Полгода войны в Украине и позора России: когда наступит мир и чьим останется Крым

Эксперты рассказали Главреду, каковы главные итоги шести месяцев полномасштабной войны с Россией, и насколько мы близки к ее завершению.

Жданов, Мусиенко, Загородний, Маломуж, Касьянов
Жданов, Мусиенко, Загородний, Маломуж, Касьянов рассказали, когда наступит мир и чьим останется Крым / Коллаж Главред

В День Независимости Украины, 24 августа, будет ровно полгода, как Россия начала жестокую широкомасштабную войну против Украины, которая стала самой большой войной в Европе со времен Второй мировой.

Несмотря на многократное преимущество России над Украиной в количестве личного состава, военной техники, вооружений, боеприпасов и авиации, за шесть месяцев РФ не удалось добиться своих целей.

Сменить власть в Украине на марионеточную за три дня, как рассчитывали в Кремле, не удалось – Зеленский не бежал из страны и продолжает работать. Украинские войска не сложили оружие, а все более профессионально и методично бьют врага. Киев оказался России не по зубам, и российским войскам пришлось отступить от столицы. Единственный захваченный после 24 февраля областной центр – Херсон – российским оккупантом становится все сложнее удерживать, поскольку он грозит стать котлом для большой группировки войск РФ. А Крым, который с 2014 года Россия называла "закрытым вопросом", вдруг перестал быть неприкосновенным, и там что ни день гремят взрывы.

Для России полгода войны в Украине завершаются изоляцией, колоссальными финансовыми потерями и позором "второй армии мира". Но, несмотря на это, руководство Кремля не меняет своей стратегической цели – захватить Украину. Однако с каждым днем двигаться к этой цели РФ все сложнее.

Главред обратился к экспертам, чтобы подвести итоги шести месяцев войны и услышать прогноз о том, каковы перспективы ее завершения, когда и чем она может закончиться, а также сможет ли Украина отвоевать все оккупированные Россией территории, в том числе Крым и Донбасс.

Олег Жданов
Олег Жданов / Главред

Олег Жданов, военный эксперт, полковник запаса:

Главный итог шести месяцев противостояния Украины России заключается в том, что мы с вами по-прежнему живем в Украине, мы выстояли. За это время нам удалось вымотать вооруженные силы РФ до отсутствия у них наступательного потенциала. Да, российская армия еще имеет локальный успех на отдельных участках фронта, но продвигаться вперед и захватывать новые территории на сегодняшний день она уже не в состоянии.

Впрочем, те силы, которые остаются у Российской Федерации, еще позволяют ей вести войну той же интенсивности, что и на протяжении этих шести месяцев. Но в России уже столкнулись с проблемой нехватки личного состава и снижения качества вооружений, ведь они вынуждены снимать с хранения старое советское вооружение и пускать его в бой.

Мы подошли к переломному моменту войны с Россией вплотную, но он еще пока не наступил. Перелом начался тем, что мы остановили наступление российских войск. Однако наше контрнаступление полностью зависит от западных партнеров и поставок вооружений. Ведь мы можем переломить ситуацию только за счет повышения боевого потенциала нашей армии. Людской ресурс у нас есть, желание воевать тоже есть, а вот с оружием – проблема. Если нам предоставят оружие, мы будем расти в боевом отношении, и тогда чаша весов качнется в нашу сторону в плане огневых и боевых возможностей ВСУ.

Тем не менее, свет в конце тоннеля уже виден. Как говорил классик, перспективы у нас светлые и добрые. Ведь даже при той острой нехватке вооружения, которую мы испытываем, мы ведем войну современными методами. И уже в ближайшее время мы увидим изменения на фронте в плане разгрома российских войск. Потому что мы, даже с помощью имеющегося вооружения, можем наносить огневое поражение противнику, загонять его в ловушки и навязывать ему свою войну. Сегодня именно мы навязываем Российской Федерации порядок ведения войны, а это очень важно.

Недавние взрывы в Крыму кардинально меняют ситуацию на поле боя. Потому что, как выяснилось, Россия не в состоянии защитить то, что она захватила. А, кроме того, РФ боится признать, кто стал причиной этих взрывов, потому что таким образом она признает свое поражение. А как же, ведь вторая армия мира против 22-ой армии вдруг не смогла выстоять, вдруг не смогла защитить завоевания "собирателя земель русских", как себя называл Путин.

В любом случае, эта война вполне может закончиться возвращением Украиной всех оккупированных территорий, в том числе Крыма. У нас есть шанс выйти на границы 1991 года. Причем самым тяжелым при решении этой задачи будет начало контрнаступательной операции. Потому что всю эту российскую военную махину, которая еще способна двигаться, стрелять и сопротивляться, нужно будет сдвинуть с места в направлении государственной границы Украины. Если мы ее сдвинем с места, то дальше все пойдет намного легче.

Так что у нас есть реальный шанс вернуть все свои территории, и мы должны им воспользоваться. Потому что второй шанс нам вряд ли представится, учитывая политическую и экономическую ситуацию в мире. К сожалению, сегодня не мы воюем – нами воюют. Мы не самостоятельно ведем войну, а только за счет помощи наших партнеров.

Если говорить о том, когда Украина сможет вернуть все свои территории, то следует вспомнить, что тот же Пентагон предполагает, что самый поздний срок окончания войны – осень 2023 года. Никто не хочет затягивать эту войну на год. Все готовы помочь Украине, чтобы война закончилась в ближайшие полгода, весной 2023-го. Никто в мире не заинтересован в затягивании этой войны. Кстати, Россия – в том числе. Потому что российская экономика не вытянет долговременную войну. А с ленд-лизом еще никто не проигрывал.

Так что есть шанс, что нам не придется подводить итоги года войны, потому что она настолько не затянется.

Тарас Загородний
Тарас Загородний / УНИАН

Тарас Загородний, политический и экономический эксперт:

Через полгода войны цели России относительно Украины остаются теми же, что и были. Идет война на выживание, и Россию интересует уничтожение Украины как государства, украинцев как нации, украинского языка как такового. Краткий план РФ: захватить всю страну, два миллиона украинцев, которых в России считают нацистами, просто убить, половину украинцев депортировать в Россию, вместо них заселить россиян, а также стереть любые упоминания об Украине, Киевской Руси и украинцах.

Однако кое-что все-таки изменилось. Благодаря мужеству украинского народа и украинской армии, даже те страны, что хотели идти на компромиссы с Путиным, теперь не могут этого делать и вынуждены нам помогать. В первую очередь, речь идет о странах Европы, которые коррумпированы Москвой – даже они уже говорят не о "мире в обмен на территории", а о необходимости победы Украины.

Поддержка Украины растет. Во многом поворотным моментом стал удар по Крыму, который показал, что российский ядерный шантаж не работает. Россия стыдливо пытается сказать, что никаких ударов не было, и показала всему миру, что никакой ядерной войны не будет. Это еще больше укрепляет позиции Украины и уменьшает вес тех пророссийских политиков, которые находятся либо в Вашингтоне, либо в Европе. А это значит, что можно ожидать увеличения поставок оружия.

Силы и позиции РФ не позволят ей долго вести войну прежней интенсивности. Поэтому Россия и хочет перемирия. Но – перемирия в своем формате: зафиксировать захваченные территории за собой, "переварить" их, перегруппироваться, а затем с новыми силами атаковать Украину.

В четвертом квартале Россия очень почувствует санкции, которые на нее наложены. Ведь РФ вытесняют с ее традиционных рынков сбыта, прежде всего, рынка углеводородов и вооружений.

Россияне прекрасно ощущают все последствия санкций, несмотря на их браваду. Конечно, они не будут пухнуть с голоду, но очень существенно снизится уровень жизни в России, произойдет сокращение ассортимента и т.д.

У России еще есть "подушка". Однако элиты уже понимают, что, если дальше так будет продолжаться, это точно закончится крахом государства, и вопрос только в том, в каком формате это произойдет.

Сегодня Запад и Украина пришли к консенсусу – никаких переговоров с Россией до выхода на линии, которые были до 24 февраля, быть не может. Поворотным моментом стал удар по Крыму, поскольку показал, что ядерной войны не будет: Путин испугался, а российская элита не готова к противостоянию, как заявлялось. Это значит, что помощь Украине будет нарастать. Уже даже канцлер Германии недавно заявил, что он не против, если немецкое оружие будет использоваться для деоккупации Крыма.

Удары по Крыму – это Армагеддон, потому что такие события деморализуют российскую армию: она понимает, что, если бьют по Крыму, а в ответ ничего не происходит, значит, они проигрывают. Это также деморализует российский народ и элиты, которые понимают, что Путин проиграл.

Возможны разные варианты дальнейшего развития событий. Все зависит от того, что будет происходить на поле боя. Сейчас ключевая точка – это Херсонская область, где находится большая группировка российских войск – 25 тысяч военнослужащих, и она окружена. Ее падение запустит цепную реакцию в отношении российской армии и элит. Освобождение Херсона – это будет всё. Существует вероятность, что после освобождения Херсона мы потеряем Путина во всех отношениях, потому что для него потеря власти – это потеря жизни.

А новые российские элиты будет не лучше, не хуже прежних, но они будут пытаться выйти на переговоры и позволят перезапустить весь процесс, связанный с войной в Украине.

Что касается временных рамок, то по оптимистическому сценарию это займет полгода. Однако если Путин завтра окочурится, эти процессы могут уложиться и в четыре месяца. По пессимистическому – мы уходим в лето следующего года. Этот вопрос нужно решать здесь и сейчас, не оставляя эту войну детям.

Юрий Касьянов
Юрий Касьянов / УНИАН

Юрий Касьянов, военнослужащий ВСУ, блогер:

Полгода войны позади. Мы выстояли, и это уже большая победа. Наш враг неимоверно силён и многократно превосходит нас в военной технике, боеприпасах, снарядах, ракетах, авиации. Всему этому мы можем противопоставить только наше единство, мужество, воинскую доблесть и хитрость.

Шесть месяцев войны заставили Россию пересмотреть свои цели относительно Украины. Первоначальная цель Кремля заключалась в том, чтобы кавалерийским наскоком за несколько недель захватить Украину и поменять власть в Киеве на марионеточную. Российское руководство думало, что украинская армия не окажет ожесточенного сопротивления, что добровольцы разбегутся, что будет всеобщая паника, что убежит Зеленский и все правительство. Но ничего этого не случилось. Потому Кремль был вынужден менять свои планы и отводить войска от Киева, перебрасывая основные силы на Донбасс. Сейчас у него более скромные оперативные планы – выход на административные границы Донецкой и Луганской областей и включение Донбасса в состав Российской империи. Плюс – захват Запорожской области и южного коридора вплоть до Приднестровья.

Впрочем, стратегические планы Кремля остались прежними – покорение всей Украины, захват Киева, Житомира и других городов и выход на рубеж Ровно и Тернополя.

Нет смысла надеяться, что санкции могут полностью задушить Россию, и война закончится. Такой подход не работает. Однако есть надежда на то, что в результате военных катаклизмов, прежде всего, наших успехов в Крыму, на донбасском и южном направлениях фронта, на территории Беларуси или самой России, например, в Белгородской области (неважно, где мы будем наступать, где будем бить врага и уничтожать его технику), та часть российского общества, которая ушла в подполье при Путине, наберется смелости и попытается изменить ситуацию в России.

Путин падёт. Либо под ударами наших войск, либо под ударами изнутри. Я больше верю в силу украинского оружия.

Россия сейчас ничего не может добиться на фронте, и, чем дольше идет война, тем более шаткими становятся ее позиции. Но не мы пришли в Россию с оружием, не мы грозились захватить Москву.

Планы Кремля разрушены, и России нужна оперативная пауза, поэтому с ее стороны так много заявлений о необходимости проведения переговоров.

Что будет дальше, сказать сложно. Скажу лишь одно: если Россия не решится на применение ядерного оружия, то война закончится в 2023 году, весной-летом. К этому времени Украина нанесет России такие поражения, которые заставят Кремль пойти на попятную.

Однако если предположить, что в России не будет волнений, и война будет затягиваться, нам придется идти дальше, на Москву. То есть, если мы будем успешно воевать, но не сломим хребет этому медведю, не уничтожим полностью российскую военную машину, не разгромим ее в Украине, то придется идти дальше, в Россию, и громить ее уже на территории врага.

Не стоит думать, что война с Россией закончится, когда мы освободим Крым и Донбасс. Она не закончится – просто линия фронта сместится к украинско-российской государственной границе. И тогда мы будем вынуждены перенести войну на территорию России.

Ведь задача нашей войны – не захват территорий, а разгром армии врага. Где его громить, на своей или на его территории – это вопрос тактики. Главное – разгромить армию врага так, чтобы она более не представляла ни для кого угрозы.

Однако бо́льшую часть российской армии придется разгромить здесь, на территории Украины, и удобрить ею украинскую землю.

Крым мы действительно можем вернуть. Не просто "можем" – у нас просто нет других вариантов. И Донбасс мы освободим. Более того, думаю, что мы сможем вернуть и более древние территории, которые когда-то были в составе Украины. Например, Таганрог, Краснодарский край и другие. Так может произойти в случае, если в России начнутся волнения, и усилятся центробежные процессы. Тогда многие регионы РФ сочтут за благо присоединиться к более прогрессивной Украине, чем оставаться в рамках деградирующего государства. То есть речь не идет о захвате Украиной этих территорий, нет. Я говорю о том, что в ситуации, когда Россия начнет распадаться, определенным территориям будет весьма выгодно присоединиться именно к Украине, которая заслуженно занимает особое место в семье европейских народов.

Что касается Крыма, то удержать его без применения ядерного оружия Россия не сможет. С военной точки зрения, это абсурд, потому что Крым – это такой себе "непотопляемый авианосец", пришвартованный к берегу, который никуда не может уплыть, имеет ограниченные размеры, просматривается и простреливается вдоль и поперек. Удержать такой плацдарм невозможно. И как только будет разрушен Крымский мост, полуостров будет демилитаризован украинской армией.

Как бы там ни было, пока что высока вероятность, что мы с вами еще будем подводить итоги двух лет войны, полутора лет – наверняка.

Николай Маломуж
Николай Маломуж / Главред

Николай Маломуж, глава Службы внешней разведки Украины (2005-2010 годов), генерал армии Украины:

За полгода войны Путин потерял потенциал для реализации своего плана по захвату Украины. Он обманывал сам себя, думая, что в Украине его ждут, и этот самообман укреплялся российскими силовиками. Путин рассчитывал на легкую победу. За эти шесть месяцев он почувствовал, что консолидированный украинский народ и ВСУ дают ему отпор. При этом объединенный Запад предоставляет Украине эффективную помощь новейшими вооружениями, финансами, технологическими и энергетическими ресурсами. А главное – за это время изменилось видение российских элит, которые рассчитывали, что на этом хайпе они зайдут в Украину, захватят ее ресурсы и будут их контролировать, после чего скажут, что захватили еще одну территорию – так же, как в свое время было с Крымом.

Мы видим, как меняются настроения в России: там начинают осознавать, что "спецоперация" не удалась, что Путин не такой великий, каким был, и 65% россиян уже недовольны войной и хотели бы ее прекращения, потому что не хотят отправлять на нее своих детей и родственников. Часть людей, особенно молодых, выехали за границу и теперь планы по мобилизации не выполняются.

На Россию давят со всех сторон – информационно, дипломатически и неофициально. Даже ближайшие партнеры, приезжающие к Путину, указывают на это, в частности, Шредер и Киссинджер. Все это бьет по авторитету и амбициям Путина, и сегодня он дезориентирован. Он хочет найти вариант "сохранения лица", своего режима и способа оказывать давление на Украину, особенно на союзников, которые, как считает Путин, устали от Украины.

Украина консолидировала все ресурсы, в том числе, человеческие. С марта мы провели массовую мобилизацию. Соответственно, было время для проведения учений, организации формирований по направлениям, которые важны для Украины, было получено новейшее вооружение пятого поколения, которого в России практически нет, прошло обучение наших военных за рубежом (более 40 тысяч) и в других учебных центрах. Это то, что позволяет нам обеспечивать эффективное использование вооружения, техники. Даже западные коллеги говорят о том, что мы используем его эффективнее, чем они в Афганистане и других горячих точках, потому что у нас есть опыт боевых действий.

Боевой ресурс РФ иссяк, потому там мобилизуют людей по губерниям и формируют несколько батальонов. Но эти люди не готовы к эффективным действиям, не имеют опыта, а главное – мотивации. У украинцев, в отличие от россиян, мотивация присутствует, потому что мы на своей земле.

На данный момент, когда позиции РФ на востоке частично ослабли, мы можем пытаться проводить наступательные операции на юге – в Херсонской, Запорожской областях. Есть модели действий, но они должны быть оценены руководством Генштаба, учитывая наши силы и силы противника. Это могут быть масштабные операции с нанесением ударов по аэропортам, складам, штабам, мостам и одномоментным проведением наступательных операций с тыла, флангов, диверсий на оккупированных территориях и фронтальных наступательных операций, которые бы обеспечивали окружение противника. Понятно, что в этой ситуации российские войска были бы вынуждены бежать. Так, например, было во время уничтожения мостов на юге, когда оттуда бежали военные руководители РФ. А если начнется такая масштабная операция, и она, например, продлится в течение суток, то там будет хаос. Если хотя бы один сектор, южный или восточный, сдвинется, и на тех территориях будет либо массовая сдача в плен, либо россиянам придется бежать, то они уйдут и из других регионов, потому что почувствуют, что началось большое наступление, которое обеспечит им конец.

Это то, что открывает перспективу освобождения не только юга, но и Харьковщины, восточных регионов и, если сложится стратегически позитивная для нас ситуация, обеспечит движение на Крым. Но эти операции нужно готовить. Если объективно оценивать сроки, то это может произойти уже в сентябре-октябре, до наступления холодов.

Поэтому в ближайшие недели, месяцы будут кардинальные изменения в боевой, оперативной ситуации и в формате фронтов на южном, восточном, северном и других направлениях. Это активизирует процесс неофициальных консультаций и, возможно, подготовки будущих сделок, но не на позициях Путина, которые недавно привез Эрдоган, а на позициях Украины и принципах международного права. Это базовые принципы и нам здесь не нужно ничего выдумывать – они предусматривают условия отвода войск, гарантии безопасности и недопущения агрессии в будущем, компенсационные ресурсы, проведение судебных процессов над преступниками (от высшего руководства РФ до рядовых военных, которые совершили преступления на территории Украины). Эта перспектива возможна при условии системных, подготовленных мер военного, дипломатического и оперативного характера.

В целом есть два сценария завершения войны. При первом, положительном, в сентябре-октябре могут быть мощные наступательные операции, освобождение территорий и заключение соглашений на условиях Украины. Второй сценарий предполагает, что процесс затянется, и мы не сумеем достаточно консолидировать силы и вести наступательные операции. В этом случае война затянется. Она попеременно будет носить то оборонный, то наступательный, то контрнаступательный характер. Тогда все может затянуться на полгода-год.

Александр Мусиенко
Александр Мусиенко / facebook.com/musiienkoua

Александр Мусиенко, руководитель Центра военно-правовых исследований:

Шесть месяцев войны не увенчались успехом для России. Она не достигла никаких стратегических целей, которые ставила перед собой.

Во-первых, быстро подавить сопротивление украинского народа. Однако украинский народ оказывал и оказывает яростное сопротивление.

Во-вторых, свергнуть конституционный строй, совершить переворот и посадить в Киеве кремлевского наместника. Этого России также не удалось, ведь и президент Украины, и Верховная Рада, правительство и весь государственный аппарат продолжают работу.

В-третьих, захватить большую часть территорий Украины. Российским войскам это не удалось. У них есть только тактические успехи – оккупация части юга и востока Украины, а также захват одного областного центра – Херсона (но, думаю, что и это временное явление).

О стратегических успехах России вообще говорить не приходится. Она рассчитывала разбить единство Запада, но не смогла, и Запад, наоборот, объединяется. Путин рассчитывал подорвать единство НАТО и продемонстрировать его нежизнеспособность, но ему это не удалось, и НАТО, наоборот, активно реагирует на происходящее и наращивает свое присутствие на восточном фланге.

Кроме того, страны Запада весьма активно помогают Украине, а Россию загоняют в международную экономическую изоляцию. Поэтому можно сказать, что в этом отношении у РФ успехов нет.

Что касается Украины, то за эти полгода мы увидели консолидацию украинского общества, борьбу украинского народа, единые и правильные действия украинской власти и военного командования по противодействию агрессии. Кроме того, растет мощь украинского войска, сил обороны, которые, во-первых, остановили продвижение врага, а, во-вторых, на некоторых направлениях готовятся переходить к контратакам.

Текущая ситуация на фронте абсолютно нормальная для нас и развивается в правильном русле. Просто нужно время – все происходит не так быстро, как хотелось бы. Подготовка к контрнаступательным действиям или даже давление на группировку войск противника продолжается постоянно.

ВСУ воплощают в жизнь стратегию, которая заключается в том, чтобы создать российским войскам невыносимые условия пребывания на оккупированных территориях. Это делается для того, чтобы выдавливать российские войска на юге и создавать им невыносимые условия, в которых им останется только продемонстрировать "жест доброй воли" и бежать.

Если этот сценарий не будет реализован, и россияне выберут проигрышную для них тактику продолжения боев, это все равно ослабит их войска и создаст лучшие предпосылки для больших контрнаступательных действий ВСУ. Поэтому при любых условиях постепенно инициатива переходит на украинскую сторону.

Я воздерживаюсь от каких-то временных прогнозов об окончании войны. С одной стороны, не стоит питать иллюзий, что война скоро закончится, с другой – не стоит думать, что война продлится слишком долго, несколько лет и более. Запаса прочности и морального духа у России на годы войны не хватит. Кто бы что ни говорил, но россиянам не хватит духу столько времени сидеть в окопах, а потому у них будет все больше случаев дезертирства, бунтов и пр. Это создает для нас неплохие перспективы.

Война в Украине должна завершиться восстановлением территориальной целостности и суверенитета нашего государства, а также репарациями от России. А в будущем мировому сообществу нужно так ограничить милитарные ресурсы РФ, чтобы она не могла вести агрессивные наступательные действия. Это, кстати, касается и сокращения ядерных арсеналов, которыми она сегодня угрожает миру. Надеюсь, цивилизованный мир постепенно к этому придет, поскольку нельзя жить на пороховой бочке. Эта история должна закончиться только так: последняя агрессивная империя должна рухнуть.

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять