После февральской показухи Зеленского тарифы взлетят в 10 раз и выше – Александр Скубченко

По мнению эксперта, декоммунизацию в Украине нужно было начинать не с памятников, а с ЖКХ.

Александр Скубченко
Александр Скубченко / Фейсбук Александра Скубченко

На сайте Главред состоялся чат с главой Жилищного союза Украины Александром Скубченко. Общаясь с читателями, он оценил инициативу президента Зеленского о снижении тарифов, спрогнозировал, какие цифры увидят украинцы в платежках после карантина, а также рассказал, какими могут быть последствия тарифных протестов для власти.

Кроме того, Александр Скубченко рассказал, почему закупка газа по "летним ценам" в нашей стране является лотереей, почему реновация жилищного фонда в Украине закончится двумя-тремя кварталами в Киеве, а также нужно ли снова покупать газ у России.

Представляем стенограмму чата с Александром Скубченко.

Тата: ОПУ торжественно сообщил, что по инициативе президента тарифы на газ для населения понизят. Вот только почему-то не уточнил, что "снизят" с 6,2 до 6,9 гривен за кубометр. Что это вообще было, "снижение тарифов по-зеленски"?!

Александр Скубченко: Это просто показуха. Шмыгаль сказал, что эта цена – на 1,5 грн ниже, чем была в 2018-2019 годах. Но это ложь. С учётом "сниженного" тарифа на доставку 2,15 грн (а не 1,79 грн, как врёт власть! 1,79 + НДС), конечная стоимость газа для потребителей составит 9,1 грн (6,99+2,15).

Реклама

В 2018-2019 была 8,5 грн, включая доставку. Абонплата за газ только с 1 января 2020-го, уже при Зеленском, появилась. То есть по Шмыгалю, теперь, после "снижения", 9,1 – это на 1,5 грн ниже, чем было в пик до Зеленского – 8,5 грн.

Сегодня, после "снижения", стоимость газа для населения – самая высокая в истории страны!

Сергей: Поясните, почему тарифы будут снижены только со следующего месяца, а январь, именно когда длятся самые лютые морозы, и счета за отопление будутграндиозными, украинцам придется платить по "рыночным" тарифам?

Александр Скубченко: Во-первых, "снижены" с 1 февраля только цена на газ до 6,99 и тариф на доставку газа до 2,15 грн. То есть отопление станет дешевле только для тех, у кого газовый котёл. У кого электроотопление и централизованное отопление – тарифы стали выше и об их снижении никто даже речи не ведёт.

Во-вторых, этим надо было заниматься год назад, чтобы тарифы снизить сейчас. Потому что тарифы не снижают задним числом, видосиками президента или "на период Ковид". Но вместо того, чтобы менять законы и наводить порядок в ЖКХ и тарифообразовании, власть делала вид, что проблем нет. Полупроводники, казино, конопля – это для власти важнее.

Как итог – вот эта пустая показуха сегодня и попытка выдать желаемое за действительное с единственной целью: спасение рейтинга президента и власти в целом, а не снижение тарифов.

Mister X: Кабмин установил предельную цену на газ для бытовых потребителей на уровне 6,9 грн. С оговоркой, что эта поблажка только на период карантина. А что потом, когда локдаун снимут, карантин закончится? Нас снова ждет лавинообразный рост цен, причем не только на газ? Есть ли "потолок" у правительства - граница, до которой они могут задирать цену в этом году?

Александр Скубченко: Как только закончится карантин, у нас будет тот же рынок, который был до карантина. То есть цены могут взлететь и в 10 раз, и больше. Если государство сделает выводы, поймет какие ошибки были допущены вмешается и отрегулирует эти процессы, тогда, возможно, появятся какие-то "потолки" и ограничения. Если же нет, то будет всё то же самое, что было до карантина.

Читайте такжеПочему в Украине разрастаются "тарифные майданы" и чем они закончатсяqwerty123: Не считаете ли вы, что, по сути, в этот раз ОПЗЖ сама подняла тарифы на газ (все знают, кому принадлежат облгазы), а потом сама же возглавила борьбу с "тарифным геноцидом"?

Александр Скубченко: Можно говорить прямо: большинство поставщиков газа – это региональные компании Фирташа. Мы, конечно, можем развивать теории заговоров – мол, поставщики газа специально существенно подняли тарифы, чтобы потом государство ввело предельные значения. Но какой в этом смысл. Гораздо более важным является не то, кто поднял тарифы, а кто позволил облгазам это сделать.

В Украине существует закон о рынке природного газа, который позволяет пересматривать тариф. До 1 августа 2020 года у нас действовали ПСО, и Кабмин ограничивал цену. Но после 1 августа эту норму отменили, сказав, что отныне у нас рынок.

Власть должна была подумать о том, что в нашей стране есть олигарх, который при таких условиях может сразу же взвинтить цену настолько, насколько ему вздумается. Но почему-то власть позволила этому олигарху действовать так и не ввела никаких ограничителей.

Говорят, что существует какая-то "невидимая рука рынка", которая всё отрегулирует сама. Но это – ложь. Государство просто отказалось от регулирования.

Все рынки во всём мире чем-то регулируются – либо достаточной конкуренцией (если, например, мы говорим о товарах на полках магазина, то в этой сфере достаточно конкуренции, и рынок сам себя регулирует), либо государством.

Либерализация может быть только на тех рынках, где есть достаточная конкуренция. Ведь цены на яблоки мы не устанавливаем по формуле "Париж +", потому что это бред. При продаже этого товара достаточно конкуренции, и кто-нибудь другой обязательно предложит яблоки гораздо дешевле. То есть в этой сфере нет смысла в государственном регулировании.

А вот с монопольными рынками совсем другая история. И рынок газа – это монопольный рынок. Потому он должен регулироваться государством, чтобы не было монополий.

В общем, в повышении тарифов мы, конечно же, можем упрекать олигархов, но, в первую очередь, мы должны упрекать государство, которое допустило и позволило это.

Neo: По вашим наблюдениям, реально ли работает и позволяет существенно сэкономить населению возможность покупки газа наперед – до отопительного сезона и по "летним ценам"?

Александр Скубченко: В нашем государстве это лотерея, потому что никто не знает, что будет завтра. Кто, к примеру, мог предположить, что зимой 2019-2020 цена на газ будет в два раза ниже, чем летом 2019-го, а потом зимой 2020-2021 будет в три раза выше? Обязанность государства – сделать цену на газ стабильной.

До Майдана куб газа стоил 72 копейки, независимо от того, какая была цена на газ. В этой сфере нужно балансировать, регулировать ее. Ведь в Украине государственная добыча составляет 16 миллиардов кубов – Нафтогаз добывает этот газ в Полтавской и Харьковской областях. Себестоимость этого газа – добыча, плюс налоги.

В каждой тысяче кубометров газа, который добывается государством на нашей же территории, заложены 20% НДС, которые мы платим, и 29% ренты. То есть мы платим за добычу наших природных ископаемых. Однако при этом государство на нас еще и зарабатывает, продавая нам наш же газ.

Себестоимость добычи газа в Украине – 50 долларов, без НДС и ренты. А со всеми налогами украинский газ стоит около 100 долларов за куб. Балансировать импортную цену с нашей ценой можно, чтобы сделать стабильную цену для населения. Но государство этого не делает. У нас ввели импортный паритет как обязательство по договору об ассоциации с ЕС и продают нам наш газ по той же цене, что и в Европе. А какое отношение мы имеем к рынкам в Европе?

Олег: Энергомодернизация дома снижает тарифы?

Александр Скубченко: Здесь надо понимать, что платёж за отопление – это тариф (стоимость 1 Гкал) умноженный на объём (их потреблённое количество). Так вот тариф снизить может энергомодернизация предприятий, которые производят тепло, и сетей, по которым это тепло поставляется в дома, так как это снизит потери тепла, заложенные в тарифы. А вот энергомодернизация домов может снизить потребление (объём), уменьшив потери тепла в доме при этом, но не имеет отношения к тарифам.

Напомню, год назад, когда президент обещал снизить тарифы на отопление вдвое к этой зиме и рассказывал об "интересной идее", он имел ввиду энергомодернизацию домов. Как вы уже поняли, это говорит о крайне низкой профессиональности команды президента, которая не понимала уже тогда, что их "интересная идея" к тарифам вообще никакого отношения не имеет. Как итог – тарифы только выше стали.

Но и объёмы не снижены, так как энергомодернизацией в общегосударственном масштабе никто не занимается. Напомню, в Большое строительство на 2020 год была включена энергомодернизация 1000 домов в 100 городах. За весь 2020 – ни одного дома не модернизировано, так как программа провальна: предполагает создание ОСББ и модернизацию в кредит, а люди даже тарифы оплатить не в состоянии.

Алина: Будет ли вообще понижение тарифов ЖКХ?

Александр Скубченко: Нет, к сожалению.

И беда не только в том, что тарифы не снижают, а в том, что качество услуг при этом не становится лучше. Коррупция и воровство в ЖКХ ужасные: с каждой гривны, которую мы платим за услуги ЖКХ, более 30 копеек просто воруют. Поэтому снижение тарифов – это борьба с воровством и коррупцией. Но этого, к сожалению, нет. Коррупция в ЖКХ цветёт буйным цветом.

Кроме того, новый закон о жилищно-коммунальных услугах предполагает введение новых услуг – обслуживание внутридомовых сетей, и новых абонплат. Сейчас закон, принятый в декабре и упрощающий переход на новые договора с поставщиками услуг, на подписи президента. Если президент подпишет, то уже до 1 мая у нас к этим высоким тарифам добавятся ещё и новые услуги: более 20 платежей ежемесячно.

Читайте такжеУкраине грозит волна "тарифных майданов"Валерий: У нас в городе (Днепропетровская область, г. Першотравенск) на отопление введена какая-то постоянная составляющая платы за отопление, которая оплачивается ежемесячно в течении всего года около 5 гривен с квадратного метра площади (за подключение к теплосети). Насколько это правомерно, и на основании каких нормативных документов? На системе стоит домовой счётчик учёта. Спасибо.

Александр Скубченко: Насколько я понял, речь о двухставочном тарифе. Все тарифы на все коммунальные услуги формируются в порядке, утверждённом Кабмином, а не кто как хочет. Относительно "отопления", есть возможность формирования как одноставочного тарифа (как стоимости производства и доставки 1 Гкал), так и двухставочного, который состоит из двух частей: условно-изменяемой – стоимость 1 Гкал, и условно-постоянной – абонплата за единицу тепловой нагрузки, стоимость 1 Гкал/час. Формирование тарифа зависит от лицензии предприятия и договора с потребителем.

Тамара (Житомир): Як ви вважаєте, чи можуть тарифні протести по різних областях України перерости у великий тарифний майдан? Які наслідки для влади матимуть ці протести? Чиї голови полетять в результаті? Ваша суб’єктивна думка – чи може історія з підняттям тарифів стати для Зеленського тим самим, чим стала для Януковича відмова підписувати асоціацію?

Александр Скубченко: Могут. А могут – и нет. Здесь масса факторов: организация протестов, координация, реакция власти, поддержка не только людьми, но и людей – политиками и международным сообществом. Ведь мы же видели не раз, как президент игнорировал социальный запрос общества, но всегда исполняет любые требования "западных партнёров".

Какой будет реакция президента? Зависит от силы давления на него. Могут и головы полететь. И чем выше давление – тем "масштабнее" головы. Может и началом конца стать: в Армении и Болгарии, например, именно тарифы стали "спусковым крючком" недовольства людей.

Но я бы хотел правильной реакции президента на протест: кардинальные преобразования в ЖКХ. Чтобы он осознал свой личный провал в этом и взял под свой контроль политику в ЖКХ. И, наконец-то, навёл порядок в тарифообразовании и в отрасли. А также – запустил обещанную общегосударственную программу модернизации многоквартирных домов. Тогда к следующей зиме проблемы тарифов уже просто не будет.

Neo: Существует такое экспертное мнение: "Нафтогаз покупал газ по сниженным ценам в этом году и выставлял летом этот же газ по цене 3,5 гривен за кубометр. "Красная" цена газа в хранилищах, купленного по низкой цене – 4 грн за кубометр. А нам его хотят продать с накруткой 200%! Это обдираловка и спекуляция в разгар отопительного сезона". Насколько это мнение справедливо, с вашей точки зрения?

Александр Скубченко: Безусловно, справедливо. Вспомните слова Коболева о том, что у нас рекордное количество газа в газохранилищах. Там есть и газ Нафтогаза, и таможенная площадка, то есть газ трейдеров. Всего было около 28 млрд кубометров газа, из них 21 млрд – газ Нафтогаза.

То есть газ уже был куплен. Плюс там были остатки газа, приобретенного еще в 2019 году до того, как он стал дешевле зимой 2020 года. Есть там и более дорогой газ, также были закупки и на пике снижения цены. Плюс газ нашей добычи стоит 100 долларов за куб.

Но – сейчас нам газ продают по сумасшедшим ценам. Это просто бизнес! Ведь власть уже заложила в доходы бюджета те деньги, которые Нафтогаз сдерет с людей. А если сейчас населению станут продавать газ дешевле, значит, бюджет недополучит деньги, на которые рассчитывала власть.

Так что цена на газ в нашей стране сегодня – это налог на жизнь.

Terentij: По вашим прогнозам, насколько катастрофических масштабов рискует достичь в 2021 году в Украине проблема массовых неплатежей за коммуналку? И чем это будет чревато для экономики и государства в целом?

Александр Скубченко: Эта проблема уже катастрофична. Долги населения за услуги ЖКХ на декабрь – 66,1 млрд грн, из них 10,5 млрд — только за ноябрь. При этом уровень оплаты – 52% в среднем по стране, а если речь о самых дорогих услугах, то 39% за газ и 27% за централизованное отопление.

После этого тарифы ещё увеличили, а значит неплатежи станут ещё масштабнее. ЖКХ уже давно за краем пропасти. Но единственное, что планирует власть – это принятие закона о выбивании долгов ЖКХ с населения по требованию МВФ. Это путь в никуда. Это ничего не решит. Но в команде Зе нет никого, кто способен это понять и исправить.

Дмитро К.: Який відсоток людей уже сьогодні в Україні, які неспроможні платити комуналку в тих обсягах і сумах, в яких вона нараховується? Скільки мине років, коли комунальні послуги як такі стануть розкішшю доступною лише для багатіїв?

Александр Скубченко: Согласно данным госстата по ноябрю 2020-го, средний уровень платежей по Украине составил 52%. Самые дорогие ресурсы – газ и отопление. Так вот за газ платят менее 40%, за отопление – менее 30%.

То есть долг населения за услуги ЖКХ за ноябрь вырос на 10 миллиардов гривен! И это до повышения тарифов. Что будет за декабрь и январь, боюсь даже себе представить.

Лариса, Киев: Александр, что вы думаете о законодательных инициативах о выбивании долгов за коммуналку, к чему вообще готовиться?

Александр Скубченко: Речь идет не только о "выбивании долгов" за коммуналку, но ещё и о наказании – об огромных штрафах. Однако для начала следовало бы разобраться, что это за долги. Сообщается, что в Украине задолженность населения по оплате жилищно-коммунальных услуг выросла до 66 млрд грн. Но далеко не все долги, которые включены в эту сумму – бесспорные. В нее включено все, что начислялось людям, потому долг может быть спорным.

Например, температурные коэффициенты по газу не законны, и об этом уже много раз говорилось. Но в некоторых регионах до сих пор начисляют температурные коэффициенты. И, если человек отказывается их оплачивать, это включается в долг.

Потому сначала нужно разобраться и разделить долги на категории. Государство должно вмешаться: в случаях, когда долги обоснованы и бесспорны, нужно заниматься процедурой взыскания, а когда долги спорные либо необоснованные, их нужно убирать. Ведь не все же люди не платят потому, что у них нет денег – некоторые не платят по причине того, что им, например, не предоставили услугу, а насчитали долг за нее.

Долги в сфере ЖКХ – это не какая-то особая категория, а всего лишь один из долгов в гражданском праве. Долгов бывает много разных, и для их взыскания уже есть и Гражданский, и Гражданско-процессуальный кодексы, и закон об исполнительной службе. Но почему-то государство решило приравнять долги в сфере ЖКХ к алиментам. Но алименты являются долгом родителей перед детьми, тогда как долги в сфере ЖКХ – это долги людей перед олигархами. Государство дало нам понять, что для него это одно и то же, и что олигархи – это "дети государства".

При этом почему-то забывают, что у государства бывают долги перед теми же шахтерами или врачами. Давайте тогда введем наказание и за это: пока государство не рассчитается, к примеру, с шахтерами, мы не будем депутатов выпускать за границу, запретим им пользоваться транспортом, обяжем платить штрафы в размере 300% их зарплат. Почему за долги по зарплате у нас не наказывают власть так, как она хочет наказывать людей за долги по ЖКХ?

Nikk: Что вы думаете о пункте "плана Витренко", который предполагает возобновление поставок газа из России? Там есть "независимые экспортеры"?

Александр Скубченко: Напомню, что Порошенко, будучи президентом, тоже выступал за возобновление поставок газа из России, если Газпром предложит более дешёвую цену, нежели Европа. Я думаю, что национальные интересы – выше политической целесообразности. Государство просто обязано обеспечить потребителей доступным ресурсом. Здесь не должно быть манипуляций: миллиарды за транзит российского газа – это хорошо, а "прямой" российский газ – это плохо, потому мы должны 50 долларов на каждой тысяче кубов переплачивать спекулянтам.

Россия – один из главных торговых партнёров Украины, это статистика, а не фигура речи: после Китая и Германии идёт Россия по товарообороту. И если мы торгуем с Россией, почему мы не можем обеспечить себя более дешёвым газом? Чтобы кто-то на перепродаже заработал?

Oleg_: Ваша оценка: в каком состоянии находятся подземные коммуникации украинских городов сегодня? Отличается ли в этом плане ситуация в столице и небольших провинциальных городах? Чем аукнется нам беспечность, если капремонты этих подземных городских систем не будут осуществляться еще 10-15-20 лет? Чем это грозит Киеву?

Александр Скубченко: В каком состоянии находятся подземные коммуникации (отопление, вода, канализация, ливнёвки, то есть все трубы подземной сети), не знает никто. Чтобы выяснить их состояние, необходимо провести технический аудит. А пока мы можем только предполагать, в каком состоянии эти сети, судя по потерям, которые вкладываются в тарифы. Ведь сколько теряется воды в процессе доставки, никто не знает, а потому на потерях – много воровства.

Отличие малых городов от Киева – только в масштабах, а так, все проблемы одинаковы во всех городах Украины. Долгосрочной стратегии реновации сетей нет ни в стране в целом, ни в одном из городов. У нас проводятся только отдельные ремонтно-восстановительные работы без какого-либо планирования. Так, например, летом проводят гидравлические испытания: отключают воду, увеличивают давление в сети – где прорвало, там и залатали, надеясь, что зимой больше нигде не рванет. Но бывают прорывы труб и зимой прорывы, тогда ремонт ведется по ходу дела. То есть деньги выделяются только на подобное обслуживание коммуникаций.

Есть еще один важный момент, который не касается малых городов, потому что там нет строительства новых домов, но касается Киева и областных центров, где идет массовая застройка. Наши сети строились у нас еще во времена Советского Союза, и никакой модернизации с тех пор не проводилось. Строительство новых сетей практически не ведется, а дома строятся. Сети ветшают, а нагрузка на них возрастает. Однако требуется разное давление, чтобы подать воду или теплоноситель для 100 или 200 домов. Приходится либо увеличивать давление в сети, либо будет ухудшаться качество. Это – проблема, которая у нас никак не решается.

А через 10-15 лет будет просто караул, потому так важно решением этой проблемы заниматься уже сейчас. Но у нас всё ограничивается тем, что принимается какая-то инвестиционная программа, укладывается в тариф, и прописывается, что должно быть сделано по сети. Но, безусловно, ничего не делается, потому что единственная объективная оценка этой программы – это уменьшение потерь (если сети становятся лучше, значит, потери становятся меньше). Но потерь меньше не становится, а тарифы с каждым годом всё больше растут.

На май взгляд, должны быть принята соответствующая государственная стратегия, и должен быть осуществлен переход к институту концессий. Условно говоря, должен прийти инвестор, но не тот, что готов вкладывать 30 лет по тысяче гривен в ремонты, беря эти деньги из наших карманов (тарифов), а тот, который свои деньги вложит в ремонт сразу, а потом на доступе к этим сетям будет отбивать свои инвестиции. Только так можно что-то сделать.

Читайте такжеУкраинцы попали вдвойне: что не так с новыми тарифами и планом ВитренкоSidor: Планируется ли в Киеве реновация жилищного фонда по примеру той же Москвы? Или нам это не светит?

Александр Скубченко: Разговоры о реновации ведутся с 2008 года, даже пишутся законы о реновации. Но проблема – в другом. Говоря о реновации, речь идет не об одном доме, а о микрорайоне или квартале. То есть нужно расселить всех жильцов всех домов этого квартала, предоставить им жилье, а, значит, должен быть какой-то маневренный фонд. А всё это – деньги. Ведь даже снос домов и утилизация строительного мусора – это огромные деньги. Мы не можем сравнить Киев и Москву по количеству денег.

Ни один застройщик не возьмется за тот квартал, где невыгодно проводить реновацию. Застройщики возьмутся только за отдельные "пятна" застройки, где выгодное месторасположение, где можно заработать.

Поэтому в нашем случае все разговоры о реновации – это разговоры об удовлетворении запросов застройщиков. Они будут заниматься реновацией не там, где это действительно нужно, а там, где они смогут заработать.

Так что реновация в Украине закончится двумя-тремя кварталами в Киеве и парой кварталов в городах-миллионниках, где дорогая земля. На этом будет поставлена точка. Потому что ни один застройщик не станет строить себе в минус.

Леонид: Как по-вашему, следовало бы поступить с хрущевками, срок эксплуатации которых уже либо подходит к концу, либо уже истек? И, что, вероятнее всего, с ними и их жителями будет в Украине, учитывая "мастерство" наших "крепких хозяйственников"?

Александр Скубченко: Хрущёвки в Украине стоят уже около 100 лет – скоро век им будет. Существует миф, что хрущёвки строили всего на 25 лет, а потому срок их эксплуатации давно истек. Напомню, что строили их в середине прошлого века, планируя, что в 80-х годах мы уже построим коммунизм, и люди будут жить в очень хорошем жилье. Хрущёвки возводились как массовое жильё, куда можно было расселить людей из бараков. Но дома-то качественные! Если сравнить их с домами эконом-класса, которые строятся сейчас, то большой вопрос – качество каких домов лучше, и какие из них дольше простоят.

Выхода только два – либо реновация, либо кредит на модернизацию домов. Потому что власть сказала: "Хрущёвки – это ваша проблема, что хотите с ней, то и делайте". Никакой другой программы нет. Однако, чтобы оценить состояние хрущёвок, для начала нужно провести технический аудит, а уже потом принять программу их модернизации. Этим должно заниматься государство.

Представим гипотетическую хрущёвку, где сознательные жильцы решили постепенно собирать деньги на капитальный ремонт, чтобы провести его лет через 10. Но государство для таких людей не создало никакого механизма. А как собирать эти деньги, не в кубышку же складывать 2 млн гривен? Нужен какой-то счёт и гарантии от государства, что через 10 лет те гривны, которые люди откладывают, не обесценятся до такой степени, что их хватит только на покупку коврика в эту хрущёвку, что банк, где будет открыт подобный счёт, просуществует 10 лет, и эти деньги сохранятся. Но никаких гарантий государство не создало.

Мы платим за обслуживание домов, но в этой сумме нет платы за капитальный ремонт. У нас никто не думает, что будет с домами через 10 лет. Государство просто самоустранилось, дав понять: не хотите жить в руинах – берите кредит.

Сегодня технический аудит домов проводят только те жильцы, которые уже решили взять кредит. Но это – единичные дома: на сегодня всего лишь 300 домов на всю страну. Если же такой аудит будет проводиться массово, то у нас появится множество организаций, предоставляющих такую услугу, и можно будет объявить конкурс, выбрав наименьшую цену.

Какой будет наименьшая цена на проведение аудита, сегодня прогнозировать сложно. Средняя цена сейчас – 50 тысяч гривен. Речь идет о многоэтажных домах. Многоквартирных домов (где более двух квартир) у нас около 200 тысяч. Многоэтажные дома – это дома с высотностью свыше шести этажей. Поэтому проведение аудита хрущёвки, безусловно, будет стоить дешевле, чем многоэтажного дома.

Михаил_41: Как вы оцениваете работу Фонда энергоэффективности? Действительно ли деньги фонда тратятся по делу и во благо, или они, как при строительстве дорог, в большей степени оседают в чьих-то карманах?

Александр Скубченко: Я оцениваю негативно сам принцип и подход к деятельности этого фонда.

Давайте просто считать. В нашем государстве около 200 тысяч многоквартирных домов, из которых новостроев (то есть построенных за период независимости) – примерно 10%. Все остальное – это советская и царская застройка. Более 70% домов стоят без капитального ремонта больше 50 лет.

Для того, чтобы модернизировать дом по программе Фонда энергоэффективности, нужно, во-первых, создать ОСББ, а, во-вторых, взять кредит. Просто взять кредит жильцы дома не могут – для этого нужно создать ОСББ как юридическое лицо, которому и могут выдать кредит. В Украине сегодня примерно 30 тысяч ОСББ и ЖСК (жилищно-строительный кооператив, – Ред.), то есть примерно 15% от всех домов.

Президент и его команда хвалятся Большим строительством, в рамках которого в 2020 году было вложено средства в энергомодернизацию тысячи домов в 10 городах. Президент ездит по стране и принимает работы: садики, школы, дороги. Но видел ли кто-нибудь хоть раз президента на сдаче многоквартирного дома? Нет – потому что ни одного дома Фонд энергоэффективности за прошлый год не выдал.

По состоянию на январь было около 300 заявок. Но 300 заявок – это всего лишь 1% от количества ОСББ или сотая часть процента от всех многоквартирных домов в Украине! Если эта программа будет реализовываться по несколько сотен домов в год, то она растянется на тысячу лет, а дома рухнут, не дождавшись модернизации и ремонта.

В 2015 году государство всё сбросило на людей, сказав: "Это – ваши дома. Что хотите, то и делайте". Но при этом людям был предоставлен только один механизм – создать ОСББ и взять кредит. Так что, по сути, проблема с домами не решается. А эта программа фонда, скорее, является программой развития банковского кредитования, а не модернизации домов.

dim-dim: За чей счёт в высотных многоквартирных домах меняются лифты? Особенно для старых домов актуальна проблема. И кто должен выступить инициатором? Помогите разобраться в вопросе.

Александр Скубченко: Ст.382 Гражданского кодекса Украины говорит о том, что дом и все его имущество являются совместной собственностью тех, кто в нём живёт. Соответственно, за состояние лифтов и безопасность их эксплуатации несут ответственность сами жильцы. Вспомните недавний взрыв газа в жилом доме на Позняках в Киеве – вся ответственность за это лежит на плечах жильцов, потому что это их сети. Такое у нас законодательство – "людоедское": во всём всегда виноваты сами жильцы.

Так что решение о капитальном ремонте, в том числе лифтов, должны принимать сами люди. Но это – дикость, потому что люди не знают, сколько лет лифту, через какие периоды и когда должны проводиться обследования и ремонты. Плата за лифт – это плата лифтовой организации за его эксплуатацию, в эту сумму не входит плата за капитальный ремонт.

Правда, во многих городах существуют программы, когда из местных бюджетов выделяются деньги на замену лифтов, ведь лифты у нас такие же древние, как и дома, их никто практически не менял. Местная власть прекрасно понимает, что, случись какая-то трагедия с лифтом, обвинят её.

Государство в этом вопросе вообще никак не участвует. Если у города есть деньги, только местные власти могут принять решение о выделении денег из местного бюджета на замену лифтов.

Дарина С.: Пане Олександре, як дізнатися, чи є безпечним будинок, який збираюся придбати чи в якому вже мешкаю, тобто чи збудований він у відповідності до всіх норм безпеки, чи все гаразд із комунікаціями тощо, тощо? Чи з'явиться колись у нас електронний реєстр, де можна буде вільно подивитись таку інформацію? І чи дозволять йому з'явитися? Дякую!

Александр Скубченко: Это бич нашей страны. Множество новостроев в Украине – проблемные, в частности, строят дома без разрешения на строительство, на спорном "пятне" земли, без соответствующих технических условий для подключения к коммуникациям, и вводятся в эксплуатацию они не через ГАСК, а решением суда. Потому и попадаются у нас дома, как, например, на Троещине – где канализацию пустили по наружной стене! И люди покупали квартиры в этом доме.

Чтобы обезопасить себя при покупке квартиры, обязательно проверяйте документы застройщика. Необходим следующий пакет: документы на землю (на каком основании у застройщика земля – она взята в аренду под строительство или это его собственность), разрешение на строительство и технические условия для подключения всех коммуникаций. Однако самое главное – это ввод в эксплуатацию.

Если есть весь этот пакет документов, значит, государство несёт ответственность за то, что дом построен в соответствии со всеми техническими условиями и нормами.

А вот о старых домах подобную информацию даже глянуть негде. Примерно 80% домов в Украине не имеют технической документации. Единственное, что у них в наличии – документы, которые были у советских ЖЭКов. А технического аудита у нас нет. Люди живут в хрущёвках и панельках, не зная, сколько лет дому, когда в последний раз в нём делали капитальный ремонт. Можно разве что прийти в обслуживающую организацию и попросить имеющиеся документы, чтобы изучить их.

Очень бы хотелось, чтобы у нас появился такой реестр, но для этого нужно провести технический аудит всех домов в нашей стране. Когда в Дрогобыче в августе 2019 года рухнула пятиэтажка, в результате чего погибли люди, президент Зеленский торжественно пообещал, что его первым поручением правительству будет провести технический аудит домов и принять программу их модернизации. Но ни первое, ни второе не выполнено до сих пор.

Так что этот реестр пока фантастика для нас, вносить в него ничего, ведь нет даже техпаспортов на дома.

Fazil: Пане Олександре, як ви гадаєте, скільки років піде на відбудову знищених війною міст Донбасу? Поділіться вашим баченням того, як взагалі ліпше вчинити з містами й селищами, що найбільше зруйновані – реставрувати старі споруди, будинки та комунікації, або зносити вщент і будувати нові, або інший варіант?

Александр Скубченко: После Первой мировой войны и всех гражданских войн жилье и инфраструктуру восстановили до уровня довоенного 1913 года уже к 1929-ому. После Второй мировой понадобилось семь лет, чтобы восстановить страну. А тогда разрушения были катастрофическими, гораздо более масштабными, чем нынешние. Тогда отстраивались целые районы и города.

Сколько лет понадобится нам, чтобы восстановить Донбасс – не знаю. Для этого нужны большие деньги. Если будут ресурсы, то можно будет восстановить Донбасс и за пять лет, и за меньший период времени.

Однако любой город, любое государство – это, во-первых, социально-экономические связи (работа, отношения между людьми), а, во-вторых, инфраструктура, на которой строятся все эти связи. Например, если государство строит крупный завод на 100 тысяч рабочих мест, то нужно строить и жилье на 100 тысяч человек, детские сады и школы для детей работников завода, культурные и социальные учреждения, чтобы люди могли жить, а не только работать. Так появляются города.

С Донбасса уехали миллионы людей. Когда закончится война, не получится просто так сказать эти людям: "Всё, возвращайтесь домой". Там должна быть работа, нормальные условия жизни и жизнедеятельности. То есть нужна комплексная программа и понимание, что делать с этим регионом.

Когда Зеленский стал президентом, в июне 2019-го он обещал государственную программу восстановления жилья и инфраструктуры на Донбассе. Но прошло два года, но такой программы нет и в помине. Буквально неделю назад Кабмин утвердил только концепцию стратегии экономического восстановления, где о восстановлении инфраструктуры Донбасса написан, максимум, какой-то абзац. А это – только концепция стратегии, даже не программа.

Читайте такжеНовый удар: чем обернутся новшества с тарифами на коммуналкуTomaso: Если владеете данными, расскажите, пожалуйста, а в каких жилищных условиях живут сегодня люди на подконтрольной Украине территории вблизи линии разграничения, как – на оккупированной части? В полной ли мере они получают коммунальные услуги? В свое время, когда случился Алчевск, об этом гудело полмира, а сейчас мы даже не представляем, с какими жилищными и бытовыми проблемами приходится сталкиваться людям на Донбассе – власти не до того, она деньги в асфальт закапывает, простите, дороги строит...

Александр Скубченко: Условия жизни людей на Донбассе, особенно вблизи линии фронта – ужасны. Потому что власть туда не доходит, потому что там стреляют (стреляли до августа 2020-го, пока не установили относительное перемирие), а восстановление инфраструктуры там не ведется. Подача газа прекращена, потому что продолжаются обстрелы: если попадут в трубу – будет взрыв. Отопление – любо электрокотёл (у кого есть деньги), либо дрова. Тариф на отопление подняли в два раза с нового года. Воды периодически нет, потому что в результате обстрелов повреждаются коммуникации.

Земля часто занята под оборонные сооружения или под минные поля, или под окопы. А люди до сих пор платят налоги – их даже не освободили от уплаты налога на землю! То есть государство отняло у людей землю для каких-то оборонных сооружений, а налоги продолжает взымать. Из жилья людей просто выбросили, потому что его заняли добробаты, или там расквартированы военные. Нарушение прав собственности там повсеместно.

Зеленский, став президентом, обещал решить все эти проблемы, в частности, он обещал государственную программу восстановления жилья. Но ничего этого до сих пор нет.

На неподконтрольной территории жизнь примерно такая же. Вот только тарифы за услуги ЖКХ примерно раз в 10 ниже, чем у нас. Жизнь идет, услуги ЖКХ оказываются, хотя проблемы, безусловно, есть.

Вениамин Альбертович: Простите, возможно, мой вопрос покажется глупым, но, глядя на происходящее вокруг, только один вопрос: а жилищно-коммунальное хозяйство как таковое в Украине есть?! Ведь это же ошмётки того, что осталось с советских времён (спасибо хоть строить коммуникации тогда умели), а дальше – сплошное крохоборство... Разве же это хозяйство?!

Александр Скубченко: Это очень правильный вопрос. В Украине почему-то начали декоммунизацию с памятников и названий улиц, а нужно было декоммунизировать, в первую очередь, ЖКХ.

Когда был Советский Союз, весь комплекс коммунальных услуг оказывало государство, потому эта сфера и называлась жилищно-коммунальным хозяйством.

Но, на самом деле, есть два вида услуг.

Первый из них – жилищные услуги (обслуживание домов и придомовых территорий). Во всем мире переходят к системе "умных городов", когда жизненный цикл дома рассматривается с момента его строительства и до момента его утилизации, а не так, как у нас – ввели дом в эксплуатацию, а дальше делайте с ним, что хотите. То есть за рубежом дом рассматривают со всем его жизненным циклом, вплоть до момента сноса и утилизации строительного мусора.

Второй вид – все коммунальные услуги, то есть рынок природных монополий.

Кстати, рынок жилищных услуг – потенциально конкурентный, ведь могут быть и коммунальные ЖЭКи, и частные обслуживающие организации. Кто предложил лучше условия и цену, того люди и выбирают.

Если же цена слишком высока, то люди всегда могут собраться, создать ОСББ и хозяйствовать сами. Но при этом обслуживание домов должно быть профессиональным, а не так, как у нас сейчас, когда какая-то активная бабушка становится главой ОСББ. Что бабушка знает об этом доме? Дом – это сложная конструкция, где нужно соблюдать все регламенты. Это как самолет – в нем же не пассажиры решают, как самолету лететь, как проводить его плановый ремонт. Там четко все регламентировано мировыми и суверенными организациями. То же самое должно быть и с домами.

Рынок коммунальных услуг – это рынок природных монополий: вода, газ, отопление. Здесь нет и быть не может никакой конкуренции. Потому должно быть только государственное регулирование. На рынке жилищных услуг нужно идти путем либерализации, а на рынке коммунальных услуг – только государственное регулирование. Тогда у нас будет порядок.

Mavrik: С какими проблемами к вам, как к главе Жилищного союза Украины, чаще всего обращаются люди?

Александр Скубченко: Проблемы у всех одинаковые – что в Киеве, что в каком-либо маленьком городке: качество услуг ЖКХ, высокие тарифы и т.д. То есть люди обращаются с теми проблемами, которые должна решать власть, но не делает этого. Прошлой зимой Зеленский записывал видеоролики и снижал тарифы, которые не снижались, теперь он на период эпидемии коронавируса ограничивает цену на газ. Но проблема так не решается – она растет, как снежный ком.

Проблемы в ЖКХ у нас накапливались 30 лет, а с 2015 года, когда было проведено реформирование этой сферы, а также медицины, ЖКХ просто угробили, как и медицину.

В ЖКХ нужно просто всё менять, в том числе порядок тарифообразования. Тарифы ведь высокие не потому, что они просто такие сами по себе – они формируются в том порядке, который утверждает Кабмин. Функции государства (контроль, надзор и защита потребителя) никуда не делась, но государство эти функции не выполняет. Оно просто оставило потребителей один на один с монополистами.

Наш базовый закон в сфере ЖКХ – закон о жилищно-коммунальных услугах – прописан так, что монополист всегда прав, а потребитель – ничто. В Украине нужно ЖКХ наконец развернуть лицом к потребителю.

Изменения в ЖКХ возможны только путем изменения законов, а законодательной инициативой у нас обладают только президент, Кабинет министров и народные депутаты – только они солидарно могут что-то изменить в этой сфере.

Нынешние протесты должны требовать не просто снижения тарифов, а изменения всего в ЖКХ. Если сейчас начать работать в данном направлении, то к следующей зиме мы забудем об этих проблемах.

Надежда Майная

viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Популярное
В моде бесподобная стрижка до ключиц клавикут, которая смягчает черты лица и идеально подходит всемВ моде бесподобная стрижка до ключиц клавикут, которая смягчает черты лица и идеально подходит всем Путин хочет захватить шесть областей Украины: Тука рассказал, кому грозит опасностьПутин хочет захватить шесть областей Украины: Тука рассказал, кому грозит опасность Приметы на Рождество Пресвятой Богородицы 21 сентября: что нельзя делатьПриметы на Рождество Пресвятой Богородицы 21 сентября: что нельзя делать Под Киевом студент умер после вакцинации: в институте раскрыли трагические подробностиПод Киевом студент умер после вакцинации: в институте раскрыли трагические подробности Топ-3 наихудших родителей по знаку Зодиака: астролог назвал самых плохих мам и папТоп-3 наихудших родителей по знаку Зодиака: астролог назвал самых плохих мам и пап

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять