Активный чат
Роман Свитан
48
6 декабря 2022, 15:00

Роман Свитан

Военный эксперт, полковник запаса
Вопросы
вопрос:
Leo
Leo
Ракетную атаку 5 декабря украинская ПВО успешно отразила, за редким исключением. Как новые возможности украинской ПВО могут влиять на дальнейшее поведение России, как перепутают ее планы? Например, может ли Россия, поняв, насколько защищены нужные ей цели, отказаться от ударов по энергетической инфраструктуре и выбрать жертвой ракетных ударов другие объекты: позиции ВСУ на передовой, железнодорожные узлы, мосты и прочее?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Позиции ВСУ не станут целями ракетных ударов России. Крылатыми ракетами по передовой точно никто работать не будет: передовая защищена системами противовоздушной обороны, потому нанести вред крылатой ракетой позициям очень сложно. По передовой могут работать только баллистические ракеты, да и то весьма ограничено. Ведь для такого дорогостоящего оборудования – баллистические ракеты и системы их пуска – там попросту нет целей.
По передовой в основном работает армейская артиллерия, и она наносит намного больший урон. Потому нет смысла работать по позициям ВСУ какими бы то ни было ракетами.
Наши возможности противовоздушной обороны увеличиваются, и россияне это прекрасно понимают. Если раньше коэффициент перенасыщения нашей ПВО раньше составлял несколько десятков процентов, то сейчас он переваливает уже за полсотни. Это значит, что мы можем сразу, в одной волне, сбивать более 60 ракет. Потому россияне вынуждены, запуская ракеты, постоянно отнимать 60 штук.
Если этот коэффициент повысится до 70-80% одномоментно сбитых ракет, России вообще не будет смысла запускать крылатые ракеты по Украине. Их у РФ и так мало, причем настолько, что по некоторым позициям она уже использует неприкосновенный запас и в стратегическом резерве выбирает ракеты.
Российское производство ракет довольно скудное. И 5 декабря Россия выпустила по Украине полугодовую программу производства. То есть с каждым пуском использование ракет для РФ имеет все меньше и меньше смысла. С военной точки зрения, Россия уже не должна выпускать по Украине ни одной волны ракет.
вопрос:
Марк К.
Марк К.
Когда говорят, что у России дефицит ракет – это объективная реальность или наши попытки выдать желаемое за действительное? Ведь даже данные, которые подаёт наш ГШ говорят о том, что ракеты ещё есть, некоторые исчисляются сотнями или тысячами, как ракеты С-300...
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Ракета ракете рознь. У России сейчас есть три типа ракет, и по каждой позиции разные цифры и прогнозы.
Первый тип – это баллистические ракеты типа Точки У и Искандера. Их очень мало – чуть больше сотни. Производить Россия их может, но в очень малых количествах. По этой причине ракеты этого типа мы практически не видим, Россия оставляет неприкосновенный запас этих ракет. Использоваться они будут только в каком-то массовом потоке.
Второй тип – крылатые ракеты воздушного базирования (Х-101, Х-555, которые запускаются с Ту-95 и Ту-160) и морского базирования (Калибры, которые работают с кораблей). Этих ракет по каждой позиции чуть больше сотни, Калибров – чуть больше двух сотен. Остальных – около 400-500, не более.
Третий тип – ракеты С-300. Но «ракета» тут – лишь название. Это средство армейской артиллерии дальностью действия до 100 км в пределах фронта, потому нельзя говорить о массовом использовании такого рода ракет. Это система ПВО, которая в России в основном снята с боевого дежурства и заменена системой С-400 (Триумф). Россия использует запас ракет, которые были произведены за несколько десятков лет, еще во времена Советского Союза, – их действительно несколько тысяч. РФ может их использовать вдоль линии фронта на глубину около 100 км.
Потому, если не брать во внимание ракеты типа С-300, то у России осталось запаса ракет на 5-7 пусков, если волна будет такая, как 5 декабря. После этого РФ выйдет в полный ноль.
вопрос:
Корниенко В.
Корниенко В.
Как могут корректироваться планы и действия РФ на фронте, если дефицит ракет станет ощущаться особенно остро? Где же их «смешливые» Искандеры?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Искандеров у России осталось мало – чуть больше сотни, и производить она их не может в прежних количествах.
До начала полномасштабного вторжения в Украину у России было около 800-900 ракет Искандер. России понадобилось несколько лет, чтобы произвести такое количество.
Искандер – довольно сложная система, как и любая баллистическая высокоточная ракета. Она собирается из новой элементной базы, которой сейчас у России нет. У россиян были определенные запасы элементной базы, но это был НЗ. И теперь они уже никогда не смогут произвести такого количества ракет, что было.
По Искандерам Россия вышла в НЗ, потому мы не видим их использования. По остальным ракетам тоже плачевная ситуация. Однако Россия еще может производить Х-101. Это новая ракета, которую россияне совсем недавно поставили на боевое дежурство. У россиян еще есть некоторый запас элементной базы, который был накоплен до начала широкомасштабного наступления в Украине. Но и этот запас конечен. Потому россияне Искандеры не используют.
вопрос:
Главред
Главред
Все-таки давайте вернемся к первой части этого вопроса – как будет корректировать свои планы и действия Россия на фронте, если у нее закончатся ракеты?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Если даже Россия выберет весь запас ракет до нуля, то есть полностью уничтожит свой ракетный потенциал, на ее действиях на фронте это никак не скажется. Потому что в основном россияне используют ракеты для уничтожения инфраструктуры Украины. По военным объектам ракетами они не могут попадать из-за ограниченных технических возможностей, а точнее невозможности определить военный объект как таковой. Тем более военные объекты у нас постоянно мобильны, потому вычислить их россияне просто не могут.
Вот Россия и бьет по стационарным объектам, коими являются те же электростанции и железнодорожные развязки. Да и то бьет она только по тем объектам, которые есть в Google Map, то есть на картах, которые находятся в открытом доступе.
вопрос:
Аліна
Аліна
По-вашому, тотальний блекаут на дні чи тижні – не за горами?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Блэкаута не будет. Уже видна тенденция к сокращению количества ракет у России, которые могут поразить наши энергетические структуры. Также видна тенденция к увеличению количества у нас зенитно-ракетных комплексов, которые работают по российским ракетам. Поэтому уже можно говорить, что блэкаут Украине не грозит.
вопрос:
duke
duke
Как думаете, Россия устроит нам на Новый год ракетный фейерверк?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Исходя из цикла подготовки ракет, Россия может через пару недель устроить такую же атаку, как 5 декабря, но не более того. Больше сотни ракет она не сможет использовать.
В 20-х числах декабря Россия может организовать ракетную атаку. А следующая – будет уже после Нового года.
вопрос:
Umka
Umka
Насколько для России болезненны взрывы на военных аэродромах в Энгельсе под Саратовом, под Рязанью, теперь вот Курск? Ведь говорят, что эти удары пришлись в самое сердце российской стратегической авиации, повреждены бомбардировщики, с которых запускались ракеты по территории Украины… Сколько у нее еще остается бомбардировщиков, которые она теряет в результате этих «хлопков», или для нее это неприятно, но некритично?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
В России сейчас работает пара десятков бомбардировщиков, способных нести ракеты, и столько же экипажей, способных выполнять такого рода задачи.
Атакой на аэродромы в Энгельсе и под Саратовым были повреждены, как минимум, три самолета. Такие самолеты россияне уже не могут ни произвести, ни восстановить. Максимум – они могут разобрать самолет на запчасти и снабжать ими более-менее летающие самолеты.
А ведь такого уровня «стратегов» у России два-три десятка, не больше.
Максимум, сколько россияне смогут собрать, это два-три десятка самолетов типа Ту-95 и Ту-160. Также есть несколько десятков Ту-22М3 – это специфический самолет, который в основном используется для выполнения пусков ракет Х-22 и Х-32 (этих ракет еще чуть больше сотни). Плюс самолеты МиГ-31К, использующиеся для переноски Кинжалов (этих ракет осталось всего несколько десятков). Этих самолетов около звена (до четырех самолетов).
вопрос:
Дарий
Дарий
Г-н Свитан, поделитесь, пожалуйста, вашими предположениями о том, что послужило причиной взрывов на российских аэродромах в Энгельсе и под Рязанью? У Украины есть беспилотники, способные доставать на такие расстояния, или это результаты работы ДРГ, или сами россияне недостаточно бережно загружали ракеты в самолеты?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Это точно не было результатом работы ДРГ и неосмотрительных действий россиян. Взрывы на аэродромах произошли в результате работы очень больших беспилотников (около 5 тонн). Скорее всего, это были Ту-141, то есть Стрижи.
Стриж – это старая советская разработка. Эти машины в свое время производились на Харьковском авиационном заводе. Их было произведено около 150 единиц, около 100 единиц осталось после развала Союза на территории Украины. Эти беспилотники и сейчас у нас есть.
Стрижи – это разведчики. Но они могут быть доработаны: разведывательная аппаратура может быть снята, а на ее место могут быть установлены боевые части в размере около 100 кг взрывчатого вещества. А если еще убрать парашют, то это будет довольно устойчивая машина со скоростью около 1 тысячи км/ч и дальностью полета около 1 тысячи километров. Высота полета – от 50 метров, то есть этот беспилотник может идти на предельно малой высоте.
Похоже на то, что использовались именно Стрижи. Потому что пятно от взрывов соизмеримо с размерами «тушек» на фотографиях – примерно несколько десятков метров. Такое бывает от взрыва довольно мощного аппарата, как раз такого как Стриж. Вес его составляет 5 тонн, в длину он 14 метров, размах крыльев 4 метра – это серьезный аппарат. Именно он мог дать такого рода пятна после взрывов и на аэродроме Дягилево, и Энгельс-2.
вопрос:
Stephen
Stephen
То, что Украина способна достать до Саратова и Рязани, наверняка неприятно удивило Россию. Какие последствия это может иметь, какие меры будет вынуждена предпринимать РФ? Куда же она будет прятать и перебрасывать свою стратегическую авиацию – в Екатеринбург, Челябинск или Омск что ли?) И где гарантия, что Украина вскоре не окажется в силах дотянуться и туда?)
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Переброска баз стратегической авиации занимает иногда несколько лет. То есть это точно не дело двух-трех дней. Сами самолеты можно поднять и вывести на аэродромы рассредоточения – запасные аэродромы, попросту говоря, сами самолеты можно перегнать. Но – это ведь будут самолеты без боевой нагрузки и без технического обслуживания.
Потому, скорее всего, Россия не будет этого делать, и базы останутся на тех же местах. Однако в районе этих баз теперь увеличат количество ПВО, так как россияне понимают, что мы пробили их систему защиты. Они будут искать, как нам удалось это сделать, и пытаться создать многоэшелонированную оборону, по крайней мере, в районе этих баз «стратегов», которых у России осталось мало.
вопрос:
nik
nik
Как так получается, что на самых охраняемых Россией объектах случаются взрывы – то Крымский мост, то аэродром Энгельс-2? Получается, как вся «вторая могучая армия мира» оказалась пшиком, так оказывается пшиком и супер-защита стратегически важных для РФ объектов? Может, и бункер главного так же охраняется?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Не существует стопроцентной защиты ни одного объекта в этом мире. Всегда найдется способ обойти любую защиту. Как бы мы ни закрывали небо, на 100% мы его не закроем – только на 90-95%.
Россия не может закрыть свои объекты даже на таком уровне, как мы уже закрыли Украину. Она не может закрыть свою территорию совсем, иначе вся Россия около тысячи лет должна работать только на зенитно-ракетные комплексы.
У россиян есть определенные рубежи и объекты, которые более-менее закрываются, но к ним не относится Крымский мост. Россия будет прикрывать бункер, правительственный квартал, оборонные заводы или места хранения ядерного оружия, но никто не будет прикрывать мост.
Да и это технически невозможно – прикрыть такой большой объект на всей его протяженности. То же самое касается и военных аэродромов – они не прикрыты эшелонированной системой обороны. Там может стоять пара комплексов, не более того. А такую систему всегда можно пробить или обойти, зная, с какой стороны комплексы стоят. Для этого должна быть выполнена определенная разведка, а дальше осуществление самой атаки. Это мы видели и на Крымском мосту, и во время взрывов на военных аэродромах.
вопрос:
gf_43
gf_43
Ваши ожидания по поводу зимней военной кампании? Военные действия зимой замедлятся или наоборот? На каких направлениях, по-вашему, ВСУ могут продвинуться зимой?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Все будет зависеть от количества вооружений, которые будут передавать нам наши партнеры и которые будет производить мы сами. Как известно, Укроборонпром уже запустил производство некоторых видов боеприпасов, в частности, 122 и 152 мм.
Если наши заявки будут удовлетворяться, то ВСУ в течение зимы могут выйти на границы 1991 года, освободив и Крым, и Донбасс, закончив горячую фазу военных операций на границе с Россией.
Зимняя кампания может быть более скоростной, чем предыдущие, благодаря погодным условиям. В частности, промерзнет грунт, сделаются проходимыми практически любые болота и любые поверхности, которые даже в летнее время не могли быть использованы для наступления. Потому зимняя операция может быть раза в два ускорена, по сравнению с летней.
Направления движения понятны. Исходя из карты и театра боевых действий, оптимальный вариант – в районе запорожского фронта выйти на побережье Азовского моря, отсечь херсонско-крымскую группировку российских войск, перерезав сухопутный коридор. Это может быть сделано разными способами, с разных точек – и из Орехова на Мелитополь, и из Гуляйполя на Бердянск, и из Угледара на Мариуполь.
После перерезывания сухопутного коридора крымско-херсонская группировка ВС РФ останется в оперативном окружении. Через неделю-две у нее закончатся армейские запасы, боеприпасы, и начнется движение в сторону Крыма. В результате мы выйдем либо на Чонгар, либо на Арбатскую стрелку, либо на Перекоп – в зависимости от той диспозиции, которую будут занимать украинские войска. Это одна из тех задач, которую можно выполнить даже теми средствами, что есть сейчас.
Вторая задача, которая также будет выполняться, – это движение украинских войск из-под Сватово в сторону Счастья под Луганск. В ближайшее время, в течение недели, мы услышим хорошие новости о рассечении линии обороны Сватово – Кременная, скорее всего, в районе Макеевки и Червонопоповки. Мы уже вышли на трассу Сватово – Кременная, далее пересечем реку Красную, которая идет параллельно с севера на юг, со Сватово на Кременную. Дальше – оперативный простор вплоть до Старобельска, реки Айдар и Счастья.
вопрос:
Главред
Главред
Видите ли вы готовность Запада предоставлять сейчас Украине вооружения в необходимых объемах? Насколько вероятно, что у нас будет все необходимое, чтобы реализовать те сценарии, о которых сказано выше?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Готовность у военных – Пентагона и натовцев – есть. Помощь Украине оказывается постоянно.
Есть вопросы к западным политикам, которых в последнее время болтает, как мусор в проруби. Но, тем не менее, западные политики зависят от своего народа – демократию там никто не отменял. Потому правильные меседжи, которые будут вбрасываться нашими политиками и СМИ в информационное пространство Америки и Европы, смогут сформировать у западных политиков правильное видение выхода из этой ситуации.
Иногда мы слышим довольно неприятные для нас посылы некоторых засланцев Путина типа Макрона о гарантиях России и типа Салливана, который заговорил о том, что нам дадут оружие только для того, чтобы выйти на границы 24 февраля. Это моменты, которые уже потом приходится корректировать, в том числе механизмами прямой демократии и общением с народами стран-партнеров Украины.
вопрос:
mitia
mitia
Несколько дней назад Генштаб ВСУ сообщил, что российские войска выводят свои подразделения в нескольких населенных пунктах Запорожской области. Речь идет о Михайловке, Пологах, Инженерном и Бурчаке. Каково значение для нас этих освобожденных позиций, какие возможности открываются для продвижения наших войск?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Россияне прекрасно прогнозируют наше движение с запорожского фронта в сторону Азовского моря. На пути стоят те же Пологи, Михайловка и Токмак. Потому российские войска выполняют правильный, с военной точки зрения, маневр рассредоточения. Они понимают, что наше движение в любую из этих сторон вызовет огневое поражение по гарнизонам, которые находятся в этих населенных пунктах. Потому российские войска рассредоточиваются еще до того, как наши войска начнут движение.
Таким образом, что мы видим только рассредоточение, а не уход ВС РФ. Противник рассредоточивается вокруг гарнизона. Это как раз и говорит о приближающемся начале нашей операции по освобождению Запорожской области и выходу на Азовское море.
вопрос:
mitia
mitia
На каких направлениях возможен новый «жест доброй воли» российских войск? Левый берег Херсонщины, Энергодар, Запорожская область в целом?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
В Энергодаре, скорее всего, будет выход российских войск с Запорожской АЭС, они уже начали подготовку к такого рода действиям. Но это политическое решение, принятое в основном под давлением МАГАТЭ и давлением на Росатом (у Росатома есть пара мощных контрактов с европейскими и азиатскими структурами – он хочет построить реакторы в Турции и Венгрии). Такого рода санкционное и политическое давление заставит россиян выйти с Запорожской АЭС для того, чтобы станция могла работать в безопасном режиме.
Это не станет глобальным уходом россиян из Энергодара.
А что касается «жестов доброй воли», то это видно по тому, как и где россияне готовятся к обороне. В Херсонской и Запорожской областях у них реальной подготовки к обороне нет нигде, потому, скорее всего, они будут оттуда уходить в сторону Крыма.
Реальные оборонительные укрепления и инженерные сооружения россияне начинают строить на входе в Крым: Чонгар, Арбатская Стрелка и Перекоп в районе Армянска – в этих местах действительно противник начинает возводить рубежи обороны.
Также заметно движение россиян на Донбассе. Север Луганской области они оборонять вряд ли собираются. Ни первая линия обороны от Сватово до Кременной (вдоль реки Красная), ни вторая линия обороны от Старобельска до Счастья (вдоль реки Айдар) не говорят о том, что это будут стабильные линии.
Скорее всего, россияне будут зимовать на Донбассе в границах до 24 февраля, то есть отойдут за Северский Донецк в сторону Луганска, попытаются там укрепиться и удержать донецкую агломерацию.
Пока что больше нигде не видно серьезных укрепрайонов противника, которые могли бы удержать наши войска.
вопрос:
Главред
Главред
Еще в Белгородской области россияне укрепляются. Опасаются, что мы пойдем на территорию России?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Россияне прогнозируют движение украинских войск – деоккупацию и выход на границы 1991 года, а потому уже начинают осуществлять определенные оборонительные мероприятия, причем под эгидой губернаторов областей. Такие работы уже ведутся в Белгородской области, вероятнее всего, будут они и в Курской, и в Брянской областях. Ведь российские войска будут вынуждены уходить с Донбасса. Если мы пойдем на Луганск, им придется уходить и из Донецка, потому что донецкая группировка будет оказываться в полуокружении. И тогда они начнут создавать укрепления еще и в Ростовской области.
Потому думаю, та линия обороны, которую уже начал строить белгородский губернатор, будет кондовой. Это линия обороны, которая будет между Украиной и Россией после нашей победы и выхода на границы 1991 года. Такая линия обороны будет и с российской, и с украинской стороны.
вопрос:
Главред
Главред
Для чего России нужно было все это начинать, чтобы так бездарно проигрывать войну, шаг за шагом? Складывается впечатление, что Россия настолько не была готова к этой войне… Для чего все это было?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Это проблема российского менталитета, российского генотипа, российской психоматрицы, которая записывается до пяти лет и воспроизводится в каждом новом поколении.
Это проклятая страна, это проклятая территория, это проклятый богом народ. Его можно прикрыть точно так же, как в свое время прикрыли Северную Корею.
Это проблема генетики. От россиян нужно просто огораживаться. Никакого контакта с ними после нашей победы. Забыть лет на сто об этом народе как о каком-то мировом функционале. Должно смениться четыре поколения, и лишь потом с ними можно будет пытаться контактировать.
Проблема – во всем народе. Исходя из и российских, и наших соцопросов, примерно три четверти (до 75%) населения Российской Федерации выступают за то, чтобы уничтожить Украину, целый народ. А это в чистом виде геноцид. Это нацистский ген, который откуда-то был вытащен и культивирован, потому мы и имеем такие проблемы.
Это проблема России, не наша. 100 миллионов генетических уродов, которые сейчас населяют российскую территорию, должны в течение ста лет вымереть. А дальше все-таки там возобладает определенная положительная динамика: найдутся доминантные гены, которые из этого народа воспроизведут более-менее другую нацию.
Но в ближайшие сто лет нам с россиянами лучше не контактировать.
вопрос:
Роман_56
Роман_56
Добрый день. Каковы, на ваш взгляд, перспективы освобождения левобережья Херсонской области? К чему готовятся там россияне, учитывая, что они уже вывозят из Олешек и Новой Каховки коллаборантов с семьями? Спасибо за ответ.
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Они собираются уходить. Как только украинские войска начнут движение к Азовскому морю, россияне будут уходить из Херсонской и части Запорожской области. Это военная наука, против нее не попрешь, иначе просто погибнешь. Потому, скорее всего, российские войска будут отступать и уходить в Крым.
вопрос:
Главред
Главред
Это дело ближайшей перспективы? До нового года это возможно?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Все это мы можем увидеть до нового года. Но это будет зависеть от темпов поставок нам вооружений и темпов продвижения украинских войск. В принципе, уже до нового года мы можем начать стучаться в Крым через один из перешейков: Арбатская стрелка, Сиваш или Перекоп с Чонгаром.
вопрос:
Stanislav
Stanislav
Чи здатні російські війська сьогодні захоплювати нові українські території? Чи можуть вони просунутися, наприклад, у Запорізькій області та рушити на Дніпро?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Протяженность линии фронта – около тысячи километров, а глубина – около ста километров. Чтобы удерживать такой фронт, России надо около миллиона человек, а у нее – чуть больше ста тысяч. Потому ни о каком наступлении вдоль всей линии фронта не может быть и речи.
К весне, не раньше, Россия может собрать какую-то дополнительную группировку, но для обороны. Потому, скорее всего, россияне будут уходить, удержать фронт они не смогут.
Пока еще россияне могут выполнять определенные наступательные действия только в районе донецкого фронта за счет определенных логистических параметров. Там от Донецка до границы с Россией всего пара часов езды, то есть за два часа они могут перебросить из РФ какое-то количество техники и боеприпасов. Потому на донецком фронте и происходят некоторые наступательные действия.
В любом другом месте фронта Россия этого делать просто не в силах.
вопрос:
Stanislav
Stanislav
Пане Романе, яка ймовірність, що Росія вдруге спробує взяти Київ? Зокрема, спільними зусиллями з білоруськими військами – адже для чогось вони готують спільне угруповання військ…
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Для того чтобы взять Киев, России надо около двух миллионов человек. А такая численность армии для РФ – это сейчас из разряда фантастики. Так что взять Киев просто нереально.
Та группировка войск, которая формируется на территории Беларуси, может в себя включать 10 тысяч россиян и 15 тысяч белорусских штыков, это максимум. А это корпус, чуть больше двух дивизий. Максимум, на что эта группировка будет способна, – удержать в режиме обороны Минск. Она даже не сможет удержать Беларусь, если на нее кто-то попытается напасть.
Так что это не наступательное подразделение. Но эта группировка может быть переброшена, допустим, на Донбасс или на запорожский фронт для усиления обороны.
Потому до весны со стороны Беларуси нам ничего не грозит.
вопрос:
Terentij
Terentij
Роман Григорьевич, когда и при каких условиях, на ваш взгляд, может начаться операция по возвращению Крыма, а когда – Крым вернется под юрисдикцию Украины?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Крымская операция уже началась. Даже уход российских войск с правого берега Херсонской области – это начало освобождения и Крыма в том числе. А сама операция как таковая начнется после того, как наши войска начнут двигаться в сторону азовского побережья.
Самый оптимальный вариант, еще раз повторюсь, – перерезать сухопутный коридор и добить Крымский мост, привести в состояние фактического окружения крымско-херсонскую группировку российских войск, а через пару недель начать ее уничтожать.
Я думаю, такого рода движения будут до нового года. То есть до нового года украинские войска начнут заходить в Крым. По крайней мере, выйдут к перешейкам – это точно.
вопрос:
Михайле
Михайле
Пане Романе, з суто військової точки зору, чи потрібно залишити Кримський міст, аби росіянам та їхнім поплічникам було куди тікати, відступати, чи його краще зруйнувати вщент перед початком кримської операції?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Для нас большая проблема – подвоз через Крымский мост боеприпасов, а не отступление российских войск. Причем проблема подвоза в тысячу раз мощнее, чем вопрос возможности отступления россиян. Потому оптимальный вариант – полностью разрушить мост до момента, когда мы начнем двигаться к Азовскому морю. Начало движения к Азовскому морю должно совпасть с разрушением Крымского моста.
вопрос:
Аркадий
Аркадий
Удастся ли, по-вашему, Крыму избежать войны, боевых действий на территории полуострова? Насколько рьяно российские войска будут сражаться за Крым, ведь для Путина он стал неким сакральным приобретением, едва ли не самым важным его достижением за 20 лет правления?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Крыму не повезло – он будет освобождаться военным путем. Ему не повезло намного больше, чем правобережью Херсонщины. За Крым будут бои, так как российские войска будут выполнять задачу обороны.
Россияне думают, что полуостров очень легко оборонять. Но, исходя из наших возможностей, его намного проще деоккупировать, чем ту же Херсонскую область. Сам по себе Крым, особенно после разрушения Крымского моста, окажется в оперативном окружении. И дальше дело времени, пока россияне не используют все свои армейские запасы в Крыму.
Плюс нам еще предстоит разобраться с Черноморским флотом РФ. Его суднам придется заходить в бухты – там мы их будем ловить и топить. Такого рода движение обязательно будет сопровождаться прохождением фронта по всему Крыму. Потому Крыму в этом смысле не повезло.
Из Крыма придется уходить всем россиянам и всем тем, кто получил российские паспорта. Им там будет очень опасно находиться, ведь весь Крым будет зоной военных действий. Должна быть эвакуация, и ею должны заниматься оккупационные войска. Скорее всего, россияне должны будут посадить людей на корабли и вывезти их с полуострова.
При прохождении фронта мирному населению лучше не оставаться, тем более в Крыму, где довольно сложная специфика местности, а, соответственно, будет специфическим и движение фронта.
вопрос:
Главред
Главред
А как же быть с проукраинским населением Крыма, которое там до сих пор остается? Им тоже эвакуироваться в Россию?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Оптимальный вариант – да. Им придется выезжать в Россию, а дальше через Россию возвращаться на украинскую территорию и заходить уже за нашими войсками в Крым, проходя определенные процедуры фильтрации.
вопрос:
Lola
Lola
Проезд Путина по Крымскому мосту – что это было? Съездил попрощаться?)
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Да, скорее всего. Это был его крайний проезд. Если вообще это был Путин, а не его двойник. Очень сомневаюсь, что это был реальный Путин, ведь его охрана туда бы не пустила. Скорее всего, по Крымскому мосту проехался двойник.
Это было нужно для российской картинки, российского информационного пространства.
вопрос:
Андрій
Андрій
Крим для США і ЄС дуже чутлива тема...Я до того що вони бояться нашого звільнення півострова бо "буде ескалація".Ще через неї бояться дати зброю щоб війна до нового року могла б закінчитися(нашою Перемогою звісно)взамін-грають на виснаження і життями українців.
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Согласен с вами. Именно так себя и ведут наши партнеры. Однако, скорее всего, дело даже не в том, что они боятся эскалации. Еще в 2014 году, когда в Крым заходили российские войска, это происходило по договоренностям с Западом, с теми политическими кругами, которые и сейчас руководят западными странами. Они, естественно, что-то за это получили. То есть Крым был продан России.
Эти политические и финансовые круги западных стран будут стопорить любое движение украинских войск по деоккупации Крыма, придумывая разные политические, финансовые и военные механизмы, чтобы эту сделку удержать.
Однако эта сделка неминуемо будет разрушена – украинские войска будут заходить в Крым, этот вопрос уже решен. Мы не остановимся, никакого политического решения вопроса Крыма не будет. А любая власть, которая попросит о политическом решении вопроса Крыма, может поставить на себе крест. Ведь сейчас ситуацией и этой войной управляют не политики, а армия и народ. Мы понесли слишком большие потери, мы потеряли тысячи гражданских и военных. Потому уже не политикам решать, что мы будем делать на своей земле. Крым и Донбасс будут деоккупированы военным путем, других вариантов просто нет.
Потому на тех договоренностях, которые были достигнуты в 2014 году политическими и финансовыми кругами западных стран и Российской Федерацией, можно ставить крест. Когда будет суд, перед которым предстанет Путин (если доживет до этого момента), он об этих договоренностях расскажет. Хотя, может быть, расскажет и раньше. Именно этого рассказа, именно этого вскрытия договоренностей боятся наши западные партнеры.
Так что на Западе боятся не эскалации – она и так уже максимальная, они боятся вскрытия договоренностей с Кремлем. Как только украинские войска начнут деоккупировать Крым, Путин обнародует все эти договоренности и покажет, с кем он договаривался и за какие коврижки.
вопрос:
Главред
Главред
Но ведь у Запада есть рычаг, с помощью которого он может регулировать этот процесс – те же поставки вооружений. Не получится ли так, что украинские войска подойдут к Крыму, и Украине прекратят поставки вооружений, что сделает проблематичным наше дальнейшее продвижение? Если они так боятся того, что вскроется правда.
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
У нас сейчас есть свой механизм общения с народами стран-партнеров Украины. Мы будем общаться не с политиками, а будем обращаться непосредственно к народу США и европейских стран. А дальше пусть они сами думают, что делать с этими политиками. У них довольно мощная демократия, и они найдут рычаги сноса и судов над этими политиками.
А Путин свое дело сделает, достав эти договоренности и засветив их. Потому что невозможно в ХХІ веке забрать чужую территорию и закрепить это в своей конституции. Такое могло быть только по договоренности с основными странами ЕС, США, Китаем, Индией и всеми ядерными державами.
Потому впереди нас ждут очень интересные сведения о Крыме и о том, что с ним происходило в 2014 году.
вопрос:
Rika
Rika
Может ли Запад допустить поражение Украины в войне с Россией? Да или нет почему? Является ли предопределенной победа нашей страны?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Победа Украины в войне точно предопределена. Мы не собираемся захватывать чужие территории – мы боремся за свои территории, за свою страну. Потому однозначно победа будет за нами, наше дело право.
Запад, с одной стороны, боится победы Украины над Россией и боится неуправляемого развала РФ. Западные страны не готовы к этому развалу. Для них, и с финансовой, и с политической точек зрения, это большая проблема.
Но процесс неуправляемый, потому развал России произойдет. Эта империя будет раскалываться дальше: сначала раскололась Российская империя, потом Советский Союз, теперь настал черед Российской Федерации. Через год-два Россия развалится на составляющие ее части.
вопрос:
Петр С.
Петр С.
Роман, на ваш взгляд, какой США хотят видеть Россию по итогам войны в Украине? Каковы их цели относительно РФ?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Насколько я понимаю, у США пока нет четкого видения целей относительно России. Сейчас Штаты в раздумьях, что делать с этой территорией. Даже не с государством, а с территорией. План у них еще даже не сверстан.
Но мы своими действиями ускоряем все процессы, и Штаты будут вынуждены просто фиксировать процессы, которые будут происходить на российской территории.
Я думаю, что Россию Соединенные Штаты отдадут Китаю, а точнее управление развалом России. По крайней мере, с азиатской частью РФ – всем, что за Уралом, будет разбираться Китай, он же будет и управлять этими процессами.
А территориями до Урала будут управлять европейские структуры. Какие – это еще вопрос. Кстати, в том числе это может быть и Украина: она может стать одной из ведущих стран, которая будет управлять процессами на европейской части РФ.
Во всяком случае, развал России по Уральскому хребту явно заметен. Скорее всего, сейчас как раз и прорабатывается план развала России, как минимум, на две части – азиатскую и европейскую.
вопрос:
Silva
Silva
Как вы полагаете, является ли необходимым условием для завершения войны в Украине отстранение от власти Путина? Или мир может наступить при нем?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Мир может наступить и при нем. Выход на границы 1991 года и полная деоккупация Украины произойдут в конце зимы или в начале весны 2023 года. Все это может случиться и при Путине, если страны НАТО возьмут нас в свое сообщество, если мы заключим договора с 30, а, скорее, к тому времени уже 32 странами, и станем 33 страной Альянса. Как только Украина будет прикрыта зонтиком НАТО, россияне не будут воевать с нами и Альянсом.
Россияне в этой жизни боятся двух вещей – НАТО и кадыровцев. Кадыровцами мы вряд ли будем прикрываться, а вот НАТО – вполне.
Вообще, чеченцы – это хорошая нация. В Ичкерии свободолюбивый народ, который со временем займет свою нишу на Кавказе, а, может быть, и в Москве – в зависимости от того, как будет развиваться ситуация.
Нам закончить войну при Путине и добиться мира можно только под зонтиком НАТО. Другого варианта нет.
вопрос:
Ирина В.
Ирина В.
Существуют ли в России такие силы, которые способны заставить Путина остановить войну, вернуть территории и оставить Украину в покое?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Нет, таких сил в России нет. Все население России, 100 миллионов человек зомбированы. Хотя дело даже не в этом, а в том, что есть определенные генетические проблемы у российского народа. Ему нереально измениться в рамках одного поколения – должно смениться несколько поколений, чтобы получился народ с новой психоматрицей. А нынешнее поколение россиян умрет с идеей о том, что украинцы – это недонация, недочеловеки, которые подлежат уничтожению.
Путин – это просто говорящая голова этих 100 миллионов человек. Он просто озвучивает их хотелки. А потому внутри России нет никакой силы, которая бы могла остановить войну или заставить Путина выполнить действия для ее прекращения. Это может сделать только наше давление – Вооруженных сил Украины.
вопрос:
Ирина В.
Ирина В.
Если Россия потеряет Крым, то какими могут быть последствия для Путина? Если после потери Херсона, Дугин заговорил о том, что Путина надо, как древних царей, забить камнями, то что же будет после прощания с Крымом??
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Ничего не будет. Потерю Крыма российскому населению подадут как победу над НАТО и Украиной – мол, российская армия не дала злобным украинцам и натовцам зайти на территорию России. Факт сохранения границ России будет подан как победа. И дальше Путин будет кататься уже не по Крымскому мосту, а по какому-нибудь сахалинскому или еще где-то построит. Здесь как раз проблем нет, потому что это 100-миллионное стадо легко разворачивается скабеевымы в нужную сторону. Оно ест эту жвачку, для него эта жвачка – своя еда, ее хорошо потребляют.
вопрос:
Антон, Киев
Антон, Киев
Когда, по вашим прогнозам, закончится война в Украине? И какими могут быть ближайшие знаковые достижения ВСУ на фронте? Ваши ожидания…
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Весной 2023 года мы точно закончим войну. Мы выйдем на границы 1991 года и вступим в НАТО. Это движение уже видно.
В ближайшее время мы увидим два направления движения украинских войск – к Азовскому морю и в Луганской области в сторону Счастья. Это то, что будет до нового года. И, скорее всего, до нового года мы уже начнем заходить в Крым.
вопрос:
Антон, Киев
Антон, Киев
В дополнение к предыдущему вопросу. Чем, на ваш взгляд, закончится война с Россией? Вернемся ли мы к мирной и спокойной жизни, вернув Крым и Донбасс, все оккупированные территории? Или придется украинской армии идти на Москву?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
На Москву мы точно не пойдем. Мы не сделаем ни одного шага по российской территории. Мы – не россияне, нам чужого не надо. Это точно не наш путь.
Варианта два. Если мы вступаем в НАТО, выходя на границе 1991 года, военные действия прекращаются сразу. Весной 2023-го уже может наступить мир.
Если нас НАТО не принимает, то нам придется оборонять наши границы до тех пор, пока Российская Федерация не начнет разваливаться изнутри под давлением финансовых санкций. Санкции приведут к развалу РФ за счет недофинансирования бюджетов федеральных округов.
вопрос:
Omega
Omega
Могут ли военные действия перенестись на территорию России, в приграничные области с Украиной? Например, чтобы зайти с тылу у луганской группировки ВС РФ? Хотя у нас звучат и более амбициозные заявления, что мы пойдем или на Москву, или даже до Урала…
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Мы не пойдем ни на Москву, ни до Урала. Для того чтобы выполнить такого рода движение у нас должна быть, как минимум, 5-7-миллионная армия, а у нас ее нет и пока не предвидится.
Возможен лишь кратковременный заход на территорию России – для выполнения боевых задач. После выхода на Луганск мы можем обойти его с востока и уйти на Таганрог, чтобы, таким образом, отсечь донецкую группировку войск противника от снабжения. Все будет зависеть от сил и средств, которые будут переданы командирам данного сектора. Это самое оптимальное, с военной точки зрения, движение.
Но после этого – после деоккупации – мы отойдем на границы 1991 года.
Еще раз повторюсь, мы – не россияне, нам чужих территорий не надо.
вопрос:
Tom
Tom
Что ждет РФ по итогам этой войны? Предстоит ли ей пройти через гражданскую войну, смуту, развал, утрату территорию? На сколько лет может затянуться ее изоляция?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Российская Федерация развалится на составляющие ее образования – там больше 20 республик. РФ пройдет примерно такой же путь, как в свое время прошел Советский Союз: будут определенные пограничные конфликты, в некоторых регионах всплывут старые проблемы, которые не были решены еще со времен Союза. Однако недостаток сил и средств для ведения большой войны или больших междоусобных войн не позволит развиться каким-то колоссальным военным конфликтам. Как только старый боезапас будет использован в России до нуля, эти войны будут прекращаться.
Максимум, что нас ждет, – пограничные конфликты в нескольких регионах России после ее развала, не более того.
вопрос:
nessi
nessi
Що, по-вашому, чекає на Путіна – чи дотягне від до Гааги, чи може його спіткати доля Каддафі або Чаушеску? Кому Путін зараз більше муляє, заважає – російським яструбам чи російським голубам, чи Заходу, чи Китаю?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Путин – это аватар Си Цзиньпина, а Россия сейчас – это дрон Китая. Потому вряд ли именно Китай прибегнет к таким действиям. Китай, наоборот, будет его спасать. Может быть, не примет у себя, но, по крайней мере, его прикроет.
В этом мире не принято руководителей государства уничтожать. Максимум, что ждет Путина, – это суд.
Причем не факт, что перед судом предстанет Путин, а не его двойник. Скорее всего, будет выполнена операция по его закрытию. Путин – ФСБшник, и он прекрасно знает, как проводятся операции закрытия. Потому, скорее всего, его прикроют каким-то образом либо до суда, либо будет взрыв без определенных частей тела. Какой-то механизм будет задействован.
Но я не думаю, что Путина ждет участь Каддафи и прочих. Он уйдет, он сможет уйти.
вопрос:
Павел
Павел
Насколько, по-вашему, прочен и устойчив сегодня кремлевский режим? Какие события способны его повалить? Где та «последняя капля» в терпении российских элит или российского народа?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Путинский режим потеряет управление после того, как санкции полностью выполнят свою миссию. Недостаток финансов для выживания регионов приведет к развалу Российской Федерации. А Путин и его команда при этом останутся примерно в такой же ситуации, что и Горбачев с его командой при развале Советского Союза: не стало СССР – не стало и поста президента.
Россия начнет раскалываться, потому что от нее будут откалываться регионы, в первую очередь, из-за финансовых проблем. После этого у Путина не останется рычагов управления всей структурой. Потому в один момент он просто станет никем и повторит судьбу Горбачева.
вопрос:
Ostap
Ostap
Війна закінчиться , коли в Московії , поміняється влада , бо ці покидьки, кремлівської мафії, будуть воювати до останнього. Бо не бажають вратити владу. це перше і друге, россійська бидломасса ...бажає здихати самі не знають за що? Але щоб гуртом і разом. Тому нам ще буде і тяжко і важко . Ви згодні?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Нет, нам не будет тяжело. Дело в том, что уже виден наш прогресс и примерные этапы нашего движения к выходу на границы 1991 года. Вскоре для россиян и Кремля исчезнет главное – крымская военная база. Сам Крым российскому военно-политическому руководству не был нужен – ему нужна была военная база в Крыму. После того, как она будет уничтожена вместе с Черноморским флотом, исчезнет сама проблема, и Крым станет неинтересен России. Думаю, все закончится именно этим.
Потому оптимальный вариант – сначала заходить в Крым: нам надо уничтожить «яблоко раздора» – Севастопольскую бухту и еще три российские военные базы, которые есть в Крыму.
вопрос:
Андрей
Андрей
У нас з партнерами получиться стягнути з росії репарації після Перемоги?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Получится. Причем это будут немножко не те цифры, которые сейчас рисует мир и наши политики. Эти цифры намного больше. Выплачивать эти деньги уже будет не Российская Федерация – РФ уже не будет, когда будут решаться вопросы такого характера.
В последние несколько месяцев очевиден геноцид украинского народа, который осуществляет Россия. Он был заметен еще с 2014 года. Только руководство Украины, которое было на тот момент, вместе с Меркель и прочими европейцами этот вопрос затерли, не поднимали, хотя было понятно, что в Донецке был в чистом виде геноцид – уничтожались украинцы или проукраинское население.
Сейчас уже всему миру понятно, что осуществляется геноцид украинского населения, когда он услышал задачи, которые озвучил Путин в начале этой «операции»: денацификация, демилитаризация и т.д. А после того, как Путин начал работать боевыми ракетами по гражданской инфраструктуре, уже и подтверждать ничего не надо, и так все понятно.
Именно такого рода действия – геноцид украинского народа – дают каждому украинцу возможность получить определенные выплаты, положенные за моральную травму и ущерб. При этом неважно, где находился украинец – в Украине или за рубежом. Это реальная травма, которая остается навсегда. Она может оцениваться в миллион долларов на каждого украинца. Если 40 миллионов украинцев, то это 40 триллионов долларов. Такую сумму может выплатить территория, которая останется после развала России в течение 40-50 лет.
Работу в этом направлении нужно начинать уже сейчас. Каждый украинец, каждый обладатель украинского паспорта может требовать моральный ущерб от территории, на которую распадется Россия. Эти выплаты будут идти на протяжении всей жизни людей, которые родились в России до 2022-2023 годов. Я думаю, так и будет. И именно этот финансовый удар по территории, что останется после РФ, не даст ей в ближайшие несколько поколений подняться и угрожать миру.
вопрос:
Дмитро
Дмитро
У мене питання про репарації… Наскільки взагалі реалістично змусити Росію їх сплачувати Україні? Які тут можуть виникнути проблеми? А раптом вона розвалиться, виходить, не буде крайнього, хто мусить це сплачувати, чи як?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Репарации будут возложены на территории, которые составляли Российскую Федерацию. Причем репарационные моменты будут связаны с конфискацией имущества бывшей РФ на всей территории мира. Действия украинской власти в этом направления не позволят республикам, на которые будет разваливаться Россия, выходить в мир без решения вопроса репараций. Например, выход Татарстана на любую мировую площадку будет связан с определенным количеством репарационного финансирования и украинцев, и нашего государства. В противном случае Татарстан навсегда останется Северной Кореей, только без оружия. С таким механизмом финансового давления вряд ли какая-то из республик, которая сейчас является частью РФ, уйдет от ответственности. Просто не будет механизма ухода.
вопрос:
Тамара (Житомир)
Тамара (Житомир)
Роман Григорьевич, если позволите, задам Вам личный вопрос. То, что Вам пришлось побывать в плену, – общедоступная информация, в интернете указан этот факт. Не могли бы Вы немного рассказать Вашу историю: как попали в плен; долго ли там были; правда ли, что днровцы более жестоки с пленными, чем россияне; действительно ли оправдана тишина о людях, пребывающих в плену, а огласка может навредить; насколько сложно после плена возвращаться к нормальной жизни, какой отпечаток накладывает пребывание в плену?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Огласка любой информации о пленных или обмене вредит. Причем информация и о пребывании в плену, и о действиях после плена. Она вредит тем, кто на данный момент пребывает в плену.
Допустим, меня очень задело, когда была проведена следующая информационно-психологическая операция: наши пленные выходили по обмену из плена, и их заставили выбросить российские сухпайки в реку на камеру. Так вот людям, которые придумывают такого рода ИПСО стоит задуматься о последствиях таких операций, ведь теперь ни один наш пленный не получит еды в плену, а еда в плену очень много значит.
Подобного рода операции очень вредят пленным. Потому лучше не освещать вообще эти события. Если произошел обмен пленными, то лучше просто назвать цифры, сколько человек на сколько обменяли, и все.
Например, некоторые люди, вернувшиеся из плена, начали хвастаться тем, что они вновь встали в строй и вновь воюют. В результате этого не факт, что тем людям, которые еще остались в плену, не прострелят колени, чтобы они не были в состоянии снова воевать.
Также очень вредит процессу обмена, когда в нем появляются политики. Потому что появление любого политика или подтягивание обмена к выполнению политических или, не дай бог, финансовых вопросов (например, как сейчас пытаются обменом пленных прикрыть прокачку аммиака) останавливает практически любые процессы, пока не будет решен финансовый или политический вопрос. И тогда начинают торговать самим обменом. Подобные подходы к обмену пленными должны сразу пресекаться, а процессом должны заниматься только допущенные к нему лица.
Всегда во всех армиях мира обменом пленными занимались разведки – либо Служба внешней разведки, или Главное управление разведки. Так и должно быть.
Что касается моего плена, то я был военным советником губернатора области в 2014 году. Попал в плен, выполняя определенные задачи в тылу – Донецк тогда уже был оккупирован, и я выполнял задачи там. Я попал в плен к главному разведуправлению 58 армии, а сдали меня местные СБУшники, наводили местные сотрудники МВД, то есть коллаборанты и предатели.
В плену были пытки, имитация расстрела... Бородай принял решение меня уничтожить, а Безлер меня из-под расстрела отбил и обменял на ФСБшников – там был обмен 1х15.
Я – военный, а у военных есть определенная подготовка, потому мозг отсекает эмоциональную составляющую. Потому никакой психологической травмы нет. Кроме тех физических увечий, которые нанесли в плену, начиная от иголок под ногти и заканчивая разбитыми ногами. Это физические проблемы, а психологических нет. Мозг военного работает в своем режиме, он отсекает эмоции, остаются только факты и отношение к противнику – его надо уничтожать.
вопрос:
Олександра
Олександра
Що ви думаєте про хвилю того хейту, який вилився на Пташку з Азовсталі після того, як вона написала, що підтримує дії Зеленського? Як людині, що пройшла через полон та ненависть ворогів, витерпіти нетерпимість і ненависть своїх?!
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Не надо трогать никого, кто был в плену. Совсем. Не надо их награждать до окончания войны. Это должно быть табу. Уже после войны с пленными можно будет как-то работать. А пока мы не заберем из плена всех украинцев, тема пленных не должна открыто обсуждаться. Это вредит и тем, кто уже освобожден, и тем, кто еще в плену.
А хейт в адрес Пташки… Так случается, когда политики начинают на военных делать себе имидж.
вопрос:
Konstantin
Konstantin
Есть ли у России еще какие-то незадействованные механизмы и козыри, которые могут переломить ход войны в ее пользу?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Нет, у нее уже не осталось практически ничего. Те последние козыри, которые у нее были, она растеряла еще летом. России уже ничего не поможет – может только затянуть агонию, но не более того. Причем чем больше будет затягиваться развязка этой войны, тем хуже будет самой России. Скорее всего, российские олигархи первыми поймут бесперспективность такого рода затягивания.
вопрос:
Главред
Главред
Часто говорят о ядерном оружии как о последнем козыре России. Насколько вероятно, что Россия прибегнет к настолько радикальному методу?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Вероятность этого равна нулю. Ядерное оружие – это не достояние России как таковой. Оно – достояние всех держав ядерного клуба, куда входит и Россия. Появление новых государств-носителей ядерного оружия не приветствуется в этом клубе. А применение любым из участников этого клуба ядерного оружия приведет к тому, что государств, которые захотят иметь ядерное оружие и обладают возможностями его производства, будет очень много.
Потому государства, которые входят в ядерный клуб, не допустят применения ядерного оружия Россией, понимая, что они останутся после этого уже не таким закрытым обществом.
Так что Россия применять ядерное оружие точно не будет.
вопрос:
Hugo
Hugo
Байден на днях заявил о готовности к переговорам с Путиным, если тот проявит заинтересованность в прекращении войны. На ваш взгляд, этому заявлению нужно радоваться или опасаться его, не получится ли так, что США и РФ все решат за нашей спиной? Плюс еще и заявление Блинкена о том, что Штаты помогут Украине вернуть территории, которые Россия захватила после 24 февраля… А все, захваченное до того, как, США подарят России?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
США еще в 2014 году подарили России часть украинских территорий. Но сейчас мы выполняем свою задачу и освобождаем свои территории. Уже нет смысла обращать внимание на заявления политиков. Западные политики их делают для того, чтобы среди прочего предотвратить раскрытие договоренностей 2014 года. То есть они пытаются уйти от удара того же Путина, поскольку раскрытие таких договоренностей неизбежно ударит по западным политикам. Вот они и пытаются как-то проскочить между каплями.
Однако заявления что западных политиков, что наших уже не способны привести к каким-либо другим результатам войны. Народы стран, которые нас поддерживают, понимают, когда и чем закончится эта война, и нам нужно работать именно с народами. Для этого есть механизмы, мосты, цепочки передачи информации, которые напрямую связывают народ Украины с народами Америки и европейских стран.
Также важно, что уже выстроены цепочки между украинской армией и армиями этих народов, которые нас поддерживают. Потому любые политики сейчас нам особо не помогают, но и не затормозят наше движение.
вопрос:
Світлана
Світлана
У нас багато говорять про реінтеграцію територій – Донбасу та Криму, але мало хто говорить про повернення умів людей. Наскільки складною буде ця робота, чи не сталися там за майже дев’ять років незворотні зміни, чи реально взагалі буде повернути уми і прихильність людей до України? Адже виникають побоювання, що ці рани ще довго будуть гнити і створювати нам проблеми…
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Все намного проще: никто никого возвращать не будет. За восемь лет на оккупированных территориях уже произошло четкое расслоение на тех, кто ждет Украину, и на тех, кто уйдет в Россию. Эта проблема, может быть, была в 2014-2015 годах, но сейчас ее нет. Время четко развело людей по двум лагерям.
вопрос:
Демченко С.
Демченко С.
Как война в Украине, на ваш взгляд, может изменить мир, систему безопасности? Что после этой войны уже никогда не будет прежним?
ответ:
Роман Свитан
Роман Свитан
Скорее всего, ООН будет либо полностью реформирована, либо распущена. Система безопасности нашего мира построена на основе этой организации, но не получилось из Лиги наций сделать организацию, которая могла бы управлять процессами безопасности в этом мире. Потому, вероятнее всего, будет новая концепция системы безопасности, причем вряд ли она будет на каких-то общемировых площадках.
Думаю, ООН будет упразднена полностью, так как из ее состава начнут выходить ключевые игроки.
А дальше произойдет создание блоков на основании определенных ценностных и базовых военных площадках. Это будет блок НАТО, который немного расширится, китайский (или азиатский) блок и, может быть, блок арабского мира. Скорее всего, будет трехполюсный мир, и он будет весьма устойчивым в военном отношении.

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять