Впереди гражданская бойня: почему Кремль и его силовая обслуга так боится протестов

Разгоняющие митинг росгвардейцы, как и судьи, прокуроры и чиновники, деанонимизированы и их всегда можно идентифицировать - для будущих люстраций, судов и пр.

Протесты в России, Москва 2019
Путинские силовики избивают людей во время мирных акций протеста в Москве / Reuters

Требование лишить родительских прав за участие в митинге - окончательный шаг в сторону оформления звериной морды вместо демократической маски. Дальше пойдет непременно карательная психиатрия. Уже применявшаяся в России XXI века, но не открыто. Дальше - это в ближайшие месяцы. До конца года.

Вообще, все это принимает какие-то гротескные формы. Хочется верить, что кто-то дерзкий и смешливый доводит ситуацию до абсурдной схожести с советским террором: отъем детей, враги народа, матери, доносящие на своих сыновей. Уже, кстати, якобы вторая появилась. Которая якобы в суде похвалила приговор и порадовалась, что неправильно мыслящий сын месяцок посидит за решеткой. Даже в СССР боялись доводить пропаганду до таких закручиваний. Боялись сорвать резьбу. Дети, якобы доносившие на отцов партии, комбедам и отрядам по борьбе с кулачеством, были. Матерей, которые скармливали детей ОГПУ, в идеологической повестке не было.

Читайте такжеКолонизаторы против негров: как благодаря путинскому скотству у России появился шансХочется верить, что намеренно доводят до абсурда. Но это не так. Весь ужас нашего положения в том, что они считают это нормальным. Новые ИТЛ, карательная психиатрия, лишение родительских прав, статус врага народа. Скоро введут статус жены врага народа, детдома и специальные программы для детей врагов народа. И не подумайте, что я иронизирую. Так будет, если они удержат резьбу. Уже в следующем году появятся в органах опеки отделы, которые занимаются судьбой изъятых у оппозиции детей. Это звучит смешно и страшно, и вы, конечно, мне сейчас не поверите. Но так будет.

Они там все боятся. И эти самые бойцы, которые якобы угрожают в ответ убивать семьи протестующих, боятся больше всех. Присмотритесь к видео избиений: один-два бьют, остальные боятся.

Знаете, почему, в том числе? Потому что они прекрасно понимают, что, на самом деле, они деанонимизированы. Их мало и их всегда можно идентифицировать. Для будущих люстраций, судов и пр. А в вечность этого режима они, конечно же, не верят.

Читайте такжеЧто там у москалей, или Почему украинцам не стоит смеяться над россиянамиВ сравнении с населением страны численность митингующих ничтожна. Но разгоняющих, расследующих, судящих в тысячи раз меньше. Чтобы идентифицировать весь контингент, работающий на конкретной зачистке, достаточно одного сочувствующего протестантам в каждом подразделении. Он сам всех назовет. И тому же "Сканеру", кто бы ни был его иницииатором, информацию, я уверена, передают сами силовики.

А вот чтобы идентифицировать хотя бы 30 тысяч участников митинга, нужно несколько тысяч человек: огромный аппарат по проведению технической идентификации, огромное число знакомых, родственников и друзей, которые опознают фигуранта...

Это основа любого конфликта граждан с силовиками: силовиков меньше. В любом обществе палачей и стукачей меньше, чем остальных. В 90-е этим не воспользовались. Самая главная ошибка российских либералов и, в первую очередь, "Мемориала": имея на руках данные по палачам, они отказались назвать их имена, якобы испугавшись гражданской войны. Хотя из-за 40-50 тысяч имен против 150 млн никакой войны бы не было. Она грядет сейчас. Неназванные палачами из страха перед гражданской бойней палачи устраивают ее сейчас. Это нужно уяснить всем, кто хоть на минуту вдруг размечтался попасть в будущую политику.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять