Охота на "диверсантов" в Крыму: почему Украина молчит?

Охота на "диверсантов" и "шпионов" в Крыму началась в августе этого года. Сколько сегодня задержанных на полуострове — вопрос сложный.

граница, Украина, Крым, пограничник
for-ua.com
В то время как всему миру Кремль пытается навязать представления о действиях на аннексированном полуострове украинских "диверсантов" и "разведчиков", Украина хранит молчание и публично не отстаивает права наших граждан, оказавшихся в оккупации.

Журналист "Главреда" в руках ФСБ

Алексей Бессарабов — журналист и военный эксперт. До оккупации Крыма работал в аналитическом центре "Номос" и сотрудничал с рядом СМИ, в первую очередь, с журналом "Главред". На протяжении нескольких лет он готовил материалы из Севастополя о проблемах Черноморского флота. После аннексии остался жить на полуострове.

Федеральная служба безопасности РФ задержала Алексея Бессарабова 9 ноября в Севастополе по подозрению планирования диверсионных актов "на объектах военной инфраструктуры и жизнеобеспечения Крым". Вскоре в сети появилось видео. На нем Бессарабов уставший и, кажется, измученный, говорит, что он — военнослужащий Минобороны в звании подполковника. "С 2008 года являюсь действующим офицером оперативного резерва 14-го департамента Главного управления разведки Минобороны Украины", — монотонно заявляет журналист на видео.

Это "признание" видел в сети и близкий знакомый Алексея Павел Лакийчук, ныне эксперт Центра глобалистики "Стратегия ХХІ", а ранее — также военный эксперт из севастопольского Центра "Номос". Он говорит, что на нем Бессарабов не такой, как всегда. "Видно, как ему трудно, — говорит Лакийчук. — У него в семье сложная ситуация: его жена и другие родственники не поддерживают. Более того, возможно, повелись на российскую пропаганду, мол, тот готовил теракты. Фактически Леша остался без поддержки семьи".

Алексей Бессарабов
Алексей Бессарабов

Вместе с Бессарабовым были задержаны еще двое жителей Крыма — Дмитрий Штыбликов и Владимир Дудка. Все трое знакомы между собой, что, по мнению ФСБ, может быть свидетельством объединения в "диверсионную группу" — Штыбликов также был сотрудником центра "Номос", а Дудка в прошлом капитан корабля радиоэлектронной разведки "Юпитер", а после работал специалистом по разминированию в Инкерманских штольнях. По заявлениям ФСБ, все трое дали признательные показания, что "собирали разведывательную информацию о дислокации и организации новых частей вооруженных частей России на территории Крыма, подбирали объекты для совершения диверсий". Всех троих Севастопольский суд отправил на два месяца в СИЗО.

"Шпионские" страсти

Охота на "диверсантов" и "шпионов" в Крыму началась в августе этого года. Сколько сегодня задержанных на полуострове — вопрос сложный. Правозащитники говорят, что, по подтвержденным данным, таких всего десять человек.

В августе этого года были задержаны как минимум трое граждан Украины: Евгений Панов, Андрей Захтея и Ридван Сулейманов. Их обвинили в организации терактов, готовящихся в Крыму, и пособничестве терроризму, а после тайно от адвокатов перевезли в Москву в Лефортово, где они ныне и находятся.

В ноябре появились следующие жертвы ФСБ. Ими стали уже упомянутые Штыбликов, Бессарабов, Дудка, а спустя пять дней — 15 ноября ФСБ задержало еще двух "диверсантов" — Алексея Стогния и Глеба Шаблия, бывших военных Вооруженных сил Украины. Мол, они, как и предыдущие трое, наблюдали за объектами Черноморского флота России и планировали организацию диверсий на инфраструктурных объектах Крыма. Поэтому Стогния и Шаблия нарекли "членами группы Штыбликова".

Дмитрий Штыбликов
Дмитрий Штыбликов

Последний задержанный — капитан Леонид Пархоменко — по версии ФСБ, не "диверсант", а "шпион". Российские силовики сообщили, что он, якобы выполняя задание Главного управления разведки Министерства обороны Украины, собирал и передавал спецслужбе сведения о деятельности Черноморского флота, составляющие государственную тайну.

"Мы предполагаем, что задержанных людей может быть и больше, — говорит координатор Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник. — Также мы не можем исключать новые аресты, так как видим, что дела разворачиваются довольно стремительно. По сути, любой человек, который имел связи с украинскими военными или был сам военнослужащим, потенциально может попасть в подобное дело".

По словам правозащитницы, все задержанные люди тем или иным образом были связаны с украинским военным ведомством. "Даже Панов был в АТО", — замечает она. Но большинство — это те, кто служил в прошлом, задолго до аннексии Крыма. "Все эти люди остались жить на полуострове в силу каких-то обстоятельств, — предполагает Скрипник. — Думаю, это был их осознанный выбор. Они были связаны со своими семьями — либо детьми, либо пожилыми родителями, и поэтому не могли уехать из Крыма. Далеко не у всех крымчан есть возможность переселиться на материковую часть Украины. Поэтому многие живут на территории Крыма, в том числе и бывшие украинские военные, которые вышли на пенсию или прекратили службу в украинской армии. Вполне возможно, что все они искали средства к существованию и были трудоустроены сейчас. Мы знаем, что все, кроме последнего задержанного Пархоменко, не имели отношения к российской армии".

"Я лично выехал из Крыма не сразу, оставался там еще несколько месяцев, — вспоминает и Павел Лакийчук. — Еще в 2014 году разговаривал с ребятами о возможности переезда на материк. Им всем было сложно уезжать. Конечно, мы опасались, что будет сложно и страшно, но думали, а вдруг не зацепит. У Димы в Крыму пожилые его родители и родители жены. У Леши на полуострове живет мама, да и его жена не хотела уезжать. У Владимира Дудки — сын с семьей. Я спрашивал у Володи, почему он, украинец (родственники Дудки живут в Сумской области, а он сам в Крым приехал только в 1989 году после окончания училища для прохождения воинской службы), не уезжает, ведь жилья своего не получил. Услышал в ответ, что в Крыму есть сын и семья его жены. Он фактически из-за них и не уехал".

Владимир Дудка
Владимир Дудка

Реакция Украины

Друзья и родные задержанных Штыбликова, Бессарабова и Дудки на материковой части Украины активировались. Сейчас всеми силами пытаются помочь товарищам. Например, собирают подписи экспертной общественности под соответствующим обращением. Под ним уже около двухсот подписантов из Украины, Канады, США, Европы. А еще хотят создать некий фонд помощи для оказания юридических услуг и поддержки детей.

Какую позицию в это время заняла официальная Украина?

Первое, что заявили в украинском Министерстве обороны: в Крыму не могли задерживать никаких украинских диверсантов, потому что там таких нет. Конечно, было бы странным, если бы Украина признала, что задержанные люди — наши разведчики или диверсанты.

Одну из возможных версий высказал руководитель аппарата председателя СБУ Александр Ткачук. Тот заявил, что "СБУ не исключает, что те задержания, о которых рапортует российская спецслужба, — на самом деле это просто неудачные попытки вербовки граждан Украины". "Для того чтобы показать свою якобы силу, российские спецслужбы реализуют те угрозы, которые они высказывают нашим гражданам во время посещения АР Крым", — сказал он.

Спикер Администрации Президента по вопросам АТО Андрей Лысенко предполагает, что подобные задержания еще будут. "На территории Крыма остались личные дела около 10 тысяч бывших военных, которые сейчас находятся на пенсии и не имеют какого-либо отношения к военной службе, — поясняет он. — Похожие "операции" с обнаружением шпионов, диверсантов, которые якобы относятся к Главному управлению разведки Минобороны Украины, будут появляться".

"Подобная реакция Украины, думаю, недостаточная, — уверена Ольга Скрипник. — Друзья Бесарабова, Штыбликова и Дудки уже обращались в украинский МИД. Пока четкой публичной реакции на их обращение тоже нет. Мы сейчас пытаемся установить, уведомили ли российские органы соответствующие украинские о том, что задержали граждан Украины, или это очередное нарушение, когда РФ игнорирует все обязательства и даже не уведомляет о задержании украинских граждан".

По словам правозащитницы, основная проблема — это недопуск к задержанным адвокатов. "Также мы готовим анализ видеодопросов задержанных, — продолжает представительница Крымской правозащитной группы. — Но и сейчас уже видно, что к ним применялись незаконные действия. Панов сообщил адвокату о том, что были пытки. Мы подозревали это, как только увидели его на видеозаписи. Поэтому есть опасение, что и в отношении других может применяться либо физическое, либо психологическое давление. Дудка смог передать сыну информацию, что его запугивали, угрожали расправой над семьей, чтобы он дал признательные показания".

Не могут попасть к арестованным в Крыму и украинские консулы. Добиваться такого визита можно лишь в случае перевода их за пределы полуострова.

"Но Украина уже сегодня может делать заявления на официальном уровне о том, что Россия вообще не может в Крыму никого задерживать, потому что Крым — это территория Украины, — говорит координатор проекта "Медийная инициатива за права человека" Мария Томак. — Важно говорить, что в Украине нет системы оперативного реагирования на случаи арестов в Крыму, нет никакой стратегии, не понятно, как действовать в подобных случаях. Тот, кто реально действует слажено, так это общественный сектор, правозащитные организации, люди которых присутствуют и в Крыму. Но должна быть государственная поддержка. Материалы, которые получают адвокаты задержанных, должны браться на вооружение МИДом. Я сейчас не вижу в стране желания поднимать эту тему на такой вот высокий уровень. Нельзя говорить, что наши дипломаты бездействуют, нет, они многое делают. Главная проблема — нет системы".

Но ведь подобная проблема будет существовать долго, до тех пор, пока в Украине будут оккупированные территории, а список тех, кому нужна системная защита и поддержка, только расширяется.

"Поскольку все задержания выглядят как продуманная и хорошо спланированная кампания — не было диверсантов, а тут вдруг их сразу более десяти, то возникают иного рода вопросы. Возможно, это прозвучит как конспирология, но, мне кажется, что задача этой кампании — перевернуть все вверх ногами, показать это так, как видит Россия. А именно, что Украина — агрессор, а не Россия, ведь это она засылает в Крым диверсантов и пытается дестабилизировать ситуацию, планирует теракты против населения", — уверена Мария Томак.

Какой план у России?

Вскоре после задержания "разведчика" Леонида Пархоменко последовала реакция на действия сотрудников ФСБ самого пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова. "Провокационная, деструктивная деятельность Украины продолжается, в том числе в Крыму, и, естественно, встречает решительное противодействие по линии наших специальных служб", — сказал он.

"Многие осознают, какая опасность ждет любого человека в этом регионе, — продолжает Павел Лакийчук. — Но всегда хочется верить: а вдруг не зацепит. Но цепляет, еще и как! Мне кажется, что задержания ребят связано с августовскими событиями, когда ФСБ задержало несколько людей, которые были вообще не знакомы между собой. Спецслужба очень сильно напортачила, выдумала явно каких-то террористов. Поэтому им надо было оправдаться перед руководством — придумать более сложную историю. А эта компания "подходит" на роль террористов. Когда спрашивают: Штыбликов — кто? Разведчик в прошлом, — отвечают. Тогда возражают: бывших разведчиков не бывает! Он подходит на роль руководителя организации. Кто такой Дудка? Он — минер, работает в Инкерманских штольнях. А, понятно — динамит им ищет. Бессарабова привязали как третьего. Он же знает обоих, даже дружны они были все. К тому же, несолидная же получается банда из двоих. Такое мое личное мнение".

Павел Лакийчук уверен: все трое до сегодня имеют проукраинскую позицию и не согласны с оккупацией Крыма. "Я даже допускаю, что булава и пепельница с трезубом, найденные в квартире Штыбликова, могли быть не подкинутыми Диме ФСБешниками, а на самом деле были его, и он их хранил. Алексей в последнее время критически относился и к России, и к Украине. Но как журналист всегда следил за махинациями Черноморского флота России на территории Украины. Это могло вызвать невосприятие оккупационных властей. Я помню, как Леша переживал, когда на Майдане разогнали студентов — для него это был шок. Дудка — украинец. Он любит свою Родину и переживает за нее, но так сложилась его судьба".

"Совершенно точно: подобные задержания в Крыму — ни какие-то проходные вещи, — уверена Мария Томак. — Это связано с попытками легализировать свое преступление по оккупации Крыма. Кроме того, эти действия России могут быть и ответом одобренной резолюции комитета ООН по Крыму. Цель действий России в Крыму — подрыв в глазах мирового сообщества этого чувства правоты Украины касательно Крыма. Иными словами, выставить Украину государством-террористом".

"Сложно сказать, какие цели преследует РФ, — говорит Ольга Скрипник. — Во-первых, с помощью таких историй с задержаниями можно давить на дипломатическом уровне. Во-вторых, можно выдвигать какие-то требования или распространять какие-то мифы, что если в Крыму и есть какие-то проблемы, то они только из Украины. В-третьих, это может быть рассчитано на внутреннего потребителя России, чтобы поддерживать миф и продолжать устрашать местное население Украиной, а также обосновывать постоянные нарушения прав человека, которые мы фиксируем уже третий год. Последнее время вмешательство ФСБ в различные социальные сферы колоссально. И с помощью арестов могут оправдывать такие действия как несанкционированные обыски, проверки документов, поиски мнимых шпионов и диверсантов. И все это ведет к более частым случаям нарушений прав человека и усилению роли силовых структур".

"Если раньше гонениям подвергались четкие группы, например, антироссийские, крымские татары, то есть которые публично проявляли свое несогласие с действиями оккупационных властей и Кремля, то сейчас мы видим, что фабрикуются уголовные дела, под которые может попасть любой человек, даже тот, кто публично не заявлял о своих протестах против России, жил спокойной, нейтральной жизнью и всегда старался не вмешиваться ни в какие вопросы. Никто не застрахован. По сути, подобные действия — это устрашение любого местного человека в независимости от его политической позиции. Каждого можно назвать шпионом или диверсантом. Причем мы видим, что во всех этих делах никаких конкретных действий совершено не было, все только на уровне разговоров ФСБ, что якобы что-то готовилось. Не было ни взрывов, ни поджогов, никаких материальных действий".

"…Я всегда думал — когда же человек становится взрослым? И только сейчас, когда моего отца арестовали, я понял, что взрослыми становятся тогда, когда что-то плохое происходит с родителями. Я стал взрослым", — написал сын Владимира Дудки Илья вскоре после ареста отца. А спустя несколько дней уточнил: "Мой отец — обычный работяга. Он работал с утра до вечера. Домой приходил очень уставшим, кушал и ложился спать. У него просто не было времени и сил на какие-то там "диверсии", тем более, в городе, где живу я, моя жена, его любимая внучка и все его друзья. Я никогда не поверю в этот бессмысленный бред, в котором его обвиняют. И надеюсь, что все, о чем я написал, увидит как можно больше людей и узнает, что все не так, как нам это хотят преподнести в новостях".

ПО МАТЕРИАЛАМ: