Крым – чемодан без ручки: ВСУ будет легче освободить полуостров, чем Донбасс – Грабский

Оккупанты способны пойти на "жест доброй воли" в Крыму, но режим Владимира Путина даже при таком сценарии может остаться у власти в РФ, считает Сергей Грабский.
ВСУ, Грабский
Освобождение Крыма выглядит сейчас более реальным, чем деокупация Донбасса – Грабский / Коллаж 59 ОМПБр Якова Гандзюка, УНИАН

Войска России активно готовятся к удержанию захваченного Крымского полуострова. В Генеральном штабе ВСУ отметили, что оккупанты делают железобетонные конструкции и перевозят их в направлении Армянска. Город расположен на севере Перекопского перешейка в Крыму, который называют "воротами" на полуостров. Россияне опасаются успешного продвижения армии Украины на мелитопольском направлении и приближения украинских войск к оккупированному полуострову.

В интервью Главреду полковник запаса Вооруженных сил Украины, участник миротворческих миссий в Косово и Ираке, военный эксперт Сергей Грабский спрогнозировал, как будет освобождаться Крым, объяснил, почему россияне могут повторить "жест доброй воли" на Крымском полуострове и рассказал, почему режим Владимира Путина в России сохранится даже после освобождения Крыма.

Президент Зеленский в интервью Financial Times жестко подчеркнул, что Украина не принимает вариантов, которые исключают освобождение Крыма. При этом он предположил возможность возвращения Крыма невоенным путем. Как вы думаете, какой способ деоккупации Крымского полуострова является наиболее вероятным?

В любом случае Крым будет возвращаться в Украину путем военно-политической операции. Речь идет о том, что Крым не обязательно будет освобождаться исключительно военной операцией. Противник может уйти с территории без боевых действий. В таком случае мы говорим о военно-политической операции, задачей которой будет установление конституционного строя на территории Крыма.

Сценарий не предусматривает активных боевых действий - штурма войск, и тому подобное. Это может произойти, в том числе, и в результате "жеста доброй воли" или определенных специфических действий - к примеру таких, как мы видели на Херсонщине и Киевщине уже во время активной фазы наших боевых действий.

Поэтому ничего удивительного нет - это можно принимать не как аксиому, а в качестве варианта действий. Конечно, сценарий не исключает реализации исключительно военной операции.

Таким образом, мы не исключаем варианта так называемого "жеста доброй воли" со стороны войск РФ в оккупированном Крыму?

Абсолютно. Мы же не кровожадные звери, мы не хотим там никого убивать и тому подобное. Если мирное население, оказавшееся на территории нашего Крыма, освободит полуостров, мы будем только благодарны. Это наша работа.

В Генштабе ВСУ заявили, что войска РФ строят укрепления на админгранице Херсонщины и Крыма. В частности, свозят конструкции в город Армянск. Ранее о подготовке оккупантов к "обороне" сообщали и в ГУР. Как вы считаете, когда следует ждать битву за Крым?

Здесь я не буду давать никаких прогнозов. Надо понимать, что есть последовательность определенных задач, которые выполняются. И Крым не на первом уровне их осуществления. О Крыме можно будет говорить после того, как мы выйдем на побережье Азовского моря. Но для этого сначала надо освободить Мелитополь и Токмак. Без блокировки противника на, если можно так выразиться, "острове Крым", говорить об освобождении полуострова невозможно.

В то же время нецелесообразно говорить о том, что мы сосредоточимся только на Крыме, когда не произошло рассечение сухопутного коридора на полуостров. Нет необходимости освобождать Крым без минимизации рисков для наших сил обороны.

По вашему мнению, к каким военным последствиям способно привести потенциальное освобождение Крыма? Может ли такой успех ВСУ стать финальным ударом для России, который приведет к завершению войны?

Нет. По моему убеждению – но это мое собственное мнение – освобождение Крыма выглядит более логичным, последовательным и легким по сравнению с освобождением Донбасса. Это связано, в том числе, и со спецификой задач, и географией.

Крым - как чемодан без ручки, очень трудно удержать. Поэтому вероятность "жеста доброй воли" именно на Крымском полуострове выглядит более высокой, чем повторение аналогичного маневра в Донетчине или проведение какой-либо операции в направлении Донецка с выходом на границы.

Кто такой Сергей Грабский

Сергей Грабский – украинский военный эксперт, полковник запаса ВСУ и общественный деятель. Он родился 14 июня 1966 года в городе Тернополь. В период с 1998 по 1999 год работал в составе верификационной миссии ОБСЕ в Косово. Там он занимался обеспечением жизнедеятельности и сопровождением конвоев миссии. В марте 2009 года в составе тренировочной миссии НАТО уехал в Ирак. Получил первым среди граждан Украины медаль Альянса "За особые заслуги". Участвовал в подготовке миротворческих контингентов ВСУ, пишет Википедия.

Как я понял, вы считаете, что потеря Крыма не приведет к серьезным военно-политическим последствиям для режима Путина…

Четко понимая, в каком состоянии находится российское общество, можно прийти к следующему выводу: если политический режим Путина доживет до этого времени, будет найдено оправдание, почему пришлось покинуть Крым. Российское общество воспримет это с пониманием, как было в случае с уходом из Херсона.

А ведь они придали Крыму "сакральный статус", потеря полуострова наверняка будет восприниматься как тотальный удар по нынешнему руководству в РФ…

Технически - да, я могу это предположить. Но когда мы дойдем до Крыма, об этой "сакральности" говорить уже будет очень сложно. Такая же "сакральность" была относительно Харьковщины и освобожденной части Херсонщины. Поверьте мне, если они уцелеют к тому времени, они объяснят своему населению, почему так произошло, чем продиктовано принятое решение.

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять