Разговор Зеленского и Путина – "зрада" или залог соблюдения перемирия

Эксперты рассказали, для чего Зеленскому понадобилась беседа с "хозяином Кремля", и почему это не поспособствовало соблюдению режима тишины.

Путин, Зеленский
Эксперты рассказали Главреду, может ли поспособствовать мирному урегулированию на Донбассе и соблюдению режима тишины телефонный разговор Зеленского и Путина / УНИАН

Если и было в Украине небольшое количество оптимистов, рассчитывавших на то, что очередное "полное и всеобъемлющее перемирие" на Донбассе на этот раз будет соблюдаться, уже смогли убедиться, что их надежды были напрасны. Перемирие было нарушено, толком не успев начаться, чем повторило судьбу множества других "режимов тишины", которые объявлялись с 2014 года.

Как сообщил главнокомандующий Объединенных сил генерал-лейтенант Владимир Кравченко, уже через несколько минут после начала перемирия – в 00:20-00:45 27 июля – противник обстрелял украинские позиции из стрелкового оружия, ручных противотанковых гранатометов и крупнокалиберных пулеметов.

Не смог поспособствовать соблюдению перемирия и телефонный разговор президента Украины Владимира Зеленского с российским коллегой Владимиром Путиным, состоявшийся накануне, в ходе которого они обсудили дополнительные меры по поддержке режима тишины, а также подготовку к новому саммиту "нормандской четверки" в Берлине.

Впрочем, как отмечают эксперты, опрошенные Главредом, ожидать подобного эффекта от звонка Путину не стоило, поскольку цели России в отношении Украины остались прежними, как и позиции, из которых исходит Москва: она – не сторона конфликта, а миротворец и посредник в переговорах с "ЛНР" и "ДНР".

Даже телефонный разговор Зеленского и Путина не может служить гарантией того, что "режим тишины" на Донбассе будет соблюдаться. Однако, в целом, звонок украинского президента своему российскому коллеге был правильным шагом: Зеленский, таким образом, подчеркнул, что именно Россия является стороной конфликта на Донбассе, и именно от позиции Москвы зависит, будет ли соблюдаться перемирие. Потому в разговоре Зеленского и Путина никакой "зрады" нет.

К тому же, позиция России осталась прежней: она недовольна тем, что Верховная Рада приняла постановление о выборах в ОРДЛО, которые могут состояться только после полной деоккупации этих территорий. Москва, как и раньше, недовольна, что Украина не капитулирует и не прислушивается к пожеланиям Кремля.

Эта договоренность о перемирии не запрещает украинской армии отвечать на огонь противника. К тому же, на Донбассе появились контролеры, которые будут следить за соблюдением "режима тишины". А, если противник будет плохо себя вести, никто не станет препятствовать ВСУ отвечать.

В обсуждении с Путиным закона о децентрализации, который предусматривает внесение изменений в Конституцию, которое многим в Украине пришлось не по душе, также нет никакой "зрады". Причина проста: голосов за внесение изменений в Конституцию в Верховной Раде нет. Потому этот эпизод в разговоре президентов – чисто ритуальный, поговорили, и всё.

Разговор Зеленского и Путина был не более чем пиар-ходом: в преддверии местных выборов "зелёной команде" необходимо продемонстрировать какие-то действия, но этого сделать не получается, потому нужно хотя бы "действие ради действия". Хайп на очередном всеобъемлющем перемирии, как и разговор двух "миротворцев", полностью укладываются в эту пиар-кампанию, призванную поднять рейтинги Зеленского и его политической силы.

"Всеобъемлющее и вечное перемирие", вступившее в действие 27 июля – далеко не первое: все предыдущие перемирия неоднократно нарушались, и в этот раз нет объективных предпосылок верить России. Кроме того, нет никаких причин, чтобы говорить об изменении политических позиций Москвы.

Безусловно, если бы режим прекращения огня соблюдался, это стало бы позитивом: прекратились бы обстрелы, гибель военнослужащих и мирного населения. Однако это все равно не позволило бы говорить о возможном освобождении оккупированной части Донбасса и возвращении суверенитета.

К тому же, условия, прописанные в договоренностях (прекращение разведывательной деятельности ВСУ, использования беспилотников и снайперских групп), равносильны удалению всех зубов у льва. Такими действиями мы обезоружим собственную армию. Если российские прокси-формирования пойдут в наступление, наши ребята к этому будут не готовы. В этом состоит большая угроза.

Также, с дипломатической, государственнической и человеческой точек зрения, было недопустимым обсуждать с Путиным закон о децентрализации, а, значит, и внесение изменений в Конституцию Украины. Ведя публично переговоры с Путиным на эту тему, Зеленский признаёт утрату части суверенитета: внесение изменений в Конституцию – это сугубо внутренний вопрос нашего государства, и, если внутренние вопросы Украины обсуждаются с руководителем страны-агрессора, это ненормально.

Когда стороны договаривались о нынешнем перемирии, специально согласовывались контрольные меры и предохранители, реакция на нарушения "режима тишины". То есть, нарушений ждали. Потому не стоит удивляться, что за первый день перемирия были зафиксированы два нарушения.

За шесть лет войны на Донбассе у нас было почти полсотни прекращений огня, но ни одно из них не было полным и всеобъемлющим. Максимум двое суток не было стрельбы, но единичные нарушения были постоянно. Потому изначально понимали: нарушения будут, ведь стороны привыкли стрелять, кто-то на нервах, кто-то – сознательно провоцирует обстрелы…

Путин и Зеленский, конечно, политически могут влиять на ситуацию, но в данном случае главное – как будут работать механизмы. Согласно договоренностям от 22 июля 2020 года, противоположная сторона должна сообщить Украине и ОБСЕ, кто нарушил режим тишины, и какие дисциплинарные меры в отношении нарушителя были приняты. Если за три дня-неделю выяснится, что эти предохранители не работают, нарушители не наказаны, а другая сторона не выполняет договоренностей, тогда сможем сделать вывод, что перемирие не сработало.

Телефонный разговор Зеленского с Путиным, на самом деле, был связан не столько с перемирием, ведь о нем договаривались еще 22 июля, сколько с новой встречей лидеров "нормандской четверки". Зеленский инициировал телефонный разговор с Путиным, поскольку хочет этой встречи. В прошлом году он добивался такой встречи несколько месяцев, но Путин блокировал ее. Так происходит и сейчас.

Многие удивляются, почему Зеленский обсуждал с Путиным децентрализацию. Это было логично! Россия, как и раньше, настаивает на закреплении особого статуса ОРДЛО в Конституции Украины. Причем сейчас это ультиматум Москвы: мы согласимся на встречу в Берлине, но сначала внесите изменения в Конституцию. Так что путину надо было объяснить, что существует процедура: изменения в Конституцию у нас вносятся на протяжении двух сессий, должна быть экспертиза Конституционного суда, но главное – другое. Еще в прошлом году Зеленский говорил б этом: в Минских соглашения говорится, что нужно внести изменения в Конституцию относительно децентрализации, а мы и вносим – есть законопроект, который будет рассматриваться осенью.

Россия настаивает на отдельном пункте об особом статусе ОРДЛО. Но Порошенко уже делал это в 2015 году! Тогда все закончилось трагическими событиями под ВРУ, когда погибли три человека, и стало ясно, что голосов в парламенте за это решение не было и не будет.

Однако главный месседж Зеленского состоял в том, что нужно выходить на встречу лидеров стран нормандского формата и выполнять Парижские соглашения. А, согласно Парижским соглашениям, перемирие должно было быть установлено еще в январе.

Телефонный разговор Зеленского и Путина был не более, чем частью пиар-кампании перед местными выборами в Украине.

Россия, как и раньше, выступает с позиции миротворца, а не стороны конфликта. Еще в марте Песков сказал, что Россия не является стороной конфликта на Донбассе и не может гарантировать выполнения тех обязательств, которые на себя берут "ДНР" и "ЛНР" – Москва может лишь передать им просьбу Киева. Именно исходя из такой позиции, Путин говорил с Зеленским в этот раз.

Потому что бы ни говорил "хозяин Кремля" в телефонной беседе украинскому президенту, это ничего не значит. Россия по-прежнему настаивает, что Украине нужно подружиться с самой собой.

Однако Зеленский видит мир в глазах Путина и старательно избегает называть Россию стороной конфликта, а происходящее на востоке Украины – войной с РФ. Этих фраз он боится, как огня.

А, Путин, отдавая приказ вооруженным силам Российской Федерации открывать огонь по украинским гражданам и солдатам, параллельно призывает Зеленского помириться с Донбассом.

Учитывая всё это, украинских военнослужащих остаётся только пожалеть: с 27 июля они, по сути, остаются без оружия и под жёстким контролем со стороны командования. Если будет вражеский обстрел, то у них два пути: или понести наказание за ответный огонь, или умереть за родину.

Так что Зеленский либо сознательно ведёт Украину под уздцы в Российскую Федерацию, в союзный договор, либо действительно не понимает, что происходит, и в чём суть этой войны.

А суть войны состоит в том, чтобы сохранить Украину в политической орбите Кремля. Путин от своей цели не отступит, и российские войска добровольно никогда не уйдут с территории Украины. Разве что Путин исчезнет, в России сменится политическая элита – тогда может открыться окно Овертона, чтобы решить хотя бы проблему Донбасса (на решение вопроса Крыма особой надежды нет).

Практически все действия украинской власти за последнее время говорят, скорее, в пользу первого варианта – мы движемся в сторону России и выполнения требований Москвы.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять