Чего боится Путин

В Кремле боятся правды гораздо больше, чем санкций и военных действий. 

Путина беспокоит принятый закон о реинтеграции

Президент России Владимир Путин собрал специальное совещание постоянных членов Совета безопасности России, чтобы обсудить одобрение украинским парламентом закона о реинтеграции Донбасса. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что этот закон перечеркивает Минские соглашения. Депутаты Верховной Рады Украины от фракции "Оппозиционный блок" предложили отменить результаты голосования в парламенте - и теперь закон нельзя будет подписать до принятия постановления, которое должно будет отменить это предложение бывших соратников Виктора Януковича.

Казалось бы, почему так волноваться из-за закона, который не может изменить фактическую ситуацию на Донбассе? Принятие закона не освобождает от оккупантов территорию, не восстанавливает украинский контроль над границей, никак не может сказаться на возможностях руководства группировок "ДНР", "ЛНР" и их кураторов из Москвы. И, кстати, Минские соглашения этот новый закон тоже не отменяет - хотя за все время, прошедшее после их согласования, Россия и на шаг не продвинулась в сторону выполнения договоренностей. Зачем же понадобилось специальное заседание Совета безопасности Российской Федерации? Зачем депутаты от "Оппозиционного блока" используют все формальные возможности, чтобы оттянуть подписание закона?

Читайте также: "Деоккупация" в кавычках

В гибридной войне, которую Россия начала против Украины 2014 года, очень важно не называть вещи своими именами. Это - часть стратегии. Именно поэтому российские оккупанты в Крыму называли себя вежливыми зелеными человечками. Именно поэтому оккупант постоянно говорит, что его там нет. Российский солдат передвигается по чужой земле как вор - без шевронов и погон. И в этом стремлении скрыть имя, страну, флаг и честь его полностью поддерживает верховный главнокомандующий российской армии и большинство жителей России. Именно поэтому даже после гибели российских солдат в боях в Украине их хоронят тайно, а тех, кто пытается докопаться до истины, запугивают или бьют, как журналиста и политика Льва Шлосберга.

Россию не устраивает в украинском законе самое главное: то, что агрессор назван агрессором. Так, в этом законе отнюдь не все вещи названы своими именами. Но вот этот, самый существенный срок в нем все же присутствует. Присутствует не только в правовом пространстве Украины, но и в многочисленных комментариях медиа всего мира. Благодаря принятию нового украинского закона многие политики и наблюдателей вспомнили о почти замороженном конфликте, о том, что до сих пор на линии соприкосновения погибают солдаты и страдают мирные жители, о том, что миллионы людей через авантюры Кремля не могут жить нормальной жизнью. И еще они вспомнили, кто агрессор.

И, как видим, это серьезно беспокоит и Владимира Путина, и ближайшее окружение российского президента. Похоже, эти люди боятся правды гораздо больше санкций и военных действий. Ведь когда принимали санкции, они не проводили специальных заседаний и не позировали перед камерами с озабоченными лицами. Наоборот, тогда они излучали полную уверенность, что переигрывают Запад. Потому что санкции - это деньги, товары и визы. А правда - это правда.

Виталий Портников, журналист для Радио Свобода

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять