Риторика АТО. Почему заявление Турчинова о новом формате войны на Донбассе опоздало на три года

Когда представители власти избегают называть войну войной — это выглядит странно, говорит Дмитрий Снегирев.

Дмитрий Снегирев
Дмитрий Снегирев Главред
Заявление секретаря СНБО Александра Турчинова о том, что на Донбассе нужно перейти к новому формату защиты страны от агрессии России — опоздало на три года.

Об этом сопредседатель общественной инициативы "Права справа" Дмитрий Снегирев рассказал в комментарии "Главреду".

"Только сейчас, на четвертом году войны, мы говорим о том, что военные действия, которые идут на востоке Украины, никоим образом не соответствуют своему названию — "антитеррористическая операция". Мы имеем дело не с террористами или сепаратистами, а с актом внешней агрессии со стороны Российской Федерации. К сожалению, власть все эти годы, манипулируя понятиями, оттягивала момент признания территорий оккупированными, а само военное противостояние скромно называла не войной, а АТО", — напомнил военный эксперт.

"Когда стало понятно, что территории не контролируются украинской властью, а военные действия идут уж который год, представители власти, учитывая настроения в обществе, а также в преддверии президентских и парламентских выборов, начали кардинально менять риторику. На четвертом году войны признать, что мы имеем дело со внешней агрессией, а не с борьбой с террористами, это, как минимум, выглядит странным", — поделился мнением общественный деятель.

"Потому заявление Турчинова выглядит неактуальным. Оно опоздало, как минимум, года на три. Об этом нужно было говорить еще в мае-июне 2014 года. Причем нужно было не просто делать заявления, а предпринимать конкретные шаги, направленные на усиление обороноспособности страны и признание территорий оккупированными", — говорит сопредседатель "Правої справи".

"А то, что происходило у нас в течение трех лет, — это фактически зарабатывание представителями власти на этой войне, используя риторику АТО. Но такая риторика правящей элиты не воспринимались в обществе. С одной стороны, сложилась ситуация, когда общество не доверяет власти, а с другой — оно вынуждено мириться с фактом внешней агрессии, прекрасно понимая, что смена правящей элиты невозможна в условиях противостояния. Фактически общество стало заложником этой ситуации, которую создали сами же чиновники", — считает Снегирев.

"При этом как только начинала звучать какая-либо критика деятельности СНБО или президента, сразу вспоминали о том, что мы имеем дело не с сепаратистским движением, а с военной агрессией со стороны РФ. Но как только заходила речь о распиле бюджетных средств якобы на восстановление разрушенной войной инфраструктуры либо на закупку по непонятным схемам угля на оккупированных территориях, власть тут же меняла риторику и начинала говорить о невозможности употребления термина "оккупированные территории" и несла откровенную ахинею. Все зависело от финансовой зависимости спикера, озвучивавшего мнение", — заметил военный эксперт.

Однако он считает, что в заявлении Турчинова четко не прозвучала мысль о том, что мы перейдем от формата АТО и признаем войну войной: "Это позиция человека, который пытается усидеть сразу на двух стульях. С одной стороны, он признает факт военного противостояния Российской Федерации, а с другой — избегает прямых формулировок о самом его характере. Если же все-таки начать называть войну войной, то изменится отношение самих украинцев к характеру военного противостояния. Поскольку сейчас непонятная ситуация, когда половина страны воюет, а половина — не вылезает из кабаков. В первую очередь, этот четкий месседж должен быть направлен самим украинцам. А когда представители власти избегают называть войну войной, это выглядит странно. Кроме того, изменится комплекс мер по противодействию внешней агрессии, которые отличаются от характера проведения АТО".

"Если это война, то всю ответственность за ведение военного противостояния должно нести Министерство обороны, а не СБУ, которая превратила все это в "кормушку". Каким образом Служба безопасности Украины может противостоять военной агрессии? Ведь речь идет о планировании военных операций, освобождении территорий, а это не сфера деятельности СБУ", — подчеркнул общественный деятель.

"Турчинов играет понятиями, потому что не хочет идти на конфликт с г-ном Грицаком, поскольку там замешаны финансовые схемы. Если сейчас официально признают, что в Украине не АТО, а война, то все руководство должно будет перейти от СБУ к Минобороны и сопряженным с ним службам, а Служба безопасности с этим никогда не согласится. На самом же деле, СБУ должна выполнять свои непосредственные функции — контрразведка и противодействие влиянию иностранных разведок", — подытожил Дмитрий Снегирев.

Напомним, генерал-лейтенант, экс-заместитель главы СБУ Александр Скипальский рассказал в комментарии "Главреду", в чем соль заявления Турчинова о прекращении АТО.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...