Наполовину Донбасс. Почему россияне в Сирии работают "под Вагнера"

Военнослужащие РФ в форме с погонами "там есть", а наёмников "там нет".

Роман Заболотный
Роман Заболотный Пресс-служба Всевеликого войска Донского
В прошлый четверг, 5 октября, СМИ оповестили, что в Сирии исламисты убили двоих находившихся у них в плену российских граждан — Романа Заболотного и Григория Цуркану. Пожалуй, термин "казнь" будет здесь не вполне уместен, ведь оба они умерли не по приговору какого-либо суда — это именно убийство. Поскольку о смерти обоих сообщил депутат российского парламента Виктор Водолацкий, информацию можно считать подтверждённой официально.

Конечно, родным и близким этих двоих можно только посочувствовать. Но закономерно возникает вопрос: что они делали в Сирии? Для отпуска это место, прямо скажем, не слишком подходящее. Между тем, Сирия — не Донбасс, Россия в ней воюет вполне официально, о чём осведомлён весь мир. Так, может быть, погибшие были пленными российскими военнослужащими?

Увы, этот вариант придётся исключить. Российское военное ведомство заявило, что никто из его солдат и офицеров в плен не попадал. "Все военнослужащие вооруженных сил Российской Федерации, находящиеся в Сирийской Арабской Республике, выполняют поставленные задачи по предназначению", — гласит его заявление.

Итак, возьмём пока на заметку тот факт, что двое российских граждан погибли в Сирии (и погибли, нужно признать, довольно жестокой смертью), однако в официальную статистику военных потерь они не попадут. Кстати, какова вообще эта статистика?

Согласно данным минобороны России, приведённым в Википедии, за два года российского участия в сирийском конфликте 37 смертей числятся как боевые потери, ещё одна — как небоевая. Есть и неофициальные сведения, по ним число погибших достигает 67. Впрочем, для военных реляций хоть и не похвально, но вполне естественно занижать собственные потери и завышать потери противника. В известном историческом анекдоте Александр Суворов на вопрос своего адъютанта, о каком числе погибших турок следует сообщать в Петербург, ответил: "Пиши побольше — чего их, бусурман, жалеть?"

Вот только в данной войне у России есть потери — и потери. Вернёмся к покойному Григорию Цуркану, о котором известно кое-что любопытное. Его брат Роман Цуркану в разговоре с Радио Свобода был весьма откровенен:

— То есть, ваш брат не был военнослужащим?

— Нет, они наемники. Государство содержит частную армию, ЧВК. Вагнер. Это они.

— Когда ваш брат уезжал в Сирию не как военнослужащий, а как наемник, он скрывал это? Вы знали об этом?

— Мы все бывшие военнослужащие, все мы служили в определенных родах войск. Он служил в ВДВ, в разведке. Он 1978 года, сами представляете, когда он пришел из армии. Ему уже 38 лет. Там молодые не умеют автомат разбирать… они им в подметки не годятся, эти бойцы стоят целой роты.

Григорий Цуркану
Григорий Цуркану Соцсети
Nota bene, по словам Романа, его брат дважды побывал в 2014 году на Донбассе, причём, прошу прощения за дословность цитаты, "хорошо дал там укропам про*раться". Но интереснее всего не это, а упоминание частной военной компании "Вагнер".

Эта частная военная компания ни для кого тайной не является, ей даже посвящена страница в русской Википедии. Российские наёмники имеют и свой информационный сайт — soldat.pro. На этом сайте откровенно признаётся: "Официально, несмотря на попытки регламентации данного инструмента, статус ЧВК остается неурегулированным на законодательном уровне. Данные организации остаются вне закона на основании: ст.359 УК РФ — "Наёмничество", ст. 208 УК РФ — "Организация незаконного вооруженного формирования"". Впрочем, здесь же делается оговорка: "soldat.pro строго соблюдает законодательство Российской Федерации. Наш ресурс — информационная тематическая площадка". Что же, коль скоро на площадке имеется информация — нам, журналистам, было бы грех ей не воспользоваться.

Григорий Цуркану, Роман Заболотный, Сирия, пленные
Григорий Цуркану и Роман Заболотный Скриншот

Цитируем одно из самых свежих сообщений с этого сайта: "Именно вагнеровцы в последние месяцы оказывают наиболее серьезное сопротивление боевикам ИГ, наносят весьма серьезный ущерб исламистской организации. Поэтому здесь у террористов выходят на передний план не только моменты поднятия боевого духа или восстановления репутации, но и вопрос мести. Все-таки немало джихадистов полегло в боях за Пальмиру, Алеппо, Акербат и тот же Дейр-эз-Зор, где весьма успешно действовали российские добровольцы". Коротко говоря, российские наёмники не только воюют в Сирии, но и во всеуслышание этим похваляются. Прав был Евгений Шварц: "Умоляю вас, молчите. Вы так невинны, что можете сказать совершенно страшные вещи".

А если так, то официально называемые цифры российских потерь не значат ровно ничего. Никому не известно, ни сколько наёмников из России воюет в Сирии, ни сколько их там гибнет. О смерти Цуркану и Заболотного все узнали только потому, что они попали в плен и были убиты демонстративно. Погибни они в рядовом боевом столкновении, об этом никто бы и не услышал.

 

Между прочим, тот же Роман Цуркану утверждает, что российское командование скрывает и значительные потери среди самих военнослужащих. "Год с небольшим назад там чуть ли не целая рота в Сирии на минном поле подорвалась, вот таких ребят… он говорил, в районе 60. То ли их завели на минное поле, то ли еще что-то, но ребята погибли бездарно, просто на минах".

Правда, к этим сведениям нужно относиться куда более осторожно. Всё-таки одно дело, когда человек повествует о судьбе родного брата, и совсем другое — о том, что ему кто-то рассказал (и не факт, что сам рассказчик присутствовал при этом событии). Но и в правдивости этого слуха ничего невозможного нет — мало ли российских военных за последние три с половиной года погибло "на учениях в Ростовской области"? Полагаю, не стоит безоговорочно верить этим словам, но на заметку их взять следует — возможно, какая-то информация впоследствии ещё всплывёт.

Среди официально погибших в Сирии российских военнослужащих также есть фигуры чрезвычайно любопытные. В конце сентября стало известно о смерти от миномётного обстрела под Дейр-эз-Зором генерал-лейтенанта Валерия Асапова. А вскоре выяснилось, что он был не только Асаповым, но и "Примаковым" — именно так, в кавычках. Под этой кличкой он воевал против Украины на Донбассе, причём командовал "1-м армейским корпусом ДНР". Подчеркнём ещё раз: речь идёт не о наёмнике наподобие Цуркану, стоящем вне всяких законов войны, а о российском кадровом офицере, да ещё в генеральском чине. Неофициально он отличился на Донбассе, а официально в Сирии, где его жизненный путь и завершился. Остаётся только согласиться с поэтом: бывают странные сближенья. Или же такие, которые лишь на первый взгляд кажутся странными.

Валерий Асапов, генерал РФ
Генерал Валерий Асапов crime-ua.com

А уже в начале октября на фугасе в Сирии подорвался российский полковник, морской пехотинец Валерий Федянин. Его успели доставить в Москву, где от полученных ран он умер в госпитале имени Бурденко. Редакция не располагает какими-либо сведениями о причастности полковника Федянина к событиям на востоке Украины, так что просто зачислим его в общий список высокопоставленных российских военных, погибших в Сирии. Во всяком случае, официально он в Сирии присутствовал. В отличие от других персонажей, наподобие тех, с разговора о которых и началась эта статья.

Валерий Федянин
Половник Валерий Федянин (справа) Скриншот

Выходит, что Сирия для России — "наполовину Донбасс": военнослужащие в форме с погонами "там есть", наёмников же (скольких — неизвестно) "там нет". И власть не несёт за них никакой ответственности, ведь формально они ей не служат, не получают от неё платы и не подчиняются её приказам. Ростовский депутат Анатолий Котляров, рассказывая "Новой газете" о судьбе Романа Заболотного, заметил: "Там сейчас идут боевые действия. Переговоров об освобождении, по моим сведениям, там нет никаких". Впрочем, это и естественно — кто мог бы вести такие переговоры? Руководство ЧВК "Вагнер"?

И тут мы переходим к главному. Вмешательство России в сирийский конфликт принципиально отличается от агрессии против Украины. То преступление Москвы оправдать нельзя, но можно объяснить. Между двумя соседними странами на протяжении веков были всякие отношения, не только тёплые, и взаимные чувства в итоге могли возникнуть разные. Кроме того, многие по ту сторону границы имеют друзей и родственников, и пропаганде не так уж трудно было убедить в необходимости защитить их от злых и страшных "бандеровцев". Да и территориальному приобретению, то есть захвату Крыма, многие могли радоваться. Это низко, но хотя бы понятно.

Однако Сирия — совершенно иной вопрос. До неё в России мало кому есть дело, не всякий даже сумеет сразу найти её на карте. Большинство россиян не имеет в числе знакомых ни одного сирийца. Что им Гекуба, что они Гекубе?

При этом до сих пор публично не поставлен вопрос: что мы вообще там делаем? Отважно противостоим запрещённому в России ИГИЛ? Но где ИГИЛ, а где Россия? В Сирии идёт гражданская война, которую нужно остановить, чтобы не гибли и не страдали мирные граждане? Но она идёт и в Сомали, однако эта страна Москву почему-то не заботит. Так почему по сирийской земле ходят вооружённые россияне, в погонах и без, убивая и умирая? Три с половиной десятилетия назад советское руководство, отправляя войска в Афганистан, хотя бы озаботилось всё объяснить "интернациональным долгом", но сегодня даже таких дежурных фраз не слышно.

В конце 60-х годов похожая ситуация была в США. Сходство подчёркивается ещё и тем, что, как сегодня Россия не воюет с Сирией, так и Америка не воевала с Вьетнамом. В стране шла (и идёт) гражданская война, а иностранная держава поддерживала (и поддерживает) в ней одну из сторон.

Вот только реакция общества в том и другом случаях была совершенно различна. Америку захлестнула лавина антивоенных протестов, памятная и по сей день, столько лет спустя (правда, значительная часть американцев, особенно консервативно настроенных, выступала и в поддержку войны).

Россияне, судя по поведению огромного большинства общества, не за участие в сирийском конфликте и не против него — им просто всё равно. И информация о присутствии в Сирии многочисленных российских наёмников (а ведь при написании этой статьи не проводилось никаких головоломных расследований — использованы только данные из открытых источников), возможно, возмутит украинских читателей, но их северных соседей оставит глубоко равнодушными. При этом к украинскому конфликту, например, они далеко не равнодушны. Ненавистников "укропов" множество, но и, скажем, в московском "Марше мира" 2014 года в знак протеста против агрессии участвовали десятки, если не сотни тысяч человек.

А Сирия… Воюем мы там, не воюем мы там, насколько законно воюем и каковы на самом деле потери — какая разница? Начальству виднее.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...