Пуля под сердце на Институтской. Почему майдановцы были готовы отдать жизни за Украину?

Генпрокуратура и суды не назвали имени ни одного убийцы.

Черный дым покрывал центр Киева, подземка не работала, мобильная связь ложилась, мосты якобы перекрывались, на заправках заканчивался бензин, по дорогам носились кареты "скорой" помощи, дополнительные койки были установлены даже в детских больницах, а врачи в полном составе вышли на работу. 18-20 февраля официальный Киев неофициально по-тихому рыл тысячи могил для несогласных украинцев… Но он просчитался – сдаваться никто не собирался.

…Вечером пятницы 21 февраля 2014 года моя мама варила на кухне бульон. Из щуки. Накануне врач сказал, что его пациенту Юрию Пекушу надо поесть – жидкое и совершенно нежирное… Уже через несколько часов бережно замотанную в полотенце банку я везла по пустым киевским улицам в 17-ю больницу, реанимационное отделение.

У двери, где дежурили "афганцы", и стоял на табуретке телевизор с рябящей картинкой, ждали свидания с сыном родители Юрия.

26-летний парень из Стрыя на Львовщине приезжал на Майдан несколько раз. Он – участник 31-й сотни Самообороны.

18 февраля Юрий пошел под Верховную Раду вместе со всеми. Во время столкновений в Мариинском парке был контужен. Его отец вспоминает, как разговаривал с сыном в тот вечер: "Приходилось кричать – он плохо слышал".

20 февраля Пекуш был ранен на улице Институтской. Как раз напротив верхнего выхода из метро "Крещатик". "Возле второго дерева", – уточняет он.

"После первого попадания я упал… Это был прицельный выстрел, пуля, минуя бронежилет, ушла чуть ниже сердца. Около меня лежали уже двое, – вспоминает Юра. – Один парень был мертв. Второй, на которого я упал, умер вскоре. Я притих – думал, что снайпер отвлечется. Так я не почувствовал еще двух попаданий. Адреналин сработал как наркоз. Но, чтобы меня забрали ребята, я вынужден был ползти. Отполз. Меня подхватили и понесли на щите. "Скорая" отвезла в больницу".

Все это время Юрий был в сознании, пока его не положили на операционный стол. Врачи констатировали: огнестрельное ранение диафрагмы, селезенки, левой почки, огнестрельный перелом 11-го ребра слева, огнестрельный перелом левой плечевой кости с повреждением сосудисто-нервного пучка. В результате почка, селезенка и часть диафрагмы были удалены. Также существовала угроза ампутации руки. "Медсестра, присутствовавшая на операции, сказала нам, что уж готовились вводить второй наркоз для ампутации, но потом засомневались и решили подождать", – рассказывает отец Юрия. Так руку Юрия спасли. Правда, сейчас она почти не функционирует.

В первые же дни после событий на Институтской отец Юрия услышал о возможности лечения пострадавших за рубежом. Уже 21 февраля тяжелораненого парня мог забрать польский военно-транспортный самолет. Но врач посоветовал подождать день-два, чтобы состояние стабилизировалось. Так Юра пропустил самолет главы МИДа Польши Радослава Сикорского. И только через четыре дня, в понедельник 24 февраля, другой польский военный самолет забрал Пекуша во Вроцлав.

В тот вечер реанимобиль частной клиники бесплатно забрал Юру из больницы и привез в аэропорт. Уже в "скорой" парень назвал власть Януковича шакальской. "Они намеренно стреляли в голову и шею", – еле слышно прошептал он. А потом добавил: "Верю, что наша страна уже будет другой".

Именно в Польше в теле Юрия была найдена третья пуля – под сердцем у позвоночника (первая прошла на вылет, вторую наши врачи нашли в области печени). Он и сегодня с ней живет.

"Пока моей жизни она не угрожает. А если будут какие-то осложнения, и придется делать операцию по удалению пули, то надо будет ехать, либо в Израиль, либо на Кубу – в Польше за такое не возьмутся", – говорит сейчас Юрий.

Польские медики лечили Пекуша два раза. За два месяца соседняя страна потратила на украинского гражданина миллион злотых – это примерно 300 тысяч долларов. Это деньги правительства и благотворительных организаций. Что касается украинской стороны, то до недавних пор наше правительство не дало на лечение Юры ни копейки, мол, в списках пострадавших на Майдане его имя есть, но помощь оказывается только погибшим и умершим в результате протестных акций. Некоторые чиновники вообще заявляли, что Пекушу требуется доказать, что свою травму он получил именно на Майдане, а не где-то еще… А лечиться можно в больницах и поликлиниках областного уровня на льготных условиях.

Но не так давно государственная помощь Пекушу все-таки была выделена в размере… 60 тысяч 900 гривен.

"Таких как я, в том списке было 44 человека. Я один из первых получил эту сумму. Но чтобы этой помощи добиться, мне пришлось оббивать пороги ни одного министерства. А ведь многих ребят-майдановцев нет ни в этой, ни других базах, – продолжает Юрий. – Многие из них, попадая в больницу, не называли своих настоящих фамилий или же убегали от медиков – боялись, что их заберут. То есть толком нигде не зафиксировано, что их доставляли в больницу. Теперь с каждым месяцем им доказать, что они получили травму на Майдане все сложнее".

Юрий Пекуш

Сегодня Юре требуется продолжить курс лечения и несколько операций, чтобы хоть частично восстановить работоспособность раненой левой руки – сейчас пальцами шевелить он не может… В Польше – слишком дорого. С Юры попросят точно такую же сумму, какая уже была уплачена. Разумеется, у парня таких денег нет – 60 тысяч государственных денег на ситуацию вряд ли могут повлиять. Предварительная стоимость одной операции – 30 тысяч долларов. Юрий сам собирает средства. "Я не могу просить у людей. Многим сейчас тяжело. Помощь нужна раненым в зоне АТО. Я так решил: будут деньги, сделаю операции", – говорит он.

Когда Пекуш был в реанимации и потом в реанимобиле, как-то странно было спрашивать: почему 20 февраля он упорно шел по Институтской вверх. Его ответ на этот вопрос я услышала год спустя. И думаю, за год он ничуть не изменился.

"Словами этого не передать, – говорит он. – Это как на войне, есть некая полоса, и если ты ее переступаешь – ты бессмертный. Уже не страшно. А мы там стояли как одна семья. Мы готовы были отдать свои жизни за Украину. Мы же видели, что эти уроды делают. Но к тому времени внутри нас все поменялось. Появилась злость, ненависть за все, что они с народом украинским делают. Так случилось, что Бог выбрал тех сыновей Украины, воинов, которые должны были отстоять Украину. Нас не было много. 300-400 человек делали историю. Мы сломали их психологически, морально и духовно. Представьте ситуацию: они стреляют, ребята падают, а другие идут за ними и вперед, в них тоже стреляют, те падают, а за ними идут другие. Никто не отступил. Это и есть настоящая любовь. О ней написано в Библии. И мы настолько друг друга полюбили, что были готовы друг за друга жизнь отдать. У нас у многих семьи, дети были, но мы о них не думали. Это состояние надо почувствовать. И если бы мы не пошли, сработала бы тактика бумеранга – Майдан зачистили, и было бы не сто смертей, а тысячи".

Юра выжил не благодаря чему-то или кому-то, а вопреки. Он говорит, что жил и верил… в побратимов и Украину. Верит и сейчас. Несмотря на то, что за год расследования массовых расстрелов на Майдане не принесли результаты – ни один человек, начиная от президента Януковича и заканчивая снайперами – не наказан. Генеральная прокуратура и суды не назвали имени ни одного убийцы.

Но всем им не надо забывать: преступления против человечности не имеют срока давности.

P.S. По данным Евромайдана-SOS, вследствие революционных событий погиб 121 человек. Поисковая инициатива Майдана говорит еще о 55-ти пропавших без вести. Число людей, получивших травмы, точно не известно…

Для тех, у кого есть возможность помочь Юрию Пекушу, публикуем номер его карточки в Приватбанке: 4149 4978 0405 0781.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять