Игорь Романенко: Украине нужны ракеты, которые доставали бы до Урала и покрывали всю территорию России

Такие ракеты можно было бы рассматривать как оружие сдерживания, учитывая, что Россия разместила на нашей границе "Искандеры" дальностью до 500 километров, отметил генерал-лейтенант запаса.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

На сайте Главред состоялся чат с генерал-лейтенантом запаса, кандидатом военных наук, доктором технических наук, профессором, экс-заместителем начальника Генштаба ВСУ Игорем Романенко. Общаясь с читателями, он рассказал, как может измениться ситуация на Донбассе после президентских выборов в Украине, каковы главные достижения и ошибки Петра Порошенко на посту верховного главнокомандующего, чем опасна автономия "Л/ДНР", как изменилась ситуация на фронте после получения украинской армией "Джавелинов", что свидетельствует об уязвимости Крымского моста, что будет с оружием и военной техникой, которыми Россия напичкала Крым, после возвращения полуострова под юрисдикцию Украины, а также насколько усугубилась ситуация для нашей страны после заведения в Беларусь группировки российских войск.

Представляем стенограмму чата с Игорем Романенко.

Rickman: Будет ли переизбрание Порошенко на второй строк означать сохранение нынешнего положения дел на востоке еще на пять лет?

Игорь Романенко: Кто бы ни стал следующим президентом Украины по итогам голосования во втором туре, то положение дел, которое мы наблюдаем сейчас, будет меняться. И, надеюсь, что меняться будет все-таки в пользу Украины. За пять лет мы достаточно окрепли и можно найти пути, чтобы достичь своих целей.

Mitia: Если учитывать наэлектризованность украинского общества в связи с выборами, а также агрессивность поклонников Порошенко, то, как вы думаете, могут ли после выборов в случае проигрыша Порошенко (а он по самым свежим соцопросам почти неминуем) начаться какие-то протесты, заварухи? Вы лично видите предпосылки для таких опасных сценариев?

Игорь Романенко: К сожалению, подобная угроза действительно есть. И наличие раскола украинского общества нельзя отрицать. Если этот раскол перерастет во внутренние столкновения, Путин может использовать эту нестабильность, как это было сделано в 2014 году.

Поэтому, какими бы ни были результаты выборов, каждая из сторон должна быть готова принять итог голосования. Точно так же проигравший кандидат должен будет принять результаты выборов, если он желает добра нашему государству и народу.

Иначе нестабильность внутри страны Россия использует в своих целях, и риски при этом будут слишком велики, вплоть до начала активных масштабных боевых действий. Путин так или иначе уже использует политическую ситуацию в Украине, ведя "гибридную войну" и боевые действия низкой интенсивности.

Нафаня: Какова вероятность обострения ситуации на востоке страны в преддверии второго тура выборов? Нужна ли, выгодна ли России такая эскалация?

Игорь Романенко: Прежде всего, мы должны понимать, что к военному вмешательству россияне готовы. Они продемонстрировали это два года назад во время учений "Запад-2017", в ходе которых была задействована группировка численностью 250 тысяч человек. Для начала широкомасштабной войны с Украиной России нужно от 240 и более человек. Так что Россия уже давно отрепетировала такой сценарий, проиграла в нем все до мелочей еще два года назад.

За прошлый год Россия нарастила свои силы еще и на севере Украины – со стороны Беларуси. Соответственно, сложилась еще более опасная для Украины ситуация.

Пока что Россия считает широкомасштабное наступление на Украину нецелесообразным. В условиях нынешней "гибридной войны" Москва пытается идти более рациональным, с ее точки зрения, и менее затратным путем – использовать президентские и парламентские выборы, чтобы завести во власть своих пророссийски настроенных людей, чтобы создать в Украине "пятую колонну", дабы стратегически переломить ситуацию, и вновь сделать Украину более пророссийской, а потом добиться того, чтобы политически Украина управлялась из России.

Восстановить советский путинский союз без Украины невозможно. Путин это прекрасно понимает и действует соответственно.

Если ему не удастся достичь этой цели путем "гибридной войны" с ведением боевых действий невысокой интенсивности, то у него наготове армия, и есть все возможности, чтобы начать действовать, вплоть до широкомасштабной войны. До этого ему мешала ситуация в Сирии и на Ближнем Востоке, также сейчас его отвлекает вопрос Венесуэлы, но все эти точки удалены от России, в отличие от Украины, которая рядом, у нас общая граница, потому для Москвы – это ключевой момент.

Если кто-то в этом сомневается, советую просто посмотреть эфиры российских телеканалов: с утра до вечера более 50% времени они уделяют Украине, причем говорят о ней, используя традиционные агрессивные пропагандистские подходы.

Читайте такжеАпокалипсис сегодня или завтра: какой Украина подошла ко второму туру выборовЖуков: Если вспомнить недавний коррупционный скандал в оборонке и всех этих Свинарчуков-Гладковских, то как думаете, заинтересован ли вообще нынешний президент в окончании войны, если для него это в том числе способ обогащения?

Игорь Романенко: Учитывая, в какой ситуации сегодня находится государство, я думаю, что Порошенко заинтересован в этом. Если бы действующий президент сумел закончить войну, он бы смог войти в историю, а избирательная кампания в этом случае могла бы закончиться для него уже в первом туре его победой, как в 2014 году. Однако, как мы видим, война пока что, к сожалению, продолжается.

Любопытная Варвара: Почему только сейчас Порошенко очнулся, что Медведчук – неэффективный переговорщик с Россией в вопросе освобождения пленных? Или это очередной пиар-ход перед выборами? Получится ли вообще убрать из переговорного процесса с Россией Медведчука?

Игорь Романенко: Я думаю, что такая запоздалая реакция украинской власти связана с требованием Путина к украинской стороне о том, что именно Медведчук должен участвовать в переговорном процессе. Украина была вынуждена соблюдать это условие, поскольку, по сути, было прямо обозначено: если Медведчук будет вовлечен в процесс переговоров, то будут и освобождаться украинские пленные, а если – нет, то обмена пленными не будет. По такой схеме и работали.

Однако в последнее время процесс обмена пленными был приостановлен, что объяснялось нежеланием Путина подыгрывать и помогать президенту Порошенко перед выборами. С лета прошлого года Медведчук не принимал участия в гуманитарной группе в рамках минского переговорного процесса, но, несмотря на это, он пользовался правом личных полетов из Киева в Москву, вокруг которых сейчас и разворачиваются известные события.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Wrangler: Игорь Александрович, не могли бы вы поделиться своим прогнозом насчет того, как будут развиваться события на Донбассе, если победит Порошенко или если победит Зеленский? Кто реально может убедить западных партнеров действовать более решительно, кто может провести результативные переговоры с Путиным, кто сможет вновь вдохнуть в жизнь в разрушенный войной регион?

Игорь Романенко: О "вдыхании жизни в регион" мы сможем говорить только тогда, когда получим контроль над ОРДЛО. А так, способствовать тому, чтобы пенсионеры на оккупированной территории получали две пенсии – российскую и украинскую, а наши – одну, это не совсем верно.

Нужно решать вопрос принципиально и возвращать контроль над этими территориями, чтобы Украина управляла ими. А пока они остаются оккупированными, ответственность за состояние дел на оккупированной территории несет страна-оккупант.

Думаю, что кто бы ни пришел к власти после второго тура президентских выборов, он не сможет оставить ситуацию на Донбассе в прежнем виде. Это объективно уже невозможно. В обществе такой накал и запрос, что вопрос должен решаться. И я думаю, что ситуация будет меняться, причем меняться в интересах Украины.

Joker: Считаете ли вы оправданным появление на предвыборных бордах Порошенко фотографии Путина? Чем опасна идея, которую активно продвигает штаб президента "все, кто против Порошенко – за Путина"?

Игорь Романенко: Это может ударить бумерангом. Если бы с помощью социологии проанализировали реакцию на такую идею, то, думаю, выяснилось бы, что выгод от такого месседжа может оказаться меньше, нежели негатива.

Игорь, Киев: Игорь Александрович, Вы как никто другой можете давать профессиональную и, надеюсь, объективную оценку – скажите, что вы лично считаете тремя наибольшими достижениями и тремя наибольшими ошибками или провалами Порошенко на посту главнокомандующего?

Игорь Романенко: Безусловным достижением Петра Порошенко на посту главнокомандующего является остановка продвижения России вглубь территории Украины. Второе – это возрождение военно-промышленного комплекса. Третье – использование общего патриотического подъема в обществе и стране для оказания помощи сектору безопасности, в первую очередь – Вооруженным силам Украины.

Читайте такжеКапитулировал перед Путиным: почему Порошенко проиграет на выборахК ошибкам или недостаткам я отношу: во-первых, слабую организацию противодействия в информационной войне – деятельность Министерства информации вообще не заметна, не ведется антипропагандисткая работа в то время, как Россия вкладывает колоссальные деньги в пропаганду; во-вторых, подрыв коррупцией украинской оборонки; в-третьих, недостаточно сильную позицию Украины во взаимоотношениях с нашими союзниками – возможно, этому мешают наши внутренние дела, та же коррупция. В любом случае, Украина могла бы занимать более жесткую позицию, требуя поддержки стран-участниц Будапештского меморандума, можно было бы также занимать более жесткую позицию относительно событий в Крыму и т.д.

Grigori: На ваш взгляд, кто из кандидатов в президенты, которые встретятся во втором туре, способен закончить войну на Донбассе, и почему? Или такое развитие событий зависит только от "хотелок" одного-единственного человека – Путина?

Игорь Романенко: Я не разделяю подхода, который предусматривает, что все в руках Путина, и только по его желанию может разрешиться проблема Донбасса. Если так оценивать ситуацию, то нечего вообще браться за дело и пытаться что-то изменить. К сожалению, у нас все отталкиваются от того, что ключи от разрешения проблемы есть только у Путина.

На самом деле, это не так. Это – неправильный подход. Это позиция, которая предполагает сдачу и отступление от наших интересов.

У России есть большие возможности для реализации собственных целей, в любом случае, бо́льше, чем у нас. Но все зависит не только Москвы.

Кто из кандидатов способен закончить войну? Украинское общество уже развито как государственная структура, и оно не позволит никому, кто бы ни стал президентом, подыгрывать России. Янукович попробовал отклониться от выбранного курса только в вопросе евроинтеграции – и потерял власть. В вопросе войны ни один политик на такую резкую смену курса не пойдет. Оба будут вынуждены решать проблему, причем в интересах Украины.  

Sidor: Игорь Александрович, мой вопрос о том, как голосовали украинские военнослужащие в первом туре – по сути, Порошенко и Зеленский набрали практически одинаковое количество голосов. Почему так, по вашему субъективному мнению? Ведь армия чаще всего голосует за действующего президента, не в последнюю очередь из-за того, что старшие по званию "настоятельно рекомендуют" голосовать именно так... Чем Порошенко так разочаровал нашу армию?

Игорь Романенко: Прежде всего, потому что принципиально не решается вопрос войны на Донбассе, уже пять лет не устанавливается суверенитет ни на востоке, ни, тем более, в Крыму.

Читайте такжеПереизбранный Порошенко станет Путиным-2 с украинской маскировкойКроме того, на выборах голосовали Вооруженные силы, в том числе срочная служба, которая набирается на полтора года, и контрактники – все они, естественно, контактируют, имеют связь с другой частью общества, ведь армия не живет обособленно, она – часть общества. Если в обществе есть запрос на серьезные изменения в стране и во власти, то он проявляется в том числе и в армии. Если по стране 30% поддержали Зеленского, 16% – Порошенко, то в армии голоса разделятся приблизительно пополам. Что и отражает результат голосования армии в первом туре. Армия ведь не проголосовала, как вся страна – 30/16, а отдала приблизительно равное количество голосов – это как раз и показывает уровень поддержки нынешнего главнокомандующего.

Александра: У меня к Вам вопрос как к профессиональному военному. Как старшее командование будет воспринимать потенциального президента, который, по словам журналистов, четыре раза "косил" от армии и есть ли в стране действенный предохранитель на случай его ступора или других неадекватных действий в случае обострения военных действий?

Игорь Романенко: Украина ведь стремится быть правовым государством. И за годы независимости наше государство принимало соответствующее законодательство, призванное снять такие риски. Ведь Конституция Украины, по оценкам международных экспертов, является одной из самых прогрессивных. Вопрос лишь в том, кто и как выполняет Конституцию – с этим как раз есть серьезные проблемы. Поэтому если мы действительно идем путем развития государства, то должен быть контроль общества над всеми структурами.

Кроме того, нужно уважать выбор своего народа, как бы кому это ни казалось сложно. Нам важно не доводить ситуацию до новых революций. Мы уже пережили две революции, причем последняя была с серьезными человеческими потерями, а за ней последовала война, потеря территорий… Если мы и в нынешней ситуации не устоим, и в стране снова начнется нестабильность, неразбериха или новая революция, это будет грозить нам потерей государственности. Такая угроза велика. Потому нужно уважать выбор народа.

Кроме того, нам нужно принять закон об импичменте президента, закон о лишении судей и парламентариев неприкосновенности, а также закон об отзыве депутатов. В таком случае общество действительно будет контролировать поведение любого чиновника, в том числе президента.  

demchenko_d.: Чи не переоцінює себе Порошенко, коли говорить, що в разі його поразки на виборах "з’явиться загроза існуванню держави"? Хіба такої самої загрози не було всі ці п’ять років його президентства?

Игорь Романенко: Я думаю ответ на этот вопрос дадут результаты выборов.

Сергей_36: Почему наша власть так упорно продолжает держаться за Минские соглашения, минские переговоры, если обе стороны уже признают, что "Минск" недееспособен?

Игорь Романенко: Потому что к выполнению Минских соглашений привязано множество санкций против России.

Конечно, Минские соглашения выписаны не лучшим образом для Украины – их Путин писал на коленке, летя из Монголии в самолете, естественно, в интересах России. Прямо как Ленин в шалаше писал свои Апрельские тезисы…

Вопрос в том, как Минские соглашения будут реализовываться. Штайнмайер уже доказывал, что нужно как можно быстро провести выборы на оккупированной территории, несмотря ни на что, а дальше все будет, как будет. И на этом будущей министр иностранных дел Германии сделал себе политическую карьеру и успешно стал президентом. Но вот ситуацию на Донбассе не улучшил аж никак. Более того, подталкивал Украину к пораженческим подходам при решении вопроса Донбасса.

Читайте такжеВойна на Донбассе и геополитическая ориентация: что изменится при президенте ЗеленскомПотому, повторюсь, в Украине все страны видят свои интересы, а не интересы Украины. Потому делаются такие предложения, которые могут быть реализованы не в интересах нашей страны. Поэтому нам нельзя становится на этот путь. Нам нужно четко отстаивать свою позицию, добиваться введения тех же миротворцев на Донбасс.

В любом случае, украинской стороне нужно вести переговоры с Путиным при участии союзников. Все ждут результатов выборов, а потом, кто бы ни стал президентом, для решения проблемы Донбасса придется вести переговоры с российским президентом.

Жора: Допускаете ли вы, что разговоры о наличии двойников Путина – не безосновательны? Кто и для чего вообще запускает такие слухи?

Игорь Романенко: Если мы вспомним опыт НКВД и ОГПУ, из которых выросла современная ФСБ Российской Федерации, то в этих советских структурах подобная практика действительно использовалась и была весьма распространенной. Она применялась с целью обеспечения безопасности первого лица государства, чтобы обезопасить лидера в условиях войны или подготовки покушений на его жизнь со стороны и гитлеровских стран, и союзников по антигитлеровской коалиции. Так что такой подход не нов.

Кроме того, вспомните пример о том, как британские войска действовали на территории стран, которые тогда были колониями Британской империи. Если такие страны боролись за свою независимость, если в них существовали партизанские движения по освобождению этого государства, то британцы разрабатывали и проводили специальные операции по уничтожению именно лидеров таких стран или движений. Так вот, чтобы обезопасить этих лидеров, и прибегали к помощи двойников.

Хотя часто и утверждают, что в борьбе за независимость государства главное – народ, объективная историческая наука говорит о том, что при этом крайне важна роль лидера этого народа.

Читайте такжеМоскве не стоит открывать шампанское в случае победы ЗеленскогоТак что такая практика использования двойников лидеров считалась и считается до сих пор достаточно эффективной. Она помогает сохранить жизнь лидеров государств. Особенно актуально это для государств, которые находятся в состоянии войны.

Путин, как старый КГБист, воспитан на этом. И он много кому в мире сделал плохого. В России здраво оценивают ситуацию в этом плане и понимают, что и таким методом тоже нужно обеспечивать безопасность хозяина Кремля. Поэтому, на мой взгляд, разговоры о наличии двойников Путина – не безосновательны.

Ильдар: В начале весны украинцам представили "пэрэмогу" – начало производства электромагнитного оружия. Однако разве до этого у Украины не было такого оружия?

Игорь Романенко: Действительно, электромагнитное оружие разрабатывалось Украиной и раньше. Вообще, за годы независимости Украины у нас появлялись разработки в ВПК даже мирового уровня, в том числе и разработки электромагнитного оружия. Однако в виду того, что до 2014 года выделялось крайне мизерное финансирование на армию, для нее закупались лишь единичные экземпляры – просто, чтобы показывать странам-покупателям, что эти образцы есть на вооружении у украинской армии. Невозможность закупить в достаточном количестве такое оружие для ВСУ у нас традиционно объяснялось отсутствием денег. И это – порочная практика.

Так что магнитное оружие было и раньше: оно и разрабатывалось, и производилось, и продавалось Украиной за рубеж.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Nomi-duke: Считаете ли Вы помощь, которую оказывают Украине страны-участницы Будапештского меморандума, достаточной и адекватной?

Игорь Романенко: Украина вынуждена придерживаться той позиции, которую она на себя взвалила, согласно Будапештскому меморандуму. Отказ от ядерного оружия был требованием, которое Украина выполнила в полной мере в обмен на обещание стран-гарантов уважать ее независимость, суверенитет и существующие границы. (Напомним, что свои подписи под Будапештским меморандумом поставили лидеры США, Великобритании, России и Украины. Кроме того, Франция и Китай предоставили аналогичные гарантии, сделав соответствующие заявления, но свои подписи под этим меморандумом не поставили, – Ред.).

Однако все эти страны нарушили данные Украине обещания. Россия – посягнув на территориальную целостность Украины и оккупировав часть украинской территории. А остальные страны-участники своим бездействием поспособствовали этому.

Та помощь, которая оказывается Украине Западом с 2014 года, безусловно, важна и нужна, но она совершенно недостаточна. Если сравнивать то, как Америка помогала тому же Советскому Союзу, то ее помощь СССР и Украине просто несопоставима. Украине такой помощи никто не оказывает. Даже возможность предоставления Украине летального оружия Западом неоправданно долго рассматривается.

К тому же, посмотрите, к чему была сведена помощь Запада Украине после досмотра наших суден Россией в Черном и Азовском морях и инцидента вблизи Керченского пролива, в результате которого украинские моряки оказались в плену у россиян. Все свелось к решению об обучении наших моряков и войск береговой охраны, к заходу нескольких кораблей в Черное море и обмену информацией.

Важно ли это? Да. Нужно ли? Да. Достаточно ли? Безусловно, нет!

Читайте такжеПорошенко просто завидует ПутинуВедь изначально разговор шел о серьезных санкциях против России и передаче Украине летального оружия вроде "Джавелинов" – американской противокорабельной крылатой ракеты "Гарпун". И американцы могли бы помочь, если бы захотели. Но пока такой помощи нет.

Кроме того, Запад вполне мог бы ввести более эффективные экономические санкции против России, запретив российским кораблям заходить в европейские, американские и канадские порты. Но такого решения тоже не последовало.

Потому вся нынешняя помощь Запада, на мой взгляд, является совершенно недостаточными и неадекватными происходящему мерами. В итоге, за инцидент вблизи Керченского пролива Запад ввел лишь персональные санкции против около десятка россиян, которые непосредственно участвовали в захвате украинских суден и моряков. В частности, им запретили въезд в западные страны, но ведь военнослужащие, а, тем более, сотрудники ФСБ, и так могут ездить за границу только по рапорту, то есть существует внутренний российский запрет! Так что эти действия совершенно не адекватны тому, что делает Россия.

Ольга Гордеенко: Реально ли привлечь к переговорам в нормандский формат Великобританию и США? Как они смогут повлиять эффективность переговорного процесса по урегулированию ситуации на Донбассе?

Игорь Романенко: Это реально. Если мы вспомним, то изначально американцы участвовали в переговорах, но потом заняли другую позицию: это конфликт – в Европе, потому пусть разбираются европейцы. Поэтому вопрос Украины отдали на откуп "нормандскому формату". При участии американцев состоялась всего одна встреча.

Еще Обама поддержал идею о том, что, кроме стран Балтии, все страны бывшего Союза должны входить в область влияния Путина. И Украина оказалась заложником такого обамовско-американского подхода. А обернулось это войнами. Так что этот путь оказался проигрышным и для Европы, и для мира.

Что касается Великобритании, то Тереза Мэй уже заявляла, что они помнят об ответственности Британии перед Украиной по Будапештскому меморандуму и готовы способствовать решению украинских проблем. Просто сейчас британцам не до Украины из-за Brexit. Британцы расплачиваются за свою авантюру с Brexit, которую всячески поддерживал Путин.

Путин действует так повсюду, по всей Европе, реализуя свой принцип "разделяй и властвуй". Он так действует и в отношении НАТО, и в отношении Евросоюза. Например, протесты тех же "желтых жилетов" во Франции – эти акции активно поддерживаются спецслужбами России.

Читайте такжеЗаражена войной: в чем причина агрессии РоссииПутин действует против Украины и в Венгрии, и в Италии – везде, где это возможно. Так, Путин, действуя через Венгрию, эксплуатируя языковую статью закона об образовании, которая возмутила венгров, блокирует проведение заседания комиссии НАТО-Украина. О чем тогда говорить…

Так что США уже участвовали в переговорном процессе, потому возможность их привлечения снова есть. Великобританию тоже можно привлечь к переговорам, и она уже выразила такую готовность, просто сейчас Британии не до того.

поручик ржевський: Чи не можете ви сказати, коли ж почнеться зрештою генеральний наступ проти проросійських сепаратистів? Адже "Джавеліни" і таке інше украінська сторона вже отримала, залишилось застосувати це за призначенням, еге ж.

Игорь Романенко: Людина, яка ставить подібне запитання, очевидно, не є фахівцем у військовій справі і не розуміє глибини проблеми.

На даний момент співвідношення сил України і Російської Федерації не на користь нашої держави. Сили дуже різні, причому відрізняються вони в рази. Не кажучи вже про те, що Росія має ядерну зброю, потужну перевагу в ракетній зброї, літальних апаратах і бронетехніці.

Можна припустити, що протягом місяця українські сили могли б дійти до кордону з Росією. Але Путін же з цим не змириться, і його відповідь не забариться.

В певні моменти росіяни саме на такі кроки і провокували Україну, щоб потім діями у відповідь реалізувати, наприклад, свій проект "Новоросія" або взагалі залишити від України всього кілька західних областей, а решту захопити. А далі вони б подивилися, які країни підтримають Україну та вступляться за неї, або ж країна боротиметься з Росією сам-на-сам.

Так само розгорталися події довкола ядерного потенціалу України – Україну просто дотиснули всі разом і змусили відмовитися від ядерного запасу. І в цьому разом брали участь і Росія, і США, і інші країни.

Так само було і з анексією Криму. Мало того, що "п’ята колонна" в Україні вчасно не ухвалила рішення щодо активної оборони Криму, в том числі активних бойових дій, так ще й усі союзники промовчали, зробивши вигляд, що нічого не помічають. Росіяни попереджали, що, якщо Україна намагатиметься протистояти цьому, чинити опір, то там буде застосовано все, в тому числі й авіація, а в підсумку буде велика кривава баня. А союзники лише запевняли, що вирішать це питання дипломатичним шляхом, але потім. Вже пройшло п’ять років, але так нічого і не змінилося… Безумовно, ми вдячні Заходу за ту допомогу, яку він надає, але вона не співставна з діями Росії і не є ефективною настільки, щоб сприяти відновленню територіальної цілісності України.

Отже, чітко зрозуміло, що починати війну проти Росії, можна тільки тоді, коли складеться відповідна сприятлива для України військово-політична ситуація. В першу чергу – всередині Росії.

Росія чекала на сприятливий для себе момент, аби повернути свій вплив на Україну, кілька десятків років. Вона вже разів п’ять змінювала свої плани.

Історія з островом Тузла – один із прикладів: аби поширити свій вплив на нього, Москва скористалася періодом внутрішньої нестабільності в Україні, коли тимчасово було втрачено воєнно-політичного управління.

Так само було і з Кримом.

Тож Україні потрібно зміцнювати свій оборонний потенціал, намагатися вирішити проблеми дипломатичним шляхом, тиснути спільно з союзниками на Росію, але в тому числі готуватися і до найскладніших сценаріїв, воєнного шляху вирішення своїх територіальних проблем. Але, повторюю, необхідно, щоб склалися відповідні умови, тому що починати такі дії як авантюру не можна, бо є ризик взагалі втратити незалежність. Це – неправильний шлях. Колись, сто років тому, Україна вже припустила таку помилку…

Klim: Игорь Александрович, если представить, что Крым все-таки возвратился под юрисдикцию Украины, как тогда нашей стране быть с той военной техникой, оружием и всеми остальными "военными потугами", которыми Россия напичкала Крым? Мы будем обязаны все это вернуть России или забрать как моральную компенсацию? :)

Игорь Романенко: Что значит "забрать"? Даже чтобы просто вести такого рода разговоры, нужно быть действительно сильным государством. А, как я уже говорил, соотношение российских и украинских сил – не в пользу Украины, потому Россия может себе позволить диктовать нам условия.

Но если даже если под воздействием дипломатического, политического и экономического давления Запада Россия будет вынуждена покинуть Крым, вернуть его Украине, то все те военные силы, которые она там сосредоточила, естественно, она заберет с собой.

Читайте такжеУкраинский цирк все равно лучше российского кладбищаОднако демилитаризация Крыма понадобится точно, это будет первоочередное дело. Как вариант, для начала управление полуостровом будет осуществляться под эгидой ооновских сил, а затем постепенно оно будет передано Украине. Это будет долгий процесс. Но для этого нужно, чтобы Россия и российская власть была значительно ослаблена, потому что, если вопрос Донбасса Москва еще хоть как-то готова обсуждать, то про Крым она и говорить не хочет, настаивая на том, что вопрос Крыма окончательно закрыт.

А чтобы вести себя так, как Вы говорите, Украина должна быть сильным государством во всех смыслах. Пока что российские силы по многим пунктам превосходят наши.

Потому Украине лучше сосредоточиться на том, как не потерять государственность, как не ввязаться в какую-то опасную авантюру, а не размышлять о том, оставит ли нам Россия свою военную технику, накопленную в Крыму, после возвращения полуострова.  

Philipp: Расскажите, чем полезна украинская новинка – ракета "Нептун"? Какие возможности она открывает? Заставит ли такое приобретение ВСУ понервничать россиян или отказаться от каких-то их планов?

Игорь Романенко: Россияне по этому поводу уже занервничали… Знаю об этом, потому что принимал участие по Скайпу в российской программе "60 минут" с небезызвестной Ольгой Скабеевой. Так вот она утверждала, что все это – просто бумажки. Я же доказал, что мы разрабатываем и проводим испытания разного ракетного оружия: не только крылатой ракеты "Нептун", но и "Вільха", и "Гром-2". Ведутся разные ракетные программы.

Ведь Будапештским меморандумом Украину лишили не только ядерного, но и ракетного оружия. У нас оставалась только старая "Точка-У" с дальностью 120 километров. А сейчас мы пожинаем плоды такого подхода.

Испытание ракетного оружия в Украине успешно продвигается вперед. Но на Украину все равно до сих пор действуют ограничения – дальность наших ракет не может превышать 300 километров. "Нептун" поражает цель на расстоянии 280 километров. О чем тут говорить! Украине же нужны ракеты, которые бы, как минимум, доставали бы до Урала и покрывали бы всю территорию Российской Федерации! Такие ракеты можно было бы рассматривать как оружие сдерживания.

При этом, как известно, Россия разместила на нашей восточной границе ракетные комплексы "Искандер", дальность которых составляет 50-500 километров.

Путин заявлял, что, когда Россия аннексировала Крым, она была готова применить тактическое ядерное оружие в случае обострения ситуации. Москва пыталась запугать и Украину, и наших союзников. Естественно, услышав такое, союзники сказали Украине: "Не переживайте, потом все решим". Но как "решили" – мы видим...

Это еще раз убеждает в том, что хотя бы тактическое ядерное оружие Украине нужно было оставлять, как, собственно, и оперативно-тактическое ракетное оружие. Я в свое время командовал зенитно-ракетной бригадой, и у нас на вооружении были ракеты с ядерными боеголовками – этого нельзя было отдавать. Но нам объясняли, как это правильно и хорошо добровольно отказаться от ядерного оружия, мол, такое делается впервые в мире.

Однако, следует понимать, что сегодня испытываются единицы нового ракетного оружия, а нам нужно массовое производство такого рода ракет, которые бы, к тому же, имели бы увеличенный радиус действия. Ведь США и Россия вышли из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. А вот со стороны Украины, которая вынуждена вести войну против России и обороняться, пока что не было заявлений о том, что мы выходим из этого договора. Разве это нормально?

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Савенко Г.Р.: Игорь Александрович, как вы думаете, Путин может "слить" Донбасс, отказаться от него? Или пока что вся эта авантюра на Донбассе не так уж дорого для него обходится, чтобы предпринять подобный шаг?

Игорь Романенко: Путин вряд ли добровольно уйдет с Донбасса и выведет оттуда российские войска. Он достаточно уверенно себя чувствует. Ведь даже за такой серьезный инцидент, как тот, что произошел вблизи Керченского пролива, в результате которого Украина потеряла три судна, а 24 украинских моряка оказались в российском плену, Россия не была наказана – Запада ограничился лишь персональными санкциями против тех нескольких россиян, кто осуществлял захват.

Так что Россия сейчас достаточно сильна, а союзники крайне слабо и вяло воздействуют на Москву. Потому у Путина пока нет поводов "сливать" Донбасс, уходить оттуда.

Однако Путин ищет такой путь решения, который позволит ему уйти с Донбасса, сохранив лицо и оставив эти территории в таком виде, чтобы посредством них можно было осуществлять давление на Украину, если не управлять ею.

"Слить" или просто так уйти – это позиция слабого. А сейчас говорить о том, что Россия слаба, не приходится.

Читайте такжеРоссия может устроить "заварушку" в БеларусиKlim: Какова на сегодняшний день степень милитаризации Крыма? Если наблюдать за тем, сколько всего там уже сосредоточено, складывается впечатление, что Россия там всерьез и надолго, если не навсегда... Чем для Украины опасен этот "непотопляемый авианосец", или, прежде всего, он представляет угрозу для НАТО?

Игорь Романенко: В первую очередь, милитаризованный Крым представляет угрозу для Украины, потому что это – украинская территория, и находится полуостров в непосредственной близости к материковой части страны.

Военный потенциал Крыма наращен Россией очень существенно: на тактическом и оперативном уровнях, в итоге, он доведен до стратегического уровня. Произошло наращивание всех сил: наземных, воздушных, морских, причем надводных и подводных. Потенциал поднят до стратегического уровня.

Этими возможностями Россия может накрыть всю Украину с юго-востока. К тому же, теперь российские войска заведены в Беларусь. В итоге, если взглянуть на карту, то можно увидеть, что Украина оказывается фактически окружена Россией, с трех сторон так точно. В Беларусь войска были заведены в прошлом году под видом создания общей системы ПВО России и Беларуси, потом войска частично были выведены, но там осталось достаточное количество войск, чтобы при необходимости сделать коридор. И я не думаю, что у белорусов достаточно сил противостоять каким бы то ни было планам России. Этот коридор нужен будет России для того, чтобы российские войска могли зайти в Украину с севера. К тому же, для России это стратегическое направление, потому что это кратчайшее расстояние до столицы Украины Киева. А подход сохраняется старый: захвати столицу, и это станет очень серьезной проблемой для противника.

Кроме того, говоря о милитаризации Крыма, следует упомянуть о том, что хоть Шойгу в 2014 году и обещал, что Россия вернет Украине всю военную технику и т.д., однако ни кораблей, ни самолетов, ничего ценного они так и не вернули. А если отдавали, то поломанную и непригодную для дальнейшей эксплуатации технику, например, танки без двигателей. В итоге, то, что нам вернули, было пригодно разве что для разборки на запчасти.

Дональд: Нужны ли зарубежные наблюдатели в Керченском проливе?

Игорь Романенко: Конечно. Нам нужны и миротворцы ООН на Донбассе, и зарубежные наблюдатели в Керченском проливе, потому что все, что сковывает россиян в их действиях, ухудшает условия, в которых они вынуждены предпринимать какие-то шаги, улучшает положение дел для Украины.

Наблюдатели в Керченском проливе помогли бы понимать реальную ситуацию, потому что российская интерпретация понятна и известна: "во всем виновата и все нарушает Украина". Россия в данной ситуации напоминает Волка из басни Крылова про Волка и Ягненка. "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать", – сказал Волк и "и в темный лес Ягненка поволок". В этом – вся агрессивность российского государства, как говорилось в той же басне: "У сильного всегда бессильный виноват". И со времен Крылова мало что изменилось.

При этом на наблюдателей ОБСЕ в Керченском проливе россияне не соглашаются. Но России нужно "подкрашивать" свой облик, чтобы казаться привлекательнее с помощью "макияжа", потому Путин вроде бы соглашается на французских и немецких наблюдателей. Но соглашается он только потому, что и Германия, и Франция весьма зависимы от России. Вспомните хотя бы о проекте "Северный поток-2". Или вспомните Саммит НАТО в Бухаресте в 2008 году, где Путин именно с Меркель договорился, и не в последнюю очередь из-за нее был приостановлен ПДЧ для Украины и Грузии. А обернулось это войнами: сначала в Грузии, затем – в Украине.

Так что все страны видят в Украине свой интерес, а не интерес Украины.

danylo_kruk: Що, за вашою експертною оцінкою, змінилося після появи Javelin на Донбасі? Порошенко заявив, кількість танкових обстрілів українських позицій на Донбасі значно зменшилася після того, як Україна отримала від США протитанкові ракетні комплекси Javelin. Чи справді саме цей факт послужив причиною для зменшення кількості обстрілів?

Игорь Романенко: На мій погляд, кількість обстрілів українських позицій противником зменшилася у зв’язку з тим, що ми провели випробування наших протитанкових ракетних комплексів "Стугна-П". Противник побачив результати застосування таких комплексів і зробив висновки про можливі втрати для себе.

А що "Джавеліни"… Так, в теорії вони у України є. Але завдяки розвідці росіяни точно знають, що ці "Джавеліни" сховані на складах і застосовувати їх не збираються – їх почнуть використовувати тільки у випадку, якщо почнеться широкомасштабна війна.

Тож на росіян більше впливають випробування нашої власної зброї. Тому Україні саме цьому питанню слід приділяти уваги.

Читайте такжеПочему Кремль так испугался Зеленского и пытается сохранить у власти ПорошенкоНагадаю, що раніше лише 1% ВВП витрачався на Збройні сили. Але при цьому дехто у нас закликає "дійти до Москви або Петербургу". А як? Завдяки чому вони пропонують туди просуватися? Шапками росіян закидати, чи що? Будь-яка держава, яка виділяє на армію всього 1% ВВП, прирікає свою безпеку на повільне вмирання. Саме так в Україні і відбувалося.

Недарма Трамп вимагає від європейських країн, що входять до складу НАТО, витрачали на оборону від 2% ВВП і більше навіть у мирні для Європи часи. Це не є забаганкою Трампа. Це – реальні світові показники. Але європейці тихенько переклали всі витрати на американців, і Трамп саме цим обурюються.

А в Україні під час війни на армію йде всього 2,5% ВВП, хоча відповідне законодавство вимагає 3%. Тож постає серйозне питання: чому за п’ять років війни ми так і не почали виконувати ці законодавчі вимоги? А тому що 5% ВВП у нас діляться навпіл – на сектор безпеки, який очолює Аваков, і сектор оборони, який очолює президент Порошенко. Такий розподіл не є справедливим під час війни, коли порушений суверенітет нашої держави. А відстоювання державного суверенітету є функцією ЗСУ. Під час війни важливо правильно розставляти пріоритети.

serzh543: Насколько подорвали боеспособность Украины прокатившиеся взрывы на складах боеприпасов? А также насколько правдоподобной для вас выглядит версия о том, что это происходило в результате диверсии, происков врага?

Игорь Романенко: Попробуйте встать на место России и российского военного командования. Чтобы нанести столь большой урон Украине, чтобы наша страна потеряла такое огромное количество боеприпасов (которое ликвидируется посредством взрывов на складах) на фронте, непосредственно на линии столкновения, России потребовалось бы множество оружия и военной техники, которые она могла бы потерять в бою, ей бы пришлось положить немало своих людей. Потому Россия использует другой путь – подрывы складов.

Уже доказано, что причиной взрывов на некоторых складах становились подрывы с воздуха. Те случаи, где склады подрывались с беспилотников, для меня очевидны, потому что я являюсь специалистом по беспилотным авиационным комплексам и по борьбе с подобными комплексами.

Наша беда в том, что по взрывам на складах боеприпасов у нас нет судов. Соответственно, общество не видит итогов расследования и точно не понимает причин взрывов на складах.

Кроме того, слабое место ряда арсеналов состоит в том, что оружие хранится не на подземных складах, а на поверхности.  Когда нам возвращали оружие из Европы, согласно Варшавскому договору, оружия навезли столько, что все оно не вмещалось в подземные хранилища для техники, потому часть техники базировалась прямо на поверхности. А такие цели поразить с беспилотников достаточно просто.

К тому же, Украина еще только работает над эффективными средствами, которые помогли противостоять подобным атакам. А у России при этом предостаточно средств нападения, скупленных у Израиля: таких средств много, у них большой потенциал. Потому такая угроза для наших складов сохраняется.

В любом случае, такой метод борьбы против Украины для России и дешевле, и эффективнее, чем уничтожение нашей техники, оружия и боеприпасов на фронте в бою.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Lorrie: Г-н Романенко, как на сегодня можно оценить перспективы введения миротворцев ООН на Донбасс? Пойдет ли, как вам кажется, Кремль на этот сценарий? Какие риски есть у идеи с миротворцами?

Игорь Романенко: В военном деле все связано с риском. Однако риск может быть оправданным, а может быть и авантюрой. Я не буду углубляться в разницу между ними, хочу лишь сказать, что в военном деле риск есть всегда.

Все, что мешает и не на руку россиянам, идет на пользу Украине. Если на Донбасс зайдут миротворцы ООН, это будет сковывать действия России. Даже если сразу не освободят эти территории и не отдадут их под контроль Украины, все равно такие обстоятельства будут только мешать Москве. А, соответственно, это пойдет на пользу украинской стороне.

Сепаратизм – это не новая история для мира. Уже выработаны обязательные шаги по борьбе с ним. Их – три. Во-первых, необходимо провести демилитаризацию. Во-вторых, нужно расформировать военные отряды сепаратистов, если часть из них решит не бежать в Россию, а останется на Донбассе. И, в-третьих, необходимо будет провести реинтеграцию жителей Донбасса в мирную гражданскую жизнь в составе Украины.

Так что план действий известен. И некоторые страны даже готовы финансировать такие шаги в Украине. Однако пока что Россия не соглашается на такой сценарий, а подход с применением санкционного и политического давления на Россию не сработал. Значит, мы можем утверждать, что давление на Москву – не эффективно. Военным путем Украина не может пока что вернуть свои территории. Очевидно, нужно искать другие пути и способы решения проблем. Думаю, что после выборов украинская сторона сосредоточится на этом вопросе.

Terentij: Как известно, США недавно отработали ядерный удар по Калининградской области. Как вы думаете, а может ли последовать реальный удар? К чему готовятся американцы? Или это ответ на относительно недавние слова Путина о том, что россияне, как мученики, попадут в рай?

Игорь Романенко: Если Путин еще пять лет назад во время аннексии Крыма говорил, что Россия была готова применить тактическое ядерное оружие, то сомневаться в возможности масштабного столкновения не приходится, тем более, видя, как у границ Украины, Польши и стран Балтии сосредоточены группировки войск, которые готовы к наступлению. Натовцы просчитали, что для того, чтобы противостоять такой группировке войск, надо будет время, дабы американцы перебросили дополнительные силы, потому что сил, сосредоточенных в Европе, недостаточно, чтобы противостоять группировкам вооруженных сил России. На подготовку оборонительных действий Западу надо время: нужно, чтобы американцы на протяжении месяца по воздуху и морем перебросили силы, которые могли бы противостоять собранной Россией группировке, быть такого же уровня. Потому батальоны, которые НАТО разместило в Польше и странах Балтии, несравнимы по потенциалу с теми российскими войсками, которые сосредоточены у границ и нацелены на Европу.

Поэтому Альянс вынужден разрабатывать варианты и создавать противовес применению оружия в тех районах, которые все чаще считают более не российской территорий. Потому и разрабатываются разные варианты, в том числе применение со стороны НАТО тактического ядерного оружия. Хотя лиха беда начало… Есть большая угроза начала третьей мировой войны.

Pavlo: Чим може закінчитися нарощування сил НАТО і Росією в Чорному морі? До чого призведе це? На нас може чекати війна в чорноморському регіоні?

Игорь Романенко: Война в черноморском регионе, в общем-то, уже идет в "гибридном" виде. Уже имели место быть боевые действия, когда были захвачены в плен наши моряки и судна. Так что война уже идет, а началась она с аннексии Крыма, усугубилась строительством моста. Ведь мост – это не столько экономическое, сколько стратегическое военное средство, с помощью которого оказывается давление на Украину, а также ограничиваются ее экономические возможности на море.

Так что война уже идет. И нам нужно каким-то образом противодействовать России. Нужно добиваться возможности прохождения через Керченский пролив своих кораблей, ведь это предусмотрено даже таким сложным для Украины договором, как договор по Азовскому морю от 2003 года. Поэтому я и говорил о том, что Украине нужны ракеты, те же ракеты "Гарпун", которые нам не дают или хотят, чтобы мы их, как и "Джавелины" спрятали на складах, а воевали тем, что есть, своими силами.

Ситуация в Черном море – это одна из составляющих частей общей войны России против Украины. Но в последнее время мы наблюдали обострение ситуации в связи с тем, что россияне в этом регионе продвигаются вперед после аннексии Крыма. Например, Крымский мост они используют для дальнейшего захвата акватории и контроля над судоходством.

Потому нами и нашими союзниками должны предприниматься меры, которые должны остановить это продвижение России в Черном море. В том числе корабли наших союзников должны заходить в Черное море. Британцы и американцы во время Второй мировой войны передали Советскому Союзу около сотни кораблей, а тут – два катера Island передаются уже два года.

Еще вопрос – как передаются. Немцы нам предлагали подводные лодки, канадцы – самолеты… Почему же Украине не берет? А соль в том, что они все это нам передают без вооружения. Американцы точно так же нам и фрегат готовы передать. В свое время американцы передали грузинам эскадрилью своих вертолетов, и потом, как оказалось, апгрейд и обслуживание этих вертолетов обходились в весь бюджет министерства обороны Грузии почти за целый год. Поэтому грузины эти вертолеты держали на земле и были вынуждены использовать советские.

Чем Украина занимается, получив катера Island? Их сейчас переоборудуют, чтобы к ним подошло наше вооружение. Представьте: подводная лодка – без торпеды и без ракет, самолеты – без ракет и вооружения.

Только в случае с "Джавелинами" мы можем говорить, что ситуация сдвинулась. Но на это Западу понадобилось четыре года войны, раздумий, "ахов" и "охов", чтобы поставить Украине "Джавелины", которые мы должны были запереть на складах. Это было условие американцев – использовать "Джавелины" только в случае широкомасштабной войны. И теперь говорят, что из-за "Джавелинов" сепаратисты испугались… Да они испугались из-за того, что наши поподбивали силы противника собственными средствами!

Также следует понимать, что пуск "Джавелина" стоит как трехкомнатная квартира, а пуск нашей "Стугны" – это однокомнатная квартира. Можете теперь приблизительно представить, во сколько обходится современная война.

А у нас через пять лет войны по-прежнему на армию выделяется 2,5% ВВП из 5%. Хотя по закону сейчас положено выделять 3% на армию, но у нас эта сумма политически делится пополам. Политически, а не исходя из военных соображений!

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Prokop: Следует ли, на ваш взгляд, Украине озаботиться возобновлением ядерного арсенала? Позволит ли нам Запад? Есть ли у нас все необходимые возможности для этого – научные, технические и так далее?

Игорь Романенко: Возможности такие есть. Заниматься этим вопросом следует. Но подготовку нужно вести делать скрытым образом. Хотя рано или поздно все тайное становится явным.

Я думаю, что наше государство не слабее в военно-научном отношении, чем Пакистан, Индия или Израиль. К тому же, такое оружие у нас уже было, мы с ним имели дело. И вопрос был лишь в слабости нашего политического руководства на то время, которое приняло решение об отказе от ядерного оружия.

Пока что Украина должны заниматься разработкой и производством разных видов оружия, в первую очередь – наиболее эффективного и высокоточного, в том числе и магнитного. Плюс – создавать все условия, чтобы появилась возможность для возобновления ядерного оружия. Иначе это выглядит странно: Украине угрожают ядерным оружием и разным другим, а она продолжает отстаивать безъядерный статус, который был задекларирован по правилам игры, которые нам навязали другие сильные государства. В результате чего мы уже потеряли часть территорий, а можем потерять еще больше.

MistF: Что лучше Украине сделать с Крымским мостом после того, как Крым вернется под юрисдикцию Киева? Демонтировать или использовать в своих целях, или ваш вариант? Если, конечно, он не рухнет до того...

Игорь Романенко: Горжусь нашими гражданами, которые уже делят возвращенный Крым вместе с россиянами, их вооружением и мостом. :) Это – просто какой-то авантюристический оптимизм.

Но если бы мы были уже в мирных условиях, а Крым был бы возвращен под юрисдикцию Украины, то, конечно же, Крымский мост можно было бы использовать, в первую очередь, в экономических целях, чтобы, прежде всего, улучшать состояние дел в самом Крыму. Лучше плохо, но мирно торговать с соседями, чем хорошо воевать. Но пока что – "маємо, що маємо".

Читайте такжеПочему Путин - уже не жилецЭтот вопрос – слишком наивный и оторванный от нынешнего состояния дел, что его сложно комментировать.

Однако хочу обратить внимание, что Крымский мост строился, в первую очередь, как стратегическое средство для поставок вооружения, войск и всего необходимого в Крым на случай, если военным путем его попытаются вернуть Украине. Хотя этот мост – очень уязвим. Вот, например, сейчас Украина начала делать ракеты, но на все нужно время: на изготовление, выпуск, обучение войск. Но, тем не менее, такие ракеты могли бы достать до моста. Раз пустили ракету – и подорвали. Об уязвимости этого моста я говорил еще тогда, когда его строили, а Жириновский захлебывался слюной, но это его проблемы.

Бандеровец: Как вы думаете, может ли Россия утратить часть своих территорий, например, Сибирь, которую заполоняют китайцы? Или это надуманная угроза?

Игорь Романенко: Это – реальная и весьма серьезная угроза. Россия может потерять не только Сибирь, она может вообще развалиться. Но для этого должны сложиться определенные условия. Исторический опыт говорит о том, что ни одна империя не осталась в том виде, к котором она существовала. Рано или поздно все империи разваливаются или переформатируются. Это ждет и Россию. Вопрос лишь в том – когда.

Этот момент Украине, конечно же, нужно будет использовать, как Россия и поступила в 2014 году по отношению к Украине. А в России ситуация гораздо сложнее и тяжелее. Но царям не до этого, у них свои интересы и заботы – как обогатиться и войти в историю сильным царем, альфа-самцом. 

Леонид (Харьков): Может ли Донбасс после возвращения под юрисдикцию Украины существовать в том же статусе, в котором он был до войны? Что вы думаете о словах Медведчука о том, что "ЛНР" и "ДНР" согласны на автономию в составе Украины, чем это чревато для украинского государства?

Игорь Романенко: Автономия – это и есть цель России. Благодаря такому статусу России удалось провернуть аннексию Крыма. То есть автономия Крыма обернулась для нас аннексией и распространением этой заразы на восток страны.

И теперь Россия пытается реализовывать тот же сценарий – добивается автономии, но теперь для "Л/ДНР". Опять федерализм, опять развал. Москва хочет сократить Украину до трех областей: по сути, от страны осталось бы одно название, а все остальные территории были бы российскими.

Полина: Вопрос без привязки к выборам. Когда, по вашим прогнозам, Крым вернется в состав Украины? Да и вернется ли?

Игорь Романенко: Думаю, вернется, но на его возвращение уйдут десятилетия. И возвращение Крыма будет зависеть от состояния России.

Петр А.: Как вы оцениваете вероятность присоединения Беларуси к России? Нужно ли в действительности это России, учитывая, что Лукашенко и так послушен, а издержки после такого "приобретения" только возрастут? Благодарю, если выскажете мнение.

Игорь Романенко: В своем вопросе вы даете правильную оценку. Путин действительно держит Беларусь в послушании, но именно в таком состоянии и происходит ее поглощение. Экономически Беларусь завязана на Россию. Российские войск заведены в Беларусь, и в любой момент они могут начать действовать – устроить переворот, осуществить поглощение и т.д.

Но пока что Путину выгоднее такой вариант, как описан в вопросе. При этом интеграция Беларуси и России, усиление влияния Москвы на Минск по-прежнему продолжается. Когда России будет выгодно действовать в отношении Беларуси более решительно, она поступит ровно так же, как поступила в отношении Украины, начав войну.

Надежда Майная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять