Мир двух пап

Папа Бенедикт доказал, что судьба церкви — важнее почестей и положения самого влиятельного человека католического мира.

Вчера в ватиканском монастыре Mater Ecclesiae отмечали 90-летие со дня рождения отрекшегося от престола римского папы Бенедикта XVI. Никакой помпезности в праздновании не было: монастырь посетила делегация из Баварии, а перед этим своего предшественника поздравил с юбилеем и пасхой папа Франциск.

То, что мы уже несколько лет подряд живем в мире двух пап — тоже особенность нашей эпохи, которую мы, конечно же, не осознаем. На протяжении многих веков ничего подобного и представить себе было невозможно, разве что борьбу за престол между папой и "антипапами". Но чтобы два римских понтифика — бывший и действующий — мирно соседствовали в Ватикане и изредка встречались для беседы — это что-то совершенно необыкновенное. Можно, конечно, сказать, что эта необыкновенность продиктована современностью — но как это нередко бывает, необычные ситуации создают прежде всего сами люди. От папы Бенедикта никто не требовал отречения от престола, более того — никто не ожидал от него столь нестандартного шага. Столетиями папы оставались на престоле до своего последнего часа — и это казалось таким же естественным, как восход Солнца над Римом.

папа римский, Бенедикт XVI
Делегация из Баварии у Бенедикта XVI Reuters

Папа Бенедикт прервал эту традицию. И у него были для этого свои соображения, связанные с размышлением не о своей собственной судьбе, но о будущем церкви. Папа — еще когда был кардиналом Йозефом Ратцингером — был ведущим церковным идеологом великого понтификата Иоанна Павла II. Папа-поляк был лицом и символом этого правления, реформатором даже не церкви, а самого бытия верующих и их отношения к жизни. А кардинал Ратцингер был интеллектуальным мотором изменений, прежде всего церковным. И после ухода своего знаменитого соратника, уже избранный папой, он более всего хотел продолжить традиции этого понтификата.

Однако оказалось, что для настоящего продолжения новому папе — безусловно, выдающемуся богослову и интеллектуалу — не хватает ни удивительного обаяния предшественника, ни его неуемной энергии. Собственно, сказывалась и возрастная разница. Иоанн Павел II был избран на престол Ватикана в 58 лет, можно сказать — в расцвете сил. А Бенедикт XVI стал папой в 78 лет.

Для иного само нахождение на престоле стало бы наградой и вызовом. Но это в том случае, если человек руководствуется исключительно честолюбием, а не судьбой своей миссии. Папа Бенедикт доказал, что судьба церкви для него важнее почестей и положения самого влиятельного человека католического мира. Его отречение, поначалу встреченное с испугом и недоверием, позволило придать Ватикану новую энергию: первый латиноамериканский понтифик в истории, папа Франциск, стал лицом церкви XXI века.

Но этот текст — не о том, как меняется католическая церковь. Он прежде всего о силе личности. Многие из нас, достигнув таких заоблачных высот, наши бы в себе такую силу — силу отречения и смирения, готовность дожить свои годы простым монахом в то время, как судьбой тебе уготовано самое высокое положение в мире? Мы живем в мире, где люди буквально цепляются за власть, деньги и привилегии. Авторитарные лидеры ради лишнего года у власти уже не просто подтасовывают выборы — устраивают войны, оккупируют чужие земли, травят газами собственных сограждан. И вот в этом переполненном чудовищами с картин Гойи мире появился человек, который просто и достойно ушел, чтобы придать своей церкви новую энергию, "ушел, чтобы молиться", как сам сказал о своем отречении папа Бенедикт XVI.

Пример, который еще раз доказывает, что даже один человек может изменить целый мир.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...