Стратегия гибридной войны РФ в Украине провалилась - частная разведка США

Москва все больше прибегает к гибридной стратегии для достижения своих целей, но пять лет показали ее неэффективность.

Зеленые человечки
Зеленые человечки / Reuters

31 марта украинцы отправятся на избирательные участки для голосования на самых важных и необычных выборах в постсоветской истории страны. Это будут первые президентские выборы после восстания Евромайдана в 2014 году, когда широкомасштабные протесты свергли пророссийского президента Виктора Януковича. Но через пять лет после Евромайдана, Украина еще не нашла своей политической опоры. Но независимо от того, кто победит на выборах, ясно одно: прозападная ориентация Украины сохранится, по крайней мере, в обозримом будущем, пишет американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor.

После Евромайдана Украина стала эпицентром расширения российской стратегии гибридной войны, но решительный отрыв от могущественного восточного соседа показал некоторые ограничения для такой деятельности РФ.

Читайте такжеЗапад устал играть с Путиным в его любимую забаву - "гибридную войну"


Украина и противостояние Россия-Запад

Влияние Евромайдана распространилось далеко за пределы Украины, что вызвало целую волну последствий в Евразии и на Западе. Хотя революция не была первым поддерживаемым Западом восстанием, которое произошло на заднем дворе России (волна цветных революций, в том числе в Украине, прокатилась и в начале 2000-х гг.), она безусловно, является самой жестокой и наиболее продолжительной с точки зрения последствий. Евромайдан стал серьезной угрозой для стратегических интересов РФ и привел к крупнейшей конфронтации между Москвой и Западом со времен холодной войны, в корне изменив способ взаимодействия России с Западом.

Первоначальная реакция России на восстание служит тому примером. Вместо того, чтобы проводить официальное военное вторжение в Украину, Россия отправила "маленьких зеленых человечков" или военнослужащих без опознавательных знаков в Крым, а затем в восточную Украину. Цель – создать политические движения и силы против Евромайдана, чтобы противостоять новому правительству в Киеве. В то время действия России казались слегка завуалированной попыткой скрыть свои следы и избежать вины за прямое военное вмешательство. Оглядываясь назад, можно сделать вывод, что это были первые шаги в глубоком переходе российской стратегии к чему-то другому: гибридной войне.

Безусловно, гибридная война не является новой концепцией ни для России, ни для других государств. Однако способ, которым Москва вела гибридную войну, претерпел существенную эволюцию и расширение после Евромайдана. Россия ранее использовала гибридную тактику ограниченным образом для достижения ограниченных целей, как, например, во время российско-грузинской войны в 2008 году. Сейчас Москва значительно расширила эту тактику как по масштабам, так и по охвату. Российские методы расширились, чтобы охватить все - от убийств и секретных операций до кибератак и кампаний по дезинформации. Все они были разработаны - с различной степенью интенсивности и эффективности - чтобы ослабить украинское государство и подорвать его усилия на пути интеграции с Западом.

Используя Украину в качестве тестового примера, Россия применила некоторые или все расширенные методы гибридной войны к другим прозападным странам на постсоветском пространстве, таким как Молдова и Грузия. Москва расширила свою политическую и экономическую поддержку промосковским партиям, таким как социалисты в Молдове, и усилила безопасность на оккупированных территориях, таких как Абхазия и Южная Осетия. Россия также использовала свои усовершенствованные инструменты, поддерживая евроскептические партии в Германии и Италии или создавая целые армии ботов на платформах социальных сетей с конечной целью - разжигать разногласия и сеять хаос на Западе. Естественно, сфера применения российских инструментов варьировалась в зависимости от страны, на которую она нацеливалась: Москва не хотела бросать вызов таким странам, как США или Франция, в прямом военном смысле, но она была готова проводить кибератаки и вмешиваться в их политические системы во время критических событий.

Читайте такжеПо стопам России, или Как Великобритания стала мишенью гибридной оккупацииГлобальное эхо Евромайдана

Длительное противостояние России с Западом также оказало значительное влияние на то, как Москва взаимодействует с остальным миром. Спустя год после восстания на Евромайдане Россия вмешалась в сирийский конфликт, развернув военные силы для поддержки правительства Башара Асада против США и мятежников, поддерживаемых Западом. Как и в Украине, российское военное участие в Сирии началось с небольшого и неофициального присутствия, чтобы нащупать почву, прежде чем вырасти в более мощную силу. Вмешательство России также продемонстрировало, что страна была готова бросить вызов Западу не только на постсоветском пространстве, но и в таких отдаленных регионах, как Ближний Восток.

Сегодня появляются признаки того, что Кремль мог бы стать еще более глобальным в использовании гибридной войны. Использование Россией секретных или наемных сил распространилось на такие регионы, как Африка, в том числе в Ливии и Центрально-Африканской Республике, и даже в Венесуэлуе. Более того, Россия может укрепить свое военное присутствие в Венесуэле, особенно после того, как ее военные самолеты недавно приземлились в Каракасе с более чем 100 военнослужащими и советниками. Если это так, то российские вылазки в Венесуэлу будут иметь много общего с предыдущими гибридными вмешательствами в Украине или в Сирии, как с точки зрения тактики, так и с точки зрения повышения своего авторитета и влияния в надежде на широкие переговоры с США. Евромайдан не только переориентировал внешнюю политику Украины в отношении Запада, но решительность, с которой это произошло, показывает, что такой сдвиг продлится еще долго после выборов 2019 года.

Читайте такжеЗапад устал играть с Путиным в его любимую забаву - "гибридную войну"Гибридная стратегия России ударяется в стену

Запад, однако, не совсем молчал перед лицом гибридных военных действий России. Соединенные Штаты и Европейский Союз усилили санкции против России, в то время как НАТО увеличило свое военное присутствие в пограничных странах, чтобы укрепить оборону. В дополнение к обычному наращиванию, члены НАТО и такие страны, как Украина, удвоили свои усилия в сфере кибербезопасности и защиты от онлайн-пропаганды и тактики дезинформации. Запад работал над тем, чтобы повысить стоимость гибридных атак для России и снизить их эффективность.

Несмотря на разочарование общественности в связи с неравномерным ходом реформ и сохраняющимися повседневными трудностями для многих граждан, в Украине за последние пять лет произошли серьезные преобразования, которые трудно игнорировать со стратегической точки зрения.

Независимо от того, кто победит 31 марта, все ведущие кандидаты поддерживают продолжение западной интеграции. На самом деле, ни у одного пророссийского кандидата нет реальных шансов на выход во второй тур. В конце концов, это серьезный отход от поляризованной политики Украины до Евромайдана, когда страна была примерно поровну разделена между пророссийскими и прозападными силами. Более того, это также свидетельствует об ограниченности гибридной тактики России.

Несмотря на то, что противостояние России с Западом усиливается в течение последних 50 лет, Москва страдает от ряда присущих ей слабостей, включая зависящую от ресурсов экономику и демографические проблемы. В результате, Россия все больше прибегает к гибридной стратегии для достижения своих целей. Украина продемонстрировала насколько ограничена эта стратегия - и это вряд ли изменится, даже если Москва ее усовершенствует.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять