Три пощечины для Путина

Запад перехватывает инициативу у России в гибридной войне и стал использовать ее же методы борьбы с противниками, оставляя Кремлю все меньше места для сопротивления.

Запад в протистоянии с РФ использует ее же оружие

Запад продолжает наносить удары по России, объявляя о все новых и новых более жестких санкциях для страны и ее элиты. И никто не знает, как далеко зайдут противники в этой "битве за мир". В тоже время, в общей стратегии Запада в борьбе с Россией наметились серьезные изменения.

Во-первых, Запад стал широко использовать старую, знаменитую тактику "хорошего и плохого полицейского" в отношении Кремля. Эта тактика активно использовалась Европой в борьбе с Османской империей, а потом и царской Россией на протяжении 250 лет. Так, например, Великобритания в ответ на "химическую атаку" в Солсбери открыто объявила России "холодную войну" и наносит ей чувствительные удары (ревизия российской активов, сокращение экономического и культурного сотрудничества, высылка родственников элиты, замораживания или реквизиция российской собственности, выдворение дипломатов-шпионов и т. д.).

В тоже время Франция, Германия и США, не смотря на евроатлантическую солидарность с Лондоном, продолжают сотрудничать и искать точки соприкосновения с Россией. И то, что Кремль самонадеянно воспринимает как кардинальный раскол Запада, на деле является сознательной стратегией и умелым распределением геополитических ролей в борьбе с Россией

Вторая черта новой стратегии Запада – это приоритет морально-политического давления на Россию, ее постоянное унижение. А также сужение свободы ее маневра. Россия все чаще вынуждена просто лгать и отбиваться, а не наступать. За основу этой стратегии взята "уликовая тактика" борьбы с Россией. Ее виновность все меньше нуждается в доказательстве из-за большого количества преступлений и лжи, которая она накопила.

Читайте также: Почему Путин не появится в Белом доме

На самом деле, незаметно, Запад отобрал у России часть ее суверенитета в виде лишения ее судебной власти за рубежом. Теперь Запад сам определяет степень вины России в том или ином преступлении или экономическом конфликте (Стокгольмский арбитраж, Гаагский суд и т д). Так Великобритания, на основании имеющихся улик, самостоятельно приняла решение о тотальной виновности Кремля в отравление Скрипаля и "химической атаки" в Солсбери. Точно так Запад поступил с кокаиновым скандалом, допинговым скандалом, зимней олимпиадой, демонстративно лишив Россию ее идентификации, сбитым Боингом или кибервойной. И этот процесс атрибуции ответственности и криминализации России будет продолжаться. Запад методично коллекционирует ошибки просчеты и преступления России, оставляя ей все меньше места в мире.

Третья новая черта стратегии Запада - это использование в борьбе с Россией столь любимой Путиным "стратегии гибридной войны". Запад перехватывает инициативу в этой гибридной войне. С одной стороны, Запад продолжает активно торговать и сотрудничать с Кремлем. В тоже время он не стесняется наносить России все более чувствительные удары по всем направлениям борьбы - от ее криминализации и изоляции, кибервойны (Фейсбук) и санкций, до физического уничтожения российских войск в Сирии и военно-политической помощи Украине.

Новым примером применения гибридной войны США против России является будущая встреча в Вашингтоне президента США Трампа и президента России Путина. Не смотря на высылку 60 российских дипломатов-разведчиков из Америки, эскалацию санкций, уничтожение российских солдат в Сирии, поддержку Великобритании и готовности США начать гонку вооружения с Россией, президент США подтвердил свою готовность встретиться с президентом России Путиным для обсуждения важнейших международных проблем. И дело не в миролюбии американского президента или зависимости Трампа от российских спецслужб, а именно в сознательном применении США гибридных форм борьбы с Россией.

Реально это означает, что Запад перехватывает инициативу у России в гибридной войне и стал использовать ее же методы борьбы с противниками, оставляя Кремлю все меньше места для сопротивления.

Применительно к нашей ситуации, эта встреча в Вашингтоне означает тоже самое, как если бы, после оккупации Крыма и Донбасса и четырехлетней кровавой войны, украинский президент Порошенко, по приглашению президента России Путина, поехал бы в Москву на переговоры, что больше походило бы на капитуляцию, а не дипломатию.

Виктор Небоженко, политолог и социолог, директор социологической службы "Украинский барометр"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять