Зеленский у былинного камня, или Три варианта, что делать с Донбассом

Почему у Зеленского ничего не получается на Донбассе? Потому что уже сейчас достигнут предел переговорных возможностей.

Зеленский на Луганщине
Зеленский на Луганщине / сайт президента Украины

Владимир Зеленский получил в наследство от Петра Порошенко этническую модель Украины. Вернее, попытку построения такой модели. Суть модели в общем-то проста. Одна нация – один язык. Все кто против – просим на выход или в лингвистическое гетто.

Проблема ведь не в том, что в Киеве по-прежнему отказываются вести прямые переговоры с ЛДНР. Да, при этом рушится конструкция "оккупированных территорий", и тогда конфликт из русско-украинского обретает рамки гражданского. Но даже это вторично. Принципиальный вопрос – это о чем говорить хоть с Москвой, хоть с Донецком или Луганском. А он упирается в особый статус.

Читайте такжеПочему проблема Украины на Донбассе не в силе агрессораНо что такое "особый статус"? Это ведь даже не вопрос распределения бабла или личных гарантий неприкосновенности сепаратистов. И первое, и второе решается в индивидуальном порядке.Особый статус – это всегда в первую очередь особое языковое положение ЛДНР. Это вопрос русского языка. Вот это и есть базовая точка преткновения. И она не так проста, как кажется на первый взгляд. Да, по форме это "всего лишь" лингвистическое самоуправление. Школы, местные вузы, делопроизводство, СМИ, ТВ и радио FM. Вроде бы, пустяковая малость ради сохранения жизней сотен солдат, экономии бюджета на бесконечную войну и сохранении территориальной целостности. Но ведь языковое самоуправление как раз и ломает сам концепт этно-расовой моно-Украины, которую все пять лет строил Порошенко.

Петр Порошенко только провозгласил борьбу с Россией и "российскостью". Но все 5 лет борьба была против русскости в среде самих украинцев. Настоящий культурно-лингвистический этноцид среди части своих сограждан. Результаты этой политики отобразили выборы. Бороться с Россией за счет своих сограждан оказалось некомфортно.

Но в наследстве у Зеленского все та же модель этнической Украины с одной нацией и одним языком. У Зеленского в наследстве страна, где русскоязычные сограждане почти официально объявлены дебилами и людьми второго сорта. А любая попытка даже обсуждения либерализации языковой ситуации приравнивается к покушению на украинскую государственность. И эти процессы очень инертны. Русскоязычный Разумков уже сейчас отключает микрофоны депутатам, которые начинают "пиликать" на русском.

Читайте такжеЗеленский на шпагате: чем обернутся уступки Путину по ДонбассуВообще, вопрос языка пытаются обходить стороной. Его гасят другими темами. Депутатская неприкосновенность, земля, посадки коррупционеров...

По теме Донбасса только косметические подвижки. Там войска отводят, там мост восстанавливают, с заложниками уже все на мази... Но все это, как с девушкой в кино сходить. И когда-то нужно будет задать финальный вопрос – пойдешь ко мне? А он упирается не столько в особый статус, сколько в вопрос языка. Потому что, как только этот вопрос будет решен с Донбассом, он сразу же станет актуальным и для остальных регионов Украины. Всем ведь интересно будет, почему в Донецке и Луганске можно отводить детей в русскоязычные школы, а в Мариуполе и Харькове, нет.

И тут у Зеленского всего только три решения вопроса. Все как у Ильи Муромца перед известным камнем.

Первый и самый сложный путь – ломка монолингвистической модели Украины. По сути, это белоруссизация страны. Которая может вызвать абсолютно непредвиденные последствия. От новой кровавой майданной бани до сепаратистских движений на западе страны. Так уж вышло, что носители украинского языка ведут себя по отношению к русскоязычным соотечественникам, как африканеры времен апартеида в ЮАР.

Второй путь – это война. Не обязательно активная. Такой себе вариант перманентного противостояния индусов и пакистанцев за Кашмир. Иногда стреляют, иногда наступают и отступают, а в основном друг на друга смотрят в бинокли и очень сильно ненавидят.

Я не утверждаю, что это хороший или плохой путь. Возможно, Россия когда-то устанет и без всяких условий уйдет с Донбасса, а счастливые победители наконец-то свалят памятник Ленину в Донецке и украинизируют все местные школы. Ведь именно это является целью этой войны, а не что-то иное. А возможно ЛДНР чуть расширится. Это же война, всякое может быть. Но на последних выборах пока что именно украинцы устали от войны и проголосовали за кандидата, который обещал хоть какой-то, но мир.

Читайте такжеБудут ли США участвовать в переговорах по Донбассу, и как это поможет УкраинеИ третий путь – это стена. Не яценюковская сетка рабица, а взаправдашняя стена. Типа Берлинской или израильско-палестинской. Как по мне, это самый честный путь. Никто не готов идти на компромисс, но и воевать дорого и опасно. А что еще тогда делать? Отгородились и каждый в своей песочнице.

Никакого четвертого пути нет и не будет. Или переформатирование всей страны. Или победа "наших" над "вашими" с последующим горе побежденным. Или послать друг друга, и до встречи в аду.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять