Пшик по-новому: как валютный закон изменит жизнь украинцев

Новый хваленый закон о валюте очень смахивает на комедию.

Рада приняла валютный закон

Кручёный валютный мяч

После административного тупика, вызванного целой системой запретительных мер на валютном рынке в 2014-2015 годах, наши законодатели с подачи главного "питчера" страны, запустили в законодательное поле кручёный мяч (Breaking ball) в виде нового закона с многозвучным названием "Про валюту и валютные операции". В последнее время, наша правовая система была буквально наводнена законодательным спамом, который создавал лишь "белый шум" и больше ничего. Причина этого законотворческого недержания – необходимость создания мощной дымовой завесы "реформации". Хотя на самом деле, заветным желанием наших чиновников является ситуация, когда они станут жить по-новому, но все будет оставаться по-старому.

Примерно то же самое произошло и с упомянутым законом. Перед нами очередная игра в "реформацию", которая ровным счетом не отменяет все то "мракобесие и джаз", которые творятся в системе валютного регулирования все последние годы. Тем более, что как поет группа "Пикник": "Не поверишь, все украдено до нас". Не взирая на явный когнитивный диссонанс с реальной действительностью, группа грантоемких истуканов уже вошла в электрический экстаз, узнав о том, что закон таки принят. Самым популярным месседжем, который они озвучивали при этом – это то, что украинцы отныне смогут свободно покупать акции Apple. Кстати, почему именно "яблочные"? Создается впечатление, что, когда необходимо подчеркнуть реформаторскую емкость какого-либо закона, принятого в контексте улучшения качества инвестиционной среды, наши чиновники и обслуживающие их эксперты вспоминают лишь "яблоко", хотя сами почему-то предпочитают инвестировать в украинские ОВГЗ под 18%. Ну им можно, они-то точно знают о вероятности выплат и о возможном курсе гривны на дату погашения. Некоторые, более рациональные эксперты пытаются идти от обратного: мол, дело не в том, что закон хороший или жить станет лучше.

В чем позитив

Главный позитив исходит от негатива: старый декрет о валютном регулировании, принятый еще Кабмином на заре девяностых, стал настолько токсичным, что любой закон во благо, даже состоящий из одной статьи. Ведь прописан этот декрет был столь "регулятивно", что любые операции с валютой можно было поставить вне закона, чем и пользовались некоторые недоброжелательные заемщики, когда оспаривали валютные кредиты на десятки миллионов долларов на том лишь основании, что у банка-кредитора и/или заемщика не было на это индивидуальной лицензии НБУ. Включая подобную логику, можно было запретить и валютные депозиты вкупе с международными трансфертами физических лиц.

Читайте также: Нищета гарантирована: почему украинцы обречены на бедность

Ну, если подходить с милленаристских позиций, то оправдать можно и несостоявшийся проект закона "О бурштыне", остановленный детективами НАБУ, тоже наверняка нашлось бы с десяток оправданий. Кстати, как показывает практика, не всегда проблема заключена в законе. Иногда достаточно просто "поперетрахивать" словами Бацьки нерадивых чиновников. Как продемонстрировал тот же Нацбанк, даже в условиях действия декрета о валютном регулировании можно разрешить украинцам открывать счета за границей, реинвестировать прибыль, полученную в других государствах в валютные активы. И все это без получения индивидуальной лицензии. Даже прямые инвестиции из Украины за рубеж в размере до 50 тыс. дол. можно лицензировать с помощью простых электронных е-лицензий, для получения которых достаточно лишь обратиться в обслуживающий банк. Все это говорит о том, что тот, кто хочет – ищет возможности, а тот, кто не хочет – принимает бессмысленные законы.

В общем, пока чиновники и экспертный легион поздравляли другу друга с принятием закона и возможностью купить акции Apple, народ чесал репу и думал, что бы это значило. Срабатывала ментальная память: если говорят о либерализации, значит, будут грабить. Творцы закона задекларировали известный принцип, памятный еще со времен перестройки конца 80-х годов прошлого века: все, что не запрещено, то разрешено. При этих словах тут же "запахло" Горбачевым.

Намерения вроде бы благие. В прежнем декрете было два вида лицензий и четкий перечень операций, которые разрешено было осуществлять: банки это делали на основании генеральных лицензий, юридические и физические лица – на основании индивидуальных. На практике, никто из "физиков" практически не заморачивался получением лицензий: 99% населения находились вне глубокого дискурса о том, как инвестировать за границу, а 1% делали это нелегально, ведь при получении индивидуальной лицензии нужно было засветить официально задекларированные доходы, хотя бы на сумму инвестиций.

Как показывает практика, даже высшие государственные лица, при чем участвовавшие в большом бизнесе и легальные миллионеры, не получали никаких лицензий для регистрации компаний в Панаме и других оффшорных юрисдикциях, а также без лицензий приобретали виллы на испанском и иных побережьях. Но это на верху. А внизу, происходили эксцессы, когда за покупку покрышек на рынке за пару сотен долларов, обычные гречкосеи получали условные сроки, если конечно им не удавалось откупиться от ребят из "убэп".

Ситуацию должен изменить новый закон, который устанавливает жесткое лицензирование лишь для двух институтов рынка капитала: банков и финансовых компаний. Лицензии остаются только генеральные, а индивидуальные ликвидируются как класс. То есть, физические лица смогут свободно осуществлять целый спектр валютных операций без получения каких-либо разрешительных "цидул" и индульгенций, кроме операций, которые отнесены к сфере деятельности банков и финансовых компаний, а именно: торговля валютными ценностями; трансграничное перемещение валютных ценностей; факторинг; расчеты в иностранной валюте по договорам страхования жизни; другие операции, определенные Нацбанком.

Что касается физических и юридических лиц, то они смогут делать все то, что прямо не запрещено, но при этом, они должны уведомлять о таких операциях и предоставлять необходимую документацию уполномоченным лицам, то есть банкам, торговцам ценными бумагами, финансовым и страховым компаниям. Казалось бы, вот он, желанный валютный рай и вслед за "безлесом", "безлюдьем", нас в ближайшие годы еще ждет и "бездоларье", ведь как показывает практика, любая либерализация в неэффективном и коррупционном государстве оборачивается бегством из страны "предмета" регулирования: людей, а в данном случае, и капиталов.

Что изменится для простых украинцев

Почему же в таком случае, на вопрос: "как измениться жизнь простого украинца после принятия закона о валюте", честным будет ответ – "никак". Ответ кроется в "переходных положениях". Для того, чтобы либерализовать валютный рынок без нанесения ущерба для платежного баланса страны, Украине предстоит заменить валютный контроль на налоговый, когда свободное движение капиталов осуществляется при условии, что все налоги с этих сумм уплачены, а сами транзакции не используются для оптимизации налогообложения и имеют реальную деловую цель. А для этого, нашей стране придется принять целый пакет международных стандартов BEPS, то есть норм по борьбе с уклонением от уплаты налогов в виде законов и специальных конвенций. Сделать это будет весьма сложно, ведь эти нормы бьют по финансовым интересам крупных ФПГ и вороватых элит, а ведь им еще бежать в следующем году, то есть "серый" вывод капитала для них будет актуальным как никогда.

Читайте также: Хуже, чем в СССР: как власть заставляет украинцев жить на 2 доллара в день

Кроме того, закон дает НБУ право вводить режим так называемой валютной защиты, когда могут быть ограничены любые валютные операции, включая и те нормы регулирования, которые вводились совсем недавно – относительно сроков возврата экспортной выручки, обязательной продажи валюты и так далее. Срок такого валютного ЧП – шесть месяцев с правом продления еще на шесть. Закон устанавливает лишь максимальный период валютных ограничений – 18 месяцев в течение 24 месяцев с даты первого объявления о режиме валютной защиты.

Не стоит забывать, что в новый закон о валюте вмонтирована и очень хитрая норма о его имплементации: он вступает в силу с дня опубликования, но при этом вводится в действие через семь месяцев после этой даты. Допустим, публикация произойдет в июле этого года, в таком случае закон вступит в действие в январе-феврале следующего года. Затем, НБУ может ввести режим валютной защиты на шесть месяцев, то есть до июля-августа 2019-го. Затем может продлить этот режим еще и еще, суммарно до 18 месяцев, то есть до июля-августа 2020-го. Ну а там будет уже совершенно другой парламент. Да и вообще, польза от принятия законов, которые "заработают" то ли в 2019-м, то ли в 2020-м, весьма сомнительна. Кстати, НБУ еще предстоит разработать нормативку под этот закон. И какой "кот" будет в этом мешке не знает никто. Может новеллы декрета о валютном регулировании покажутся нам "записками либерала".

Как говорил один из героев фильма "Человек с бульвара капуцинов": "Сдается мне джентльмены, это была комедия…".

Алексей Кущ, экономист, финансовый аналитик для "Главреда"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять