Кредиторы и фонды сожрут Украину, если она не поменяет свою политику

Если Украина согласна быть сырьевым придатком развитых стран, она должна сотрудничать с МВФ. И раз она продолжает работу с Фондом, значит, согласилась с таким будущим.

Транши от МВФ
Суслов рассказал, на какую участь обрекает себя Украина, продолжая брать кредиты у МВФ / 24 канал

Сотрудничество с Международным валютным фондом предполагает признание той политики, которую предлагает проводить МВФ, и согласие с ней.

Эта политика сформулирована в 10 принципах "Вашингтонского консенсуса", который отражает подходы чикагской экономической школы Милтона Фридмана – школы либеральной и неолиберальной концепций. Она исходит из того, что для создания эффективной экономики: необходимо провести полную приватизацию государственного сектора; нужно рассчитывать на невидимую "руку рынка"; должно быть крайне ограниченное государственное регулирование экономики и государственное вмешательство в экономику. Главной задачей государства при этом является поддержка минимального дефицита государственного бюджета, а, соответственно, проведение достаточно жесткой денежно-кредитной политики, создание условий для внешних инвестиций и снятие ограничений во внешней торговле.

Если говорить короче, то принципы "Вашингтонского консенсуса" и политики МВФ предполагают, что страна должна отказаться от любых идей проведения протекционистской политики. То есть страна не должна создавать свободные экономические зоны и применять какие-либо другие принципы стимулирования и развития собственной промышленности, например, путем предоставления налоговых льгот. Только свободная конкуренция в мировом масштабе!

Такая политика создает более благоприятные условия мировой конкуренции странам, которые на данный момент являются более развитыми и конкурентоспособными. И такая политика нацелена на превращение стран, с которыми работает МВФ, в сырьевой придаток Запада. Эти страны должны развиваться на основе своих естественных преимуществ. Если преимущество Украины состоит в большом количестве плодородных земель, значит, задача состоит в том, чтобы наша страна превратилась в аграрную державу. Как-то посол США в Украине Джеффри Пайетт говорил, что Америка видит Украину аграрной супердержавой. А, как известно, позиция Штатов имеет ключевое значение в МВФ, поскольку в нем США являются основным акционером и имеют право вето. Собственно, именно Соединенные Штаты определяют политику МВФ.

Читайте такжеПочему в Украине начался бюджетный кризис и чем он грозитНам крайне важно все это понимать, делая вывод о том, нужно ли Украине сотрудничать с МВФ. То есть мы должны определиться, согласны ли с такой политикой в отношении Украины. Например, согласны ли мы с тем, что должны свернуть наше промышленное производство и что не будем претендовать на заметные позиции в мире в научно-техническом развитии. Мы должны ответить себе на вопрос, готовы ли мы стать сырьевой экономикой в интересах более развитых стран. Пока что на эти вопросы ответа нет.

Основная проблема украинской экономической политики состоит в том, что никто внятно не формулирует наши цели. У нас проводится политика по рецептам МВФ, но одновременно политические лидеры государства мечтают о том, что Украина вдруг ни с того ни с сего превратится в развитую страну. За счет чего она может стать развитой? Ведь политика, которая проводится сейчас, не ведет к тому, чтобы Украина в перспективе вышла на какие-то передовые научно-технические позиции в мире.

Так что, если мы согласны с тем, что Украина должна быть сырьевым придатком более развитых стран, то, конечно, должны сотрудничать с МВФ и четко следовать его рекомендациям.

Раз Украина продолжает работу с Фондом, значит, согласилась с таким будущим. Если бы у нас были другие взгляды, мы бы прибегли к политике протекционизма. Именно такой политики придерживаются, например, США. Ведущие страны мира всегда придерживались и придерживаются протекционистской политики. Потому если Украина хочет развиваться, она должна действовать так же, как Штаты.

А что делают США, всем известно. Экономические и торговые войны не прекращаются в мире уже много лет. Постоянно идет борьба вокруг усиления или ослабления национальных валют, процентных ставок, движения капиталов, введения пошлин… Особенно ярко сегодня это проявляется в борьбе между Соединенными Штатами и Китаем, а также между США и Евросоюзом. То есть идет борьба (именно вопросах насаждения политики протекционизма) между развитыми странами и теми, что стремятся стать развитыми.

Читайте такжеКредитное рабство или шанс: надо ли Украине прощаться с МВФ в 2020 годуА что делает Украина? Она при вступлении в ВТО согласилась на самые низкие пошлины при ввозе иностранных товаров, то есть фактически открыла свои рынки для других стран. Украина не обладает высокоразвитой конкурентоспособной экономикой, но подписала Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, основной частью которого является Соглашение о зоне свободной торговли. То есть мы открыли свои рынки намного более конкурентоспособным европейским производителям и согласились конкурировать на условиях выполнения технических регламентов и стандартов Европейского союза. По сути, мы дали им дополнительные преимущества на украинском рынке.

Так что Украина проводит открытую политику. А приведенные примеры говорят о том, что наша страна движется к свободной экономике, то есть к сырьевой. Именно поэтому мы открыли границы, да и нам в этом помогли, в том числе для выезда нашей рабочей силы. Ведь когда у нас сокращается научный и промышленный сектор, людям нужно создать условия для заработка в других странах. Так Украина стала крупным поставщиком рабочей силы в страны Евросоюза.

Все это говорит о том, что у Украины нет перспектив, как у развитой страны. По крайней мере, при нынешнем типе политики. Как известно, новая команда, пришедшая к власти в Украине, объявила о том, что придерживается политики либертарианства. А это – еще более свободная политика, чем либерализм и неолиберализм. Значит, что мы все-таки делаем ставку на наши естественные преимущества. Хотя есть они не везде: например, в правовой системе их нет, во многих других сферах – тоже нет, да и уровень коррупции высокий.

При проведения такой политики мы идем по пути увеличения заимствований. Соответственно, у нас растут внешние долги. Украине дают кредиты в рамках программ сотрудничества, и наша страна соглашается с принципами "Вашингтонского консенсуса" и в каждой очередной программе движется все дальше в этом направлении.

Например, сейчас идет рассмотрение законопроекта о рынке земли, в том числе о возможности продажи земли иностранцам. МВФ требовал выполнения этого условия еще в рамках программы, которая действовала при правительстве Яценюка. Мы должны были открыть рынок земли еще в декабре 2016 года, но вопрос был отложен. А теперь мы выполняем этот пункт.

Земля – это наш последний большой актив. И благодаря ему кредиты, которые нам дают, обеспечены – уже все посчитано и известно, что от продажи земли можно получить доходы, которых хватит на оплату внешних долгов Украины.

Сегодня Украина не может сразу отказаться от сотрудничества с МВФ. Потому что мировая система построена таким образом, что от решения МВФ слишком много зависит. Так как Фонд приходит в те страны, экономика которых находится в кризисном состоянии. Он не предоставляет кредиты тем странам, у которых все хорошо. А раз экономика в кризисе, она пребывает в стрессовом состоянии. Да и политики находятся в стрессовом состоянии, ищут деньги и часто готовы соглашаться на любые условия, даже если эти условия губительны для национальной экономики.

Так что нам нельзя сразу отказываться от сотрудничества с МВФ, потому что тогда не только не будет кредитов от Фонда, но также не будет кредитов и от Мирового банка. (А именно он дает кредиты, которые способствуют структурному развитию экономики: деньги идут на модернизацию энергетики, строительство автомобильных дорог, реформирование системы водоснабжения и канализации, а также благодаря этим деньгам решаются многие другие проблемы в коммунальном хозяйстве.) Также без сотрудничества с МВФ не будет и кредитов Европейского банка, а также Европейского инвестиционного банка. Все эти кредиты по государственной линии идут лишь вслед за позитивным решением МВФ. Так уж устроена система: все эти институции завязаны между собой в систему мировых финансовых организаций, и все они контролируются коллективным Западом, прежде всего, Соединенными Штатами.

Эта поддержка в огромной степени зависит от политической линии, которую проводит страна. Потому очевидно, что эта политическая линия должна быть однозначно прозападной. А прозападная политическая линия означает, что многое в стране контролируется правительствами других государств.

Кстати, поэтому одновременно с развитием сотрудничества с МВФ и другими иностранными финансовыми институтами в Украине начался процесс назначения иностранных граждан на должности министров правительства и другие ключевые посты в системе государственного управления. А также иностранцы назначают для установления контроля над важными секторами в такие компании, как, скажем, НАК "Нафтогаз Украины". Сейчас управление "Нафтогазом" фактически передано наблюдательному совету, а этот совет возглавляет иностранная гражданка. В этом наблюдательном совете решающее влияние принадлежит как раз иностранным гражданам. Да и свои заседания совет проводит в Лондоне. По сути, нашим "Нафтогазом" управляют из Лондона. И с этим наблюдательным советом ничего не могут сделать даже премьер-министры Украины. Вспомните, как бывший премьер Гройсман несколько раз публично "обломал зубы", пытаясь чего-то добиться от "Нафтогаза".

А ведь это касается не только "Нафтогаза". Возьмите крупнейшие государственные банки – их советы или правление также возглавляют иностранные граждане. Возьмите "Укрпочту" или "Укрзализныцю" и так далее – вы всюду увидите одну и ту же картину.

Таким образом, крупнейшие государственные компании уже переданы под контроль западных структур – политических или бизнес-структур.

Исходя из всего этого, можно сделать вывод, что Украина уже находится под внешним управлением. А если так, то и внутренняя политика Украины тоже определяется внешними игроками. В частности, от этого зависит, вернется ли мир на Донбасс и будут ли решены конфликтные вопросы с Россией. Мы не принимаем решения в этой сфере – решения принимаются за нас. Если мы покорно и хорошо себя ведем, то можем рассчитывать на утверждение очередной программы кредитования.

Проблема выплаты государственного долга стоит остро. Без помощи МВФ Украина пока что не в силах выплачивать долги.

Однако здесь отдельно нужно сказать об особенностях долговой политики, которая проводилась именно в 2019 году. Главной особенностью является то, что кредитов МВФ на протяжении года мы не получали, и правительство (очевидно, после подсказки западных кураторов) пошло по пути наращивания займов у частных кредиторов путем реализации облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) в гривне. Прирост этих облигаций у нерезидентов превысил 100 миллиардов гривен за год! То есть более 4 миллиардов долларов мы дополнительно позаимствовали у крупных иностранных представителей спекулятивного капитала.

Кстати, эти же фонды и раньше являлись держателями украинских облигаций. И задолженность перед ними была реструктуризирована в 2015 году бывшим министром финансов, американкой Натальей Яресько, которая была в правительстве Яценюка. Тогда Украину заставили выпустить специальные долговые обязательства – варранты на прирост ВВП. Так, на протяжении 20 лет Украина должна будет выплачивать 40% от ВВП если рост экономики составит более 4%.

Таким образом, Украину загнали в серьезную долговую ловушку – это может вылиться в платежи, исчисляемые десятками миллиардов долларов. И все это – в обмен на списание 3 миллиардов долларов!

Украина, загнанная в такую долговую ловушку, полностью управляема извне. Потому мы можем говорить о том, что суверенитет нашей страны в большой мере утрачен. В таких условиях сотрудничество с МВФ, как и вообще покорность Западу, играют ключевую роль. Ведь если Украина попытается проводить какую-то другую политику, избрать другие политические силы, она будет просто разорвана кредиторами и этими фондами-стервятниками, которые находятся под управлением западных политических сил.

Так что Украина попала в огромную зависимость. Можно ли из этой зависимости выйти – это очень сложный вопрос. Это потребует настолько серьезных политических изменений в стране, что, скорее всего, в создавшейся ситуации необходимые изменения попросту невозможны.

Виктор Суслов, Заслуженный экономист Украины, бывший министр экономики Украины, специально для Главреда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять