Война не закончится в 2024-м, разрушенных до основания городов, как Бахмут, станет больше – Тука

28 ноября 2023, 09:00обновлено 30 ноября 2023, 21:33
Предпосылок для окончания войны в новом году нет, но ни о каких больших прорывах Россия уже не мечтает, считает Георгий Тука.
Переговоры между Киевом и Москвой могут начаться после выхода ВСУ на государственную границу Украины – Тука
Закончить войну до выборов в США, то есть до ноября 2024 года, невозможно, убежден Георгий Тука / Главред

На сайте Главред состоялся чат с бывшим главой Луганской военно-гражданской администрации и экс-заместителем министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгием Тукой. Общаясь с читателями, он рассказал, почему война не закончится в 2024 году, как будет освобождаться Крым, и когда станет возможной его изоляция, почему Россия развалится, и какие регионы попытаются от нее отколоться первыми, грозит ли Украине обезлюдение в результате войны, будут ли когда-то отстроены Бахмут, Попасная и Авдеевка, а также какое поражение российских войск похоронит Путина и его режим.

Представляем стенограмму чата с Георгием Тукой.

mr x: Как выборы президента США могут повлиять на ход войны в Украине? Насколько критично для команды Байдена закончить эту войну до выборов, или это не принципиальный момент?

Георгий Тука: Выборы президента США важны для Украины, но не стоит делать из этого драму или трагедию. Ведь даже если на выборах одержит победу оппонент Байдена, это вовсе не означает, что политика США относительно поддержки Украины претерпит радикальные изменения.

Критично ли для Байдена закончить войну в Украине, насколько я понимаю, именно победой, поскольку в противном случае окончания войны и быть не может? Как бы мне этого ни хотелось, но не вижу реальных путей одержать победу в такой короткий срок. Поэтому, с моей точки зрения, закончить войну до выборов в США невозможно.

Данильчук Г.: Зеленский заявил, что Россия готовит новые кризисы на Балканах и в Молдове. А потянет ли она еще где-нибудь параллельные войны? Чем и как она сможет воевать?

Георгий Тука: Россия заинтересована в создании новых международных конфликтов по всей планете, но это вовсе не значит, что она будет принимать непосредственное участие в них. У РФ немало ресурсов, в частности, политических. Также у нее огромный ресурс, который до сих пор остается недооцененным – "мягкая сила".

Поэтому в ближайшей перспективе планету могут ждать новые взрывы вроде израильского конфликта. Но, подчеркиваю, несмотря на то, что Россия в этом заинтересована, ее вооруженные силы вряд ли будут принимать непосредственное участие в этих конфликтах.

Главред: А чем России выгодны новые конфликты по всему земному шару, как вы говорите?

Георгий Тука: Любой конфликт касается такого общецивилизационного понятия как Запад. И любой конфликт ослабляет его участников. Например, думаю, несмотря на значительные успехи Израиля в Секторе Газа никто не будет говорить о том, что Израиль стал сильнее и улучшил свое положение благодаря войне. Конечно, это не так, потому что конфликт требует дополнительных ресурсов как от страны, так и от ее союзников.

Таким образом, если будут вспыхивать новые конфликты, наши западные партнеры будут вынуждены реагировать на них, а, следовательно, это будет приводить к уменьшению внимания к событиям в Украине и сокращению помощи нашей стране в противостоянии России.

Главред: Какие регионы мира, с вашей точки зрения, являются самыми взрывоопасными? Где Россия может спровоцировать серьезные конфликты?

Георгий Тука: У России есть возможности спровоцировать обострение на Ближнем Востоке в войне армии Израиля против ХАМАС и других арабских террористических организаций. Хотя сама Россия собственными вооруженными силами участия в этом принимать не будет.

Также среди опасных участков могут быть Балканы, в этом я соглашаюсь с президентом Зеленским. У Путина в Сербии мощная поддержка, а также агентура в дружественной по отношению к Украине Хорватии. Поэтому у россиян есть возможности влиять на политическую ситуацию в этом регионе, например, из-за неугасающего конфликта между Сербией и Косово.

Кроме того, можно предположить обострение длительного противостояния между Индией и Пакистаном.

Смотрите видео чата с Георгием Тукой, где он делится прогнозом относительно дальнейшего хода войны в Украине:

Anatoliy: Ждет ли в будущем Россию война на ее территории, в частности, гражданская? Ведь, насколько я понимаю, ВСУ не будут заходить на территорию РФ, хотя тогда не понятно, как может функционировать буферная зона в приграничных областях РФ?

Георгий Тука: В нынешних условиях любые разговоры о "буферной зоне" – это просто пустая болтовня. Какая может быть буферная зона, если Россия с собственной территории может обстреливать Львовщину, Ровенщину и Тернопольщину?

Будут ли ВСУ заходить на территорию России? Поживем – увидим. Даже в ночных фантазиях у меня не возникает желания, чтобы Украина оккупировала хотя бы часть Российской Федерации – извините, но на черта оно нам надо, когда своих проблем хватает!

Впрочем, вполне можно предположить, что на территории России вспыхнет гражданская война, в частности, региональная. И совсем необязательно она вспыхнет на границах с Украиной. Скорее, это будет Закавказье, Сибирь, Дальний Восток и Урал.

Люди младшего поколения живут в парадигме, что Россия – это нечто здоровенное, сверхмощное, непоколебимое. Но я прекрасно помню, как в 90-х годах на Урале губернатор Россель напечатал собственные деньги, как Татарстан и Башкортостан закрывали воздушное пространство для самолетов Аэрофлота, как население Калининграда высказалось за присоединение к Евросоюзу, как был начат процесс создания Дальневосточной народной республики. Поэтому у меня нет страха перед "огромной и непоколебимой" страной. Напротив, я убежден, что из-за тупости кремлевских руководителей, которые прибегли к таким действиям в отношении Украины, процесс распада России на составные части ускорится.

Главред: Из-за чего может начаться гражданская война в России, что может стать толчком к ней?

Георгий Тука: Может быть несколько причин, и первая из них – экономическая. Россия – это федерация, которая состоит из нескольких десятков частей, и есть федеральный центр, то есть Москва. В течение последних 15-17 лет, когда Путин стал стремительно закручивать гайки, в том числе и руководителям регионального уровня, процесс централизации власти и распределения финансовых ресурсов почти на 100% сконцентрировался в Москве. А в региональных элитах РФ очень разные люди. Например, на Урале есть люди, ради которых население восставало на бунт. Такая же ситуация с бывшим губернатором Дальнего Востока, которого осудили за покушение на убийство, но 80% местного населения его поддерживает и не считает виновным, настаивая на том, что это кремлевский заговор, поэтому у них соответствующее отношение к федеральным властям.

Следовательно, совсем необязательно, что распад России начнется с религиозного или этнического противостояния. У нас часто намекают на то, что республики Северного Кавказа первыми начнут процесс отделения. Я думаю иначе: эти кавказские республики дотационные, и там царит невероятная бедность. С экономической и финансовой точек зрения, процесс их отделения от федерального центра будет весьма нелогичным.

А вот огромные регионы-доноры не заинтересованы в дальнейшем подчинении Москве, и в 90-х годах они осуществляли попытки отделиться от Российской Федерации, например, Татарстан и Башкортостан, Урал и Сибирь. Им неинтересно оставаться дойными коровами, когда невероятные, просто бешеные средства Москва ежегодно в качестве дани выплачивает Кадырову в обмен на лояльность его режима к Кремлю.

Главред: И второй момент – буферная зона в приграничных областях Российской Федерации. Вы довольно категорично сказали о том, что эта идея пока выглядит "ночными фантазиями". Как вы думаете, при каких условиях разговор об этом будет иметь основания, и такая идея будет выглядеть более-менее реалистичной?

Георгий Тука: Первое условие – это завершение пребывания во власти такой персоны как Путин.

Вторая – это выход ВСУ на государственные границы России и Украины. После чего может быть начат переговорный процесс между Москвой и Киевом с участием в обязательном порядке наших ключевых союзников. В таком контексте может быть применено понятие не буферной, а демилитаризованной зоны вдоль границы. Это будет означать, что, например, на расстоянии 15 км вдоль границы не должно быть тяжелого вооружения и бронетехники.

Но все равно не нужно забывать, что существуют современные средства нанесения поражения, и дальность их полетов составляет сотни и тысячи километров. Так что все это очень условно.

Нина Г.: Почему россияне равнодушны к колоссальной цифре человеческих потерь в войне в Украине? Ведь ВСУ перемалывают их сотнями тысяч! Сколько их должно лечь в украинский чернозем, чтобы что-то щелкнуло в их мозгах, и они задумались о бессмысленности этих жертв?

Георгий Тука: В последнее время на различных российских пропагандистских каналах неоднократно слышал от участников "политических шоу" тезис о том, что Россию не сможет победить ни Запад, ни, тем более, Украина. Потому что, в отличие от Запада и Украины, у "русского народа" отсутствует понятие "допустимого урона", то есть того уровня потерь, который общество готово воспринять ради достижения цели, а, если превышается этот уровень потерь, общество задумывается, не слишком ли высокую цену оно платит за свои прихоти и цель. У "русского народа" таких тормозов нет.

Не могу сказать, что согласен с такой точкой зрения – просто не знаю, насколько это соответствует действительности. Вполне предполагаю, что это очередной пропагандистский трюк, направленный на то, чтобы убедить в этой непобедимости России прежде всего зрителей из Украины.

Тезисы о том, что украинцев 40 миллионов, а россиян 140 миллионов, и поэтому россияне украинцев перемелят и их ничто не остановит, потому что у них неограниченный мобилизационный ресурс, направлены на деморализацию украинского населения. И этот тезис об отсутствии предела допустимых потерь у россиян направлен на усиление идеи о невозможности победы над Россией.

Возможно, такие высказывания и справедливы, но лишь частично. У России огромная территория. Поэтому когда мы говорим о том, что на сегодняшний день Россия потеряла в войне 300 тысяч человек, нужно понимать, что эти 300 надгробий с крестами разбросаны по огромной территории. Поэтому если в определенное село привезли три гроба, и на кладбище появились три новых креста, для жителей этого российского села это не выглядит катастрофой или трагедией. Зато на наших кладбищах появились места захоронения наших героев, которые раскинулись вплоть до горизонта. Конечно, на нас это влияет совсем иначе.

Впрочем, судя по российским Тelegram-каналам, желание участвовать в авантюре Путина, рискуя собственной жизнью, у "глубинного русского народа" уменьшается. Конечно, еще хватает придурков, готовых ради выплаты долгов или приобретения нового автомобиля китайского производства рисковать собственной жизнью, руками и ногами. Уничтожением таковых сейчас и занимаются Вооруженные Силы Украины.

Татьяна: Вместо "Лады" за погибшего в Украине российского солдата уже дают холодильник. Насколько еще обесценится российская жизнь?

Георгий Тука: Таких сюжетов куча. Видел сюжет о российской женщине, которой вместо мужа торжественно вручили холодильник. У нее пятеро детей, живет в сельской местности. В другом сюжете видел, как отцу убитого русского солдата привезли машину дров на зиму – обменяли.

Глядя на все это, просто блевать хочется от фразы "мы один народ". Нет, мы не один народ!

Denys: Ваши мысли по поводу высказываний Ирины Фарион относительно русскоязычных защитников Украины, воюющих на фронте? Является ли украиноязычный защитник большим патриотом, нежели русскоязычный?

Георгий Тука: Абсолютно нет. Категорически не согласен с таким тезисом.

В принципе, подход госпожи Фарион относительно украинизации нашей страны мне импонирует, но методы, которые она пропагандирует, я считаю абсолютно неприемлемыми.

На странице в Facebook я выложил фото своих внуков, одному из них три с половиной, а второму – два годика, и сделал следующий пост. Мои родители, коренные киевляне, разговаривали на русском языке. Я начал говорить на украинском, когда работал на государственной службе. Мой сын начал разговаривать на украинском в тот день, когда пошел воевать в 2014 году. А эти два маленьких казачка уже не знают слов "да", "нет", "папа" и говорят исключительно на украинском языке: "так", "ні", "тато". Как по мне, это лучший пример украинизации украинцев.

Коваленко г.: Какой будет Украина после войны в демографическом смысле? Мужское население существенно сократится, большинство женщин и детей, выехавших за границу, уже не вернутся, специалисты уехали в другие страны и тоже вряд ли вернутся... Кто здесь будет жить и работать, если страна станет безлюдна?

Георгий Тука: Проблема довольно серьезная. Это признают практически все, по крайней мере, я не слышал каких-то оппозиционных точек зрения по этому вопросу.

От профессиональных людей я слышал о том, что Украине после войны придется открыть границы для привлечения иностранной рабочей силы. Но, глядя на то, что сегодня происходит в Европе, США, Канаде и других странах мира (я имею в виду демонстрации в поддержку террористов ХАМАС), я категорически против и костьми лягу, чтобы не позволить нам пойти на подобный шаг, как это в свое время сделали Франция и Германия, да еще и заставили другие страны Европейского Союза пойти таким путем. К счастью, не все согласились, некоторые страны Евросоюза категорически стояли на своем, платили штрафы за отказ выполнять решения европейской бюрократии, но они защитили себя и свое население от этой дикой орды, которой не место в цивилизованном мире.

Поэтому, несмотря на то, что у нас неизбежно будут демографические проблемы, связанные с потерей населения, компенсировать эти потери такими персонажами я категорически против.

Главред: Как вы думаете, вернется ли когда-нибудь жизнь в те регионы где сейчас идет война и которые уже много лет оккупированы Россией? И когда это возможно, учитывая тот же фактор обезлюдения? Кто там будет жить, и как восстанавливать эти стертые с лица земли города?

Георгий Тука: Не сомневаюсь, что жизнь туда вернется. Есть мировой опыт, которым можно и нужно будет пользоваться, возвращая тем или иным регионам привлекательность для людей. Просто представьте себе, что на Луганщине появляется "силиконовая долина" с новейшей инфраструктурой, подходящими условиями для работы, досуга и проживания. Конечно, в таком случае молодежь туда поедет с удовольствием. Понимаю, что "силиконовых долин" не может быть много, но у меня нет сомнений, что будут строиться совершенно новые предприятия.

Я не выскажу уж слишком контроверсионную мысль о возрождении разрушенных войной предприятий, потому что мы эти вопросы обсуждали еще с 2016-2017 годов. Подавляющее большинство этих предприятий были построены еще в 50-60-х годах прошлого столетия, следовательно, они и морально, и технологически устарели. Должны ли мы восстановить руины того, что было построено 50-80 лет назад? Конечно, нет. В частности, прежде чем вкладывать средства в восстановление шахт, нужно просто взять калькулятор и посчитать потери, которые несет государство пытаясь восстановить деятельность этих объектов, и возможные прибыли от этого.

Итак, не сомневаюсь, что эти регионы будут возрождаться, но это будет уже постиндустриальное возрождение. Возможно, некоторые предприятия-гиганты, которыми славился Донбасс, будут восстановлены. Но не могу себе представить возрождение, например, Мариупольского металлургического комбината – это город в городе, которого уже фактически нет. Сейчас мы вряд ли найдем миллиарды долларов на строительство фактически с нуля такого гиганта.

Главред: А, например, полностью уничтоженный Бахмут? Вернется ли жизнь в такие города, или Бахмут останется городом-призраком?

Георгий Тука: К сожалению, таких разрушенных городов, как Бахмут, уже немало, и, судя по всему, их будет становиться еще больше. Конечно, не все города и поселки будут возрождены. Если будут ресурсы, понастроить мы можем что угодно, но кем заселять?

Вместе с тем, не стоит забывать, что Бахмут – это все-таки районный центр, и, кроме функции "крыши над головой", он нес большую административную нагрузку местного уровня. Поэтому я не исключаю, что Бахмут или Авдеевка будут отстроены, или Попасная на Луганщине – город, которого фактически не существует. Даже орки из Луга**она сказали, что в их планах нет восстановления Попасной. Конечно, у них в планах этого не будет, потому что им Попасная 300 лет не нужна была – они просто уничтожают все, до чего дотягиваются их артиллерия и ракеты. Это наша земля, и нам о ней нужно будет заботиться.

Этот вопрос довольно сложный. Прежде чем выбирать тот или иной путь, государству нужно будет провести немало международных конференций и круглых столов, чтобы консультанты со всего мира предоставили советы.

Hugo: Какие военные поражения российской армии в Украине могут похоронить Путина и его режим?

Георгий Тука: Например, если бы на одном из направлений удалось создать большой котел, в котором оказалось бы 50-100 тысяч российских оккупантов вместе с кучей металлолома. И здесь речь не идет об их физическом уничтожении – только об окружении, разоружении и взятии в плен.

Думаю, поражение примерно такого уровня могло бы привести к отрезвлению глубинного русского народа хотя бы на день-два. Тогда была бы ответная реакция самих россиян на действия их главы.

Путину совершенно наплевать на этих пропитых, беззубых и полуграмотных людей. Поэтому его совершенно не интересует то, сколько их поляжет в Украине. Его интересуют исключительно рейтинги.

Главред: А, например, потеря Крыма или сухопутного коридора в Крым может иметь серьезные последствия для Путина?

Георгий Тука: Потеря сухопутного коридора – это не цель, а путь к возвращению Крыма.

Если говорить о потере Россией Крыма, то здесь может быть два пути. Если это будет происходить малой кровью и очень быстро, как в свое время сделали с Крымом россияне, это не приведет к болезненной реакции по отношению к Путину, а наоборот может привести к дополнительной консолидации глубинного русского народа: "Крым наш? Наш! Хохлы, гады, наш Крым отобрали! Мы вернемся!". Такая консолидация вполне возможна.

Если возвращение Крыма будет происходить несколько месяцев, если во время этих действий вооруженные силы России, Черноморский флот и базы, расположенные на оккупированной территории, понесут ощутимые и даже показательные потери, то, конечно, это может привести к деморализации населения Российской Федерации и соответствующей реакции со стороны населения на действия российских властей.

Главред: Черноморский флот РФ уже понес существенные потери…

Георгий Тука: Да, но не надо преувеличивать. Хотя для нас это очень приятно. Ведь россияне чувствовали себя в полной безопасности и безнаказанности, вели себя довольно вызывающе. Я, конечно, не мастер спорта по истории, но я не помню примеров, когда бы государство, не имеющее флота, сумело бы реально бороться с флотом противника, причем делать это достаточно эффективно.

Вместе с тем, не следует забывать: даже если россияне сейчас отведут свои корабли из Севастополя на территорию Краснодарского края, то все равно мощности ракетного вооружения, которое размещается на бортах этих ракетоносителей, позволяет даже с территории Краснодарского края продолжать обстрелы территории Украины. Поэтому, с военной точки зрения, нам это мало что даст. Да, увеличится время подлета ракет, а, соответственно нашим силам противовоздушной обороны будет легче эффективно реагировать на пуски с большего расстояния. Но не нужно считать, что россияне уйдут из Севастополя, и это уже будет наша победа. Это далеко не так.

Николай: Почему, с вашей точки зрения, российские войска так вцепились в Авдеевку, чем для них является важным этот населенный пункт? И почему "вторая армия мира" в который раз ломает зубы о небольшой город, как в свое время убивалась о Бахмут?

Георгий Тука: С Авдеевкой все иначе, не так, как с Бахмутом. Если посмотреть на карту, то с 2015 года она словно своеобразный аппендикс на территории "ДНР", потому что вплотную подходит к Донецку. Думаю, даже человек, который ничего не понимает в военном деле, посмотрев на такой аппендикс, примет решение отрезать его от остальной украинской территории для того, чтобы, во-первых, получить контроль над этим населенным пунктом, а, во-вторых, создать котел для тех вооруженных формирований, которые защищают этот город. Думаю, именно поэтому для наступления россияне выбрали именно Авдеевку.

Причина этого решения – на поверхности. Недаром Путин дал поручение Шойгу до конца 2023 года завершить процесс "освобождения территории Донецкой области". Без достижения успеха на Авдеевском направлении это сделать просто невозможно. Именно поэтому они так вцепились в этот город.

Почему для взятия Авдеевки применяются "мясные штурмы", и россияне несут огромные потери, прежде всего, человеческие? А просто другого пути у них нет. Я слышал хороший экспертный анализ возможностей артиллерии с обеих сторон: точность поражения и дальнобойность украинской артиллерии существенно превосходят по этим показателям российскую артиллерию, а потому осуществлять эффективное уничтожение позиций ВСУ благодаря артиллерии россиянам очень и очень трудно, потому что мы побеждаем в артиллерийских дуэлях. Во-первых, мы можем наносить поражение противнику меньшим количеством снарядов, потому что точность выше. Во-вторых, мы можем это делать с большего расстояния, которое недостижимо для артиллерии россиян. Именно благодаря этому пока довольно успешно держится та группа сил, которая переправилась на левобережье Днепра Херсонской области. В принципе, если бы не массированная поддержка украинской артиллерии, россияне могли бы применить мощные бронетанковые силы и вытеснить наших защитников обратно. Но поскольку любые попытки действовать таким образом подвергаются шквалу украинской артиллерии, которая бьет с правого берега Днепра, россияне не могут применить свою бронетехнику, чтобы атаковать наши позиции. Поэтому россияне вынуждены атаковать пехотой, которую наши удачно косят.

Порой говорят, что Авдеевка падет. Я много раз бывал в Авдеевке, но у меня нет какого-то сакрального отношения к этому городу. Я считаю, что окончательное решение должны принимать не политики с Банковой, а исключительно высшее руководство наших Вооруженных сил. Только руководство ВСУ, обладая всей информацией, должно принимать решение – стоит продолжать защищать тот или иной населенный пункт, теряя технику и наших парней и девушек, или стоит сделать шаг назад, чтобы сохранить жизнь наших защитников.

Каждый день со страхом открываю новости и думаю: не дай Бог, кто-то ляпнул уже про Авдеевку как город-крепость.

Viktor: Сообщается, что ВСУ таки закрепились на левобережье Херсонщины. Что это меняет для россиян? Насколько это приближает освобождение Херсонской и Запорожской областей? И что станет признаками того, что враг готовится покинуть эти территории?

Георгий Тука: Пока что этот кусок украинской земли на левом берегу, над которым удалось восстановить контроль, довольно небольшой. На таком небольшом кусочке достаточно трудно создать полноценный плацдарм для дальнейшего наступления и накопить нужное количество вооруженных сил, в частности, танковых подразделений, тяжелой артиллерии, создать запасы боекомплектов для дальнейшего продвижения и мощного артиллерийского удара. Этот кусок нужно расширять для того, чтобы там можно было создать плацдарм. Этим сейчас и пытаются заниматься подразделения ВСУ, которые находятся на том направлении.

Россияне одновременно пытаются отбить участки суши, которые мы взяли под контроль. Почему им это не удается, я уже объяснил: Мы выигрываем артиллерийские дуэли, и поэтому противник не может подойти тяжелой техникой, чтобы выжать наших ребят.

Вместе с тем, очень сложно, маленькими шагами нам все-таки удается продвигаться, расширяя этот плацдарм и усиливаясь. Конечно, хотелось бы, чтобы за одни сутки удавалось освободить 10 кв км, но, к сожалению, это нереально. Поэтому ребята там дерутся за каждую посадку, за каждые 100 метров. Но процесс продвигается.

Когда этот процесс может завершиться, и там можно будет начать формирование полноценного плацдарма для дальнейшего наступления, мне трудно сказать, потому что я не профессиональный военный. Но военные специалисты по вопросам логистики отмечают: без наведения полноценных переправ через Днепр об этом речь идти не может, потому что катерами переправить необходимое количество тяжелой техники и вооружения через Днепр нереально.

Следовательно, обязательно нужно рассматривать вопрос наведения понтонных переправ, а это довольно сложно, потому что они сразу будут становиться для врага мишенями. Впрочем, ничего нереального нет.

Nikaleo: Уже несколько месяцев подряд в российско-украинском противостоянии ни одна из сторон не может осуществить радикальный прорыв, который бы смог изменить расклады на поле боя в одну или другую сторону хотя бы на определенном направлении, фактически стороны топчутся на месте. По вашему мнению, что должно произойти или что должно появиться у Украины или у России, чтобы произошел сдвиг, и фронт хотя бы на каком-то направлении посыпался? Другими словами, что может обеспечить прорыв нам или, не дай Бог, врагу.

Георгий Тука: Давайте вспомним статью Залужного в издании The Economist, которую довольно неудачно перевели, а потому появился термин "тупик". Правильнее было использовать термин "пат", то есть ничья в шахматах, когда ни одна из сторон не может радикально изменить ситуацию в свою пользу.

Кроме того, в своей статье Залужный говорил, что для совершения прорыва нужна определенная технологическая революция. Под технологической революцией подразумевается совсем не то, что понимают под этим термином специалисты из сферы ИТ. Приведу несколько примеров из нашей с вами жизни. Свидетелями этого мы уже были, но просто не осознавали, что это технологическая революция.

В 2014 году Украина стала первой в мире страной, которая во время боевых действий начала массово для наблюдения использовать дроны и коптеры. Эта технология не является новейшей, просто до этого дроны и коптеры использовались с другой целью. Во многих армиях мира эта технология использовались. Например, израильтяне вели наблюдение с дронов за Палестиной еще 20 лет назад, но теперь речь идет именно о массовом использовании.

После начала полномасштабного вторжения российских войск Украина стала первой страной, которая стала массово использовать дроны не для наблюдения, а для нанесения поражения противнику.

Другой момент – морские дроны. Это не новейшая технология – ее пытались использовать итальянцы еще во времена Второй мировой войны, а также японцы, когда сажали камикадзе на управляемые торпеды или самолеты. То есть, с этой точки зрения, ничего нового не произошло. Но именно нам удалось из единичных случаев сделать систему.

А теперь давайте немножко включим фантазию. С 2014 года морскими дронами начали заниматься две компании – наш фонд "Народный тыл" и "Армия.SOS" Юрия Касьянова. Теми дронами, которые сейчас плавают в Крым, тоже начали заниматься мы. Так что я немного больше знаю, чем это доступно широкой публике.

Первая фантазия. Если сделать такую конструкцию плавучего дрона, которая позволит ему на расстоянии 3-4 миль нырять в воду и атаковать уже под водой. Коэффициент полезного действия по попаданию в него и уничтожению корабельными средствами поражения будет значительно меньше.

Вторая фантазия. А если этот дрон на борту будет иметь еще два-три воздушных дрона, и на расстоянии 5-10 миль эти воздушные дроны будут взлетать с борта и наносить поражение либо корабельным группировкам врага, либо объектам противника на суше. В то же время сам дрон будет продолжать выполнять свою задачу.

Точку зрения Залужного на днях поддержал и конкретизировал известный американский генерал Бен Ходжес. Не является большой тайной, что подавляющее большинство высокопоставленных чиновников армии США полностью поддерживает Украину и те потребности, которые озвучивает Залужный. Также они недовольны тем, что высшее политическое руководство западных стран не реагирует должным образом на те запросы, которые предоставляет Украина. Ходжес сказал, что для того, чтобы произошел прорыв, Соединенным Штатам нужно предоставить Украине те образцы ATACMS, которые способны поражать цели на расстоянии 300 км с боеголовками различного типа, а после этого Германии нужно предоставить Украине свои ракеты дальностью поражения 500 км. Массовое использование подобных средств поражения позволит украинцам в очень сжатые сроки освободить оккупированный Крым.

Можно ли это считать технологическим прорывом, о котором писал Валерий Залужный? Конечно, нет, потому что в этом нет ничего нового. Но использование вооружения такого типа для нас будет новейшим, потому что мы до этого его никогда не использовали. С такой точки зрения, это может считаться неким технологическим прорывом.

Поэтому я совершенно не разделяю пессимизма, который овладевает украинцами, когда они слышат о том, что Украина оказалась в тупике. Никакого тупика нет – это патовая ситуация, из которой нужно найти выход. И профессиональные военные озвучили этот выход. Не нужно быть лауреатом Нобелевской премии для того, чтобы сообразить, что именно нужно для этого.

Впрочем, сейчас все зависит от политического руководства разных стран мира, которые способны помочь осуществить такой технологический прорыв.

MirRa: Как, по-вашему, появление у ВСУ F-16 повлияет на ход войны, что это изменит? Почему Запад медлит и с авиацией, и с дальнобойными ракетами, чего боится?

Георгий Тука: Боится Запад того же, чего он боялся и в 2014 году – он боится "эскалации". Хотя, честно говоря, я уже не понимаю, о какой еще эскалации может идти речь, кроме применения ядерного оружия.

Я не разделяю таких опасений, но они, к сожалению, есть. Последние заявления министра обороны США и главы Госдепа свидетельствуют о том, что те опасения, воплощением которых был глава Центрального разведывательного управления Салливан, который с первого дня был против предоставления Украине мощного оружия. Сейчас подобные голоса практически не слышны. Очень хотел бы надеяться, что их позиция либо претерпела изменения, либо люди, принимающие решения в США решили, что Украина должна одержать победу, а не получить ничью.

Выльется ли это в конкретные реальные шаги? Мне, конечно, хотелось бы, чтобы это произошло как можно скорее. Но имеем то, что имеем.

Что касается самолетов F-16. Мне было очень неприятно, когда в первые дни нашествия, а я тогда был в рядах 206-го батальона, защищавшего Киев, в информационном пространстве царил недопустимый тренд, а потом его переняло и общество. Появились у нас NLAW – у нас начали вопить, что "мы сейчас всех мо**алей NLAW-мы перекоськаем, день-два-три, и всех попалим". Появились Javelin – начались песни и частушки. Потом у нас появились Bayraktar – у нас заговорили, что "вот теперь мы ими все вокруг победим". Это совершенно недопустимо, это нивелирует сложность нашей борьбы, примитивизирует ее. И все это, в конце концов, играет нам не на пользу.

Надеюсь, что после завершения войны нашей победой мы получим честную и объективную информацию, сколькими жизнями мы заплатили за такую бездумную информационную атаку на общество, в том числе на тех людей, которые в то время находились в Вооруженных силах. Ведь видя все эти многочисленные ролики с соответствующим музыкальным сопровождением ребята брали Javelin, без доразведки шли в атаку, веря, что это всесильное оружие. А их там ждали и клали, и клали, и клали... За такую бездумную информационную политику мы заплатили высокую цену.

Поэтому об F-16 нужно понимать, что это самолеты прошлого или даже позапрошлого поколения. Российская система противовоздушной обороны способна довольно успешно с ними бороться. Поэтому ожидать, что появление F-16 обеспечит Украине господство в воздушном пространстве, не стоит, потому что это абсолютно не соответствует действительности.

Но нам F-16 необходимы при любых обстоятельствах. Ведь если они будут оснащены определенными образцами вооружений (есть разработки ракетного вооружения, например, класса "воздух-воздух", которые предназначены именно для воздушного боя между самолетами, и у них дальность поражения и поиска целей больше, чем у современных образцов российской техники), их использование позволит нам получить контроль над воздушным пространством нашей территории. Впрочем, говорить о том, что это нам позволит уничтожить российскую авиацию, точно не приходится.

Илья: Как, на ваш взгляд, будет освобождаться Крым? Что меняется после того, как РФ была вынуждена забрать оттуда Черноморский флот, а Украина начала регулярно наносить удары по военным объектам в Крыму? Возможен ли заход ВСУ в Крым до конца 2023 года?

Георгий Тука: Невозможен. Для этого нет объективных предпосылок.

Если бы мы имели все необходимое вооружение, о котором говорил Бен Ходжес, да еще и в большом количестве, которое позволило бы нам за неделю уничтожить всю военную инфраструктуру Крыма, которую понастроили за эти годы россияне, тогда было бы гораздо проще и прорубить коридор по суше, и заходить на полуостров. У нас нет сил и возможностей осуществлять десантные операции, это нужно честно признавать. Потому единственный путь захода в Крым – по суше. А для того, чтобы продвинуться в Крым по суше, нужно прорубить коридор. Чтобы это сделать, нужны те же средства поражения, о которых сказал Бен Ходжес.

На сегодняшний день я считаю все это нереалистичным. Но в случае, если мы получим в необходимом количестве все эти виды вооружения, если нам удастся их эффективно использовать, мы сможем отрезать Крым от обеспечения, уничтожив сухопутный коридор в Крым, и взяв под огневой контроль Крымский мост.

Кстати, Крымский мост совсем необязательно уничтожать – достаточно его просто взять под огневой контроль, когда все, что передвигается этим логистическим путем, легко будет превращаться в военную цель, которая будет поражаться различными типами вооружения.

Для обеспечения полуострова всем необходимым использовать корабли России будет нереалистично, и она с этим не справится. Следовательно, неизбежно встанет вопрос о том, как выживать группировке российских войск в Крыму, что делать. Понятно, что в первую очередь россияне будут спасать свои вооруженные силы, не гражданское население. Гражданское население будет спасаться самостоятельно – или на резиновых лодочках грести к исторической родине, или просто будет брошено на произвол судьбы. А вот вооруженные силы Российской Федерации и Черноморский флот будут эвакуированы, потому что не будет возможности их обеспечивать ни вооружением для ведения активных боевых действий, ни продовольственными запасами.

Поэтому целью наших массовых атак будет изоляция полуострова. После этого ВС РФ будут вынуждены покинуть полуостров. Этот процесс будет длиться не один день. Не следует думать, что 100 тысяч орков враз сядут на резиновые камеры от грузовых колес и поплывут через Керченский пролив, гребя брониками или касками. Нет, эта операция будет осуществляться постепенно и продлится не одну неделю.

Но я абсолютно убежден: как только этот процесс эвакуации начнется, наши ВС начнут заходить в Крым и постепенно выжимать армию врага с территории украинского полуострова.

ant_32: По вашему прогнозу, когда ВСУ удастся изолировать Крым, уничтожить мосты и перерезать сухопутный коридор в Крым?

Георгий Тука: Я не могу ничего спрогнозировать, потому что это зависит не от наших Вооруженных сил, не от меня, не от уважаемых военных консультантов и помощников, которые нам помогают. На сегодняшний день это зависит исключительно от политического решения руководителей союзнических государств. Когда такое решение может быть принято, не знаю. Хотелось бы, чтобы позавчера, но…

Леонид К.: Как погодные условия и наступление зимы повлияют на наше наступление? Каких событий на фронте вы ожидаете зимой?

Георгий Тука: Все будет зависеть от погоды. Давайте вспомним активное использование тяжелой бронированной техники на двух этапах. Первый – когда россияне заходили на территорию Украины, тогда одна-две гадости даже успели заехать на Оболонь в Киеве. Тогда их сожгли немало. Второй – попытка этим летом, когда подогретые политиками ВСУ приняли решение о контрнаступлении и наткнулись на не известные нашей разведке безумные минные поля. Эти минные поля остановили продвижение бронетехники.

Поэтому говорить о каких-либо перспективах сложно. Я не специалист в вопросах военного искусства. Просто верю, что руководство ВСУ вместе с нашими консультантами действует грамотно. Хотел бы только одного – чтобы политическое руководство не вмешивалось в деятельность руководства ВСУ.

Ревенко л.: Ваше мнение, возможна ли новая попытка россиян взять Киев? Вообще, способны ли они захватить какие-либо новые города, областные центры или существенно продвинуться, на каких направлениях?

Георгий Тука: Новая попытка взять Киев – это бред.

За все эти годы россиянам не удалось захватить хоть какой-то крупный населенный пункт. Захватили они разве что те населенные пункты, которые сложно назвать крупными, например, Бахмут, Попасная, сейчас, возможно, Авдеевка. Это райцентры, небольшие городки. А захватывают русские их просто – полностью уничтожая.

А теперь подумайте, сколько ресурсов, сил и средств нужно для того, чтобы захватить и разрушить, например, Харьков. На это уйдут годы. Поэтому я совершенно не верю в то, что возможны новые попытки россиян атаковать крупные города. Россияне уже ни о каких крупных прорывах не мечтают, по крайней мере объективных свидетельств я не вижу.

Nelli: С начала полномасштабного вторжения РФ в Украину вы прогнозировали, что эта война продлится два-три года, и до второй годовщины остается уже не так много времени. Видите ли вы сейчас предпосылки для окончания войны в 2024 году, сколько она еще может продолжаться, по-вашему?

Георгий Тука: К сожалению, объективных причин для ее окончания в 2024-м я пока не вижу. Когда я говорил о двух или трех годах, я был слишком оптимистичен в отношении уровня помощи со стороны наших союзников. К тому времени мы получили лишь только Javelin и NLAW, но я анализировал потенциал и был убежден, что помощь мы получим, и даже при этом война продлится как минимум два-три года.

На сегодняшний день уровень поддержки нас Западом, конечно, вырос, по сравнению с 2022 годом, но он не является достаточным для того, чтобы Украина могла одержать победу. Он сейчас колеблется на том уровне, чтобы Украина могла просто сдерживать врага. Для победы этого недостаточно.

Я бы очень хотел верить, что в следующем году мы получим те виды вооружения, которые позволят реализовать план освобождения территории нашей страны. Казалось, что вопрос с F-16 решится за неделю-две, но постоянно это отодвигалось. И так длится уже полгода. Сейчас начат процесс обучения пилотов, но и он может длиться до полугода. Огромная проблема оказалась не в мастерстве наших летчиков, а в их плохом знании английского языка, а также в почти нулевом уровне знания английского языка у того персонала, который будет обслуживать эти самолеты. К сожалению, это очень тормозит процесс.

Хотелось бы верить, что в следующем году нам удастся реализовать все наши стремления. Но нужно учитывать те турбулентные процессы, которые сейчас начались в США, те события, которые сейчас разворачиваются на Ближнем Востоке, а также не исключаю, что россиянам удастся раздуть еще один очаг войны на планете. Все это отвлекает внимание от освобождения территорий Украины и ресурсную помощь. Чем меньше внимание и чем меньше помощь, тем нам труднее, и тем больше откладывается день победы.

Dafny: The Economist пишет, что война в Украине продлится еще минимум 5 лет. Согласны ли вы с такой оценкой? И если этот ужасный прогноз близок к реальности, то объясните, как, чем и кем Украина будет воевать столько? Война до последнего украинца? Означают ли такие публикации теоретическую готовность США и Британии воевать нами годами?

Георгий Тука: Советовал бы тому, кто задает такой вопрос, брать чемодан и валить в Россию-матушку. Потому что тезисы о "войне до последнего украинца" и "нами воюют" – это тезисы российской пропаганды.

А воевать мы будем не до последнего украинца, а до последнего россиянина на территории Украины.

А что касается того, что некем и нечем воевать, то это откровенная ложь. Даже не хочу продолжать отвечать на провокационный вопрос человека, который сразу проявил свою пророссийскую сущность.

qwerty123: Президент Зеленский заявил, что Украина не может позволить себе проявление слабости – принять замораживание конфликта с Россией. Для кого делаются такие заявления? Складывается впечатление, что Украину заставляют согласиться на заморозку войны, но она противится. Мир устал?

Георгий Тука: У меня нет данных, которые бы свидетельствовали о том, что нас кто-то уже начинает принуждать к началу переговоров. Об этом говорит Арестович, но это вовсе не значит, что об этом на официальном уровне говорят наши партнеры.

За последнее время в международных изданиях было несколько громких статей, где рассказывалось, что даже во время последнего заседания министров обороны в Германии обсуждалось, что стоит подумать над возможностью переговоров. Но делегация каждой страны состоит как минимум из пяти-десяти человек, а, следовательно, общее количество людей, которые присутствуют на этом мероприятии, составляет несколько сотен человек. Предполагаю, что где-то в курилке или во время перерыва на кофе кто-то с кем-то говорил, что, видимо, нужно над этим подумать. Но сколько людей, столько и точек зрения.

Подчеркиваю, объективных предпосылок для того, чтобы говорить, что наши партнеры изменили точку зрения или начали ее менять, нет. Я такого и близко не слышал. После того, как Арестович в очередной раз ляпнул о таких тенденциях, министр Германии Анналена Бербок очень резко ответила на такой упрек, мол, Европа настроена на победу, никаких принудительных действий в отношении Украины и переговоров с Путиным нет и быть не может.

Тимофей: Как вы относитесь к идее бывшего генсека НАТО Расмуссена о присоединении Украины к НАТО без оккупированных Россией территорий, насколько это приемлемо? Может ли Запад ради окончания войны пытаться усадить Киев за стол переговоров с Москвой, уговаривать Украину отказаться от Крыма и Донбасса в обмен на вступление в Альянс?

Георгий Тука: С моей точки зрения, это нереалистичная идея по целому ряду причин. Первая причина заключается в том, что на это не согласится украинский народ. Согласно опросу, более 80% украинцев выступают за освобождение всей территории. Вторая причина – на это не согласится руководство России. Разве можно представить, что Путин откажется от того, чтобы "освободить исконно русские земли", которые уже вписаны в конституцию РФ? Это будет все равно, что он выйдет на Красную площадь, залезет на Мавзолей и на трибуне пустит себе пулю в лоб.

Кроме того, такие решения не соответствуют Уставу НАТО. Даже при таких вроде бы сладких условиях найдутся члены НАТО, которые будут против вступления Украины. Куда мы денем Орбана и его прихвостня Фицо? Никуда. Поэтому сейчас эта конструкция абсолютно недееспособна и нереалистична.

Danylo: Что изменит шоу под названием "президентские выборы в России" в марте 2024-го?

Георгий Тука: Абсолютно ничего. Я не могу понять, зачем "хорошие русские" пытаются подталкивать свою аудиторию к обсуждению этой темы.

А вскоре будет еще "сенсация" – Путин объявит о своем решении идти в президенты. Сенсация галактического уровня.

Ничего не изменится. Даже обсуждать это – пустая трата времени.

Danylo: Сколько еще Путин может оставаться там у власти?

Георгий Тука: Если нанести удар по электроподстанции и генератору, которые обеспечивают бесперебойное питание того холодильника, в котором лежит Путин, его останки просто растают и разморозятся, и тогда что-то придется говорить: кто настоящий Путин – тот, кто сидит за столом размером как взлетная полоса, или тот, кто лезет обниматься в Дагестане с прохожими, или тот, кто лежит в холодильнике.

Если говорить серьезно, то Россия превратилась в диктатуру, поэтому Путин со своим окружением может продолжать держаться у власти бесконечно долго. Объективных предпосылок для того, чтобы он ушел от власти, я не вижу. Он будет править, пока не сдохнет.

Nik: Как, по-вашему, закончит Путин?

Георгий Тука: Я бы очень хотел, чтобы он закончил на виселице, как это ранее предполагалось во время осуждения Нюрнбергским трибуналом. Сейчас смертных приговоров нет, только пожизненное заключение. Поэтому я хотел бы, чтобы Путин предстал перед Международным судом. Но это нереально.

Хотя в случае внутренних изменений в России можно предположить, что те люди, которые то ли в случае переворота в Кремле, то ли благодаря процессам дезинтеграции, которые начнутся внутри Российской Федерации, придут к власти, могут ради финансово-экономического сотрудничества с Западом, снятия санкций и разблокирования счетов арестовать бывшего на тот момент президента Путина и передать его в руки международного правосудия. Такой сценарий хоть и маловероятен, но предположить это можно.

Nik: Возможен ли в России дворцовый переворот? Неужели Путин всех в его окружении устраивает, почему его терпят? И что станет последней каплей, которая заставит российские элиты принять меры, чтобы решить эту проблему?

Георгий Тука: Относительно возможности внутреннего кремлевского переворота существует столько различных конспирологических теорий, которые прежде всего распространяют "хорошие русские", которые придумывают, какая башня Кремля первой упадет, кто кому прогрызет спасительную шлюпку, кто кого потопит.

Подчеркиваю, на сегодняшний день объективных предпосылок для дворцового переворота в России нет. Команда Путина довольно мощная. Хотя есть свидетельства того, что внутри есть как минимум две вертикали, которые конкурируют друг с другом, и две горизонтали, которые также конкурируют друг с другом. Горизонтали – это силовики и финансово-экономическое крыло. Вертикали – это ФСБ и Главное управление генерального штаба РФ, то есть бывшее ГУР.

В этих конфигурациях происходят определенные процессы, так было всегда. Периодически эти процессы обостряются. Например, так было, когда в Сирии американцы уничтожили около 220 вагнеровцев, и сами "вагнеры" обвинили в этом министерство обороны РФ, которое предоставило вагнеровцам устаревшее вооружение и отказалось обеспечить более мощным вооружением для решения поставленной задачи – "отжать" предприятия нефтеперерабатывающего завода. Тогда было очень серьезное обострение между ГУР и ФСБ. Кроме того, было серьезное обострение между Пригожиным и МО РФ. Но как свидетельствует опыт, к каким-то радикальным изменениям подобные обострения не приводят, даже "марш" Пригожина на Москву сдулся в течение суток.

y-grek: Каким башням Кремля Путин и его действия уже откровенно надоели?

Георгий Тука: Прежде всего финансово-экономическим.

Семенов: К чему приведет российское государство идеология, которая была там насаждена в путинскую эпоху? Насколько сложно эту идеологию будет искоренять, когда Путина не станет? На сколько веков искалечены мозги русского народа?

Георгий Тука: Это сложный вопрос. Политика, которую проводит Путин, возникла не на пустом месте. Я начал активно полемизировать с россиянами еще с первого дня получения Украиной независимости. Уже тогда я неоднократно сталкивался с пренебрежительным отношением к украинцам и Украине – мол, "какие вы там незалежные", "вам ваша незалежность с неба упала" и все в таком духе. И это было свойственно не каким-то там российским нацистам или фашистам – это была точка зрения большого количества жителей России. Именно на таких дрожжах успешно взошло то, что посеял Путин, понакидал зернышки в это дерьмо.

Искоренять это придется не одно поколение. Главный жупел, который веками воспитывался в российском обществе – это, во-первых, раболепие, а, во-вторых, вера в свое величие.

Часто, когда начинались дискуссии о "великой России", я задавал один простой вопрос – в чем заключается ваше величие. В 95% ответ был один и тот же: "Мы самая большая страна в мире". Мне кажется, что в XXI веке давать такие ответы – это признак недоразвитости. Но они такие.

Удастся ли в дальнейшем россиян перевоспитать? Не знаю. Я точно не хочу заниматься перевоспитанием "лаптеногих". Да и это должны делать сами россияне. Бог им в помощь. Но я не верю в успех этого дела.

В свое время я верил в то, что с политикой Ельцина в России появляются признаки цивилизованного общества, там начинаются процессы демократизации, в обществе и СМИ начинают господствовать разные точки зрения. Но все это очень быстро лопнуло, как мыльный пузырь.

Российское общество веками такое было, есть и, мне кажется, будет до тех пор, пока Россия не развалится на составные части.

Главред: Выходит, мы тогда просто обречены на постоянную войну с Россией в том или ином виде?

Георгий Тука: Если брать цивилизационное измерение, то да. А насчет настоящей, физической войны, то нет, конечно. Убежден, что с того момента, как начнется распад России, ей будет не до внешних проблем. Пример малюсенькой Чеченской республики дважды доказывал всю ничтожность России как мощной сверхдержавы. Ведь, в конце концов, малюсенькая Чечня заставила Россию ежегодно платить дань в обмен на лояльность. Это факт, загляните в открытые источники, например, бюджет Российской Федерации – вы увидите, что ежегодные субвенции Чечни в разы превышают аналогичные дотации и субвенции другим регионам РФ.

Katt: Насколько, с вашей точки зрения, вероятен демонтаж Российской Федерации, ее распад? Что к этому может привести, и является ли такой сценарий неизбежным? Готовы ли США и Китай к этому?

Георгий Тука: Я уже многое сказал во время сегодняшнего разговора по этому поводу.

Что касается позиции Китая, у меня нет данных относительно его позиции – хочет он этого или нет.

К сожалению, до сих пор не только в Европе, но и в США (имею в виду не население, а людей, принимающих политические решения) боятся распада России. Я лично трачу много усилий, чтобы убеждать их в том, что на процесс распада России нужно смотреть не со страхом – следует воспринимать его как неизбежный. Впервые я этот прием применил, общаясь с атташе Австрии в Украине и с одним британским генералом, когда я еще работал в ведомстве. Я видел, что они были напуганы этим. Пусть они боятся неконтролируемого распространения ядерного оружия и другого оружия массового поражения, я все это понимаю и разделяю эти опасения. Но вспомните позицию США в начале 90-х, когда Россия трещала по швам: тогда из Америки трижды в сутки прилетали самолеты Министерства обороны США с наличными деньгами, два садились в Москве, один – в Санкт-Петербурге. Россияне не хотят помнить о "ножках Буша", которые фактически эту проклятую орду спасли от голодной смерти – им жрать было нечего, они умирали. А американцы тогда, именно опасаясь неконтролируемого распада России и начала гражданской войны там, приложили огромные усилия, чтобы сохранить Россию как единое государство. Именно потому что они боялись.

Я же предложил западным политикам посмотреть на этот процесс с другой стороны – воспринимать распад как неизбежный, нравится им это или нет. И нужно думать не о том, как сохранить Россию, а о том, как сохранить контроль над неизбежным распадом России. У профессиональных военных и тех военных, которые имеют опыт в разработке стратегических задач и планировок, в глазах мгновенно что-то менялось. У меня создавалось впечатление, что они до того никогда не думали над этим вопросом именно таким образом.

Понемногу боязнь перед распадом России на Западе уменьшается. Но пока желание уничтожить эту проклятую полудохлую империю там не превалирует. Там преобладают опасения. Но процесс продолжается. Возможно, это прозвучит цинично, но благодаря тем жертвам, которые сейчас приносит наш народ, процесс понимания неизбежности распада России набирает все большие обороты и приобретает все большую популярность в политической среде коллективного Запада.

Потап: В последнее время у политиков и военнослужащих часто спрашивают о распаде РФ и вероятности дворцового переворота там. Соответственно, уменьшилось количество тех, кто верит в быструю и неизбежную победу на поле боя. С чем это, по-вашему, связано?

Георгий Тука: Не думаю, что одно исключает другое, скорее, наоборот. Чем быстрее начнутся процессы освобождения оккупированной территории, тем скорее начнутся дезинтеграционные процессы внутри самой России. Поэтому я не вижу здесь противоречий.

Надо честно признавать, что любые активные военные действия несут большие потери. Конечно, я бы хотел, чтобы освобождение наших территорий произошло не благодаря активным боевым действиям и потерям сотен тысяч жизней наших ребят, а благодаря физическому уничтожению Путина, распаду России на составляющие и гражданской войне в РФ. Этого я хотел бы гораздо больше, чем победы ВСУ невероятно высокой ценой.

Роман: Россияне запланировали высадку своих космонавтов на Луну через несколько лет. Как РФ может реализовать такие амбициозные планы в условиях санкций и технической отсталости? Или это бред? Что вы вообще об этом думаете?

Георгий Тука: Я об этом вообще не думаю. Во времена Советского Союза был такой анекдот:

- Фима, слышали ли вы, что китайцы полетели в космос?

- Как? Все?

Я бы очень хотел, чтобы орки все полетели на Луну вместе с бурятами, якутами и остальными.

Если серьезно отвечать на этот вопрос, то какой космос? Какая Луна? Там уровень технологического развития таков, что они элементарных вещей не могут сделать, даже автомобиль. О каких там полетах в космос может идти речь? Рогозин уже как-то советовал Илону Маску попрыгать на батуте, когда Маск заговорил о том, что готовит запуск собственного космического корабля и что американцы не заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве с россиянами. Вот Рогозин и говорил, что американцы без России будут на батуте прыгать в космос. И каков результат?

Главред: Киев за три дня взяли, а теперь "лунную народную республику" попытаются создать…

Георгий Тука: Странные люди, странный народ... Это явно не признак здравого смысла. Но имеем то, что имеем. Россияне с удовольствием обменивают своих сыновей и мужей на холодильники и дрова. Пусть поменяют всех, лишь бы не за наш счет. Пусть бы они друг друга перебили и засыпали дровами. Пусть хоть живут в тех холодильниках, лишь бы не лезли к нам.

Кто такой Георгий Тука

Георгий Борисович Тука (родился 24 ноября 1963 года, Киев) – украинский государственный и общественный деятель. Руководитель и основатель волонтерской группы "Народный тыл". Председатель Луганской областной военно-гражданской администрации (22 июля 2015 – 29 апреля 2016), пишет Википедия.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Реклама

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять