"Кровавая хунта" или Почему бурная реакция на телемост может быть вредней самого телемоста

После возвращения России в ПАСЕ стало понятно, что у Кремля в Европе очень мощное лобби.

Виктор Медведчук
Виктор Медведчук

К моему глубочайшему сожалению, наш уровень профессионализма неимоверно уступает уровню наших российских оппонентов. Они очень часто запускают многослойные и многоходовые операции. И далеко не всегда то, что лежит на поверхности, является истинным смыслом.

Представьте себе картину. Телемост начался. В киевской студии находится, например, Оксана Забужко, а в московской – Лия Ахеджакова или Андрей Макаревич. И вроде бы никакого скандала в эфире не было бы, потому что люди разговаривали бы на одной волне.

Но сама подача информации об этом телемосте, сам анонс уже был выполнен в провокационном стиле. Во-первых, кто его анонсировал? Главный медийный рупор Кремля. Во-вторых, каким нашим украинским каналом организовывался бы и транслировался бы этот телемост? Каналом NewsOne, принадлежащим куму Путина.

Уже в день появления анонса последовала очень бурная реакция на него: и правоохранительные органы отреагировали, и наконец зашевелились СНБО и Нацсовет по ТВ, и в Верховной Раде о телемосте поговорили, и радикально настроенные ребята активизировали свою деятельность. Это – с одной стороны.

Читайте такжеКак кум Путина проводит информационную оккупацию Украины

А с другой – не зря в этой цитате, которую я приводил выше, употребляется новомодное слово "хайп". Такой хайп вызвал не сам факт телемоста, а реакция в Украине на анонс. Потому, в любом случае, цель организаторов уже была достигнута – внимание общества приковано к этой идее. Внимание очень заостренное и болезненное. Я никогда не поверю, что те люди, которые пытались организовать телемост, не ожидали подобной реакции. Они рассчитывали именно на это!

И посмотрите, какая подача уже сейчас идет с их стороны… Они – "жертвы нацистов", это все будет подано как очередная демонстрация деятельности "кровавой хунты в фашистской Украине", как для внутреннего потребителя в России, так и для Европы.

Для чего это нужно Медведчуку, думаю, понятно даже ребенку. Любое средство массовой информации – это рычаг влияния. Причем рычаг влияния не только на общество, но и на политиков. Ведь чем отличается державник от политика? Политик думает о рейтингах, а державник – о будущем государства. К сожалению, у нас в политике и власти государственников можно пересчитать по пальцам. У нас в основном как раз политики, которые живут лишь рейтингами, и ради рейтингов они готовы на все.

Именно на эти рейтинги с помощью телеканалов и оказывается влияние. Достаточно запустить массированную кампанию, пусть и с непроверенной информацией – и рейтинг политика "накрывается медным тазом". Причем срабатывают даже совершенно дикие "утки". Можно кого-то обвинить в зоофилии, но, если сделать это массировано и профессионально, то я не завидую тому, о ком сообщат подобную "новость".

Читайте также"За Жоппу" не взлетает: как Медведчук намерен поднять рейтинг партии

Профессионалов "черного пиара" у нас, по-моему, больше, чем во всей Европе вместе взятой. В России – другая специфика, там "черным пиаром" не занимаются, потому что у них нет в этом необходимости. А наши поднаторели в этом мастерски. Обгадить и сравнять с уровнем плинтуса могут любого.

Это – одна из целей Медведчука.

После того, что произошло в Парламентской ассамблее Совета Европы, я думаю, только полный идиот не понимает, насколько сильно пророссийское лобби в Европе. И, конечно же, сейчас все это лобби дружным воплем подхватит тезисы о защите свободы слова и нарушении прав человека в Украине.

Так что такая бурная наша реакция впоследствии приведет к гораздо более негативным для нас последствиям, чем состоявшийся бы, может быть, сам по себе телемост.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять