Игорь Романенко: Россия будет рушиться, но Запад сделает все для ее сохранения

"Зеленский, разговаривая с Путиным, должен помнить, что "хозяин Кремля", как старый КГБист, не гнушается никакими, даже самыми коварными и циничными, подходами", – считает генерал-лейтенант запаса.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

На сайте Главред состоялся чат с генерал-лейтенантом запаса, кандидатом военных наук, доктором технических наук, профессором, экс-заместителем начальника Генштаба ВСУ Игорем Романенко. Общаясь с читателями, он рассказал, как на ходе военных действий на Донбассе сказалось избрание Владимира Зеленского президентом, способен ли он закончить войну, чего ждать от будущей встречи в "нормандском формате", какой сценарий дальнейших событий теперь, после обмена пленными, будет продавливать Москва, а также может ли Россия задействовать авиацию и нанести ракетные удары по Украине. Кроме того, Игорь Романенко оценил возможность распада России, рассказал, какие территории она может потерять, а также почему россияне переоценивают значение Крымского моста.

Представляем стенограмму чата с Игорем Романенко.

Поликарп: Как, по-Вашему, изменилась динамика конфликта на Донбассе после смены президента Украины? О чем говорят такие изменения, если они есть?

Игорь Романенко: После ухода с президентского поста Петра Порошенко и, соответственно, прихода к власти Владимира Зеленского несколько уменьшилась интенсивность боевых действий на Донбассе. И, соответственно, уменьшились потери среди гражданского населения и военных. Кроме того, сейчас появилась реальная перспектива приостановления ведения боевых действий.

Gleb4: Возможно ли победить коррупцию в оборонной сфере? Именно такую задачу назвал новый министр обороны Завгороднюк одним из трех главных приоритетов. Это достижимо или очередной популизм?

Игорь Романенко: Коррупцию в оборонной сфере, как и в государстве в целом, как показывает мировая практика, полностью победить нельзя, однако ее можно и нужно уменьшить до минимума. Это вполне достижимо, но требует серьезных усилий не только со стороны представителей государства, но и граждан.

Smilik: Чому росіяни так болісно сприймають усе, що стосується славнозвісного Кримського мосту?:) Наприклад, український фільм "Атлантида" Васяновича, який виграв в одній із номінацій на Венеційському кінофестивалі, де показується, зокрема, що Кримський міст завалився, вкрай обурив Скабєєву... Чому вони так носяться з тим мостом, практична користь якого для Росії, здається, не надто виправдовується?

Игорь Романенко: Крымский мост для россиян (не столько для государства как такового, сколько для российских граждан, подверженных кремлевской пропаганде) является, в первую очередь, символом, подчеркивающим воссоединение Крыма с Россией.

Однако на практике эта конструкция в большей степени необходима для использования в военных целях, но сама по себе малоэффективна для экономики Крыма или российских областей и коммуникации людей.

Как известно, Крымский мост открывал и испытывал сам "царь" Путин, что придает особое значение этому сооружение и вызывает резкое неприятие тех, кто умаляет роль и значение моста.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

dim-dim: Можно ли исключить вероятность авиационного или ракетного удара России по Украине? Учитывая, что за пять лет РФ так и не применила авиацию... Почему, кстати, что ее сдерживает?

Игорь Романенко: Нет, не стоит исключать даже такие действия России. Все это остается в планах генерального штаба вооруженных сил РФ. Однако задействование таких механизмов будет означать полномасштабную войну с Украиной, на которую Путин пока не решается. Известно, что еще в 2014 году советник российского президента Глазьев рекомендовал Путину нанести удары авиацией по Украине, потому что со временем таковые станут менее эффективными, так как Украина восстановит свои силы противовоздушной обороны.

Terentij: Насколько тесным за прошедшие пять лет, по вашей информации, было сотрудничество Порошенко и Медведчука? Насколько правы те эксперты, которые утверждают, что Путин и Порошенко часто согласовывали свои действия в тайном режиме, в частности, во время той операции, когда наши моряки оказались в плену?

Игорь Романенко: Судя по открытой информации и опосредованным данным о взаимоотношениях Порошенко и Медведчука, связь между ними действительно существовала. Их контакты становились более тесными, если возникала необходимость в интенсификации сотрудничества между ними.

Теперь Медведчук и его политическая сила Оппозиционная платформа – За жизнь стала активным участником украинской политической жизни, пройдя в Верховную раду. При этом Медведчук сумел завладеть несколькими средствами массовой информации. Таким образом, кум Путина перешел в качественно новое состояние политика в Украине. Этому, к сожалению, способствовал Порошенко.

Что касается ситуации, в результате которой украинские моряки оказались в плену в России, то не думаю, что это был результат взаимодействия и договоренностей Порошенко и Медведчука или Путина.

Анна: Для кого, з политической точки зрения, обмен пленными был более выгоден и чем именно – для Путина или для Зеленского? Почему такая существенная разница в том, как встречали самолеты с освобожденными украинцами и россиянами в Киеве и в Москве?

Игорь Романенко: Обмен был необходим обеим сторонам. И обе подошли к вопросу очень прагматично. Потому-то и имеем результат.

Для Украины возвращение ее моряков и знаковых политических заключенных, которых удерживала Россия, было принципиально важной задачей. А для Зеленского обмен пленными стал выполнением его предвыборного обещания. Кроме того, это был первый серьезный результат и его достижение на посту президента во взаимоотношениях с Россией, с Путиным.

В свою очередь, Путин благодаря этому обмену сохранил лицо перед гражданами Российской Федерации: он вернул моряков Украине в результате обмена, а не выполнением требования Международного трибунала ООН по морскому праву, которому якобы Россия не подчиняется. Кроме того, Путин получил знаковых для Кремля задержанных в лице Вышинского и Цемаха.

Что касается ситуации с Цемахом, то перед отправкой в Россию он был допрошен, в том числе такая возможность предоставлялась голландской стороне. Потому тут совесть у Украины чиста. Кроме того, у голландцев теперь есть возможность вытребовать у российской стороны Цемаха как свидетеля в суд.

Разница в том, как встречали людей, которых обменяли, в Москве и в Киеве – колоссальна. И она показательна, поскольку отражает, где истинные герои, а где – предатели.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Rika: Багато хто з західних політиків та лідерів відзначає те, що Зеленський, на відміну від Порошенка, демонструє реальне прагнення закінчити війну. Але тоді напрошується питання. По-перше, чому Порошенко насправді не хотів завершення війни? По-друге, чи дозволить це прагнення Зеленському справді здобути мир, саме мир, а не заморозити конфлікт на роки?

Игорь Романенко: Порошенко просто законсервував взаємовідносини з Росією, коли зайняв крайню позицію і відмовлявся домовлятися. У підсумку Україна в результаті такої позиції опинилася в глухому куті, з якого Порошенко не зміг знайти вихід.

Зеленський – більш гнучкий, незаангажований та не зациклений на якихось постулатах. Саме тому йому вдається один за одним здійснювати кроки та просуватися до встановлення миру. Згадайте хоча б ситуацію у Станиці Луганської, розведення сил біля Золотого та Петровського, обмін полоненими та заручниками за формулою 35 на 35, а також зараз є реальна перспектива обміну 200 на 70.

Сказати, чим завершиться робота Зеленського та його команди, зараз неможливо, але перші кроки дуже обнадіюють. Маю на увазі пункт Мінських угод про припинення вогню та обмін полоненими "всіх на всіх".

Zorro: Чего ждать Украине от встречи в "нормандском формате", которая должна состояться уже в сентябре? Как вам видится желаемый для России исход этой встречи, на что она рассчитывает, и что именно будет пытаться продвигать?

Игорь Романенко: Я не ожидаю прорывных решений от встречи в "нормандском формате". Однако, думаю, на этой встрече возможно решение вопросов о приостановлении боевых действий, обмене военнопленными "всех на всех", а также наработка дорожной карты по реализации Минских соглашений.

Россияне хотят получить письменные заверения со стороны Украины в том, что будет реализован "плана Штайнмайера", причем в сжатые и скорые сроки. А это, естественно, невыгодно Украине.

Кроме того, поскольку руководители Германии и Франции, как и страны в целом, слишком зависимы от России и Путина в области политики, экономики и военного сотрудничества, то, скорее всего, к этому процессу необходимо будет подключать американцев для получения нужных нам результатов.

Rugaru: Могут ли недавние катастрофы в российском ВПК быть спровоцированы властями РФ для мотивации Запада восстановить сотрудничество в военно-промышленной сфере?

Игорь Романенко: Скорее – нет, чем да. Последние катастрофы свидетельствуют о крайней неэффективности России в создании современных технологий, в первую очередь, в оборонной сфере. Экономика России не выдерживает милитаризации и гонки вооружений. По затратам в военной сфере Россия скатилась со второго на седьмое место в мире. Плюс продолжает действовать часто-густо реализуемый в российском ВПК подход "авось, а там будет видно".

Wrangler: Секретарь СНБО Данилюк анонсировал подчинение "Укроборонпрома" Министерству обороны. Объясните, пожалуйста, плюсы и минусы такого подчинения? Нужно ли это делать? Какие риски создаст такое подчинение?

Игорь Романенко: Такого рода переподчинение рационально, прагматично и необходимо. Поскольку до этого мы часто сталкивались с ситуацией, когда ВСУ заказывали один вид вооружения, Минобороны оформляло заказа в другом виде, близким для своего понимания, а "Укроборонпром" на третьем этапе реализовывал этот заказ, руководствуясь, прежде всего, стремлением получить прибыль, а не добиться качества и удовлетворить потребности армии.

Кроме того, теперь Минобороны будет отвечать за разработку и принятие на вооружение образцов вооружения от начала и до поступления техники войскам. Союз нового министра и нового главы "Укроборонпрома" должен обеспечить эффективность этого процесса.

Родригез: Как вы считаете, примирительная риторика Зеленского и его попытки наладить диалог с Путиным – э то результат наивности новоиспеченного президента, который пока не понял, что говорить с Путиным бесполезно, или попытка испробовать все доступные способы "говорить по-хорошему" прежде чем перейти к более жестким шагам, или вынужденная позиция из-за слабости украинского государства и армии? Как вы это расцениваете?

Игорь Романенко: Нет безвыходных ситуаций. Если работать над решением проблемы тяжело и упорно, то можно получить нужный результат. Хочется верить, что Зеленский с его командой – в самом начале именно этого пути.

Sidor: Разведка США установила, что Россия проводила испытания крылатой ракеты "Буревестник" с ядерной энергоустановкой как минимум пять раз, все пуски завершились авариями. По данным той же разведки США, Россия намерена ускорить работу над проектом, чтобы новые ракеты были "готовы к войне" до 2025 года. Вопросы: чем будет опасен для мира и Украины в частности этот "Буревестник"? Преуспеет ли в этих испытаниях Россия? К Какой войне в 2025 году она может готовиться?

Игорь Романенко: По моей информации, это было 13-ое испытание "Буревестника", что говорит само за себя. Из этих испытаний только одно было успешным.

Использование ядерной энергетической установки в ракетах, а также беспилотных подводных лодках (катастрофа при испытаниях, в которых участвовала подлодка "Лошарик") обеспечивает неограниченные во времени и пространстве возможности применения данного оружия.

В этом направлении работают не только россияне. Опасность последствий катастроф, которые возникают при испытаниях такого оружия, очевидна. Потому, возможно, было бы лучше договориться о запрете разработки и применения такого оружия.

Успех России в подобных разработках сомнителен, учитывая ее ограниченные финансовые возможности и отставание в современных технологиях.

2025 год – это дата окончания перевооружения ВС РФ современным оружием. Несмотря на отставание по отдельным позициям в реализации этого плана, Россия будет иметь возможность развязывать войны, в первую очередь, локального характера, с привлечением этого новейшего оружия.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Sidor: Игорь Александрович, что вы думаете о взрывах на ракетном полигоне в Архангельской области России? Что это было? Каковы ваши выводы из этой истории?

Игорь Романенко: Вероятнее всего, произошел взрыв энергетической ядерной установки ракеты "Буревестник" с последующим радиоактивным заражением местности и людей. Это похоже на взрыв, так называемой, "грязной ядерной бомбы", главным поражающим фактором которой является радиация.

Ganni: Как вы оцениваете эффективность и перспективы минского процесса? Согласны ли с Романом Безсмертным, заявившим, что минская площадка – это лишь имитация попыток достичь мира на Донбассе"?

Игорь Романенко: Для получения ответа на этот вопрос нужно четко представлять место и уровень минской площадки в переговорном процессе с РФ и нашими союзниками по урегулированию ситуации на Донбассе. Предлагаю рассмотреть модели разных переговоров в виде "этажерки". Минская платформа – это самый нижний уровень, который реализует военные тактические задачи, которые ставятся на более высоких уровнях. Среднее звено "этажерки" – нормандская площадка при участии союзников, то есть Франции и Германии, которые, к сожалению, зависят от России в сфере политики, экономики и военного сотрудничества, что не дает возможности достичь на этом уровне прорывных результатов. Верхний уровень – это переговоры с привлечением США (возможно, и Великобритании). Попытка провести переговоры на таком уровне предпринималась за годы войны лишь раз – в Женеве. Для достижения необходимых решений, а главное их реализации нужна согласованная работа участников переговоров на всех трех уровнях.

Vikk: Пане Ігоре, чи лякає вас концентрація влади в руках Зеленського?

Игорь Романенко: Історія людства і державотворення свідчить, що надмірна концентрація влади в одних руках може нести небезпеку. Однак ситуація, що склалася в Україні, не передбачає жодного іншого шляху, який би давав швидкий та ефективний прорив у вирішенні наявних проблем. Тому, використовуючи результати мирного етапу ("зеленої революції"), в результаті якого змінилася політична еліта, в України з’явилася можливість домогтися швидкої реальної зміни ситуації на краще. Питання лише в тому, чи будуть всі сили президента і його команди, а також більшості громадян нашого суспільства направлені на розвитку держави в інтересах народу, а не в інтересах нової політичної еліти.

Kusia: На прес-конференції Сенцов сказав, що не вірить у те, що Путін, Росія хочуть закінчити війну... А як по-вашому? Чи хочуть росіяни завершення війни? Чи перемагає поки що "побєдобєсіє" і "жажда собірательства зємель русскіх"?

Игорь Романенко: Метою Путіна залишається побудова нового путінського (радянського) союзу, в якому наявність України є обов’язковою і першочерговою умовою. Але головна помилка Путіна при цьому полягає в тому, що він недооцінив силу волі українського народу та прагнення свободи і незалежності.

Історія нашого народу (наявність якого Путін заперечує, розглядаючи його суто як різновид російського) свідчить про те, що, не дивлячись на неодноразові випробування на своєму шляху, ми просуваємося вперед до розбудови нашої держави, укріплення суверенітету та незалежності. З цього шляху ми не зійдемо.

Тож у України та Росії, у українського та російського народів різні цілі. Ми боротимемося, як мінімум, до припинення бойових дій та відновлення кордонів і суверенітету нашої держави. А Путін боротиметься за повернення окупованої частини Донбасу на своїх умовах в Україну, аби в подальшому використовувати Донбас для політичного тиску і впливу на нашу країну.

semen_senia: Если вдруг Россия начнет трещать по швам, а отдельные ее куски решат отправиться в вольное плавание, то, как думаете, Запад допустит ее развал или сделает все, чтобы избежать этого? И почему?

Игорь Романенко: Запад боится потрясений любого рода, а, тем более, таких, как распад большого государства, которое имеет ядерное оружие. Запад любит свою спокойную и сытую жизнь, а потому будет делать все, чтобы Российская Федерация сохранилась как государство. Хотя пример развала СССР говорит, что объективные законы истории, скорее всего, разрушат Россию. И задачей Украины будет использовать это в своих интересах.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

semen_senia: Хочу спросить вас о споре Японии и России из-за Курил... Какова цена вопроса, на ваш взгляд? В обмен на что Путин бы мог от них отказаться? А также не могли бы вы рассказать, насколько успешно идет ползучий и тихий захват китайцами Сибири?

Игорь Романенко: Сейчас Россия готова вернуть Японии два из четырех островов в обмен на юридическое прекращение войны с Японией и взаимовыгодное экономическое сотрудничество. На что Япония не соглашается, настаивая на полном решении этого вопроса, то есть по четырем островам.

Китай в этом вопросе продвинулся гораздо дальше. Он вернул китайские территории, которые были захвачены еще царской Россией, в том числе и остров Даманский, на котором погибли советские пограничники. Китайцы экономически серьезно зашли на территорию Сибири и Дальнего Востока, внедрив туда свои компании и граждан.

Ситуация для России ухудшается с каждым годом, и принципиального стратегического плана по решению этой проблемы у Москвы нет. Откровенно говоря, на востоке у россиян сегодня проблем гораздо больше, чем на западе. Однако объективно оценить ситуацию им мешает имперское мышление и захватническая политика, которая исторически сводится к разрастанию российского государства и завоеванию новых территорий, что продолжается последние 400 лет.

Umka: Ваша позиция: может ли вопрос русского языка на Донбассе стать компромиссом, на который могла бы пойти Украина? Допустимо ли это, по-вашему? Удовлетворится ли этим Москва, ведь тогда русскоязычных украинцев защищать не придется, потому что их язык никто не будет ущемлять...

Игорь Романенко: Вопрос языка в любом государстве является принципиальным. Язык – одна из основ государства.

Путин и нынешняя Россия это понимают и потому последовательно реализуют подход по навязыванию русского языка на территории Украины. И так происходит еще с царских и советских времен.

Вспомнился пример, когда уже после победы во Второй мировой войне в Советском Союзе в Харькове выпускники университета отказались сдавать выпускные экзамены на русском и настаивали на сдаче на украинском. Реакция советской власти была однозначная: были арестованы более 800 студентов, 33 из которых через две недели судов были расстреляны, а остальные отправлены в ссылку – на каторгу в Сибирь. В последствии из них вернулась лишь половина.

В связи с этим я не питаю иллюзий по поводу изменения отношения Путина и его окружения к вопросу насаждения русского языка в Украине.

Максимум, на что мы можем пойти в Крыму и на части Донбасса – это региональный статус русского языка с одновременным проведением глубокой и всеохватывающей работы во всей Украине, особенно в проблемных регионах, по насаждению государственного украинского языка. Используя при этом не только "кнут" (то есть не только принуждая к изучению украинского), но и "пряник", то есть заинтересовывая украинским языком и объясняя, почему это полезно и нужно.

Относительно ущемления русского языка в Украине… Пройдитесь по общественным местам Киева, даже Львова, не говоря уж об Одессе, Харькове или Днепре, и вы получите объективное понимание ситуации. В бытовой сфере свободно используется русский язык.

В государственных и общественных структурах вопрос должен решаться строго по закону, то есть там единственным языком должен быть украинский.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Лис Микита: Как думаете, уйдет ли Путин от власти мирно и добровольно? Или только, когда вынесут вперед ногами, там возможна смена лидера? Верите ли вы, что ему на смену придет принципиально другой политик, который цивилизованно будет настроен по отношению к миру, соседям, Украине? Или станет еще хуже? В российских верхах сейчас вы лично видите того, кто может заменить нынешнего хозяина Кремля, кто может стать преемником?

Игорь Романенко: После 2024 года Путин может занять должность лидера нации. Она будет чем-то похожа на ту должность, которую теперь занимает Назарбаев в Казахстане. А должность президента может занять Лукашенко – как плата за поглощение Россией Беларуси.

Кардинального изменения отношения российского руководства к Украине едва ли стоит ожидать. Хотя все могут изменить революционные события в буйной России...

Гавриленко Р.: Чому в той час, коли в Росії палали ліси, вибухали ракети і було бозна що із радіаційним фоном, а на вулицях Москви сотнями затримували людей, топові політичні телевізійні програми Рос ТБ не помічали цього, розповідаючи про те, як живеться Україні при Зеленському?

Игорь Романенко: Тому що ЗМІ в Росії виконують суто пропагандистську функцію, а відтак вони не відображають об’єктивний стан речей ані в Росії, ані у світі, а говорять виключно те, що потрібно Кремлю. І це підтверджує приклад, який ви наводите.

Павел: Объективно – выгодно ли российской стороне широкомасштабное наступление или возвращение к горячей фазе боевых действий на Донбассе? Из-за чего российское командование может перейти к такому сценарию?

Игорь Романенко: По мнению российского руководства, сейчас для России более выгодным и дешевым вариантом является использование для достижения своих целей политической ситуации в Украине, то есть выборов – президентских, парламентских и местных.

Военный путь решения их задач требует создание группировки войск от 240 тысяч, использование современного оружия, включая авиацию, ракетные комплексы и другое современное вооружение. Россияне отработали этот сценарий на учениях в позапрошлом году. А в прошлом году они расширили свои возможности, подготовив коридор через Беларусь, когда завели на территорию Беларуси якобы только войск ПВО, а на самом деле – еще и необходимое количество войск и вооружений для обеспечения коридора для выхода на северные границы Украины, а, значит, кратчайшее расстояние от границы к Киеву.

Для военного решения вопроса России необходим всего лишь месяц на подготовку. На данный момент ее останавливает цена такого вариант. Потому она пока что предпочитает двигаться путем переговоров и использования политической ситуации в Украине в своих целях. Если цель Москвы не будет достигнута, то она будет добиваться своего путем развертывания широкомасштабной войны. Здесь фактором сдерживания является цена потерь России в результате войны с ВСУ, и эта цена изо дня в день возрастает.

Lucius: Почему США так поддерживают и не стесняются открыто хвалить Зеленского, даже сам Трамп? Этого не наблюдалось при Порошенко. Чем это объяснить, чем Зеленский их так очаровал? Ожидаете ли вы большей поддержки Штатами Украины, в том числе военной поддержки, при Зеленском? Уже в 20-х числах сентября встретятся Трамп и Зеленский – как думаете, найдут общий язык, будут ли на одной волне?

Игорь Романенко: Американские политики и сам Дональд Трампа совершенно не доверяли Порошенко из-за коррупционных действий пятого президента Украины и его команды. Зеленский пока ни в чем подобном не был замечен. Кроме того, Трампу нравится люди, которые, как и он сам, пришли во власть не из системы. Однако в еще большей степени он хочет, чтобы руководство Украины предоставило ему официальные сведения, компрометирующие его основных конкурентов на предстоящих президентских выборах в США, в частности, Байдена. Ведь сам Трамп планирует остаться на президентском посту на второй срок. Но Зеленский пока на это не идет, пытаясь быть равноудаленным от всех кандидатов в президенты США, руководствуясь международным законодательством и горьким опытом действий предыдущего руководства Украины во время выборов американского президента. В качестве давления на украинскую власть пересматривается вопрос о предоставлении военной помощи Украине в размере 250 миллионов долларов, а также используются разные дипломатические и частные каналы давления на руководство Украины, дабы решить этот важный для Трампа вопрос.

Так что Владимиру Зеленскому предстоят очень сложные переговоры с Дональдом Трампом, даже если их встреча будет короткой.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Ingeborga: Для чего Москва упростила процедуру получения российского гражданства для всех украинцев? Какую цель она преследует?

Игорь Романенко: Упрощение процедуры получения российского гражданства для всех украинцев, по мнению Путина, расширит возможности для предъявления претензий к руководству Украины в случае обострения конфликта или более масштабной войны. Ведь тогда Россия сможет объяснять свои действия не просто необходимостью защиты русскоязычного населения Украины, а необходимостью защиты российских граждан. То есть идет информационная и юридическая подготовка к возможной эскалации боевых действий, при которой наращиваются предлоги для начала полномасштабной войны против Украины.

Darius: Поговаривают, что тех двоих, кого отдали России, возвращая Надежду Савченко, уже мертвы. Пока что это на уровне слухов. Как думаете, правда ли это? Может ли та же участь постичь и других россиян, которых возвращает Украина России? Чего опасается Кремль, какую угрозу ему представляют эти люди?

Игорь Романенко: По открытой информации, по крайней мере, один из ГРУшников, на которых обменяли Савченко, погиб. По возвращению из Украины их тогда встречали так же, как теперь обменянных на Сенцова, Кольченко, других, а также моряков, россиян.

Поскольку своим поведением на территории Украины вернувшиеся сейчас в результате обмена Москву россияне не оправдали доверия руководства ГРУ, то их судьба может быть очень трагична. Это к слову о том, что "Россия своих не забывает"…

В глазах Кремля эти люди неправильно себя вели, а потому их следует проучить в назидание другим. Если вспомнить эпизод "Ледокола" Виктора Суворова про молодых слушателей института советской армии (структура, которая готовит ГРУшников для работы за рубежом), когда предателя-ГРУшника живьем кладут в гроб и сжигают в топке котла в подвале здания в присутствии первокурсников, показывая пример, чтобы те понимали, что их ждет в случае чего и не повторяли чужих ошибок. Вижу аналогию с описанной сценой и судьбой этих двух ГРУшников.

Кроме того, таких людей в России предпочитают ликвидировать, чтобы убрать свидетелей и доказательство присутствия российских военных на Донбассе.

Бандеровец: Поделитесь Вашим прогнозом: когда и при каких условиях на Донбасс вернется мир, и стоит ли рассчитывать на возвращение Крыма?

Игорь Романенко: Прекращение боевых действий на Донбассе возможно до конца этого года. Однако это не означает, что наступит юридический мир между государствами, это будет задача на годы вперед.

А возвращение Крыма потребует еще большего времени. Примером борьбы за территории и восстановление статуса для меня являются прибалтийские государства и Польша. Поэтому возвращение Крыма – дело отдалённой перспективы.

Роберт51: Стоит ли беспокоиться Украине после озвученной Жириновским идее перекрыть Днепр, берущий начало в России, дабы вынудить официальный Киев снять водную блокаду Крыма?

Игорь Романенко: Проблема пресной воды для Крыма очень актуальна, поэтому Россия будет использовать любые возможности – дипломатические, экономические, политические, чтобы заставить Украину снять блокаду. Разрабатываются в том числе и планы военного решения данной проблемы. Потому для нас это – серьезная угроза, которая требует адекватной подготовки контрмер.

Masha: Что вы думаете о стремлении Зеленского вести переговоры с Путиным? Есть ли в таких переговорах смысл, на ваш взгляд? Чего Зеленскому стоит опасаться, учитывая и опытность Путина, и хитрость, и пренебрежительно отношение к правилам игры, если переговоры между ними все-таки начнутся?

Игорь Романенко: Если не воевать с Россией, то есть если не будет широкомасштабной войны с РФ, то добиться освобождения наших территорий можно будет только путем переговоров Украины с Россией. Но – при участии на разных этапах и в разных форматах наших союзников.

Безусловно, Зеленский, разговаривая с Путиным, должен помнить, что "хозяин Кремля", как старый КГБист, не гнушается никакими, даже самыми коварными и циничными, подходами. Зеленский быстро набирает опыта и знаний как президент и верховный главнокомандующий. Он быстро учится и схватывает, что к чему.

Вопрос в том, в какое время и при каких обстоятельствах будет происходить разговор Путина и Зеленского. Будем надеяться на лучшее и оказывать всестороннюю помощь нашему президенту.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Thomas: Что получит Россия в благодарность за то, что отдала украинских пленных? Возвращение в Большую восьмерку? Какие-то другие уступки с украинской стороны? Какие-то бонусы от Штатов?

Игорь Романенко: Россия получила знаковых задержанных в лице Вышинского и Цемаха, а также вернула Украине моряков якобы исключительно в результате обмена, а не в рамках выполнение требования Международного трибунала ООН по морскому праву выдачу (а она была обязана отпустить моряков до 7 сентября этого года). Для Кремля это очень важно в рамках пропагандистской работы с россиянами.

Однако напомню, что возвращение на родину украинских моряков было первым требованием трибунала. Второй пункт заключается в том, что теперь Россия должна вернуть Украине два корабля и один буксир.

Настасья: Не секрет, что время от времени скайпом вы включаетесь в эфиры российских пропагандистов и комментируете текущие события... Объясните, пожалуйста, что заставляет вас общаться с персонажами вроде Скабеевой, в программе которой любого эксперта-украинца пытаются представить, как недалекого олуха, как бы тот ни был профессионален и учтив?

Игорь Романенко: Это – элемент моего участия в информационной войне с пропагандистами РФ. Убежден, что войну можно и нужно вести, начиная с территории противника. Безусловно, при этом не забывая и об информационной борьбе на территории Украины, в Крыму и на Донбассе.

Simba: Як ви оцінюєте значення протестів у Росії? Чи можна вже говорити про те, що російське суспільство починає прозрівати, чи це ще не той масштаб протестів?

Игорь Романенко: Протести були суттєвими. Але за масштабами вони, на жаль, не охопили всю Росію і не змогли тривати довше. Путінська КГБстська влада ще міцна. Тож можемо констатувати, що ще потрібен час для визрівання революційної ситуації в Росії.

Edmon: Глава парламентского комитета по вопросам иностранных дел Богдан Яременко высказался о том, что от Минских договоренностей Украине не может просто взять и отказаться, но может трансформировать их. Как думаете вы, как нужно было бы изменить Минские договоренности в идеале, и насколько их удастся переформулировать в реальности? Да и будет ли трансформированный "Минск" более эффективен, с его помощью закончится война?

Игорь Романенко: На мой взгляд, Украине все-таки необходимо пройти путь по реализации Минских договоренностей в собственных интересах. Если же это не приведет к нужным для Украины результатам, нужно будет перейти к другим алгоритмам действий.

Роман Дмитрович: Ваша оцінка роботи Зеленського на військовому напрямку за сто днів? Він багато говорив – і про залучення американців до переговорів, і про закінчення війни через рік, але справи... які конкретні справи?

Игорь Романенко: За сто днів стати верховним головнокомандувачем великої держави просто неможливо.

В Україні, як і в багатьох інших країнах, ні на президента, ні на верховного головнокомандувача не вчаться. Хіба що в Національному університеті оборони є певна можливість для президентів здобути певні знання в цій галузі. Але обставини складаються так, що всі шість наших президентів навчалися цьому мистецтву вже в процесі виконання своїх президентських обов’язків. Тому зараз треба організувати хоча б теоретичну підготовку президента, яку б провела Національна академія оборони України, займаючись хоча б протягом години кілька разів на тиждень. Для цього академія повинна підготувати відповідні матеріали та кращих викладачів. Це – стратегічне завдання для Міноборони, ЗСУ та безпеки України в цілому.

Як молода, дуже здібна та енергійна людина, Зеленський дуже додає у своєму президентстві, а також і як верховний головнокомандувач. Але це важкий і довгий шлях. Тож треба йому в цьому допомагати.

Lurdes: Как вы оцениваете кадровые решения Зеленского в оборонной сфере? Все ли поддерживаете? Назначение каких людей вас настораживает и почему?

Игорь Романенко: В целом эти решения направлены на обеспечение новых подходов в оборонной сфере государства. Хотя отдельные кадровые решения можно назвать креативными и ассиметричными по сравнению с предыдущими кадрами и назначениями. Необходимо время и реальная работа этих людей, чтобы иметь возможность оценивать их эффективность.

Prokop: Вновь горит арсенал боеприпасов в Калиновке. Во-первых, с чем, по-вашему, это связано – диверсия, преступная халатность, сокрытие расхищения? Во-вторых, какой ущерб и какой удар по обороноспособности нашего государства нанесли все эти взрывы на складах боеприпасов?

Игорь Романенко: Причина – незавершенность работ по ликвидации последствий. Очаг уже ликвидирован. На решение этой проблемы в целом в нашем государстве необходимы средства и напряженная работа.

Olga__: Игорь Александрович, чем, по-вашему, завершатся расследования, в которых фигурирует Порошенко? Сядет ли он за то несуразное военное положение, за отправку моряков через Керченский пролив и т.д.?

Игорь Романенко: Думаю, что в той или иной степени пятый президент будет привлечен к юридической ответственности. По каким статьям и в какой степени – жизнь покажет. Немного подождите.

Игорь Романенко
Игорь Романенко / Главред

Роман: Как вы считаете, в каких позициях Украина могла бы пойти на уступки Москве ради окончания войны? Где грань допустимого компромисса для нас?

Игорь Романенко: Вопрос "красных линий" для Украины принципиален. На мой взгляд, добиваясь мира, мы, прежде всего, не должны потерять политическую, экономическую и военную независимость. Этот процесс должен будет наполняться конкретными решениями в ходе переговоров между руководством РФ, Украины, США, странами нормандского и, возможно, будапештского форматов.

Magrib: Чи є, по-вашому, Зеленський тією людиною, що здатна закінчити війну на Донбасі, не поступившись національними інтересами?

Игорь Романенко: В президентстве Зеленского есть реальный шанс для Украины достичь мира на Донбассе. Вопрос – какой ценой. Однозначно – не переходя "красные линии". В решении этой проблемы президенту нужно оказывать всенародную поддержку и содействие.

Надежда Майная

Сейчас вы просматриваете новость «Игорь Романенко: Россия будет рушиться, но Запад сделает все для ее сохранения». Другие новости Украины читайте в разделе «Украина». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять