Диалог в тупике: можно ли переговорами уладить ситуацию на Донбассе

Эксперты рассказали, какой формат переговоров между Россией и Украиной сегодня наиболее реален.

Перспективы дальнейших переговоров по урегулированию ситуации на Донбассе пока что выглядят весьма туманными. Киев призвал Москву к консультациям в "женевском формат", то есть переговоров Украины и России с участием Евросоюза и США. При этом Киев наотрез отказывается вести переговоры с представителями непризнанных ДНР и ЛНР. В свою очередь Россия в лице министра иностранных дел Лаврова называет "женевский формат" прошлым, считая более приемлемым минский вариант и подчеркивая обязательность участия "народный республик". Также рассматривалась возможность ведения переговорного процесса в "веймарском формате" (то есть при участии Германии, Польши и Франции), причем основой проведения диалога по мирному урегулированию конфликта на востоке Украины, по мнению министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, должны оставаться Минские соглашения.

Однако пока что стороны так и не смогли достичь согласия даже в вопросе формата переговоров. Опрошенные "Главредом" эксперты констатируют – переговоры зашли в тупик, и ни одна из сторон не желает менять позицию. По их мнению, в ближайшее время возможен лишь непубличный диалог и относительно только лишь технических нюансов. Соответственно никаких прорывов в переговорном процессе и урегулировании ситуации на Донбассе они не ждут.

Максим Розумный

Доктор политических наук, заведующий отделом этнополитики и внутреннеполитической безопасности Национального института стратегических исследований

 Максим Розумный:

Сейчас ситуация с переговорами зашла в тупик, и в ближайшее время ожидать официального возобновления переговорного процесса не приходится. При этом вопрос не только к формату, но и к содержанию переговоров, поскольку интересы и видение перспектив урегулирования ситуации на Донбассе кардинально рознятся, и найти между ними точки соприкосновения будет крайне сложно.

Скорее всего, переговоры могут возобновиться в непубличном формате и касаться будут чисто технических вопросов: если не прекращения, то контроля над интенсивностью боевых действий; разграничения территорий, подконтрольных украинской стороне и незаконными вооруженными формированиями; продолжения обмена пленными и заложниками. Думаю, по этим вопросам можно ожидать возобновления переговорного процесса, но только когда станет окончательно понятно, что возобновления масштабных боевых действий на Донбассе не будет.

Т.е., если концентрация вооруженных формирований на Донбассе со стороны России и подконтрольных ей группировок не перерастет в масштабное наступление или эскалацию конфликта, и, соответственно, если украинская сторона не начнет отвоевывать Донецк или другие населенные пункты, когда существующий статус-кво закрепится, тогда по таким техническим вопросам начнется переговорный процесс.

Скорее всего, это будут консультации между генеральными штабами Украины и России, представителями вооруженных группировок на местах и представителями ОБСЕ. Но эти переговоры вряд ли будут публичными.   

Кость Бондаренко

Директор Института украинской политики

 Константин Бондаренко:

Без представителей ДНР и ЛНР ситуация разрешиться не может. Потому что, несмотря на то, что ДНР и ЛНР никто не признает, никто не сможет заставить их признать результаты переговоров, проведенных без них.

Как по мне, "женевский формат", на котором настаивает украинская сторона, не совсем подходит. Скорее, нужен миксованый вариант. Недостаток "женевского формата" состоит в том, что в переговорах не принимали участия представители ДНР и ЛНР, а недостаток "минского формата" – в том, что не участвовали представители США.

Сергей Толстов

Директор Института политического анализа и международных исследований

 Сергей Толстов:

Следует отметить, что Германия со своей стороны предложила "веймарский формат" переговоров. Однако после визита министра иностранных дел Германии в Киев и Москву выяснилось, что на сегодняшний день нет четкой позиции. Складывается впечатление, что Путин не хочет решать вопросы непосредственно с Европой и, вероятно, ожидает каких-то уступок со стороны Америки, поскольку все последние заявления Путина об Украине, так или иначе, сводились к высказыванию претензий к США. На сегодняшний день от прямых переговоров Москва отказывается. Европа, в свою очередь, отказывается от увеличения объема санкций.

Кроме того, пресс-секретарь российского президента Песков сделал заявление, выглядящее достаточно смешным (поскольку такие заявления обычно делают или президент, или министр иностранных дел) – он потребовал гарантий относительно того, что Украина не станет членом НАТО. В тексте коалиционного соглашения поторопились записать, что Украина будет членом НАТО. Это станет определенным раздражителем для России и будет использоваться ею для блокирования некоторых договоренностей.

Также во вторник в итоге переговоров Лаврова и Штайнмайера была отмечена безальтернативность минских соглашений. То есть, по сути, Германия воздерживается от "веймарского формата" и соглашается использовать тот же "минский формат", который украинская власть не признает (к примеру, Яценюк говорил, что такого формата не существует).

На данный момент ситуация с переговорами не ясна, при этом отношения между странами остаются напряженными, конфликт не заморожен, то есть военные действия продолжаются, и остается еще ряд таких моментов, которые будут мешать нормальному развитию ситуации.

Что из этого может получиться? Российская позиция сейчас проясняется – ей нужны гарантии со стороны Запада, что Украина не станет членом НАТО. О нейтральном статусе Украины речь пока не идет, но так вполне может быть.

Позитивом на данный момент является то, что к активной военной операции Россия пока что не готова. Вполне возможно, она рассчитывают, что боевые действия начнут сами вооруженные группировки сепаратистов.

Сколько может сохраняться такая подвешенная ситуация? Как в случае с Северной Кореей – полтора года, а потом с определенными обострениями еще 65 лет, когда не было ни мира, ни войны. Сколько это может быть в нашем случае? Сказать сложно. С одной стороны, как утверждают некоторые европейцы, санкции повлияли на Россию, так как не понятно, на что бы еще решился Путин, если бы не санкции. С другой стороны, санкции не расширяются, и это делается сознательно – чтобы не стало еще хуже. Продлиться это может до весны точно: Россия будет настаивать на переговорах Украины с ДНР и ЛНР, а Порошенко – на поиске приемлемой формулы непосредственно с Путиным. Тут и возникает вопрос – какая позиция победит.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять