Почему Путин не спешит ввязываться в конфликт в Нагорном Карабахе

Россия осторожничает с реакцией на конфликт в Нагорном Карабахе, так как не уверена в том, как именно отреагирует Турция.

путин пашинян
Владимир Путин и Никол Пашинян / сайт президента России

Реакция России на вооруженный конфликт между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе на данный момент ограничивается лишь жестким заявлением о том, что стороны должны немедленно прекратить огонь и сесть за стол переговоров.

Такая позиция России, которая со стороны выглядит несколько отстраненной, связана с тем, что она взяла выжидательную паузу, чтобы посмотреть, что будет делать Турция. В воскресенье глава МИД России Сергей Лавров звонил в Анкару Мевлюту Чавушоглу, главным образом для того, чтобы прозондировать почву и узнать степень вовлеченности Турции в эскалацию, а также то, какую роль Турция выбрала для себя в этом конфликте – будут ли они поддерживать Азербайджан военно-технически или же у них есть планы напрямую вмешаться в конфликт. Потому позиция России будет оформляться по мере эволюции позиций Турции с точки зрения практических действий, особенно c учетом того, что Турция имеет ограниченный военный контингент – авиацию и бронетехнику – которые стоят в регионе Нахичевани, прилегающему к границе с Арменией.

Если Турция ввяжется в конфликт, это поставит Россию перед дилеммой – она должна будет либо выступить в защиту Армении как своего союзника или она не будет ввязываться в бои, что поставит российско-армянские отношения под угрозу.

Читайте такжеНагорный Карабах в огне: три сценария развития ситуаци

Вмешательство Турции, как и вся эта эскалация для России, с одной стороны, возможности, потому что тогда появляется шанс двустороннего урегулирования конфликта с Турцией, отодвинув при этом всех остальных, в том числе, многосторонние механизмы в рамках минской группы ОБСЕ, которые в последнее находятся практически в замороженном состоянии. Собственно, это возможность урегулировать все так, как это происходит в Ливии и Сирии. С другой стороны, для РФ это вызов, потому что эскалация проверяет на прочность:

  • Отношения России с Арменией
  • Способности РФ по контролю ситуации на Кавказе и расширенной периферии, потому что для РФ Южный Кавказ – настолько же ценное направление с точки зрения стратегии, как и Беларусь, Казахстан и Украина).
  • Возможности, которые есть у Российской Федерации в рамках региональной организации ОДКБ, которую многие называют недееспособной. Сейчас Армения прямым текстом заявила о том, что у нее нет причин для обращения в ОДКБ - организацию, которая без заявки ничего делать не будет. Но есть если будет обращение Армении в случае, например, нападения Турции или если Азербайджан начнет наступление уже со стороны границы – у РФ появится возможность для проверки своих сил.

При этом Армения навряд ли станет просить помощи у стран Запада. Собственно, в этом заключается главная геополитическая проблема Армении и лично Никола Пашиняна, так как Армения зажата со всех сторон. Со стороны Турции, где закрыта граница, со стороны Азербайджана, где также закрыта граница и полузамороженный конфликт в Нагорном Карабахе, у них непростые отношения с Грузией. И поскольку за последнее время армянские элиты так и не смогли вырваться из этого тупика, сейчас у них уже нет времени разрабатывать альтернативные векторы внешней политики. На момент военной эскалация все еще зависима от России и кроме как к ней Армении не к кому обращаться, что объясняет недавний звонок Пашиняна в Москву Путину.

Читайте такжеКому выгоден и чем опасен конфликт Армении и АзербайджанаКроме того, само западное сообщество, судя по его первичной реакции, не готово к тому, чтобы вмешиваться в дела на Южном Кавказе, не говоря уже о защите какой-то из сторон конфликта – заявления США были максимально бессмысленными, так как Дональд Трамп лишь заявил о "слежении за ситуацией", Майкл Помпео и вовсе сконцентрирован на конфликте в Восточном Средиземноморье. Потому позиция Штатов на данный момент остается неизвестной.

Что касается Европейского Союза, который хоть и призвал к прекращению огня, но вряд ли станет идти на какие-то радикальные шаги. Исключением может стать разве что Франция, потому что Армения входит в сферу интересов Парижа. Для Франции противостояние с Турцией – это серьезный вопрос и потому она рассматривает конфликт на армянском направлении как одну из частей конфликта с Турцией, наряду с проблемами в Восточном Средиземноморье и борьбой за влияние в Ливане и Африке.

Илия Куса, эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока Украинского института будущего, специально для Главреда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять