В Раде мало депутатов, нетронутых иглой и скальпелем – пластический хирург Дмитрий Слоссер

Удачная пластика – это когда, глядя на человека, вы не замечаете, что была операция, и уверены, что человек просто отдохнул и посвежел, считает доктор.

Дмитрий Слоссер
Дмитрий Слоссер / УНИАН

На сайтеГлавред состоялся чат с пластическим хирургом, заслуженным врачом Украины Дмитрием Слоссером. Общаясь с читателями, он рассказал, что чаще всего в себе хотят изменить украинские женщины, с какими странными просьбами порой обращаются к пластическим хирургам украинские и российские депутаты, к каким услугам пластических хирургов прибегал президент Российской Федерации Владимир Путин, по какому признаку можно отличить настоящего Путина от его двойников, делали ли пластические операции первые леди Украины – Елена Зеленская и Марина Порошенко, а также насколько удачной была пластика Валерия Леонтьева, Людмилы Гурченко и ряда других звезд.

Представляем стенограмму чата с Дмитрием Слоссером.

demchenko_d.: Какие пластические операции сегодня наиболее востребованы среди украинок? И отличаются ли эти запросы от запросов женщин в других странах?

Дмитрий Слоссер: Операции, пользующиеся наибольшим спросом, рознятся в зависимости от страны. Это обусловлено культурными отличиями народов. Так, например, в Бразилии существует культ красивых форм, в первую очередь, пышных ягодиц, и там регулярно проводятся конкурсы самых красивых ягодиц.

Кроме того, с некоторыми народами у нас не культурные, а генетические различия. Например, у японок грудь традиционно менее развита, чем у украинок. У украинских девушек генетически грудь хорошая, потому у нас, наверное, даже больше, чем в других странах, востребованы операции по уменьшению и подтяжке груди. Также у японцев специфическая форма носа, а потому в Японии востребована операция по поднятию спинки носа и активно используются импланты.

Традиционно в Украине востребованы среди женщин три операции:

  • пластика груди – причем и увеличение, и уменьшение, чаще всего грудь увеличивают;
  • блефаропластика, то есть пластика век;
  • ринопластика, то есть пластика носа.

Никита, Киев: Что в себе чаще всего хотят подправить наши женщины, что – мужчины?

Дмитрий Слоссер: Женщины, как мы говорили выше, чаще всего хотят усовершенствовать грудь, нос и веки. Также сейчас все чаще подправляют животы и проводят липосакцию, но этих операций в процентном соотношении меньше.

Мужчины – народ интересный. Они интересны тем, что долго думают, решаются. Однако процент мужской пластической хирургии растет, и мы все чаще видим мужчин в наших кабинетах. Если раньше их было 5% от всех пациентов, то сейчас все 10%. Мужчины более осторожны и боязливы, чем женщины. Их психологическою особенностью является боязнь боли. Но при хорошем наркозе они спят и ничего уже не боятся.

Среди мужчин наиболее популярны пластика носа (ринопластика), пластика ушей, абдоминопластика и липосакция. Реже встречаются операции по подтяжке лица, пластика подбородка (чтобы сделать более мужественный, выдвинутый подбородок).

Читайте также"Украинскую Ким Кардашьян" раскритиковали поклонники за нелепый внешний вид из-за неудачной пластики

Viktoria: Люди какого возраста чаще всего обращаются к пластическим хирургам? Является ли возраст ограничением?

Дмитрий Слоссер: Бо́льшую роль играет не возраст, а финансовые возможности пациента. Некоторые люди решаются на пластическую операцию очень поздно – около 60 лет. В последнее время аудитория, которая обращается к пластическим хирургам в Украине, значительно омолодилась.

Верхнего возрастного порога нет, все зависит от состояния здоровья человека. Впрочем, порой и молодые люди имеют заболевания, с которыми выполнить пластическую операцию тяжело или невозможно. Потому большее внимание уделяется не возрасту, а состоянию здоровья.

Впрочем, пластические операции делаются и детям. Речь идет о реконструктивных операциях, которые проводятся для устранения проблем, мешающим детям развиваться, например, о врожденных патологиях в области губы или нёба. Такие операции делаются в очень раннем возрасте – когда ребенку буквально несколько месяцев-год.

Из эстетических операций, которые делаются детям, самая популярная – пластика ушей. Эту операцию делают при оттопыренности ушей, лапоухости. Во многих странах такая операция считается реконструктивной, потому что дети с такой особенностью часто имеют психологический дисбаланс в коллективе, им бывает тяжело. Поэтому такая операция – это не прихоть, а необходимость.

Так что, если есть показания, то пластическая операция делается даже в возрасте нескольких месяцев. Но это – реконструктивная хирургия.

Следует отметить, что пластическая хирургия состоит из двух основных направлений – реконструктивная и эстетическая хирургия. Эстетическая хирургия – это известная всем пластика груди, носа, век, корректировка возрастных изменений и т.д. Реконструктивная хирургия – это устранение врожденных патологий, последствий ожогов, травм, а также восстановление правильной работы функций и внешнего облика тела. Эта область гораздо шире и более необходима нашему обществу. Потому не стоит расценивать пластического хирурга исключительно как человека, который увеличивает грудь, колет губы и прочее, поскольку это далеко не так.

Дмитрий Слоссер
Дмитрий Слоссер / УНИАН

Олег: Какая самая странная просьба прооперировать была в вашей практике?

Дмитрий Слоссер: Лет 15 назад ко мне обратился человек с просьбой сделать ему шрамы на голове и лице, как будто его порезали. Этот человек заврался, и ему нужно было оправдать себя и сделать эти шрамы.

Я этого не сделал.

Юля: Какую самую необычную операцию вам приходилось делать?

Дмитрий Слоссер: Задачу проведения огромного количества необычных операцию поставило телевидение, когда снимались передачи "Я соромлюсь свого тіла" или "Поверніть мені красу". Создатели этих проектов проводили кастинг и старались подобрать нечто необычное, шокирующее.

Например, у меня был пациент, которому мы удаляли доброкачественную опухоль лица, которая была расположена в области щеки и имела такой же размер, как и голова. Эта опухоль весила около 5 кг.

Также мы удаляли большую опухоль в области ягодиц весом 18 кг. Наша операция длилась 12 часов. Технически она была очень сложная.

Читайте такжеОксана Байрак выложила архивные кадры до пластики

Тетяна: За какую операцию вы никогда не возьметесь, какие капризы клиента для вас – табу?

Дмитрий Слоссер: Для меня табу – по просьбе пациента делать то, что будет выглядеть неестественно, например, раздвоение языка. Технически все это можно сделать, но для меня неприемлемо создавать какие-то уродства – это не отвечает моим культурным ценностям. Если пациентка попросит большую грудь, я попытаюсь понять, для чего это нужно, и будет ли ей это подходить. Если женщине это не будет подходить, и, если это не будет отвечать моим эстетическим нормам, я, наверное, откажусь делать операцию. Хотя, допускаю, кто-то из пластических хирургов согласится.

Например, существует дива, которая поставила огромные импланты в области скул, что смотрится просто ужасно. На такие операции решаются какие-то фрики, которые, безусловно, имеют свою аудиторию. Сегодня количество таких фриков растет. Но я, скорее всего, подобные операции делать не буду.

Дмитрий Слоссер
Дмитрий Слоссер / УНИАН

Нелли: Как, по вашим наблюдениям, стали меняться стандарты и понятия красоты тела? Какую форму себе пытались предать женщины 10-20 лет назад, какую – сейчас? Или всегда неизменный спрос на необъятный бюст, бразильскую пятую точку и губы-вареники?

Дмитрий Слоссер: Если соединить вместе большие ягодицы, губы-вареники и необъятный бюст, получится малопривлекательный образ. Хотя в некоторых средиземноморских странах такой образ, возможно, сочли бы красивым. Например, тем же японцам и туркам нравятся полные женщины, то есть все обусловлено культурной разницей.

Образы идеала в основном нам навязывают СМИ, причем не всегда справедливо. Потому конечный потребитель видит рафинированный образ, уже отфотошопленный. Ведь ни одна звезда не обнародует свои реальные фотографии. На этих кадрах все продумано: свет, макияж, фотошоп. То есть в реальной жизни люди так не выглядят. Но, тем не менее, образы навязываются, и люди, сочтя это красивым, начинают к ним стремиться.

Однако меня пугает не то, что люди стремятся улучшить пропорции тела, а то, что они делают это "под одну гребенку". Иногда заходишь в ресторан, а там сидят все одинаковые, словно клоны: одинаковые носы, одинаковые губы и т.д. Варианта два – либо все пытались воссоздать один образ, либо работал один доктор.

К счастью, украинские девушки понимают, что нужно, чтобы доктор был в первую очередь художником, должен иметь вкус и должен быть способным подобрать индивидуальный образ, который будет подходить к чертам лица. Например, если широкие скулы или широко расположенные глаза, то нельзя делать совсем маленький и узкий нос, потому что это будет непропорционально. Отдельно носик будет выглядеть идеально, но нужно же смотреть на общую картину.

За последние годы люди стали стремиться к более спортивным фигурам, что не может не радовать. Спрос на очень большую грудь снизился. Больше внимания женщины стали уделять ягодицам. А главное – наметился тренд и спрос на естественность. То есть люди хотят, чтобы благодаря пластической хирургии пропорции улучшились, но не менялись кардинально.

Для меня лучший комплимент, когда пациентка говорит, что видит изменения и психологически лучше себя чувствует, но люди, которые ее знают, не замечают, что была сделана пластическая операция, а спрашивают, где она так хорошо отдохнула, посвежела и похорошела.

Если заметен след пластической операции – это минус. Нужно делать так, чтобы человек выглядел моложе и красивее, но никто не замечал, что была пластическая операция.

Лали: Украинки чаще всего обращаются к пластическому хирургу, чтобы "усовершенствовать природу" или действительно по необходимости?

Дмитрий Слоссер: Чаще всего это обосновано. Редко можно встретить женщину, которой в себе нравится все. И хирурги уже научились исправлять нюансы.

Например, у женщины не было груди, а благодаря пластической операции она появилась – это блажь или необходимость? Это была психологическая необходимость для женщины, которая комплексует и не может не только раздеться на пляже, но и завести семью. В результате после увеличения груди эта женщина станет более уверенной в себе, найдет спутника и родит ребенка. Если в результате операции все сложится именно так, это будет хорошо.

Поэтому, на мой взгляд, в большинстве случаев пластическая хирургия оправдана. И лишь в 20% случаев пожелания пациентов можно отнести к блажи, когда они просят что-то сместить или поднять на миллиметр, от чего особо ничего не изменится.

Читайте такжеСамая крутая пластика, но есть недостаток: пластический хирург указал на нюанс на лице Софии Ротару

Екатерина К.: Делаются ли в Украине операции по смене пола, должны ли они у нас быть, на ваш взгляд? Вообще, каково ваше мнение об этом явлении, не является ли оно уже противоестественным вмешательством в природу?

Дмитрий Слоссер: Это очень тонкий философский вопрос. В Украине операции по смене пола проводятся, однако каждый хирург сам решает в зависимости от своего мировоззрения, будет он заниматься такими операциями или нет. Я такие операции не делаю.

Людей, которые решаются на операцию по смене пола, можно понять: они имеют такие изменения в организме, которые в большей мере относят их к противоположному полу. Такая поломка в организме…

И не наше дело – осуждать таких людей или принимать. Пусть высшие силы дают этому оценку. Лично я это не осуждаю, но и не принимаю. Технически я могу провести такую операцию, но у меня есть другие операции, которыми я могу занять свой операционный график.

Дмитрий Слоссер
Дмитрий Слоссер / УНИАН

Люси: Как вы относитесь к девушкам, которые лепят из себя Барби? Вы согласились бы работать с пациенткой, стремящейся сделать из себя куклу – удалять ребра, увеличивать до неестественных размеров грудь, перекраивать лицо и т.д.?

Дмитрий Слоссер: Мне ни разу не доводилось осуществлять "барбизацию". Бывает, приходят на консультацию девушки и просят "сделать им носик". Уточняю: "Носик – инста-чика?". Отвечают: "Да-да, именно такой!".

Вот и девушки, которые стремятся быть похожими на куклу Барби, – это как раз та категория девушек, которые хотят быть инста-чиками.

Как правило, такие девушки находят своих хирургов, которые соглашаются проводить такие операции. Моя аудитория – это все-таки интеллектуальные, логически мыслящие женщины, принимающие взвешенные решения.

Terentij: Не считаете ли вы что некоторые люди, постоянно стремящиеся с помощью пластической хирургии исправить себя, уподобляются наркоманам? Приходилось ли вам перенаправлять пациента к психологу, а не выполнять его неадекватные капризы?

Дмитрий Слоссер: Да, безусловно. Пациентов, у которых есть психические нарушения, немалый процент. Однако доктору приходится очень аккуратно общаться с таким человеком и перенаправлять к психологу, потому что пациент может воспринять это враждебно: "Вы что, меня считаете неадекватной и сумасшедшей!".

Пластический хирург, в первую очередь, должен быть психологом. Он должен понимать основу желания человека исправить внешность. Тогда не придется пациентов отправлять к психологу – сам пластический хирург сможет отговорить их от операции, найти аргументы, которые убедят их.

Раньше я отправлял пациентов к психологу чаще, а сейчас этого практически не делаю, потому что с годами научился понимать пациента.

Тарас: Кого из известных людей (и у нас, и за рубежом) вы искренне можете назвать жертвами пластической хирургии? Просто интересно, где персонально для вас грань между – красиво и перебор?

Дмитрий Слоссер: Термин "жертва пластической хирургии" введен "желтой прессой", как и термин "ложиться под нож". Звучит ярко, но от этих слов коробит.

Чаще всего, говоря о "жертвах пластической хирургии", подразумеваются какие-либо эстетические осложнения после пластической операции. И у голливудских звезд, и у наших случались такие эстетические осложнения после операций.

У той же Людмилы Гурченко не было каких-то явных уродств. Но, когда человек делает слишком много пластических операций, это выглядит неестественно.

Для меня грань между "красиво" и "перебор" начинается с того момента, когда человек начинает выглядеть неестественно. Неестественным выглядит перетянутое лицо, когда начинают расширяться губы.

Артисты больше этому подвержены, поскольку хотят видеть себя вечно молодыми. Но, к сожалению, так не бывает. Молодой внешний вид больше зависит от генетики. Идти наперекор природе можно один-два раза, что-то исправляя. Однако, когда количество операций доходит до десятка, ничего красивого в итоге мы не получим.

Дмитрий Слоссер
Дмитрий Слоссер / УНИАН

Tiffani: Кажется, весь Голливуд, все женщины-звезды прошли через руки пластического хирурга. Назовите ваш личный топ-3 самых удачных изменений лица и топ-3 провальных?

Дмитрий Слоссер: Кто-то оценивает изменения во внешности как очень неудачные, а кто-то, наоборот, сочтет их естественными. Это – оценочные суждения. Потому я не смогу назвать свой топ.

Пожалуй, Майкл Джексон – это один из неудачных примеров, когда человек в погоне за отбеливанием лица и уменьшением носа, в итоге практически лишился носа.

Потому в пластической хирургии так важна мера: человек что-то улучшил в себе и должен суметь остановиться. Если же возникает зависимость от пластических операций, это уже неправильно. А так бывает: человек видит улучшение, и ему хочется все больше и больше себя усовершенствовать. В такой ситуации пластический хирург, который является и психотерапевтом, и психологом, должен вовремя остановиться и сказать: "Это делать уже не надо. Достаточно".

А удачная пластическая операция – это та, когда, глядя на человека, вы не заподозрите в том, что операция была, и будете уверены, что человек таким родился, посвежел или сделал удачный макияж.

Мэрилин Монро – это пример одной из первых пластических операций. Если сравнить ее фотографии до операции и после, вы увидите великолепную работу. До операции она была дурнушкой.

Monika: Алентова и Проклова, Донателла Версаче, Леонтьев... На ваш взгляд, то как выглядят эти далеко не бедные люди после того, как над ними поколдовали пластические хирурги, это нормально? Что пошло не так, почему операции не сделали их красивее, а изуродовали?

Дмитрий Слоссер: В работе пластического хирурга важны две вещи: эстетический вкус и чувство меры. Ведь часто бывает так, что люди стремятся в ходе пластической операции натянуть кожу как можно больше, на 20 или 30 лет вперед, но этого делать не следует.

Валерия Леонтьева оперировали в США. Ему сделали пластику век так, что он не мог закрыть глаза. В итоге это привело к тому, что он надолго исчез со сцены, пока не восстановился.

То есть часто причиной неудачного результата становится отсутствие чувства меры, а не непрофессионализм хирурга. Ведь такие операции часто делают далеко не заурядные пластические хирурги. Я даже знаю тех докторов, которые оперировали некоторых из перечисленных звезд. Но что-то пошло не так. Возможно, доктора пошли на поводу у пациентов, которые хотели натянуть все больше, чем это можно было делать.

Так что мера – это наше все. Лучше немного недотянуть, и лицо будет выглядеть естественно, чем перетянуть, и будет ужасный внешний вид.

Леонтьев более-менее сумел вернуться в нормальное состояние. Однако изменения, которые произошли вследствие пластических операций у Донателлы Версаче, уже необратимы.

Дмитрий Слоссер
Дмитрий Слоссер / УНИАН

Omega: Какие пластические операции делал Путин, на ваш взгляд? Что вам, как пластическому хирургу, очевидно? И насколько удачна его пластика?

Дмитрий Слоссер: Руководитель такого большого государства, как Россия, имеет неограниченные финансовые возможности для того, чтобы не только выглядеть свежее, но и для того, чтобы продлевать свою жизнь совершенно новыми способами. Если у Януковича была отдельная плантация, на которой выращивались продукты конкретно к его "императорскому столу", то у Путина подобные вещи имеют грандиозный масштаб. Думаю, что на Путина работают целые научно-исследовательские институты, которые регулярно проводят обследования, следят за состоянием его здоровья и постоянно организовывают массажи, фитнес и т.д.

Но, безусловно, только этим все не ограничивается, и ему однозначно делали пластические операции. Во-первых, изменилась форма челюсти Путина – безвольный подбородок стал более пропорциональным. Во-вторых, эстетически изменилась форма носа. В-третьих, была проведена пластика век.

Вспомните, как когда-то на Красной площади у Путина слезились глаза: это были не слезы умиления – такое избыточное слезотечение бывает после операции блефаропластики.

Плюс однозначно Путину вводили и вводят огромные объемы филлеров и препараты гиалуроновой кислоты в области скул и щек. Это заметно хотя бы по тому, что объемы лица разительно отличаются от тех, что мы видели тогда, когда Путин только "взошел на престол".

То есть произошедшие изменения очевидны. Правда, все это пытаются производить малоинвазивными техниками, кроме век.

Известно даже, в какой стране Путин делает пластические операции. Его друг Берлускони первым подал ему пример, как нужно выглядеть руководителю государства.

Читайте такжеЖена Усика удивила внешним видом после пластики

Nik: Путин – это такой перекроенный вашими коллегами персонаж, или у него в действительности масса двойников? Почему разница во внешности порой поражающая? А если сравнить снимки 90-х, 00-х годов и современные – это вообще разные люди.

Дмитрий Слоссер: Скорее всего, это один человек. Хотя и в том, что у Путина есть двойники, нет сомнений. Чаще всего мы видим именно трансформированного президента РФ, которым активно занимаются косметологи и пластические хирурги.

Кроме того, уже звучали заявления о том, что уже изобретены генетические средства по увеличению продолжительности жизни. Уже можно вмешиваться в геном человека, трансформировать его. Поэтому внешне Путин выглядит достаточно молодо. Но все эти методы хоть и инновационные, но они недостаточно исследованы, и у многих людей их использование приводило к онкологии.

Так что, по сути, лекарство долголетия изобретено, но закрыто за семью печатями. Об этом открыто не говорят, потому что в широком его использовании никто из правящего класса не заинтересован. Ведь, если будет большая длительность жизни, то и количество населения на планете увеличится. А цель – противоположная: чтобы люди на планете жили меньше, и чтобы количество населения сократилось.

Что касается двойников Путина, то их отправляют лишь на какие-то встречи в регионы и т.д. Зачастую можно заметить разницу в каких-то нюансах внешности, потому проще настоящего Путина подогнать под стандарты двойника. И это может быть одной из причин пластических операций, то есть они делаются не только с целью омоложения, но и для того, чтобы сделать Путина более похожим на двойников.

Сейчас сложно сказать, как узнать настоящего Путина. Отмечу лишь одно: очень сложно изменить форму ушной раковины. Нос, глаза и все остальное гораздо проще переделать, чем уши.

Smilik: Придумала ли что-то пластическая хирургия для увеличения роста? Может, что-то посоветуете кремлевскому карлику?

Дмитрий Слоссер: Это общеизвестные методы. В частности, тот же аппарат Елизарова и другие менее травматичные методики, благодаря которым можно удлинять кости. Однако что-либо рекомендовать я не буду – у Путина есть своя армия докторов. Пока он обходится другими методами, чтобы компенсировать невысокий рост: каблуки, специальные стулья и т.д.

Понимаю, что Путин очень комплексует из-за роста. Но все люди маленького роста очень амбициозны. Вспомните того же Наполеона.

Дмитрий Слоссер
Дмитрий Слоссер / УНИАН

Олесь: Какие пластические операции наиболее востребованы среди украинских политиков – и женщин, и мужчин? Что чаще всего они пытаются улучшить в себе? Убрать депутатское брюшко?

Дмитрий Слоссер: Политики много "работают лицом", потому наиболее востребованы операции на лице: подтяжка лица, филлеры, губы, скулы. Может быть, они делают и другие необычные операции, но мы этого не видим.

Знаю, что в России некоторые высокопоставленные политики, в том числе депутаты, делают странные операции. Например, российские политики-мужчины убирают целлюлит на ягодицах и делают операции по отбеливанию ануса. Я точно знаю, что российские политики делают такие операции, например, вводят стволовые клетки, в том числе в ягодицы. Возможно, это присутствует и среди украинских политиков, но это только мои догадки.

mister x: На ваш взгляд, делали ли пластические операции первые леди – Марина Порошенко и Елена Зеленская? Если да, то следы каких манипуляций вы замечаете?

Дмитрий Слоссер: Не замечал, что Марине Порошенко и Елене Зеленской делалась какая-либо пластическая операция. Если же операция была, то, значит, она была сделана достаточно мастерски без наружных следов.

Однако к пластической хирургии относятся и "уколы красоты", то есть ботокс и филлеры. На данный момент женщин, которые вообще ничего себе не колют, практически не существует, каждая все равно что-то делает. Чаще всего колют гиалуронку. Так вот, если говорить об "уколах красоты", то, скорее всего, все делали.

gf_42: Как вы считаете, делала ли Юлия Тимошенко какие-то операции, какие и насколько удачно?

Дмитрий Слоссер: Политику всегда нужно быть на виду, на людях и выглядеть свежо. К тому же, речь идет о женщине, а женщины всегда хотят выглядеть молодо и красиво.

Юлия Тимошенко – пример прекрасно сделанной работы: она выглядит привлекательно и хорошо.

Если взять нашу Верховную Раду, то там нетронутых иглой и скальпелем депутатов очень мало. Все публичные люди, которые должны постоянно где-то выступать и быть на виду, вынуждены прибегать, как минимум, к "уколам красоты", а часто и к пластическим операциям.

Тоня: Ирина Билык – это пример удачной работы пластического хирурга или наоборот? Что бы вы исправили?

Дмитрий Слоссер: Я бы ничего не исправлял, поскольку исправление – это неблагодарное дело. Лучше всего, чтобы исправлял тот человек, который делал операцию, потому что он знает, что было сделано, где какая нитка. Ведь ни в одном протоколе операций невозможно прописать абсолютно все нюансы.

А вообще, наши звезды скрываются под таким огромным слоем макияжа и под таким количеством фильтров фотошопа, что, когда мы их видим не вживую или на расстоянии, нам все кажется идеальным. А если попробовать копнуть, отмыть, отыграть фильтры, то мы можем увидеть что-то другое.

В том, что Ирина Билык делала пластические операции, сомнений нет.

Дмитрий Слоссер
Дмитрий Слоссер / УНИАН

Алексей: Как коронавирус повлиял на работу пластических хирургов?

Дмитрий Слоссер: Коронавирус прекрасно повлиял на работу пластических хирургов, в отличие от работников других сфер.

Во-первых, когда все сидели в изоляции два месяца, у хирургов был период, когда они имели возможность подучиться.

Во-вторых, за эти два месяца произошли удивительные трансформации в головах жителей планеты, когда они активно стали общаться с помощью мессенджеров, онлайн. В западных странах даже вышли научные работы, которые говорят о том, что все это привело к тому, что люди стали себя иначе воспринимать, видя себя часто в режиме обратной связи, и стали к себе более критически относиться. У людей появилось время, чтобы обменяться мнениями, подыскать информацию о подобных операциях. Все это в итоге привело к увеличению количества пластических операций.

Если ежегодно количество пластических операций до пандемии росло примерно на 10%, то сейчас рынок пластической хирургии стал просто процветать.

Корниенко А.: Как вы оцениваете качество пластических операций, которые делаются у нас, по сравнению с другими странами?

Дмитрий Слоссер: Очень позитивно оцениваю все то, что происходит с пластической хирургией в Украине в последние три года. Существуют внутренние группы пластических хирургов, где традиционно каждый хвастается результатами своей работы – очень интересно наблюдать. Могу сказать, что, если теоретическая подготовка хирургов у нас страдает не в последнюю очередь из-за того, что у нас не было такой специальности, то мастерство и практические навыки не просто на одном уровне с Европой, некоторые операции в Украине делаются красивее и лучше, чем в европейских странах.

Это заметили и пациенты. Увеличился поток людей, которые приезжают в Украину делать пластические операции. Причем речь идет не только об экспатах, но и о коренных иностранцах, которые приезжают к нам за пластической хирургией. А все потому что у нас дешевле и качественнее.

Какие операции делаются лучше в Украине, чем в Европе? Например, пластика груди, подтяжка живота и прочие, то есть эстетическая хирургия у нас лучше. Да, есть проблемы с реконструктивной хирургией, когда нужно что-то восстанавливать, потому что все в основном занимаются эстетикой.

Виолетта: Закреплена ли на законодательном уровне деятельность пластического хирурга? Что бы вы хотели усовершенствовать в своей сфере?

Дмитрий Слоссер: К счастью, уже наметился прогресс, и уже введена специальность. То есть уже есть и образование, а в реестре специальностей появилось такое направление как пластическая хирургия. Мы просто ждем, когда все это окончательно заработает.

Пластическая хирургия в Украине, к сожалению, расценивается только как эстетическая хирургия. За границей в шестилетней подготовке пластического хирурга менее года отводится на эстетическую хирургию, все остальное время он изучает ожоги, микрохирургию, реконструктивную хирургию, а также различные смежные специальности, где нужно помогать людям и что-то восстанавливать.

Поэтому стремление стать только эстетическим хирургом – это неправильный подход. В Украине не нужны 500 эстетических хирургов, но нужны 500 пластических хирургов, которые знают, как помочь ребенку, который родился с врожденной патологией, как помочь бойцу, который пришел с войны с ранением и которому нужно восстановить эстетика лица, как помочь ожоговому больному. В тех странах, в которых я бывал, пластическая хирургия – это элемент национальной безопасности. В частности, в Израиле любого пластического хирурга мобилизуют в армию, и он становится человеком, который может спасти от ожогов, сшить сосуды и нервы. Эстетическая хирургия – лишь бонус.

Так что пластический хирург должен, прежде всего, знать, как восстановить, а уже потом – как сделать красивым пациента. У нас же часто нарушается причинно-следственная связь, и многие молодые хирурги, столкнувшись с какой-то проблемой или осложнениями, не знают, как справиться с этим.

Фото Виктора Ковальчука, УНИАН

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять