Испытания водородной бомбы: знает ли мир, как усмирить Северную Корею?

Эксперты рассказали, какие у мирового сообщества есть инструменты для сдерживания Пхеньяна в ядерных играх.

водородный, КНДР, Ким Чен Ын 02
Reuters
Испытания Северной Кореей ядерного оружия набирают обороты, становясь все более угрожающими мировой безопасности. Не успела планета опомниться после наглого запуска Пхеньяном ракеты, пролетевшей над Японией на прошлой неделе, как власти КНДР успешно провели испытания водородной бомбы — боеголовки с термоядерным зарядом для межконтинентальной баллистической ракеты. И этот взрыв повлек за собой мощное землетрясение на Корейском полуострове магнитудой 6,3 балла.

После предыдущих испытаний КНДР не раз собирались экстренные заседания Совбеза ООН, однако они не приносили никакого практического результата — только осуждения и призывы прекратить запуски ракет. А это, естественно, ни коим образом не мешало Пхеньяну продолжать действовать по-своему.

После испытания водородной бомбы в США и Европе заявили о готовности ввести новые санкции против Северной Кореи. Так, президент США Дональд Трамп сказал, что "разговоры с Пхеньяном не сработают, они понимают только одну вещь", и сообщил о том, что Штаты рассматривают возможность прекращения торговли с любой страной, которая ведет бизнес с Северной Кореей.

В свою очередь, президент Европейского совета Дональд Туск заявил, что Евросоюз готов усилить санкции в отношении Северной Кореи и одновременно призывает Пхеньян к возобновлению диалога по ее программам разработки ядерного оружия, оружия массового уничтожения и баллистических ракет. "Мы призываем Совет Безопасности ООН принять дальнейшие санкции и продемонстрировать более твердое намерение достичь мирного ядерного разоружения Корейского полуострова. Ставки становятся слишком высокими", — добавил Туск.

Эксперты рассказали "Главреду", какие инструменты еще остаются у мирового сообщества для сдерживания ядерных испытаний КНДР, есть ли еще способы, как выразился министр иностранных дел Украины Павел Климкин, "прекратить это безумие", насколько "взрывоопасна" ситуация сегодня, а также чего добивается Пхеньян, повышая ставки.

Евгений Жеребецкий
Евгений Жеребецкий Главред
Политический аналитик Евгений Жеребецкий:

ООН уже давно ничего не может сделать. Этот орган превратился в обычную говорильню, которая артистично имитирует бурную деятельность. Так что необходимость реформировать эту структуру назрела уже давно. В экстренных случаях Совет Безопасности оказывается просто недееспособным. Из-за того, что решения в СБ ООН принимаются консенсусом, скажите мне, как можно проголосовать за санкции ООН против агрессора, если агрессор является одним из постоянных членов Совбеза? Потому-то без системной реформы ООН пользы от нее не будет никогда. Поэтому у меня нет никаких надежд на ООН во время активных или потенциальных военных конфликтов в мире, и война на Донбассе это ярко продемонстрировала.

По этой причине серьезные шаги по сдерживанию КНДР могут осуществить только отдельные большие страны, причем вне ООН. Это, прежде всего, США, Европейский Союз и Китай.

Что касается Северной Кореи, то, во-первых, там абсолютно сумасшедший правитель. Такая уж у них политическая традиция и так сложилась история: династия неадекватных Кимов прихватила страну и делает с ней и народом все, что заблагорассудится. Без каких-либо последствий со стороны своих граждан.

Таким образом, в случае применения финансовых и экономических санкций по отношению к северокорейскому режиму со стороны мировых государств страдать будет не Ким Чен Ын, а простые граждане. Результатом жестких экономических санкций будет гуманитарная катастрофа с многочисленными человеческими жертвами. Это — первая проблема чисто морального характера, которая сдерживает мировое сообщества от такого шага.

Во-вторых, следует помнить, что, начиная с 1956 года, СССР начал готовить для КНДР специалистов-ядерщиков, а в 1965 году Москва построила Северной Корее первый ядерный реактор. При этом работы по созданию ядерного оружия начались в 70-е годы прошлого века, и в 1974 году китайцы предоставили корейским братьям свои ядерные полигоны. В 1994 году КНДР и США подписали соглашение о "заморозке" северокорейской ядерной программы в обмен на поставки мазута. Американцы пообещали также построить в КНДР два атомных реактора на легкой воде, однако строительство так и не было завершено. В 90-е годы Пхеньян приобрел у Пакистана технологии и оборудование для обогащения оружейного урана. У 2002 году американцы объявили, что корейцы нарушили соглашение и прекратили поставлять мазут для корейских электростанций, а в 2003 — Пхеньян депортировал из страны инспекторов стран МАГАТЭ и официально объявил о выходе Северной Кореи из ДНЯО и об возобновлении ядерной программы. Наконец, в 2005 году Пхеньян официально объявил, что владеет ядерным оружием.

Как видим, если бы не "братская" помощь российского, китайского и пакистанского народов, корейцы ядерное оружие не создали бы.

При этом, что касается баллистических ракет, которыми боеголовки должны доставляться к цели, существует несколько версий. В последнее время в англоязычных СМИ проскочила информация о том, что в 1991 году российские спецслужбы помешали перемещению в Северную Корею группы российских инженеров-ядерщиков и ракетостроителей, которые с семьями вылетали в Северную Корею. Их буквально сняли с трапа самолета. Но не исключено, что эти инженеры все-таки нашли способ попасть в КНДР. Если это так, если баллистические ракеты Ким Чен Ыну строят российские спецы, то это реально серьезная угроза для США и Японии. И американцы это полностью осознали в течение нескольких месяцев.

Следующая, третья проблема — Южная Корея, которая может очень пострадать в случае атаки как со стороны КНДР, так и от последствий американской ядерной атаки на Северную Корею: радиационное заражение более чем 50-миллионной страны с плотностью населения 500 человек на квадратный километр будет иметь катастрофические последствия для этой экономически развитой и демократической страны. Собственно, потенциальная угроза Сеулу от последствий американо-северокорейского противостояния существенно усложняет задачу Пентагону в вероятной войне.

На мой взгляд, безусловно, лидером в противостоянии с Пхеньяном будут США, к которым присоединятся Япония и Южная Корея. Соответствующие глубокие обеспокоенности выразят Китай и Россия. Против КНДР будут введены жесткие экономические санкции, будут заморожены северокорейские счета, если таковые найдут. И постепенно на шее Пхеньяна будет затягиваться шнурок экономических санкций.  

Однако Северная Корея — не Россия. Москва держит деньги в американских банках, там живут семьи российских олигархов и членов парламента, учатся их дети. И если бы Европа и США захотели прекратить подрывную деятельность Москвы в мире и войну в Украине, они бы заблокировали российские счета, ввели эмбарго на российские энергоносители и сырье, запретили бы въезд российским политикам и бизнесменам на Запад. Но они этого не делают.

А с Северной Кореей так сделать не получится, потому что Пхеньян деньги своих граждан держит у себя. Поэтому процесс умиротворения Ким Чен Ына экономическими санкциями будет сложен, длительным и болезненным для северокорейского народа.  

Богдан Яременко
Богдан Яременко Главред
Дипломат, руководитель Фонда "Майдан иностранных дел" Богдан Яременко:

Путь реагирования на действия КНДР у мирового сообщества сейчас может быть только один — усиление или углубление политических и экономических санкций. А после этого фактически уже не остается ничего, кроме военной интервенции и попытки решить проблему силой.

К сожалению, сегодня это одна из самых сложных мировых проблем, на которую не понятно, как искать ответ. Потому что угрозы, санкции, разного рода экономическое и политическое давление не действуют — Северная Корея доказала, что она готова страдать и жить бедно, но не уступать.

Честно говоря, думаю, сегодня никто не знает, что делать с Северной Кореей. И проблема в том, что доведенная до отчаяния страна или ее руководство с гораздо большей вероятностью применит ядерное оружие, нежели в ситуации, если это давление будет умеренным. Но, к сожалению, умеренное давление, как мы видим уже на протяжении десятилетия, не позволяет убедить КНДР отказаться от ядерного оружия и сменить очень воинственную, агрессивную и провокационную риторику.

Потому-то на сегодняшний день и сложился тупик — никто не знает, как разобраться с этой проблемой.

Северная Корея, таким образом, демонстрирует: что бы там ни думали в мире — американцы или другие, она наращивает свои возможности и становится большей угрозой. Так она пытается подать сигнал мировому сообществу о том, что давить на нее военными средствами нет смысла, потому что цена будет слишком высока. Это своего рода компенсация экономической и политической силы такими откровенными угрозами.

Так что сегодня уже нечего проверять… Еще до 2013 года мы могли верить в то, что существует и действует система мировой коллективной безопасности, просто ее нужно реформировать. Но уже 2014 год всех убедил, что никакой мировой системы гарантии безопасности не существует. Существуют разве что более-менее эффективные региональные организации по безопасности или обороне. Но никакой международной системы безопасности нет. Мир не выработал еще таких подходов, поскольку очень сильны противоречия (идеологические, экономические и другие), и они порождают противостояние. А некоторые страны считают, что уменьшить давление на себя, они могут лишь путем угроз другим и наличием у них возможности угрожать.

Максим Розумный
Максим Розумный Главред
Доктор политических наук, руководитель Центра исследования проблем Российской Федерации национального института стратегических исследований Максим Розумный:

Мировое сообщество пытается понять действия северокорейского руководства и повлиять на его поведение и решения. В этом смысле есть проблема эффективности влияния мирового сообщества (американцев, китайцев, россиян и т.д.). При этом контекст данных событий в сознании северокорейских лидеров и их подданных совершенно иной: для них это выглядит как противостояние небольшой гордой и свободолюбивой страны и нации империалистическому давлению, запугиванию и т.д. В этом смысле действия Северной Кореи и ее руководства выглядят совершенно логичными. В данной ситуации северокорейское руководство укрепляет свой внутренний авторитет, свою легитимность внутри страны и уменьшает те угрозы, которые наиболее реальны для него — потеря авторитета в среде собственной элиты, потеря лояльности северокорейского населения. И чем больше эти бонусы, тем более логичным и прогнозируемым является такое поведение.

Каковы возможные минусы? Минусы для северокорейского руководства, которое принимает решение о том, проводить испытания или нет, угрожать или нет, заключаются в том, что в более отдаленной перспективе могут быть введены более жесткие экономические санкции, может быть прекращено сотрудничество с Китаем и Россией (что является самым болезненным для КНДР, ведь большой зависимости от США, Японии или Южной Кореи у Северной Кореи на самом деле нет).

Собственно, на это и можно рассчитывать — прежде всего, выйти из этой пропагандистской ситуации, то есть вывести ситуацию из клинча, от которого выигрывает Ким Чен Ын, и надавить на Китай и Россию, чтобы "перекрыть кислород" Северной Корее и привести к потенциальным экономическим потерям, а вместе с тем и к потере легитимности северокорейского режима.

В основном в данной ситуации будут действовать США. Президент Трамп уже заявил, что будет оказывать давление посредством ограничения торговли, а это довольно эффективный рычаг давления.

А то, что все это происходит на фоне символических жестов и угроз войны, пока что, на мой взгляд, больше похоже на войну в символическом пространстве, от которой потенциально может выиграть и Трамп, и Ким Чен Ын, и Россия, и Китай. Если, конечно, это обострение не перейдет в горячую фазу. Но кто выиграет больше, а кто меньше — это зависит от мастерства политических игроков действовать в кризисной ситуации. Кризисная ситуация — это как розыгрыш бонусов: кто больше выиграет, а кто проиграет — больше зависит от характера игры.

Безусловно, испытание водородной бомбы — это серьезное повышение ставок. И теперь перед разведкой и политиками США и Европы стоит задача — выяснить, действительно ли речь идет об испытании водородной бомбы. Был это блеф или реальная возможность северокорейского руководства. Если это подтвердится, если есть возможность применения водородной бомбы в мире, условия игры резко изменятся. Точнее, в такой ситуации игра должна будет закончиться, и нужна будет четкая последовательная результативная политика на ликвидацию этого режима.  

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...