Минюст рискует превратить жизнь заключенных в ад

Использовать здания тюрем после продажи можно разве что под складские помещения или для содержания скота, потому что они в таком состоянии, куда нельзя поместить людей.

Малюська
Министр юстиции Денис Малюська заявил о планах по продаже части украинских тюрем / УНИАН

Каждый чиновник, приходящий на должность главы в Минюст, начинает свою работу с того, что начинает распродавать тюрьмы. Это, кстати, происходило не только при Малюське и Петренко, но и при министрах Главатом, Лавриновиче и других министрах юстиции, далеких от пенитенциарной системы.

Заявления министра о продаже тюрем являются голословными и, к сожалению, в том виде, в котором этот процесс видит каждый министр, не могут быть реализованны из-за абсурдности идеи. Строительство нового изолятора на 1000 мест будет стоить государству примерно 30-35 миллионов долларов в зависимости от проекта. По крайней мере, именно, такие расценки аналогичных строительств в соседних странах – Польше и странах СНГ. И те средства, которые можно будет выручить за земельные участки даже в черте областных центров не соответствуют суммам, которые необходимо будет потратить на строительство новых объектов.

Много ли таких учреждений и действительно ли их в избытке, как об этом говорит министр? Если считать по существующим советским нормам площади на одного заключенного, то, возможно их достаточно. Но тогда мы декларируем, что и в будущем будем удерживать заключенных только в помещениях казарменного, барачного типа по 30-60 человек в каждом, что не соответствует европейским нормам. Если же мы будем реконструировать эти учреждения в соответствии с европейскими нормами, чтобы в одном помещении удерживались максимум шесть человек, этих учреждений будет уже недостаточно даже для удержания нынешнее количество заключенных, т.е. около 60 тысяч человек.

Читайте такжеЧто значит идея постройки "частных тюрем" и чем это грозит УкраинеВедь даже если реализовать этот проект по продаже тюрем, то заключенные никуда не денутся – кто-то будет освобождаться, кого-то будут сажать в тюрьму. Если продать половину этих учреждений, то заключенных переведут в оставшиеся и будут "уплотнять" оставшиеся помещения, последствием чего будет ухудшение условий содержания.

По моим, подсчетам, если полиция начнет успешней раскрывать преступления, количество заключенных может увеличиться до 100.000 человек.

И если часть тюрем продадут, появится "избыток" заключенных, и начнутся проблемы с предоставлением им мест даже для того, чтобы они элементарно могли поспать ночью, как это уже наблюдалось в начале 2000-х годов.

За последние 5 лет опыт закрытия колоний в Украине уже есть и в течение 2016-2019 годов были закрыты около 20 учреждений. Они сейчас якобы законсервированы, но на самом деле это привело к тому, что там вырезали весь металлолом, после чего здания оказались в аварийном состоянии и не подлежат восстановлению. Потому говорить тут можно разве что о продаже земли, застроенной зданиями, которым по 50-70 лет и они находятся в запущенном состоянии.

Все эти здания строились либо в 40-50 годах прошлого века либо перестраивались в 70-80 годах. Новых колоний, как и СИЗО, в Украине не строили. Использовать их можно разве что под складские помещения или для содержания скота, потому что они в таком состоянии, куда нельзя поместить людей.

То же самое будет и с теми учреждениями, которые якобы можно продать. Максимум, что можно будет сделать – это снести бульдозером все имеющиеся здания.

Читайте такжеВ РФ тюрьмы лучше: экс-узник Кремля оценил "ужасы" украинских СИЗОТем более, согласно действующему законодательству, даже если продать землю или имущество исправительного учреждения, деньги от продажи пойдут не Министерству юстиции, а Фонду госимущества, который направит их на проекты, которые уже давно ждут своего часа.

Единственный выход из этой ситуации в том, чтобы загрузить работой ныне удерживаемых заключенных, чтобы они начали работать, зарабатывать деньги, на которые можно будет строить новые или реконструировать старые здания.

Так что инициатива Малюськи не только безответственное, но и имитация реформ, которые на самом деле никто не хочет проводить.

Сергей Старенький, экс-глава Государственной пенитенциарной службы Украины, специально для Главреда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять