компании, участвующие в постройке СП-2, Газпром может сам достроить трубопровод. Турецкий поток в этом смысле характерный пример. Да, Газпрому придется привлечь где-то деньги, несколько миллиардов евро (это если он еще их не привлек), хотя более половины проектного финансирования уже получено – эти санкции надо было продвигать раньше. Была какая-то большая игра между Вашингтоном, Брюсселем и Москвой, я слышал, что торг идет до сих пор, и СП-2 – всего лишь один из элементов этого большого торга. Остальные участники, финансировавшие проект, могут выйти, но ввод санкций – это тоже непростой механизм, и есть подозрение, что даже если они будут введены, СП будет уже фактически построен.


Віталій Коротіч: Вітаю, пане Марунич. Наразі Міллер навмистно затягує переговорчий процес по новому контракту до виборів, але якщо переможе Порошенко то куди можуть прийти переговори. як на вашу який український президент зможе вигідно для України домовитися с газпромом

То, что Газпром переговоры затягивает – очевидно, но у меня есть основания полагать, что и у нас тоже. Сейчас никаких договоренностей быть не может – если в ходе выборов люди поменяются, придется договариваться заново, поэтому в Киеве понимают, что до выборов нового президента не будет даже начала переговоров.

Рационально – было бы неплохо подписать транзитный контракт, это выручка, это рабочие места, статус транзитера и многое другое. Но при победе Петра Алексеевича и оставлении на своих местах руководства Нафтогаза есть вариант, что контракт может быть не подписан. В таком случае небо не упадет на землю: транзит все равно будет продолжаться, произойдет краткосрочное резервирование мощностей, но в таком случае, насколько мне известно, Газпром в полной мере будет пытаться реализовать план минимизации украинского направления для транзита, конечная точка которого – сдача незначительных объемов газа на восточной границе Украины. Киев этого добивается, Газпром готов на это пойти, это последний рубеж, за который ему сложно будет отступать.

Читайте такжеМеркель объявила окончательное решение Европы по Северному потоку-2Хорошо ли это для нас? Вопрос в том, какой объем этого газа будет сдаваться. А здесь нас могут ждать неприятные вещи, потому что в таком случае Газпром будет пытаться оставить 20-40 млрд транзита в год. При текущих транзитных тарифах 40 млрд кубометров – это выход "в ноль". 60 – уже около $1 млрд транзитной выручки.

В случае уменьшения транзита украинская ГТС либо становится нерентабельной, либо Украине придется поднимать транзитные ставки. Но если Киев додавит Газпром и газ будет продаваться на восточной границе, тогда проблема ставок – это уже проблема покупателей этого газа и они сами будут с Киевом договариваться. И не факт, что эти ставки удастся существенно поднять, Европа не сдастся легко, потому что оплачивать новую цену в итоге будет конечный европейский потребитель.

Другой кандидат в президенты возможно, будет искать какие-то варианты, Петр Алексеевич будет продолжать ту же политику и, скорее всего, она приведет к тому, что транзитный контракт не будет вообще подписан. А это не очень хорошо – Украине нужен транзитный контракт исходя из экономической целесообразности.

Сейчас Газпром предлагает мирное урегулирование по решению Стокгольмского арбитража о транзите, по которому Украина рассчитывает на компенсацию более $2 млрд. Газпром готов отдавать часть газом, но наши выступают категорически против, вообще не желая это обсуждать. Поэтому переговоры никуда не двигаются. Для нас было бы выгоднее так или иначе этот вопрос решить. Газпром будет зависеть от Украины какой-то срок в любом случае, потому что СП-2 не будет на полную мощность запущен к началу 2020 года. В этот и на следующий год значительный объем транзита останется. На Европу рассчитывать в этом вопросе я бы не стал, потому что ее интересуют стабильные поставки газа.

Есть информация, что, когда в прошлом году в мае в Украину приезжал министр экономики ФРГ Питер Альтмайер, Петру Алексеевичу предлагали некие гарантии на транзит в 30 млрд кубометров в год – он ответил категорическим отказом. Да, 30 млрд это мало, но как бы так не получилось, что и 30 не будет.


ROWEE: В Минэнерго заявили о критической ситуации с модернизацией шахт. По словам Насалика, без надлежащего финансирования модернизации шахты могут быть затоплены. Финансирования не было по модернизации шахт ни в 2016-м году, ни в 2017-м, ни в 2018 годах, и не предусмотрено в 2019 году. Мы оберчены закупать уголь в ЮАР и России?

Насалик за последние три года делал несколько раз заявления, что выведет государственные шахты на рентабельную работу. Этого не произошло, себестоимость превышает продажную цену, даже по формуле Роттердам+, ситуация близка к абсурду.

Экономика шахт настолько плохая, что их нужно закрывать на что нужны деньги, денег нет, шахтерам не платят зарплату, замкнутый круг, причем в коалиционном соглашении 2014 года говорилось о том, что все эти шахты надо закрыть. Надо начинать с наведения порядка по каждой госшахте – ни предыдщуий, ни действующий министр ничего не сделали, ситуация не изменилась ни на йоту. Но раньше было ручное регулирование, сейчас от него отказались, а происходит то же самое – продажная цена ниже себестоимости по многим шахтам.

Так что шахты придется закрывать, это очевидно. При Януковиче 15 млрд гривен уходило на дотации, в 2014 часть шахт "уехали", сняв нагрузку, но ничего не поменялось – повышение закупочной цены в несколько раз ни к чему не привело для оставшихся. Денег на модернизацию взять неоткуда, потому что сейчас их не хватает даже на зарплаты. Поэтому госдобыча падает и в прошлом году, и в этом. При этом угля стране тоже не хватает. У меня нет ответа на вопрос, как выходить из этой ситуации.


Андрей: Дмитрий, добрый день, интересует ваша оценка деятельности компании НАК Нафтогаз под руководством Коболева и Витренко. Какие можете выделить плюсы и какие минусы. Спасибо.

Плюсом однозначно является то, что Нафтогаз не побоялся идти в арбитраж, потому что предыдущие власти тоже об этом говорили, но не решались. А Коболев и Витренко не испугались, хотя результаты могли быть совершенно другими – даже в Украине мало кто ожидал победы Нафтогаза в Стокгольме.

А среди минусов – тарифная реформа, которую Нафтогаз не принимал, но всячески промоутировал. Это же касается и тарифов на транзит – в итоге в прошлом году НКРЭ уменьшила его в два раза, прямо заявив, что Укртрансгаз не смог доказать необходимость таких тарифов. Нафтогаз попытался вмонтировать либеральную модель в наши реалии стахановскими темпами, сейчас НАК требует еще одного повышения цен.

Читайте такжеКоболев предрек демонтаж ГТС УкраиныТакже стоит выделить провал программы "20/20", которой предусматривалась интесификация добычи газа. В итоге два года добыча почти не растет. Более того, появилась неприятная история, связанная с тем, что в прошлом году произошло якобы полтора миллиарда технических потерь– это рост в три раза за три года, и есть серьезные основания полагать, что это просто приписки. В НАК понимают, что по плану добыча у них не растет, поэтому "добытый" газ приписывают, после чего он улетел в космос или был сожжен. Не сможет быть так, чтобы в только декабре 2018 технические потери составили 160 млн кубов, а три года назад за весь год их было 400. А добыча газа выросла на 5%.

Ну и история с зарплатами – люди возомнили себя руководителями Shell, при том, что масштабы нашей нефтебогадельни несопоставимы. А премии стали венцом. 4 млрд гривен выделяется на содержание Нафтогаза – но что идут такие деньги?

До этого они свою огромную выручку – клали на депозиты в украинские банки. Если бы это была частная лавочка – ОК, но НАК работает целиком в регулируемом Кабмином поле, тарифы до сих пор устанавливает государство. Если вы собрали с рынка 100 млрд гривен и 30 положили на депозит только потому, что они у вас остались, потому что вы их потратить не можете – это противоречит интересам общества, зачем эти деньги с рынка забирать?

Читайте такжеГлаве Нафтогаза отказались поднять зарплату: за какие "гроши" предлагают работать КоболевуПлюс НАК так до сих пор и не разделился. У компании есть свой план анбандлинга, и последняя история с не привлечёнными бондами была раскритикована главой европейского энергетического сообщества Янезом Копачем, потому что всем понятно, что если Нафтогаз берет такой кредит, то не собирается разделяться, и он сказал прямым текстом: ребята, у вас есть план анбандлинга, вы не можете брать эти деньги, вас не должно быть в текущем виде, вы должны быть маленьким трейдером – а если вы маленький трейдер, вам не нужно привлекать такие средства. Потом от идеи отказались: по одной версии – сам Нафтогаз, по другой – в Кабмине сказали: "Размещение под 11%? Вы нас собираетесь под монастырь подвести?" Это ведь могло быть основанием для расследования правоохранительных органов, потому что это же, по сути, деньги с тарифа.

Дмитрий Марунич
Дмитрий Марунич / Главред

Юрий: Вітаю. Фахівці стверджують, що після запуску північного потоку в магістральних газопроводах не буде тиску і через це припиниться газопостачання в Україні. Це дійсно так?

Если Украина потеряет транзит, понадобиться реалистичный план перестройки работы ГТС с выведением из эксплуатации части участков, консервации части компрессорных станций – и делать все это так, чтобы сохранить поставки газа населению.

Какое-то давление в трубе всегда можно создать, но это серьезная инженерная задача.

Можно и на Западе покупать газ, вопрос в том, сколько он будет стоить. Словацкий реверс дешевый, но, если Россия прикрутит транзит, нам нужно будет обеспечивать доставку газа в Словакию из Западной Европы, а это уже приличные деньги – цена будет существенно отличаться, все это понимают, и по этому вопросу тоже рационально было бы договариваться с Газпромом.

Основные проблемы в случае падения объемов транзита будут на востоке страны – там традиционно большое потребление. Речь о Мариуполе, Харькове, юге Одесской области. Эти проблемные точки проявились в 2009 году во время второй газовой войны. До Запорожья газ тогда просто не доходил, его не хватало. Кроме того, издержки доставки до конечного потребителя возрастут.


Максим: Вам не кажется в высшей степени аморальным рыночная цена на газ для населения и промышленности в холодной по климату Украине? Мы все же не в Португалии и не в Турции живём.

В Турции цены еще выше, чем у нас, а в Португалии нет центрального отопления зимой.

Если власть демонстрирует такую политику, нужно менять Кабинет министров и президента на людей с другой парадигмой. Больше тут добавить нечего.


Светлана Корчагина: Какая позиция Евросоюза относительно переговоров по украинскому транзиту?

Главный императив Европы – сохранение стабильного транзита. Все предложения Евросоюза были очень краткими – дайте Украине 60 млрд+ кубометров транзита в год и контракт на 10 лет. Но поскольку Еврокомиссия не может никого заставить подписать такой контракт, стороны поехали по домам думать и ждать результатов выборов в Украине.

В любом случае, какой-то транзит через Украину сохранится, потому что Молдавию Россия может похерить, но есть и Приднестровье, в которую Румыния вряд ли будет поставлять. Есть Словакия, в которую выгодно поставлять газ через Украину.

Но в теории, если сложить мощности двух веток Турецкого потока, СП-1 и СП-2, ГТС Беларуси, на ближайшие несколько лет при базовом сценарии спроса на российский газ и строительстве ряда интерконнекторов на Балканах, русские могут оставить нам ноль. Другое дело, что спрос, вероятно, будет расти, и Газпрому просто не выгодно будет бросить украинскую трубу, так что они оставят нам 15-20 млрд м.к. – но это очень мало. Если бы результат второго иска был "и вашим, и нашим", то все было бы хорошо, но получилось так, что Газпром усадили на пятую точку и он стал на дыбы, посчитав решение арбитража диспартитетным.


Kapitan Mudilа: Не сыграл ли иск в Стокгольмский арбитраж не в пользу Нафтогаза? Теперь у Газпрома есть аргумент, что с Украиной нет смысла подписывать долгосрочный контракт, потому что какими бы его условия не были, Нафтогаз может оспорить его положения в суде.

Одна из мотиваций Украины при подаче иска в Стокгольмский арбитраж, кроме потери территорий (с уходом которых указанный в контракте объем газа был не нужен) была еще и в том, что Газпром поставлял свой газ вне контракта другим хозяйствующим субъектам. Он сам себе подложил свинью – в 2013 году, в частности, когда поставки были соизмеримы с закупками Нафтогаза. Поэтому иск не сыграл в пользу Нафтогаза, но и Газпром несет ответственность за проигрыш в арбитраже, это очевидно.

Газпрому в любом случае было бы рационально иметь с Украиной разумные договоренности, потому что это большой рынок потребления газа, потому что это крупный транзитер. Пока ситуация тупиковая, посмотрим, что изменится в мае-июне.

Судьба нового иска на $12 млрд, как мне кажется, бесперспективна. Но Нафтогаз пытается Газпром этим иском шантажировать и использовать этот аргумент в Брюсселе. Давить можно, вопрос в том, к чему это давление приведет. Коболев уже заявил, что мы готовы снизить сумму иска с 12 млрд до двух, что говорит о том, что природа иска несерьезная.


Jürgen: Приветствую! Кто поставляет газ на оккупированные территории - Нафтогаз или Газпром?

На оккупированные территории га поставляет Газпром. Нафтогаз с 2015 года прекратил эти поставки, и если бы Газпром тогда не возобновил поставки, то там люди бы не смогли даже еду приготовить и остались бы без отопления зимой, а предприятия остановились.

Насколько мне известно, Газпром сейчас записывает этот газ в долг Нафтогазу, перспективы неясные, но, по имеющейся информации, в последние полгода на крупных предприятиях неконтролируемых территорий происходит определенный ренессанс, что говорит о том, что поставки газа даже растут.


Диана: Доброе утро, была новость о том, что Украина тайно подписала контракт с Россией на поставку топлива для атомных станций. На каких условиях контракт был подписан и на какой срок. И какие перспективы развития атомной энергетики в Украине, как обстоят дела с Westinhouse, который собирался на этом рынке работать.

У компании ТВЭЛ (российский производитель ядерного топлива – ред.) есть контракт на поставку ядерного топлива на атомные электростанции Украины вплоть до окончания срока работы последнего ядерного реактора, и это стандартная мировая практика – в России находится разработчик этого типа реакторов, там же производится и топливо для него.

Но произошла диверсификация, что всегда хорошо. Данные о фактических объемах засекречены, Госстат отчитывается только о деньгах, а поскольку с россиянами и Westinhouse разные условия контрактов, мы не можем говорить об поставленных объемах исходя из процента потраченных на закупку денег. Но в целом последние годы 65-70% приходит из России, остальное покрывает Westinhouse своими тепловыделяющими сборками.

Читайте такжеГазпром сделал Нафтогазу "заманчивое" предложение. В НАК пообещали подуматьУ Украины есть проблема – надо быстро строить хранилища отработанного американского топлива, потому что русские не возьмут его на переработку, а в Америку его ввозить запрещает закон. Пока что это все хозяйство лежит в бассейнах на Южно-Украинской АЭС, но там скоро бассейны заполнятся, поэтому нужно строить ЦХОЯТ (Централизованное хранилище отработавшего ядерного топлива в Чернобыльской зоне – ред.). В бюджете на ЦХОЯТ нет денег, его стоимость колоссально выросла за последние годы – сначала речь шла о $300 млн, а сейчас проект оценивается в $1,4 млрд. Можно было бы договориться о хранении в российском Красноярске, но было принято решение строить ЦХОЯТ за счет американских кредитных денег.

Изначально Westinhouse не скрывал, что рассматривает Украину в качестве полигона, на котором свое топливо можно квалифицировать, после чего выходить с поставками на другие страны Восточной Европы с советским дизайном АЭС. Это не скрывалось, на первом этапе они действительно вложили десятки миллионов. К тому же "Энергоатом" подписал контракт так, что, насколько я знаю, "соскочить" с него уже нельзя, даже если поступят более выгодные предложения. Сейчас Westinhouse хочет понесенные затраты вернуть, за счет максимизации эксплуатации своего топлива. Сейчас у них 30% украинского рынка, в перспективе Порошенко говорил о половине.


Диана: И еще один вопрос: реально ли у нас развитие солнечной энергетики, как частной так и в масштабах государства. И если нет, то есть ли какие-то планы по газификации сел, потому что там многие до сих пор топят дровами.

Зеленая энергия в Украине развивается. Доля прироста ВИЭ, в частности, солнечной генерации за последние два года очень существенная. У Bloomberg есть рейтинг New Energy Finance, и Украина в 2012 году занимала там лидирующие позиции – за счет "зеленого тарифа". Потом, в 2015 году этот тариф стараниями Татьяны Черновол для промышленных станций обрезали в два раза, но, поскольку по независящим от нас причинам половина мощностей солнечной генерации "уехали" с территории нашей страны, эта проблема несколько облегчилась – иначе нагрузка на рынок была бы очень существенной. Потому что в прошлом году все ВИЭ выработали около 2% энергии, а потребили более 5% денег с энергорынка. Это диспропорция, которую кто-то должен оплачивать.

Сейчас ситуация стабилизировалась, стабилизировался курс, что очень важно. Проблема в другом: в Укрэнерго в частных беседах признаются, что в случае дальнейшего роста так много энергии они не примут, потому что должны быть резервные мощности, а их нет. Пока у нас резервом выступает угольная генерация, ее можно включать и выключать.

В целом перспективы есть, пошел бурный рост накрышных станций для домохозяйств. Плюс есть европейские требования, которые Украина пытается имплементировать. Те, у кого есть 12-15 тысяч евро, могут поставить себе такую установку и заставить Укрэнерго подключиться. Большие объекты также развиваются, пусть и не так активно, но, опять же, нужно понимать возможности нашей системы принять эту энергию – они не безграничны.


Александр Петрович: Добрый день. Тут некоторые кандидаты в президенты обещают в два, а то и в четыре раза снизить газ для населения. Насколько выполнимы эти обещания? Какая цена на газ, по вашему мнению, была бы адекватной?

Я допускаю, что какой-то президент, если его будут звать не Порошенко, попытается изменить принцип тарифообразования, чтобы стоимость газа для населения расчитывалась по формуле "себестоимость + инвест-составляющая для Укргаздобычи". Это было бы правильно, потому что наша тарифная политика зашла в тупик. Но для меня не очевиден итог таких попыток – наша власть превратилась из субъекта принятия решений в объект, поэтому, когда МВФ скажет "нет", никто не сможет возразить. Потому что в противном случае Киев не получит очередной транш, что, по сути, равнозначно объявлению дефолта.

Есть предположения, что новая власть сможет передоговориться с МВФ, но я не верю в успех. Вопрос тарифов – ключевой вопрос для Фонда. Если бы Киев сохранял субъектность, тогда варианты оставались бы. Но мы слишком зависим от западного финансирования. Дефолт объявить, конечно, можно, но тогда Украину настигнут курсовые последствия, инфляционные и т.д.


Александр Кондратюк: Приветствую, Дмитрия. Очевидно, что при таких ценах на газ наша металлургия и химпром неконкурентоспособны, как выходить из этой ситуации.

Металлургия уже давно приспособилась к высоким ценам, они сократили долю себестоимости выпускаемой с использованием газа продукции где-то в 1,5-2 раза, до 6-8% - за счет использования кокса и других технологий. Поэтому на металлургов цены влияют, но не так критично.

А влияние на химпром можно проследить по тому, как он сейчас работает – его практически уничтожили. Он не работает. Одесский припортовый завод в прошлом году работал три месяца. Химия в лучшие годы потребляла до 8 млрд кубометров, это была мощная экспортоориентированная отрасль. Ситуация с химпромом – следствие реформы рынка природного газа. Кроме того, запад против средневзвешенной цены для промышленности, которую можно было бы установить, смешав купленный газ с газом собственной добычи. МВФ настаивает на том, что должен быть импортный паритет.

Я не верю, что цена газа для промышленности может быть снижена – мы уже перешли эту границу, возврата не будет. Единственное, может быть, для химиков, как при Януковиче, будет принято спецпостановление Кабмина, удешевлявшее стоимость газа – процентов на 15, но это производству помогало. Помогло бы и сейчас, но уже и речи об этом быть не может, Запад в Украине этого уже не допустит.

Есть примеры других восточноевропейских стран – в Румынии был закрыт огромный химзавод, принадлежавший местному олигарху. Там была та же история: Румыния имплементировала западные нормы, цена газа на внутреннем рынке резко поднялась и завод перестал быть рентабельным. Просто в Румынии, в отличие от Украины, не настолько развита химическая промышленность – там был один такой завод, а у нас шесть.


Олена Єфимова: Що буде з нашою ГТС, якщо Уабміну не вдасться залучити іноземних партнерів в консорціум? Вона дійсно перетвориться на металобрухт?

Даже если иностранный партнер будет привлечен в консорциум, это ничего не означает. Генеральная гипотеза, которую выдвигало правительство Яценюка – что этот партнер сможет договориться с россиянами о транзите. Тут печально другое: когда я ознакомился с предложениями, которые были при предварительных консультациях десяти потенциальных участников с Кабмином, оказалось, что ничего конкретного в них нет, никто не собирается по большому счету даже инвестировать в Украину. Они просто хотят получить в эксплуатацию часть ГТС.

Реальных желающих купить нет вообще. Кабинет министров должен был условия участия в конкурсе огласить и подготовить к средине прошлого года. Все заглохло по причине отсутствия желающих, и сейчас Коболев заявляет о том, что партнер должен отобраться до конца 2019 года. Условий нет, партнеров нет, есть только заявления Коболева, что есть желающая какая-то американская компания из Техаса, причем заявление было летом, прошло полгода, а мы даже не знаем названия компании. При этом процесс продажи сложный и длительный, это еще одна колоссальная проблема, которая не решается даже Кабмином: есть парламент, где принимается решение о продаже, есть Фонд госимущества. Это длительный комплекс мероприятий.

Тут есть и другая коллизия. Продаже американцам части ГТС не обрадуются немцы, которые недовольны последними заявлениями из Штатов (что Deutsche Bank – главная прачечная планеты), а тут приходят американцы на трубу, по которой заставляют немцев давать гарантии по транзиту.

Нафтогаз что-то подобное презентовал в прошлом году, но насколько мне известно, подробно разработанного плана под разные сценарии нет.

Сейчас вы просматриваете новость «Дмитрий Марунич: Тарифная политика зашла в тупик, но не будет изменена даже при новой власти». Другие экономические новости читайте в разделе «Деньги». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять