"Дополнительный геморрой" или установление мира: что получит Украина, пытаясь договориться с Россией

Ключ от мира на Донбассе лежит не в кармане Порошенко, Зеленского, Макрона или Меркель – он лежит исключительно в кармане Путина.

Крым, Донбасс
Тука объяснил, почему ситуация на Донбассе приближается к стадии "замороженного конфликта"

В глобальном смысле каких-либо позитивных изменений ситуации на Донбассе или в политике новой власти в отношении оккупированных территорий в 2019 году я не наблюдаю.

Прежде всего, от президента Зеленского я ни разу не слышал слова "победа" – он говорит только о мире. Опыт различных стран свидетельствует о том, что мира можно достичь, но это далеко не всегда значит восстановление справедливости. Постоянный, устойчивый мир возможен только в одном случае – если достигнутый мир является справедливым. Например, при подписании Версальского мирного договора стороны, казалось бы, достигли мира, но не прошло и одного поколения, как началась Вторая мировая война.

В нашем случае нет сколь-нибудь заметного движения новой власти к устойчивому миру. Зато уже есть предпосылки к переходу в стадию "замороженного конфликта" на Донбассе.

В классической трактовке "замороженным" считается тот конфликт, у которого нет политического решения. Мы не можем называть войну на востоке Украины "замороженным конфликтом", потому что существуют Минские договоренности, которые и есть тем самым политическим путем, продвигаясь по которому необходимо решать проблему.

Вместе с тем, с каждым днем все стороны все больше и больше убеждаются в том, что Минские договоренности в их нынешнем виде выполнить невозможно. Поэтому идея Владимира Зеленского о необходимости пересмотра (или модернизации) "Минска" абсолютно понятен. Хотя совершенно очевидно, что Россия будет категорически против каких-либо изменений. А в случае, когда одна из сторон осознает невозможность выполнения соглашений и настаивает на их пересмотре, а другая – категорически против этого, ситуация может перейти в стадию "замороженного конфликта".

Новый дискурс в политике относительно Донбасса, в первую очередь, связан с выполнением формулы Штайнмайера. Однако украинское общество вряд ли поддержит подобную инициативу, ведь этой формулой предусмотрено не только проведение выборов в ОРДЛО до передачи Украине контроля над границей, но и внедрение "особого статуса" Донбасса в украинское законодательство на постоянной основе. Команде Зеленского едва ли удастся протащить подобную концепцию и имплементировать ее в Конституцию или отдельные законы, поскольку подобные попытки вызовут ожесточенное сопротивление. В итоге, все это заведет нас в тупик, что и будет означать "заморозку" ситуации.

Хотя отдельные шаги новой власти вполне приемлемы.

Во-первых, новым Кабмином было принято решение о признании справок о рождении и смерти, выданных в ОРДЛО. Данная инициатива была разработана еще тем правительством, в котором работал я – ее просто не успели формализовать и принять в виде конкретного решения. Этот шаг я полностью поддерживаю, так как в подобном признании справок нет ничего противоестественного и не станет попыткой легитимации оккупационных администраций.

Вместе с тем, выбирая такой путь, мы должны быть предельно аккуратны с перечнем тех справок, которые может признавать Украина. Достаточно ограничиться свидетельствами о рождении и смерти. Слышал дискуссии о том, что, возможно, стоит также признавать и дипломы, выданные на оккупированной территории, и глубоко убежден, что этого категорически нельзя делать.

Кроме того, новая власть изменила порядок выплаты пенсий жителям оккупированных территорий. Когда ситуация стабилизировалась, мы неоднократно обращали внимание коллег из Кабинета министров на то, что нужно пересмотреть зависимость выплаты пенсий от наличия справки переселенца. Государство не оставило пожилым людям иного способа получения пенсий, кроме как как регистрация в качестве вынужденных переселенцев. Таким образом, мы сами породили то явление, которое затем стали пренебрежительно критиковать, называя "пенсионным туризмом". Я многократно общался с пожилыми людьми, которые вынуждены жить на оккупированной территории, и у меня язык не повернется упрекать их в том, что им приходится ради получения пенсии проходить "липовую" регистрацию в качестве переселенцев.

С другой стороны, мы породили колоссальный пласт низовой коррупции, когда эти справки просто продаются. Весь Луганск, Донецк, Енакиево, Макеевка и другие населенные пункты обклеены объявлениями приблизительно такого содержания: "Оформим справку внутренне перемещенного лица без выезда на территорию Украины" или "Оформим получение пенсии без выезда на территорию Украины". Все эти бумажки-справки просто продаются.

Потому абсолютно логичным и нормальным будет решение новой власти разорвать взаимосвязь между получением пенсии и наличием справки временного переселенца.

Кроме того, при новой власти начался процесс разведения сил: это уже сделано в трех точках на линии разграничения, и о дальнейшем разведении договорились лидеры нормандской четверки на саммите в Париже.

Основной аргумент, который продвигают сторонники этих разведения – "этот шаг позволит сократить количество обстрелов и количество жертв". Однако, с точки зрения безопасности, коэффициент полезного действия таких шагов ниже, чем у паровоза. Согласно официальным отчетам Штаба Объединенных сил за последние месяцы, около 80% потерь Вооруженных сил Украины являются результатом минометных и артиллерийских обстрелов. Даже самый мелкокалиберный миномет "Василек" имеет дальность полета мины до 4 км 200 м. Таким образом, разведение сил на 2 км никоим образом не обезопасит нас от минометных и артиллерийских обстрелов. От поражения стрелковым вооружением – да, согласен. Но случаи поражения стрелковым вооружением сократились до единиц в год.

Поэтому говорить о каком-то значимом снижении потерь в ВСУ в связи с разведением сил, я бы не стал.

Кроме того, существует целая масса точек вдоль линии разграничения, в отношении которых разведение сил просто невозможно: если речь идет о стратегических высотах, о стратегических объектах и о целых населенных пунктах. Оставлять все это в "серой зоне" я считаю недопустимым, и наши военнослужащие вряд ли на это согласятся.

Спрогнозировать, как будет меняться ситуация на Донбассе в 2020 году с учетом действий команды Зеленского, очень сложно. Я вполне могу понять массовое желание наших граждан увидеть хоть какие-то светлые перспективы в вопросе мирного урегулирования. Однако всегда следует помнить, что ключ от мира на Донбассе лежит не в кармане Порошенко, Зеленского, Макрона или Меркель – он лежит исключительно в кармане Путина. И для того, чтобы Путин этот ключ от мира отдал, его нужно к этому принудить. По-другому он этого не сделает. А вот, идя по пути снижения давления на Россию, мира мы не добьемся – так мы можем получить только дополнительные геморрой.

Георгий Тука, экс-замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, бывший глава Луганской ВГА, специально для Главредa

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять