Униженные победители. Почему 9 Мая — день катастрофы, а не праздник

Война выплеснула гигантскую волну изуродованных фронтовиков, которых правительство обрекло на жалкое прозябание.

День Победы, 9Мая, инвалид
9 мая. 1970 г. фото: Дмитрий Бальтерманц
В городах и весях Российской Федерации очередная суматоха — вся страна лихорадочно готовится к ставшему номером один в череде не дающих скучать событий — празднованию Дня Победы над гитлеровской Германией.

Снова 9-го мая по Красной площади пройдут стройными рядами защитники Отечества, прогрохочут по булыжной мостовой железные коробки, обдавая ликующую толпу едким дымом, пронесутся истребители-бомбардировщики. А по окончании парада удовлетворённый народ разбредётся праздновать непонятно что.

В связи с этим хотелось бы напомнить, что помпезное отмечание Дня Победы, которая на самом деле была пирровой, является действом в высшей степени циничным и лицемерным. Ведь, поднимающие рюмки и бокалы россияне вряд ли вспомнят о том, чего стоила эта так называемая Победа.

Напомню:

Безвозвратные потери населения СССР составили 43,3 миллиона человек (погибшие в боях, расстрелянные, умершие от ран, недоедания, обморожений и болезней, пропавшие без вести, не вернувшиеся из плена и концлагерей).

Огромное количество фронтовиков вернулось с войны калеками, как оказалось, никому не нужными, ставшими обузой, в первую очередь для государства, которое они так самоотверженно защищали на полях сражений.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 1 сентября 1939 года — чёрный день календаря

В подтверждение приведу выдержки из диалога, состоявшегося между прославленным маршалом Иваном Степановичем Коневым и президентом Центра розыска погибших и без вести пропавших фронтовиков генерал-полковником Степаном Савельевичем Кашурко, вознамерившимся опубликовать воспоминания маршала накануне 25-летия Победы (материал позаимствован из книги писателя Игоря Горина "Другая правда о Второй мировой").

Во время одной из личных встреч маршал Конев дал собеседнику прочитать важный документ. Докладная записка с грифом "Совершенно секретно" пестрела цифрами: "…Ранено 46 миллионов 250 тысяч, из которых вернулись домой с разбитыми черепами 775 тысяч фронтовиков. Одноглазых и слепых 210 тысяч. С изуродованными лицами 501 тысяча. С разорванными животами 444 тысячи. С оторванными ногами и руками более 9 миллионов, из которых полностью безруких и безногих 86 тысяч. И так далее. Кроме того, документ изобиловал данными о многих миллионах без вести пропавших и попавших в немецкий плен".

— Хватит! — вздохнул маршал, отбирая у меня страшный документ, цифры которого не укладывались в голове. — Теперь понял, что к чему?... А сейчас записывай, в другой раз от меня такого не услышишь: "Что такое победа? Прежде всего это всенародная беда… Это реки слёз и море крови. Миллионы искалеченных. Миллионы осиротевших детей и беспомощных стариков. Миллионы исковерканных судеб, не состоявшихся семей. Миллионы замученных в фашистских, а затем в советских лагерях.

— Товарищ маршал, этого никто не напечатает. — взмолился я.

— Ты знай, пиши. Сейчас нет, зато наши потомки напечатают. Они должны знать правду, а не сладкую ложь об этой победе, об этой кровавой бойне! Чтобы в будущем быть бдительными, не позволять прорываться к вершинам власти дьяволам в человеческом обличье, мастерам разжигать войны.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Завалили врагов своими трупами. Что значит для украинцев 7 ноября

О многом говорил в тот день маршал. О том, что война выплеснула гигантскую волну изуродованных фронтовиков, которым государство обязано было создать сносные условия жизни, обеспечить медицинским обслуживанием и денежным содержанием. Вместо этого правительство, назначив несчастным грошовые пособия, обрекло их на жалкое прозябание. И о том, что бедность и подорванное здоровье порождали безысходность, пьянство, упрёки измученных жён, скандалы и нестерпимую обстановку в семьях. В конечном счёте, это приводило физически ущербных фронтовиков к исходу на улицы, где они вынуждены были заняться попрошайничеством…

Летом 1949 года Москва стала готовиться к празднованию 70-летнего юбилея обожаемого вождя. Столица ждала гостей из зарубежья, чистилась, мылась. А тут эти фронтовые колясочники, костыльники, ползуны — до того "обнаглели", что перед самым Кремлём устроили демонстрацию. Страшно не понравилось это Сталину. И он изрёк: "Очистить Москву от мусора!" И тут же началась массовая облава на надоедливых, "портящих вид" инвалидов. Охотясь, как на бездомных собак, правоохранительные органы, конвойные войска и разного рода активисты в считанные дни выловили и вывезли из Москвы перед юбилеем "дорого и любимого" выброшенных на свалку истории искалеченных защитников этой самой Москвы. Подобные акции прокатились по всей стране. И униженные солдаты победоносной армии стали умирать. То была скоротечная гибель. Не от ран — от обиды, кровью закипавшей в сердцах, с вопросом, рвущимся сквозь стиснутые зубы: "За что, товарищ Сталин?"

фото: moiarussia.ru

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...