Когда у Путина может упасть планка: Алексей Мельник - о рисках ударов ВСУ по Москве

11 декабря 2022, 08:00
Многим украинцам хотелось бы увидеть, как одна из кремлевских башен горит и падает. Но прежде чем идти на такой шаг, нужно понимать, чего Украина этим достигнет.
Когда у Путина может упасть планка: Алексей Мельник - о рисках ударов ВСУ по Москве
После ударов по русскому тылу, Путин может прибегнуть к отчаянным шагам, поэтому есть риск применения ядерного оружия - Алексей Мельник / Главред

Когда на российских аэродромах "Энгельс-2" и "Дягилево" в российском тылу прогремели взрывы, это позволило утверждать, что в Украине есть дальнобойное вооружение, которое в дальнейшем может быть использовано для удара по Москве.

В интервью Главреду содиректор программ внешней политики и международной безопасности, координатор международных проектов Центра Разумкова Алексей Мельник рассказал, есть ли практический смысл в ударах по Москве, почему Путин может ответить ядерным оружием, почему Россия перешла на дроны вместо ракет, и почему количество ракетных ударов по Украине зимой может уменьшиться.

Западные издания утверждают, что у Украины появилось оружие, которое способно нанести удары по Москве. При каких условиях Украина может его применить?

видео дня

Отмечу, что Украина официально не подтверждает ударов по Крымскому мосту или другим объектам на территории России. Поэтому будем исходить из того, что это наша гипотеза – мы можем предполагать, что за этими событиями стоят либо вооруженные силы, либо другие спецслужбы, которые способны это сделать. Что касается инструментов, то также есть различный набор способов и инструментов для достижения эффекта. Так, если рассматривать те случаи, которые имели место, то, например, в случае с Крымским мостом не было свидетельств о том, что это мог быть беспилотник или ракета. То есть взорвался какой-то грузовик, но были там и определенные намеки, что кто-то слышал и видел, что перед тем, как он подорвался, что-то шумело.

В любом случае есть достаточно оснований утверждать, что Украина с определенного этапа войны могла наносить удары по военным или важным инфраструктурным объектам на территории России. То есть по тем объектам, которые влияют на военные действия, точнее на способность российской армии проводить агрессию на территории Украины. Почему я говорю "с определенного момента"? Потому что первые снаряды, которые залетели на территорию РФ, были 24 февраля на территории Белгородской области (по крайней мере, этому есть подтверждение российской стороны). Скорее всего, это могла быть нецеленаправленная акция, потому что в этот момент началось вторжение, и украинская артиллерия могла случайно нанести удар, который пришелся за пределы государственной границы. Это важно, потому что долгое время, особенно до 24 февраля, была мантра про "не дай бог нанести удар по территории РФ, так как это спровоцирует ее на масштабную агрессию". 24 февраля этот предохранитель был ликвидирован. Следующая мантра была о том, что в случае, если Украина будет наносить удары по России, есть риск того, что РФ активизирует положения своей ядерной доктрины, и это даст РФ полулегитимные основания для применения ядерного оружия против Украины. Мы все уже убедились, что это было довольно надуманным. Во-первых, удары, если они действительно наносились Украиной, абсолютно законны в контексте реализации права на оборону. А во-вторых, России не нужно поводов для того, чтобы то ли прибегнуть к акту агрессии, то ли пойти на мировую эскалацию. Так же, когда Путин пытался нелепо объяснять, что ракетные удары по Украине – это якобы месть за Крымский мост.

Переходя к следующей части вашего вопроса, сейчас есть основания полагать, что у Украины есть средства, которыми мы можем достать, образно говоря, до Москвы. Но наличие таких средств - это лишь возможность. Есть ли в таких ударах сейчас необходимость и какие риски существуют в случае нанесения такого удара – это вопрос, который решает даже не военное, а военно-политическое руководство государства. Многим украинцам, пожалуй, хотелось бы увидеть, как одна из кремлевских башен горит и падает. Но прежде чем идти на такой шаг, нужно четко подумать, чего Украина этим достигнет и каким рискам подвергается. Нас трудно шантажировать массированными ракетными ударами, потому что они все равно происходят, и Россия, похоже, уже достигла предела интенсивности нанесения этих ударов. Но угроза применения РФ тактического ядерного оружия сохраняется, особенно если речь идет не о поле боя, а о больших городах с огромным количеством жертв, а также об ударах по таким объектам, как дамбы (потому что ядерная бомба может их уничтожить). Сопутствующие последствия, прежде всего, для гражданского населения - это те риски, которые необходимо четко оценивать и, по возможности, их избегать.

То есть если Украина начнет целенаправленно бить по России, то РФ будет отвечать так, как вы выше перечислили?

Здесь не говорится об ответе в формате "око за око, зуб за зуб". Это совершенно некорректное объяснение тому, чем обусловлены подобные акции. Потому что если мы будем одну за другой перебирать все операции, которые были осуществлены, по нашему мнению, ВСУ или спецслужбами, то, например, аэродром "Энгельс-2" имел абсолютную военную цель. Так же, как и уничтожение базы нефтепродуктов на аэродроме в Курске. Если мы, например, говорим даже про Крымский мост, то он - критически важное логистическое звено, которое соединяет не только полуостров Крым, но и южную группировку оккупантов с территорией России. То есть за каждым из этих ударов стоит абсолютно четкая логика и, конечно, оцениваются риски. Риск был очевидным, когда наносился удар по Крымскому мосту, потому что для Путина это – точка, после которой у него может, образно говоря, упасть планка. Но те преимущества, которые получила Украина, значительно выше, чем риски, которые в данном случае являются вполне приемлемыми.

Хотела уточнить насчет возможной реакции России. Судя по всему, в Кремле начинают понимать, что Украина может бить глубоко в тыл РФ. Уже известно, что Россия, по словам представителя Воздушных сил ВСУ Юрия Игната, рассредоточивает авиацию. Что может быть дальше?

Первая интрига, которая остается - может ли Россия в определенный момент прибегнуть к применению тактического ядерного оружия. Это - ключевой вопрос, который сейчас волнует, прежде всего, западных партнеров. Те опасения абсолютно обоснованы, потому что Путин допустил столько стратегических просчетов, что любые наши аргументы в пользу того, что России это принесет больше вреда, чем пользы, просто разбиваются о недавний опыт. Как бы эти оценки не менялись в соответствии с заявлениями, которые делает или сам глава Кремля, или с намеками, которые получал Путин от Си Цзиньпина, все равно остается, хоть и небольшой, процент неопределенности. Второй сдерживающий фактор для партнеров Украины (в частности, когда речь идет о поставках нам ракет большой дальности, бронетанковой техники, которая существенно усилит наступательные способности) заключается в том, что они измеряют температуру того, насколько Путин может прибегнуть к радикальным акциям против не только Украины, а и коллективного Запада.

Спектр инструментов для этого у Путина до сих пор довольно широк. Провалились его попытки шантажировать Запад с помощью газа, нефти. Так сложилась ситуация, что осень была теплая, но эта угроза была серьезной. Россия попыталась спровоцировать голод - соответственно, это грозит дестабилизацией в этих регионах. Это - удар по глобальной безопасности, что, бесспорно, ударило бы и по безопасности наших партнеров.

Еще одно пространство, где идет война и которое недостаточно урегулировано нормами международного права - это киберпространство. Уже были нередки случаи вырусов, как, например, Petya.A, который, хоть и был направлен на Украину, но ударил, в основном, по другим странам, бизнесу, государственным структурам. Россия до сих пор имеет эти мощности в киберпространстве - нет ответа, или она сознательно воздерживается, или она исчерпала возможности. Не говоря уже о критических вещах для Запада, в частности о том, что Россия способна перерезать кабели, которые идут по дну океана, чем она может разрушить глобальную сеть Интернет.

Россия слабая экономически, но достаточно мощная для того, чтобы делать пакости.

Поэтому все эти факторы должны учитываться.

Может ли Россия прибегнуть к активизации ракетных ударов в случае ударов Украины по территории РФ?

Сегодня она уже, в основном, исчерпала ресурсы. Когда-то, в 2014-2015 году, когда уничтожались наши подразделения с территории России, действительно была угроза эскалации со стороны РФ. Эта опасность, кроме того, что Украина была очень слаба в милитарном плане, воспринималась реально, потому что было представление, что если Россия применит авиацию, то все. Россия действительно имеет военно-космические силы и противопоставить им ничего нельзя. Сейчас мы убедились, что применение авиации в России довольно ограничено – даже если бы они и хотели устроить что-то вроде ковровых бомбардировок, то они уже не имеют такой возможности. Потому что у Украины уже есть ПВО, и мы понимаем, на что способны Военно-воздушные силы. Те же бомбардировщики РФ наносили удары с безопасного расстояния, поэтому глубокий тыл России и российские пилоты понимали, что они в комфорте, и что туда ничего не достанет. Но сейчас ситуация изменилась, и арсенал России до известной степени исчерпан.

Можно ли нас еще чем-то запугать? Не то, что бы мы бесстрашны, но многое из того, чем Россия пытается заманить нас в "русский мир", мы уже видели.

На этой неделе Россия впервые за долгое начала активно использовать дроны. Есть разные версии по поводу их происхождения, но о чем это свидетельствует – о том, что РФ исчерпала свои запасы ракет?

Дроны имеют свою опасную миссию. Прежде всего, они дешевые. Если происходит массовая атака дронами и они успешно сбиваются, то для их сбивания используется ракета, которая в десятки, а то и в сотни раз дороже. Эту экономику войны тоже нужно учитывать, потому что если бы Россия имела безграничное количество дронов, то она бы, теоретически, за короткое время могла истощить украинскую систему ПВО. И, элементарно, у нас мог бы быть еще больший дефицит ракет. Кроме того, когда по дронам работает противовоздушная оборона, то тем самым вскрывается ее расположение, и локаторы, комплексы становятся уязвимыми для российских средств уничтожения. А если они еще и достигают цели, это наносит огромный урон.

Почему определенное время, 2-3 недели, дронов практически не было? Причин может быть несколько. Либо их просто придержали на какое-то время, либо ожидалась очередная партия, а также если Россия наладила производство этих дронов у себя. Какие мощности этого производства – трудно сказать, но вероятно, что Россия способна производить определенные партии и применять их. Еще один момент - в условиях зимы могут быть определенные ограничения в использовании дронов. Потому что когда низкая температура и высокая влажность, для таких летательных аппаратов существует большая угроза обледенения. Поэтому Россия также будет искать определенные дни, когда погодные условия будут благоприятными для запуска этих дронов.

Если возвращаться к возможным ударам по РФ, как это поможет ребятам на фронте?

Это однозначно поможет. Во-первых, удар по "Энгельсу" был важным, и им был достигнут практический результат - повреждение трех бомбардировщиков, которые длительное время не будут принимать участия в ракетных ударах (если их вообще можно будет восстановить). Во-вторых, российское командование вынуждено передислоцировать их на более дальнее расстояние. Как отмечал спикер воздушных сил, это увеличивает время на реагирование. То есть у Украины благодаря партнерам есть возможность к космическим данным, поэтому есть возможность идентифицировать поднятие российских самолетов в воздух, что дает время подготовиться и среагировать на их атаки. Что касается фронтовой авиации, то здесь влияние даже больше, потому что такая авиация работает практически ежедневно. И если сейчас они дислоцируются в 100-150 км от зоны боевых действий, то такими ударами можно заставить перебазироваться эту авиацию еще глубже. Соответственно, больше топлива будет расходоваться ими на то, чтобы они достигли линии фронта и у них было меньше времени на воздушное патрулирование и нанесение ударов.

Каковы ваши прогнозы относительно дальнейшего развития ситуации в воздухе?

Во-первых, зима накладывает объективные ограничения на применение авиации. Вертолетная или штурмовая авиация работает только по наземным целям и при наличии визуального контакта. А зимой, когда осадки более частые, туманы и повышенная облачность, это будет уменьшать применение авиации противника. Однако точно так же погодные условия влияют и на применение нашей авиации. Одним из наиболее эффективных способов противодействия крылатым ракетам и "Шахедам" являются самолеты-истребители. Потому что для летчиков, особенно на критически малых высотах, ориентирование по приборам и прицеливание не только невозможно, но и опасно.

Компенсировать это негативное влияние нам можно средствами противовоздушной обороны, стационарными и мобильными. Здесь важно их наличие и обеспечение боеприпасами. И вот здесь нам очень могут помочь партнеры, если поставка таких систем будет стабильной и будет наращиваться.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Реклама

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять