Виктор Суслов: без внешнего финансирования Украине угрожает дефолт и крах экономики

Рост государственного долга Украины приведет к тому, что "украинцы должны будут больше платить кредиторам и меньше кушать", считает экономист.

Виктор Суслов

На сайте "Главред" состоялся чат с Заслуженным экономистом Украины, экс-министром экономики Украины Виктором Сусловым. Общаясь с читателями, он рассказал, чем грозит Украине затягивание властью процесса создания Антикоррупционного суда, какими могут быть финансовые потери государства в случае прекращения сотрудничества с МВФ, Мировым банком и другими международными финансовыми институциями, почему все главные показатели по экономическим итогам 2017 года хуже, чем те, что были заложены в бюджете, почему падает гривна, и что будет происходит с долларом и евро в обозримом будущем, грозит ли украинцам стать "миллионерами", как в 90-е годы, а также в состоянии ли Россия начать широкомасштабные военные действия в Украине.

Представляем стенограмму чата с Виктором Сусловым.

"Кредиты МВФ не устраняют угрозу дефолта — они лишь отодвигают ее во времени…"

Inga:Директор Світового банку надіслала до ВРУ та АП листа, в якому попередила про неприпустимість ухвалення закону про Антикорупційний суд у редакції, запропонованій президентом. За її словами, Україна має привести законопроект у відповідність до рекомендацій Венеціанської комісії, якщо зацікавлена отримати гарантії банку на суму 800 мільйонів доларів. Питання: 1) Як ви оцінюєте ті вимоги, які висуває до цього закону Світовий банк? Наскільки вони прийнятні для України? 2) На Заході вже не вперше критикують дії чи ініціативи влади, в тому числі президента в антикорупційному напрямку, зазначаючи, що вони насправді не сприяють боротьбі з корупцією. Які наслідки ця критика може мати для України, якщо зауваження так і не будуть враховані?

Виктор Суслов: Мировой банк после МВФ направил украинским властям письмо, в котором требует принять закон про Антикоррупционный суд, который бы обеспечил независимость Антикоррупционного суда в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии. В противном случае, как заявляет Мировой банк, 800 миллионов долларов кредитных гарантий, которые он должен был предоставить в ближайшее время Украине, не будут предоставлены. МВФ, в свою очередь, предупреждает о возможном прекращении предоставления кредитов Фонда.

Поскольку Украина сегодня полностью зависит от внешнего финансирования, я думаю, что украинские власти должны уступить требованиям международных финансовых организаций. Иначе Украине угрожает дефолт и крах экономики.

С другой стороны, создание независимых антикоррупционных органов угрожает уголовными преследованиями многим представителям действующей власти. Поэтому украинская власть должна будет провести дополнительные переговоры с международными финансовыми организациями. И, думаю, мы скоро узнаем о принятых решениях. Не исключаю, что будут достигнуты договоренности об освобождении от уголовного преследования некоторых представителей власти.

Olena84:Пане Вікторе, посол США послала "чорну мітку" Порошенку стосовно законопроекту про Антикорупційний суд. Але, здається, Порошенко не збирається здаватись. Чим закінчиться це протистояння? Нам дадуть гроші? Чи українцям варто закупляти долари і чекати дефолту?

Виктор Суслов: В данном случае посол США Йованович поддержала позицию МВФ и Мирового банка, которые требуют принятия закона об Антикоррупционном суде в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии. Украина, конечно, не в силах противостоять давлению коллективного Запада, иначе она просто будет раздавлена. Поэтому нужно слушать, что нам рекомендует посол США, что рекомендуют МВФ и Мировой банк, и выполнять эти рекомендации точно и в полном объеме. Украина находится под внешним управлением, это надо понимать.

Виктор Суслов

polit_ua:Оцінюючи "антикорупційні потуги" сьогоднішньої влади, як гадаєте, чи буде в Україні колись знищена корупція?

Виктор Суслов: Сподіваюся, що колись буде знищена.

Edmon:Почему в 2017-ом "зависли" отношения Украины и МВФ, и Фонд не торопился предоставлять новые транши кредитов?

Виктор Суслов: Причина одна — неполное выполнение со стороны Украины обязательств, записанных в Меморандуме между нашей страной и МВФ.

Fedor:Может ли Украина прожить без денег МВФ? Правда ли, что без них дефолт неизбежен?

Виктор Суслов: При выбранном курсе экономической политики Украины наша страна без денег МВФ прожить не может. Потому что нам нечем оплатить растущий импорт иностранных товаров. Потому что нам нечем возвращать внешние долги Украины. И без денег МВФ и, я подчеркиваю, в случае продолжения прежней либеральной политики дефолт действительно неизбежен. Но и кредиты МВФ не устраняют угрозу дефолта — они лишь отодвигают ее во времени. Дефолт будет позже, в условиях, когда долги будут еще больше.

Fedor:Что для МВФ будет решающим, чтобы возобновить кредитование Украины? И насколько обоснованы "хотелки" Минфина — два транша в 2018 году?

Виктор Суслов: Минфин хотел два дополнительных транша от МВФ еще и в 2017 году. Хотеть, как говорится, не вредно. Но для получения кредитов от МВФ надо выполнять свои обязательства перед Фондом.

 

"После экономических потерь Россия не будет начинать дорогостоящую экспансионистскую внешнюю политику…"

Wrangler:Виктор Иванович, в Украине любят повторять, что российская экономика на ладан дышит и не сегодня-завтра рухнет. Так ли это, по вашим оценкам? Как изменилась мощь российской экономики за четыре года войны против Украины и санкций? Позволяют ли ресурсы этой страны ее руководству организовывать новые военные авантюры или поддерживать старые?

Виктор Суслов: Российская экономика фактически находится в состоянии стагнации. Но это в большей степени не результат введенных санкций, а результат значительного падения цен на нефть. В последние месяцы цены на нефть растут — состояние российской экономики улучшается.

На сегодня темпы инфляции в России не превышают 2%, валовой продукт медленно, но растет, валютные резервы увеличиваются, торговый баланс остается положительным. Наиболее позитивные тенденции отмечаются в сельскохозяйственном производстве, где успешно идет импортозамещение. Заметно укрепляется военно-технический сектор.

Тем не менее, я думаю, что после огромных экономических потерь Россия не будет начинать дорогостоящую экспансионистскую внешнюю политику, связанную с использованием вооруженных сил.

Fanni:Дорого ли России обходится Крым — его дотирование, соцвыплаты, обустройство военной базы, санкции, полученные за аннексию?

Виктор Суслов: Крым России обходится дорого. В бюджете Крыма примерно три четверти — это дотации и субсидии Крыму из государственного бюджета РФ. Россия пытается создать в Крыму образцовую картинку, поэтому огромные деньги расходуются на создание инфраструктуры, строительство дорог, ремонты санаториев, развитие социальной сферы. Расходы на создание военной базы в Крыму финансируются напрямую из госбюджета России и официально не публикуются. Россия, конечно, теряет от экономических санкций, но пока эти потери не являются критическими и не заставят Россию вернуть Крым. В этом смысле санкции пока неэффективны.

Виктор Суслов

Wrangler: Вопрос по поводу оборонного бюджета РФ на 2018 год, который, не смотря на якобы завершение военной операции в Сирии, остался на прежнем уровне — 2,7 триллионов рублей. Во-первых, правда ли, что эти официально обнародованные цифры не соответствуют действительности, и то, сколько Россия тратить на оборону на самом деле — тайна за семью замками? А, во-вторых, есть ли риск, что деньги, которые ранее тратились на войну в Сирию, теперь пойдут на войну в Украине?

Виктор Суслов: У меня нет оснований опровергать официально обнародованные цифры по оборонному бюджету РФ. Известно, что, помимо оборонного бюджета, Россия тратит огромные средства на военные цели по другим статьям своего бюджета, в частности, на научно-технические разработки и производство новой военной техники. С моей точки зрения, нет опасности того, что Россия возобновит военные действия против Украины.

Fanni:Может ли Россия прибегнуть к широкомасштабным военным действиям в Украине, когда поймет, что ей уже нечего терять?

Виктор Суслов: Я думаю, что угрозы широкомасштабных военных действий в Украине нет.

 

"На локальном уровне есть люди с обеих сторон, кому продолжение войны на Донбассе выгодно…"

Gallina:Виктор Иванович, если Крым и Донбасс, как любят у нас повторять, были дотационными регионами, куда, как в черную дыру, уходили миллионами бюджетные средства, то возникает вопрос, а куда сейчас тратятся те сэкономленные миллионы? Неужели их, как и миллионы зарубежной финансовой помощи, съедает война?

Виктор Суслов: Здесь Крым и Донбасс надо различать. Крым действительно всегда был дотационным. Донбасс, наоборот, давал в государственный бюджет Украины самую большую часть доходов, обеспечивал примерно четверть валютных поступлений страны и примерно такую же долю промышленной продукции.

Другой вопрос, что Киев централизовал доходы донецких предприятий в центральном бюджете, а потом предоставлял Донбассу дотации, создавая ложную иллюзию об убыточности Донбасса для Украины.

Так что никаких "сэкономленных миллионов от прекращения дотаций для Донбасса" не существует — есть потери украинского бюджета от многомиллиардных сумм налогов и других платежей, которые поступали с Донбасса в украинский бюджет.

Edmon:Кому, с финансовой точки зрение, выгодно, чтобы война на Донбассе продолжалась? И с украинской, и с российской стороны.

Виктор Суслов: Политически продолжение войны на Донбассе не выгодно ни Украине, ни России. Эта война ведет к огромным потерям. И выполнение Минских соглашений на сегодня является единственным согласованным и поддержанным ООН путем для реинтеграции Донбасса в Украину.

Другой вопрос, что на локальном уровне есть люди с обеих сторон, кому продолжение войны выгодно. Это — те, кто контролирует потоки контрабанды между Украиной и неподконтрольными территориями, те, кто производит оружие, боеприпасы и другое военное снаряжение, и поставляет его в зону конфликта. В конце концов, это те, кто предоставляет различного рода медицинские и похоронные услуги для жертв конфликта.

Виктор Суслов

Smart: Недавно читала новость о том, что украинские предприятия нарастили экспорт продукции в Россию. Как это вообще может быть — война войной, а бизнес по расписанию? С чем это связано? За четыре года войны мы так и не смогли найти РФ замену? Это просто кому-то не выгодно, или такие реалии, и мы обречены?

Виктор Суслов: Дело в том, что очень многие товары украинского экспорта, особенно машиностроительной продукции и других видов не сырьевой продукции, покупают только в России. И у нас выбор — остановить наши заводы, а частично это уже и было сделано, и обречь рабочих на безработицу и голод, или зарабатывать деньги на экспорте в Россию. Конечно, надо быть прагматичными и думать о своих людях.

Что же касается импорта из России, то в основном это — сырье, ядерное топливо и необходимая комплектация, которая не может быть поставлена из других стран. Должны ли мы остановить свои атомные станции, отказавшись от закупок российского ядерного топлива? Должны ли мы отказаться от закупок российского угля для нашей тепловой энергетики и перейти на пенсильванский уголь, который намного дороже? Должны ли мы отказаться от закупок российского газа, пусть даже мы закупаем его через Европу, и оставить наши дома без отопления?

Все это — не вопросы эмоций. Это — вопросы выживания Украины.

Поэтому торговля с Россией действительно возрастает.

Sidor: Кто после завершения войны на Донбассе, должен будет отстраивать этот регион? И, учитывая тот факт, что зарубежная финансовая помощь имеет привычку растворяться в воздухе в Украине, будет ли он когда-либо вообще отстроен?

Виктор Суслов: Если неподконтрольные территории Донбасса вернутся под контроль Украины, то, конечно, вопрос восстановления Донбасса должен быть делом как самих жителей Донбасса, так и всей Украины. Известно, что ряд ведущих стран Евросоюза также готов предоставить значительные финансовые средства для целей восстановления Донбасса. Россия, очевидно, тоже обязана выделить средства на восстановление Донбасса, но это произойдет, скорее всего, если будут соответствующие решения международных судов.

Виктор Суслов

 

"Законопроект о реинтеграции Донбасса" означает фактический отказ Украины от выполнения Минских соглашений и может вызвать негативную реакцию Запада..."

gf_43:Что вы думаете о законопроекте, который чаще всего у нас называют "о реинтеграции Донбасса" и который никак не примет Рада? Будет ли он способствовать возвращению ныне оккупированных территорий в Украину или, наоборот, отрежет их?

Виктор Суслов: "Законопроект о реинтеграции Донбасса" сегодня (чат состоялся 17 января — до того, как парламент во втором чтении принял "Закон о реинтеграции Донбасса", — Ред.) рассматривается в ВР, и я не знаю, будет ли он принят. Кроме того, не ясно, нужно ли его принимать. Дело в том, что этот законопроект означает фактический отказ Украины от выполнения Минских соглашений и может вызвать негативную реакцию у наших союзников на Западе. Ведь Минские соглашения подтверждены и одобрены Резолюцией Совета безопасности ООН еще в феврале 2015 года. Сегодня опубликовано интервью посла США в Украине, которая подчеркивает необходимость для Украины выполнения Минских соглашений, а также выполнения обязательств перед своими гражданами, которые проживают на неподконтрольных территориях в части социальных выплат и пенсий. Я думаю, что Верховная Рада должна принять это заявление полномочного представителя США во внимание, и так называемый "закон о реинтеграции Донбасса" не должен быть принят.

gf_43:Один из пунктов, по которым критикуют "законопроект о реинтеграции Донбасса", состоит в том, что он, мол, узаконивает торговлю с оккупированными территориями. При этом порядок перемещения товаров будет определяться Кабмином (а не оперативным штабом, как было в изначальной редакции законопроекта). Прокомментируйте, пожалуйста, этот пункт законопроекта. Есть ли тут повод для беспокойства или возмущения?

Виктор Суслов: Восстановить торговлю с неподконтрольными территориями очень важно для украинской экономики. Напомню, что год назад эта торговля была заблокирована украинской стороной. В результате Украина потеряла 33 миллиарда гривен налогов в год, которые получал бюджет Украины от предприятий, находящихся на неподконтрольных территориях, потеряла поставки антрацита для украинских теплоэлектростанций и была вынуждена начать покупать уголь в Пенсильвании (США) и в России. В целом, премьер-министр Украины Гройсман оценил валютные потери Украины от прекращения этой торговли в 2,5 миллиарда долларов. Кроме того, Украина потеряла контроль над своими предприятиями, которые находятся на этих территориях и которые были взяты "под внешнее управление" сепаратистами.

Ну, а то, что порядок перемещения товаров будет определяться Кабмином, я считаю совершенно правильным. Ведь именно Кабмин, согласно Конституции, отвечает за управление национальной экономикой.

Виктор Суслов

 

"Будущее гривны, как и Украины, зависит от готовности власти перейти к более разумной политике. Иначе — крах…"

Konn: Вікторе Івановичу, ваші очікування та прогнози — що відбуватиметься з гривнею у 2018 році, чи буде вона і надалі падати, чи є підстави для цього? Низка економістів зазначають, що гривню девальвують штучно, але — навіщо?

Виктор Суслов: Я не считаю, что гривну девальвируют искусственно. Это — результат нарастающего дефицита текущего счета платежного баланса, слабой монетарной политики и других ошибок в экономической политике. Будущее гривны, как и будущее Украины, зависит от готовности власти перейти к более разумной политике — политике поддержки национального производства и защиты внутреннего рынка. Иначе — крах.

Anatoliy:Г-н Суслов, а что будет с долларом и евро в ближайшей перспективе относительно друг друга? В какой валюте украинцам лучше хранить сбережения?

Виктор Суслов: Сложно сказать. Евро находится под угрозой распада Евросоюза и еврозоны. Это может вызвать падение курса евро. Доллар находится под угрозой огромного роста государственного долга США, превысившего 20 триллионов долларов. Все же я думаю, что, скорее, доллар будет дорожать относительно евро, чем наоборот.

А что касается хранения сбережений, то лучше всего диверсифицировать риски. Делайте как депутаты: часть денег храните в долларах, часть — в евро, часть — в золоте, часть — в картинах и антиквариате, часть — в недвижимости. По данным деклараций, вы видите, что депутаты, а также работники НБУ почти не хранят свои сбережения в гривне.

Uliana Lysak:Податкове навантаження росте, видатки бюджету цього року сягнуть 45% ВВП. Чи можливе невиконання бюджету і масова емісія гривні, як у 90-і роки?

Виктор Суслов: Да, это возможно. Потому что очень много факторов неопределенности в 2018 году.

Под угрозой продолжение программы кредитования со стороны МВФ. Украинская экономика стагнирует. Темпы инфляции ускоряются и, вероятно, значительно превысят прогнозные. Не удается сбалансировать торговый баланс. Импорт растет быстрее экспорта. Уровень плохих и безвозвратных кредитов в банковской системе недопустимо высок. Гривна падает…

Наступил тот момент, когда пора задуматься над правильностью проводимой экономической политики. Когда нужно провести широкое общественное обсуждение этой политики. Когда, вероятно, нужно поменять курс. Когда нужно поддержать те патриотические силы, которые требуют перехода к политике протекционизма, защите внутреннего рынка и поддержке отечественного производителя. Когда нужно отказаться от ошибочной политики "этнического национализма", раскалывающего страну, и перейти к разумной политике "экономического национализма", когда во главу угла нужно поставить интересы развития национальной экономики и повышения уровня жизни своих граждан...

Виктор Суслов

 

"Я бы не хотел, чтобы инфляционным способом правительство превратило всех граждан Украины в гривневых миллионеров или миллиардеров..."

gf_43:Согласно экономическим итогам 2017 года, практически все главные показатели хуже, чем были предусмотрены в бюджете. Почему так? В чем причина? И сохранится ли такая тенденция в 2018 году?

Виктор Суслов: Одной из главных причин как раз является блокада торговли с Донбассом. Кроме того, Национальный банк Украины не смог выполнить свои задачи в части таргетирования инфляции и допустил ее рост, который был вдвое выше запланированного. Правительство не смогло должным образом стимулировать внутреннее производство, и это привело к опережающему импорту товаров над экспортом. Торговый дефицит, по данным НБУ, составил более 7 миллиардов долларов, что и явилось главной причиной начавшегося ослабления гривны. Тенденции 2018 года полностью зависят от того, как разрешится конфликт между украинской властью и международными финансовыми организациями — МВФ и Мировым банком, и будет ли продолжена внешняя финансовая поддержка Украины.

Uliana Lysak:Минфин озвучил цифры о госдолге Украины. Какие будут последствия для украинцев, и каким образом правительство будет решать эту проблему?

Виктор Суслов: Рост госдолга является одной из основных проблем украинской экономики.

Последствия? Украинцы должны больше платить кредиторам и меньше кушать. Решить эту проблему можно только путем развития экономики, а для этого надо изменить ошибочный курс экономической политики.

Pavlo: Пане Вікторе, влада подає як суцільну "перемогу" підвищення пенсій та зарплат. Але чомусь вона забуває сказати, наскільки змінився курс, наскільки подорожчали всі товари і послуги тощо. За вашими підрахунками, наскільки подорожчання життя в Україні перевищує зростання доходів українців, що — у "сухому залишку"? Взагалі, реально досягнути того, щоб ці два процеси були більш-менш адекватними, і в Україні можна було не виживати, а жити?

Виктор Суслов: Не стоит обольщаться номинальными цифрами роста зарплат и пенсий. Я помню, как в 90-е годы я, как и все граждане Украины, был миллионером и получал ежемесячно зарплаты в миллионы купонокарбованцев. И я бы не хотел, чтобы таким же инфляционным способом правительство превратило сейчас всех граждан Украины в гривневых "миллионеров" или "миллиардеров".

А кто хочет отслеживать реальные цифры, тот пересчитывает наши доходы, расходы и цены в сопоставимые величины. Например, в иностранную валюту. И, очевидно, что сегодня обычный гражданин и обычный пенсионер — все они имеют доходы намного более низкие, чем в 2013 году.

Виктор Суслов

Rikoshet: Пенсионную реформу, которую власть ставит себе в заслугу, некоторые эксперты называют не иначе, как "геноцидом украинских пенсионеров". Вы согласны с такой резкой оценкой? Да или нет — почему?

Виктор Суслов: Профессиональные экономисты такими эмоциональными оценками как "геноцид пенсионеров" не пользуются.

То, что уровень жизни падает, для всех очевидно. Но надо понимать, что это — результат не только социальной политики, но и результат ошибочного курса экономической политики в стране. Нельзя строить политику в расчете на непрерывный приток кредитов и в расчете на потребление импорта. Нельзя создавать условия для выезда из страны квалифицированной рабочей силы, нельзя проводить политику деиндустриализации страны и ориентации на производство и экспорт сырья.

liubomir482:Наскільки справедливо Україна вчинила з пенсіонерами, які не за своїм бажанням залишаються на окупованих територіях Донбасу і не мають змоги або здоров'я приїхати зареєструватися тут, залишивши, по суті, їх без пенсій? Адже ці люди своє життя вже відпрацювали на цю країну і заробили ці копійки.

Виктор Суслов: Несправедливо. Люди, которые всю жизнь делали пенсионные отчисления в Пенсионный фонд Украины и остаются украинскими гражданами, имеют все права на получение пенсий, не зависимо от места, где они проживают. Напомню, что Украина выплачивает пенсии даже тем пенсионерам, которые выехали на постоянные местожительства в другие страны. А ведь Донбасс — это Украина.

Fedor: Считаете ли вы нормальной ситуацию, что одна из ключевых государственных институций в Украине уже столько времени без руководителя? Речь об НБУ и Гонтаревой, которая никак не вернется из отпуска… Чем власти выгодно это подвешенное состояние?

Виктор Суслов: Решение вопроса о главе Национального банка находится полностью в компетенции президента Украины. Г-жа Гонтарева подала заявление об увольнении еще в мае 2017 года. Если представление на ее увольнение не внесено в Верховную Раду и не подана другая кандидатура, то таково решение президента.

Чем это выгодно — я не знаю. Для Украины это не выгодно. Достаточно упомянуть, что МВФ настаивает на назначении легитимного головы НБУ, как на одном из условий продолжения кредитования Украины.

Odessit:Почему в Украине не создаются новые заводы и фабрики? Как мы вообще выживаем без экономики?

Виктор Суслов: Пока живем в значительной мере в кредит. Новые фабрики и заводы могут появиться, если в Украине будет создана благоприятная среда для инвестиций, то есть независимая судебная система, если будут прекращены "наезды" со стороны силовиков на бизнес, если будет принято стабильное налоговое законодательство, а также устранена коррупция.

Vasyl Voznyak:Если ли объективные причины для подорожания бензина на заправках? И на сколько еще топливо может подорожать?

Виктор Суслов: Как известно, Антимонопольный комитет Украины начал специальное расследование причин подорожания топлива, предполагая монопольный сговор продавцов. Подождем результатов расследования. Ссылки на то, что рост цен на бензин связан только с девальвацией гривны, неубедительны.

Wrangler:Как по украинской экономике ударит появление Керченского моста, если он таки будет достроен? И если ли у нас варианты, как компенсировать эти потери? Есть ли рычаги, чтобы заставить Россию изменить технические характеристики этой "стройки века"?

Виктор Суслов: Если Керченский мост будет достроен, то это прямо не затронет украинскую экономику. Известно, что украинскую экономику затронуло введение блокады Крыма в 2015 году. От торговли с Крымом Украина получала более 300 миллионов долларов ежегодно от продажи электроэнергии и более 600 миллионов долларов от продажи товаров, в основном сельхоз продукции. После введения блокады Украина отдала крымский рынок российским Кубани, Ставрополью и другим иностранным поставщикам.

Думаю, что вернуть крымский рынок в ближайшие годы Украине не удастся. А если и удастся, то только вместе с Крымом.

Виктор Суслов

 

"В дальнейшем более вероятен постепенный распад еврозоны, чем Евросоюза…"

bratyk_vov4ik:Пане Вікторе, як би ви оцінили ймовірність розпаду Євросоюзу? Адже нещодавно говорилося, навпаки, про його розширення в 2025 році. Чи є шанс для України увійти до його складу в таких часових межах? А головне чи є сенс для України прагнути туди вступити, чи буде куди вступати?

Виктор Суслов: Распад Евросоюза уже начался. Самый яркий пример — выход из ЕС Великобритании. В дальнейшем более вероятен постепенный распад еврозоны, чем Евросоюза. Очень вероятно, что от использования евро в качестве общей валюты, в конце концов, откажется Греция и некоторые другие страны со слабыми экономиками. Не случайно, Польша и ряд других восточноевропейских стран отказываются вводить евро.

Что касается Украины, то хочу обратить внимание на неоднократные заявления лидеров ЕС о том, что в ближайшей перспективе Украина не сможет стать членом ЕС.

Думаю, что к вопросу о членстве Украине в ЕС нужно возвратиться через 10 лет — после завершения выполнения обязательств Украины в рамках Соглашения об ассоциации с ЕС. Тогда будет ясно, смогла ли Украина приблизиться к уровню экономики ЕС, стандартам ЕС, уровню жизни граждан в ЕС.

Fanni:Если говорить о зарубежных инвестициях, то в какие проекты иностранцы предпочитают вкладывать свои деньги в Украине, какие выглядят для них безопасными?

Виктор Суслов: В целом, в Украине по всем международным рейтингам инвестиционный климат неблагоприятен. Тем не менее, иностранные инвесторы вкладывают деньги в развитие аграрных проектов, в финансовую деятельность, включая капитализацию банков, частично — в создание небольших предприятий, производящих продукцию легкой промышленности и комплектацию для иностранных машиностроительных предприятий. Предметом гордости Украины в этой части является производство жгутов электропроводки для иностранных автомобильных компаний, налаженное в ряде небольших городов и сел западной Украины.

Rugaru:Почему до сих пор у нас популярен оксюморон о дешевой и квалифицированной рабочей силе, ведь обучение и сертификация персонала в Украине дороже даже, чем в ЕС, а удержать подготовленные кадры — нереально?

Виктор Суслов: Тезис о привлекательности инвестиций в Украину из-за наличия дешевой и квалифицированной рабочей силы был правильным еще лет 20 назад. Сейчас это стало мифом. Даже украинский бизнес жалуется на невозможность найти квалифицированного сварщика, крановщика, слесаря, токаря. Остатки квалифицированной рабочей силы уезжают кто за "длинным рублем" в Россию, кто — за "толстым злотым" в Польшу. Наши соседи буквально грабят Украину, а, следовательно, украинскому бизнесу пора подумать о повышении зарплат для квалифицированных работников до уровня конкурентного с нашими соседями.

 

"Скоро криптовалюты и их использование будут запрещены всеми странами мира…"

inferno_sn:Как вы думаете, что будет с биткоином? И какой должна быть политика Украины относительно криптовалют? Лукашенко вон легализировал операции с криптовалютами. Может, и нам стоит?

Виктор Суслов: В Украине операции с криптовалютами пока не запрещены. Но надо понимать, что попытка создания денежных средств, оборот которых не находится под контролем государства, чрезвычайно опасна. На сегодня никто не несет ответственности за платежеспособность криптовалют. Не исключено, что завтра люди, которые их запустили, точно так же их и спишут со всех счетов.

Криптовалюты — это чисто спекулятивный проект. На них есть спрос, пока растет их курс. Как только курс начнет падать, произойдет обвал.

Кроме того, криптовалюты удобны для проведения операций по "отмыванию" денег, уходу от уплаты налогов. Криптовалюты — идеальное средство накопления богатств и осуществления расчетов для коррупционеров.

Поэтому я не сомневаюсь, что очень скоро криптовалюты и их использование будут запрещены всеми странами мира. Тогда те, кто в них вложился в расчете на быстрое обогащение, понесут потери.

Надежда Майная

Фото Александра Синицы

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять