Олег Котенко: "Арестом полковника Безъязыкова подставили под удар президента и главу СБУ"

По принципу Безъязыкова можно арестовать восемь из десяти украинских военнопленных, говорит волонтер.

Патриот, Олег Котенко
Олег Котенко Фото из архива Олега Котенко
Руководитель волонтерской группы "Патриот" Олег Котенко участвовал в спецоперации по обмену полковника, начальника разведки 8-го армейского корпуса Ивана Безъязыкова, ныне обвиняемого в участии в террористической организации "ДНР". До этого, по просьбе жены Маргариты, волонтеры пытались установить его местопребывание, так как Украина считала его пропавшим без вести.

Все время, когда Иван Безъязыков находился в плену, и группа "Патриот" пыталась его освободить, следили ли вы за его перемещениями на территориях, неподконтрольных Украине?

— В декабре2015 года мы узнали, что Иван Безъязыков находится в телецентре в Донецке. До этого времени мы не знали, где он и у кого. Он был у разных полевых командиров.

— Думаете, он мог выезжать за пределы Украины, находясь в плену?

— Не исключаю такой возможности. Такая практика была распространена в 2014 году после Иловайского котла. Вывозили в РФ из Донецка и из Луганска. После освобождения ребята рассказывали, что их переправляли на "допросы" в Ростовскую область. Но подобной информации по Безъязыкову у нас не было.

— Для чего заложников вывозили в РФ?

— Если шли активные боевые действия, то те люди, которые могли проводить допросы, боялись туда выезжать.

— Вы освобождали многих военных, но полковников у вас не было…

— …Были подполковники, майоры… Важна фамилия, а не звание.

— Но отношение террористов к солдату и полковнику разное?

— Конечно!

— Так вот я хочу спросить, почему полковника, начальника разведки, Украина активно не искала?

— Украина искала, хотела искать, только у нее не было таких возможностей, как у волонтеров. Они всегда говорят, что ищут, но как это происходит технически, я не знаю.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Василий Вовк: "В деле Безъязыкова могут быть доказательства, которые сегодня нельзя обнародовать"

Иван Безъязыков
Иван Безъязыков 112.ua

— Вы готовы, что вас будут вызывать как свидетеля по делу Безъязыкова?

— Я готов давать показания. Если меня не вызовут, то следствие будет неполным. И не только меня, но и многих людей, которые могут что-то об этом сказать.

— В интервью "Главреду" вы говорили, что президент хотел видеть Безъязыкова лично. А после не под запись уточнили, что эта встреча была важна, чтобы снять все подозрения в предательстве…

— Мы слышали, как говорили, что, вероятнее всего, он перешел на сторону врага. Я отвечал, что его фамилия находится в списках военнопленных, и я его буду освобождать в любом случае. Моя миссия заканчивается, когда я забираю человека на подконтрольную Украине территорию. Думаю, что Безъязыков пошел к президенту, потому что к нему вопросов о предательстве не было. В противном случае — не понимаю, к чему все это было.

Сейчас я думаю, что задержание Безъязыкова каким-то образом может быть связано с тем фактом, что Савченко ведет переговоры с боевиками. Это какие-то политические игрища. Только кому они нужны? Его могли арестовать намного раньше или намного позже. Нет, это случилось как раз в то время, когда появилась информация о Савченко и ее переговорах с боевиками в Минске.

Думаю, следствие разберется, если у него есть убойные доводы, что полковник виноват. Пока того, что я вижу по суду, не достаточно. Есть два человека, говорящие невнятные вещи. По принципу Безъязыкова можно арестовать восемь из десяти украинских военнопленных, ведь каждый из них где-то о чем-то разговаривал с боевиками. Единственное, полковник мог быть немного крепче, по мнению простых граждан — он должен был умереть, а не сдаваться в плен или что-то в этом роде. Будем следить за следствием. Всегда легко обвинить человека, сложно оправдать. Теперь могут искать доказательную базу не для того, чтобы сказать, что хорошо работают, а для того, чтобы следствие не попало в некрасивую ситуацию.

— Многие ребята, освобожденные из плена, общались с "охраной", их допрашивали террористы?

— Конечно. Многие с ними даже чай распивали. Но это ни о чем не говорит.

— Получается, что любого, побывавшего в плену, можно обвинить в сотрудничестве с террористами?

— Вот и я об этом говорю. Вы же понимаете, как это может сработать информационно? Как только Безъязыкова арестовали, матери пленных стали обрывать телефоны, мол, что означает: наши придут, их тоже арестуют? Если цель была посеять такую панику, то она на каком-то этапе была достигнута. Матери не понимают, что будет с их детьми. А теперь представьте другую ситуацию. Люди, воюющие на передовой, попавшие в плен, могут услышать от боевиков: "Ты не хочешь с нами сотрудничать, героя из себя корчишь, а когда ты отсюда выйдешь, тебе никто не поверит, мы наденем на тебя военную форму, дадим пистолет, и ты как Безъязыков все равно будешь сидеть в тюрьме". И что должен думать человек, когда в голове у него страх? И он может пойти на сотрудничество, когда он знает, что в Украине есть такие моменты, когда людей арестовывают. Я не понимаю, почему не сделать все красиво: вызвать человека несколько раз на допрос, установить факты, сказать, что за преступление, если оно совершено, надо отвечать, предоставить "убойные" доказательства… Что такое "убойный" материал для меня? Это когда он ведет переговоры с террористами, и этот разговор записан. Я знаю, есть осужденные в Украине именно в случае, когда присутствуют телефонные переговоры. А когда выходят два человека и говорят, что они были с ним рядом в плену и им что-то показалось, это несерьезно… Так давайте сначала зададим вопрос тем двум, кто они, не работают ли они случайно на "ту" сторону? Просто надо захотеть задать вопрос, и мы все поймем…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Суд над полковником Безъязыковым: свидетели обвинения и аргументы защиты

Патриот, Олег Котенко
Олег Котенко Фото из архива Олега Котенко

— Как раз ваша группа освобождала одного из этих свидетелей в деле Безъязыкова — Павла Гаркавенко из "Правого сектора". Что можете сказать о нем?

— Мы пытались освободить этого человека несколько раз, и он четко заявлял, что не пойдет на нашу сторону. В 2015 году мы его все-таки освободили из плена, но он вернулся в ДНР. Если делать ставку на слова Гаркавенко, то это не те "убойные" доказательства, о которых я говорил. Я за справедливость: если Безъязыков виновен, то он должен находиться в тюрьме, если же нет, то его надо не только выпустить, но еще и извиниться.

— Можно допустить, что у СБУ есть какие-то засекреченные материалы касательно Безъязыкова, о которых они не могут сейчас заявлять?

— Возможно. Потому что допускать такую оплошность в надежде на то, что человек испугается тюрьмы и признается, нелогично. Да это и непрофессионально для СБУ. Я вообще не понимаю, кому нужно так себя подставлять. Значит, есть то, о чем мы сейчас можем не знать. А, возможно, есть другая сторона монеты — ему что-то предлагают, например, рассказать о своих командирах, что было в 2014 году до его плена, то, о чем он еще не сказал. Может быть, это атака не против него, а против кого-то другого, например, в высших эшелонах Министерства обороны. Мы же не знаем этого. И сейчас у них есть целых два месяца, чтобы заставить его дать показания на тех людей. А потом он белым голубем полетит домой, и все забудут эту историю. Может это и так. Я думаю о разных вариантах. Потому что подобное в наших правоохранительных органах бывает — арестовывают невиновных, чтобы они давали показания против реально виновного.

— Возможно, недаром ему угрожают уже пожизненным, как предателю Родины…

— Угрожать можно чем угодно. У нас же есть президент и помилование. Поэтому даже пожизненное звучит не так страшно.

— Тем более сейчас этот инструмент активно задействован

— Я думаю, кому-то эта история нужна. Только я не понимаю, зачем. Есть определенная связь между арестом Безъязыкова и встречей Савченко с Плотницким, в этом я уверен. Теперь важно понять, люди, арестовавшие Безъязыкова, имеют доказательную базу или нет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:Волонтер Олег Котенко: "Рано или поздно Путин бы понял, что заложниками можно торговать"

— СБУ говорит, что вели полковника давно.

— Так и надо было брать с поличным, а не дома со шпателем в руке.

— Не взяли же его даже во время, как утверждает СБУ, поездок в Ростов после освобождения.

— Я не знаю, чем они собираются подтверждать этот факт. Если в следствии кто-то заявил факт, а он является неподтвержденным, то можно поставить под сомнение все другие факты. В деле Безъязыкова надо быть очень аккуратным, ведь все понимают, что оно резонансное. После его ареста в прессе стала гулять фотография, на которой запечатлен Безъязыков с президентом. То есть получается, что арестом Безъязыкова подставили под удар, по крайней мере, информационный, президента и главу СБУ: глава СБУ не разобрался, а президент доверился. Поэтому, я думаю, в этой истории больше вопросов, чем ответов. Не хочется верить, что у нас настолько все беспредельно, что мы можем говорить о том, что кто-то специально это делает. Ждать нам осталось недолго — на суде мы узнаем, есть ли доказательная база или ее нет. Представляю, что я, например, — спецслужба, и знаю, что у меня есть здесь завербованный агент, так я ж буду смотреть за ним до конца, поставлю цель — вычислить всех, кто ему помогает… В результате таких действий должна быть определена целая преступная сеть, с арестами большого количества людей. А какой смысл вот так обрубать под корень арестом одного человека?.. Возможно, цель была перекрыть один информационный повод другим — Савченко Безъязыковым.

— Кому нужен арест Безъязыкова именно в момент, когда была информация по Савченко?

— Я могу сказать, кому не нужен — это СБУ и президенту. Украине не выгодно было, чтобы информация пошла по матерям военнопленных. Не выгодно и людям, которые воюют, и реально понимают, что полковника, побывавшего в плену, посадили. Выгодно может быть только Москве. Она понимает, что заставила украинцев усомниться в нашем правосудии, что ящик Пандоры открыт, и теперь каждого можно посадить. Москва выигрывает точно.

Я как обыкновенный гражданин, а не тот, кто помогал в его освобождении, решительно ничего не понимаю: был полковник, сидел в плену, его освободили, пригласили к президенту, чуть ли не награду дали, никто ему ничего не говорил, через полгода просыпается, и его арестовывают… Странно как-то... Думаю, большая часть общества поддерживает полковника Безъязыкова. Возможно, и потому что многие не доверяют власти, и СБУ в том числе. Сегодня в деле Безъязыкова много вопросов, на которые нет ответов… А когда много вопросов, ответов на которые нет — тогда есть подозрения.

 

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...