Почему Украина рискует повторить путь России

У Януковича не получилось только потому, что он строил не авторитарный, а криминальный режим, который не устраивал никого.

Рада
Верховная Рада 3 сентября упразднила депутатскую неприкосновенность / УНИАН

Было бы наивно и нечестно утверждать, что ликвидация депутатской неприкосновенности - это такое хитрое изобретение Президента Владимира Зеленского и его команды для установления контроля над страной и элитами.

Это, по меньшей мере, смешно на фоне многолетних обещаний снять неприкосновенность, с которыми выступали все без исключения политические силы страны, убеждавшие граждан, что Парламент существует главным образом для того, чтобы в нем получали неприкосновенность бандиты и бизнесмены, которые бандиты по определению.

То, что Парламент неоднократно лишал неприкосновенности депутатов, заподозренных в различных преступлениях – а потом их дела элементарным образом рассыпались в судах, игнорировалось общественным мнением и теми же политиками. То, что отсутствие депутатского иммунитета у политиков, которые, отказавшись от мандатов, уходили в исполнительную власть, использовалось затем для политических репрессий (вспомним Юлию Тимошенко и Юрия Луценко), игнорировалось общественным мнением. То, что именно депутатская неприкосновенность помогала проводить различные акции протеста – от акции "Украина без Кучмы" до обеих Майданов, защищала независимые СМИ и гражданский сектор, игнорировалось общественным мнением. То, что в условиях контролированного и коррумпированного правосудия и зависимых от власти и олигархов силовых структур депутатская неприкосновенность была одним из немногих инструментов, сдерживающих произвол, игнорировалась общественным мнением. То, что сегодня в условиях полностью контролируемого Офисом Президента Парламента неприкосновенности можно в любой момент лишить любого, игнорируется общественным мнением. И вот почему.

Читайте такжеПочему депутатскую неприкосновенность могут еще вернутьНенависть украинского общества к власти имеет отчетливо выраженный классовый характер. Общество не любит богатых и успешных и считает их всех ворами – впрочем, не без оснований. Депутат – естественная часть этой вертикали успеха. В депутаты принято стремиться – за успехом и деньгами, разумеется. Вопрос "почему вы не депутат?" я слышу на протяжении всей своей профессиональной карьеры, гораздо более успешной, чем карьеры доброй сотни депутатов здешней Рады. Потому, что если вы такой умный – то почему вы такой бедный? Почему вы не депутат? Но после того, как человек становится депутатом, его принято ненавидеть, потому что он дорвался до ресурсов, о которых среднестатистический украинец может только мечтать. Следовательно, депутатская неприкосновенность может вызывать у надорвавшихся только бешенство. И это бешенство на протяжении всех этих десятилетий эксплуатировалось украинской политической элитой в целях самосохранения. И если вдруг и на этот раз историю с неприкосновенностью удастся затормозить, например, при помощи Конституционного суда, будет эксплуатироваться и дальше. Потому что Карфаген должен быть разрушен. Потому что авторитаризм должен быть построен.

Да, Украина беременна этим авторитаризмом – и за кого бы не проголосовали украинцы на президентских и парламентских выборах 2019 года, они получили бы авторитаризм.

У Януковича не получилось только потому, что он строил не авторитарный, а криминальный режим, готовый в любой удобный момент лечь под Кремль и не устраивавший никого. Майдан 2013-2014 годов и война с Россией настолько подорвали сами основы авторитаризма, что мы получили пять лет неустойчивой анархичной демократии, которая не устраивала ни власть, ни общество. Но теперь – давай, до свиданья! Украинская демократия приказала долго жить и если авторитаризм не получится вытянуть на своих плечах Зеленскому, значит, плодами доверия к нему воспользуется его преемник – настоящий авторитарный правитель, имени которого мы пока что не знаем, как в начале 1999 года в России не знали имени Путина.

Читайте такжеОтмена неприкосновенности: как Зеленский накрыл "колпаком" всех тварей разомНо это именно он – 1999 год, он, наконец-то пришел на украинскую землю. И, кстати, отмена неприкосновенности – это еще один сигнал элите, что с плюрализмом интересов покончено, что ради заработка и грабежа нужно сплотиться вокруг единого центра, как это и было в России, где созданная под Путина партия "Единство" слилась в экстазе с номенклатурным "Отечеством" и региональными лидерами из "Всей России" в монструозную "Единую Россию". "Слуга народа" – уже почти "Единая Россия", но лекарством от дилетантизма ее актива станет именно слияние с большей частью предыдущих элит. И все – ловушка захлопнется. А в этой ловушке надолго окажется украинский народ. Потому что нет ничего проще, чем посадить в ловушку народ, который хочет не свободы, а справедливости.

Следует еще раз признать, что Украина, как бывшая провинция империи, находится в замедленном развитии по отношению к метрополии, а украинские Майданы выполняют важную функцию не столько ускорителя развития страны, сколько спасителя ее государственности, содействуют тому, чтобы развитие происходило именно в украинских, а не в российских границах.

Поэтому Украину мы сохранили – и сохраним, а демократию не уберегли – и вряд ли убережем, потому что для сбережения демократии необходим общественный запрос на свободу, а не на мессию, благосостояние и посадки.

Именно поэтому Украина с каждым днем будет все в большей степени походить на Россию времен раннего Путина, а для понимания того, что будет с нами дальше, придется с неослабевающим вниманием следить за развитием соседней страны. Потому что то, что будет в России после Путина – то же самое скорее всего будет и у нас спустя 15-20 лет после российских перемен.

Виталий Портников, журналист, для Букв

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять