Кто может стать преемником Путина

Российский президент не может просто так уйти, потому что с каждым годом за спиной накапливается опасный и токсичный груз.

Путин
Путин начнет определять своего преемника не раньше 2021 года / Reuters

Вопрос, кто может стать преемником Владимира Путина, сейчас хоть и поднимается, но актуальным станет только после 2021 года - в Кремле сначала будет смотреть, как пройдут выборы, сколько потеряла Единая Россия и насколько подконтрольной остается избирательная система, регионы в стране и т.д.

Тест 2021 года будет иметь ключевое значение. В зависимости от того, как пройдет избирательная кампания в Государственную думу, Владимир Путин и будет принимать решение.

Преемника Владимира Путина (пусть его срок, согласно законодательству, является последним) зовут Владимир Путин. Он уйти не может просто потому, что с каждым годом накапливается опасный и токсичный груз за спиной, и он прекрасно понимает, что никакие обещания, никакие гарантии безопасности ему не дадут. 

Читайте такжеДля ухода дряхлого "нацлидера" сложились все условияВопрос о технологическом продлении своего руководящего статуса опять-таки будет решаться не раньше 2021 года. Существует несколько вариантов, в том числе - изменение Конституции, чтобы Путин мог избираться на очередной срок.

Это решение может быть произведено и до 2021 года, поскольку сейчас как раз у него конституционное большинство и Госдума примет любой закон, который нужно. Но вариант с Конституцией - самый маловероятный, это не соответствует путинской тактике – это слишком в лоб и слишком некрасиво, такая тривиальная схема.

Путин хочет действовать более красиво, а красивых и рациональных вариантов пока всего два.

  • Создание нового государства (в первую очередь, союза России и Беларуси), в котором были бы новый парламент, конституция, новый президент с прежней фамилией.  Это подняло бы и рейтинг Путина как собирателя земель и сразу бы решило проблему с 2024 годом.
  • Медведев 2.0. Для этого не потребуется особых изменений Конституции, хотя многие и считают, что статус премьер-министра почему-то нужно зафиксировать в Конституции. Хотя мы все видели, что с 2007 по 2012 и до его назначения президентом, и статус самого президента был примерно таким же, как статус президента в Германии – не все даже его фамилию знают, потому что у него чисто ритуальные, репрезентативные функции, а вся власть принадлежит канцлеру. Но и этот вариант меньше нравится Путину, так как в конце срока он видел, что Медведев вошел во вкус и ему не хотелось уходить из власти и  пришлось на него слегка надавить, чтобы он согласился на обратную рокировку.

Но главное для Путина - это контролировать денежные потоки. Вполне можно это себе представить, как Владимир Путин будет премьером и будет манипулировать новым президентом, какая бы фамилия у него не была. Потому что сейчас формальные понятия имеют все меньше значения в России, а неформальные понятия становятся все более важными.

Поэтому Путину важнее оставаться начальником по понятиям, чем быть формально президентом.

Понятно, что он будет иметь перед собой некий пучок сценариев. Но гадать, кто будет назначен преемником, с одной стороны, бесполезно, потому что фирменный путинский стиль в кадровых решениях – в нужный момент достать кого-то, как кролика из шляпы, и в итоге мы получаем техническую должность. Например, как раньше получали технического премьера по фамилии Фрадков или Зубков, которых сейчас никто уже и не помнит. Теперь таким же образом мы можем получить и технического президента в России.

Читайте такжеЭпоха путинского застоя кончается вместе с ПутинымВсе эти разговоры по поводу преемника – типичная работа с общественным мнением, которому вбрасывают какие-то идеи.

Потому и подбрасывают идею о том, что, например, Чемезов станет премьер-министром, а потом, соответственно, и преемником. Но это, прежде всего, спекуляция, потому что до реального выбора еще несколько лет.

Несомненно, одной из мотиваций путинского окружения является иллюзия о том, что каждый может стать первым лицом. И у каждого из путинских маршалов (влиятельных людей, не обязательно военных) лежит в ранце скипетр и держава. И тот же Шойгу, учитывая его рейтинг, об этом думает. Также, как и Собянин или Лавров, а вместе с ними, и десяток-полтора масштабных политиков. Но в случае с Шойгу, так как он контролирует силовой блок, как раз на нем Путин свой выбор не остановит, так как ему не нужен президент, у которого есть авторитет в армии. Ему нужно самому контролировать всех силовиков.

Но, кто бы ни был у руля, вряд ли придется говорить о протестах, так как в РФ протесты вызывают только конкретные вещи – например, людей сняли с выборов или закрыли мусорный полигон, или отрезали кусок территории у Чечни, или зарплату не платят. Политика же перестала быть мотиватором – люди понимают, что от них тут ничего не зависит. Просто потому, что нет единой системы или сильной политической партии, которая могла бы такое организовать. Максимум – будут локальные вспышки, но они не будут общероссийскими.

Дмитрий Орешкин, российский политолог, специально для Главреда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять