Нынешняя война с Россией — не последняя: почему нельзя допустить референдума на Донбассе

Если Порошенко согласится на референдум на Донбассе, это будет конец его политической карьеры.

Путин будет пытаться протолкнуть идею референдума на Донбассе

Президент Российской Федерации Владимир Путин в ходе встречи с президентом США Дональдом Трампом предложил провести референдум на Донбассе, который бы определил статус этих территорий. Так сообщало издание Bloomberg, однако никаких официальных подтверждений тому, что такой вариант рассматривается, не было. Однако, по словам пресс-секретаря Госдепартамента США Нойерт Хизер, в Вашингтоне не рассматривают такой вариант. В Америке по-прежнему убеждены, что путем к разрешению конфликта являются Минские договоренности.

Остается надеяться, что и "стабильный гений" — президент США Дональд Трамп — не изменит общеамериканской позиции и не согласится на безусловную глупость, предложенную в Москве.

Ведь все инициативы Путина направлены не на завершение конфликта на Донбассе, а на достижения его собственной цели. А цель Путина — это ограничение суверенитета Украины путем возвращения Донбасса в ее состав на особых условиях, которые бы позволяли Кремлю вмешиваться во внутренние дела Украины и влиять на ее внешнюю политику.

В Вашингтоне это понимают, как понимают и необходимость выполнения Минских договоренностей не в путинской редакции.

Читайте также: Почему возобновление войны на Донбассе неизбежно

Сложно сказать, сумеет ли Трамп заставить Вашингтон пересмотреть свою позицию относительно референдума на Донбассе. Ведь перед саммитом Трамп даже не исключал возможности признания Крыма российским. К счастью, этого не произошло. Но в ходе встречи Трамп и Путин, по сути, договорились о том, что Крым — это закрытый вопрос: США не признают аннексию Крыма, а Россия считает его своим, то есть каждый остается при своем мнении, но дальше об этом говорить не будут. Для Украины это плохо.

России необходимо постоянно указывать на то, что она действовала незаконно, и постоянно расширять санкции против нее. У Запада поле санкций еще велико. Например, российские порты в Азовском и Черном морях используются для поставок оружия и техники в Крым — было бы логично распространить действие санкций на них. Также российские самолеты летают сначала в Крым, а затем — в страны Европы. Кроме того, российские компании используют экспроприированное имущество частных лиц и украинского государства, чтобы создавать продукцию, в том числе оборонно-промышленного комплекса, и продавать ее. Было бы неплохо, чтобы все это попало под санкции, а не только фамилии некоторых лиц, которые периодически появляются в американских или европейских санкционных списках.

Смысл нынешней войны для России сводится к тому, чтобы политически урегулировать ситуацию таким образом, чтобы лишить Украину будущего, то есть членства в ЕС и НАТО. Все инициативы Москвы направлены исключительно на это.

У Путина, как и у любого авторитарного лидера, которому не угрожают конкуренты или оппозиция, есть время. Он считает, что с помощью времени он сможет добиться от США и Евросоюза смены их позиции. Как бы долго ни был у власти президент США или канцлер Германии, они уйдут с этих должностей. С другими же можно договориться, потому что есть вопросы, которые без России решить невозможно. Война на Донбассе не приносит Путину пользу, но он считает, что это нормальная цена за то, чтобы в долгосрочной перспективе получить желаемое — разрушить Украину.

Так что вероятность такого референдума на Донбассе сейчас крайне низка.

Откажется ли Москва от идеи о референдуме на Донбассе, увидев, что эта идея не нашла поддержки со стороны Запада, в частности США? Вряд ли, она все равно будет использовать эту идею, как не отказалась и от идеи "Новороссии". Проект "Новороссия" Кремлю не удалось реализовать, но идея по-прежнему лежит на полочке в папочке, и через какое-то время ее снова могут поднять.

Да и вообще, говоря о возможности референдума на Донбассе, мы как-то больше сосредоточились на Трампе и США. А тут большой вопрос и к самой Украине, а точнее — к ее политикам. В Украине уже началась предвыборная гонка. Только украинские камикадзе могут поддержать идею Путина о референдуме на оккупированных территориях. Любой политик, который поддержит эту идею, будет считаться агентом Москвы. Да, у нас есть определенное количество тех, кого в Украине называют "ватниками" — вероятно, им такая идея понравится. Но бо́льшая часть украинцев, согласно опросу общественного мнения, не готова пойти на такие уступки Кремлю.

К тому же, даже если Порошенко решит, что референдум — это неплохой способ прекратить войну и удержать власть в своих руках, то не уверен, что ему хватит штыков в парламенте для проведения этого решения — к счастью, в Верховной Раде достаточно патриотических сил. Думаю, Порошенко даже пробовать не будет — он понимает, что это будет конец его политической карьеры, даже несмотря на то, что у нас нет закона об импичменте.

Читайте также: Путин придумал план по Донбассу, и он очень опасный

В случае, если такой референдум будет проведен на Донбассе, его последствия будут непредсказуемыми. Нынешнюю ситуацию я бы сравнил с Германией периода после Второй мировой войны. В свое время, когда был жив Сталин, он предлагал канцлеру Германии Аденауэру объединить две Германии при условии, что она не будет частью политического или военного блока Запада. Позиция Аденауэра была очень четкой, и она является образцом для украинского правительства и президента. Нельзя признавать правительство оккупированной территории легитимным. Оно должно быть субъектом, чтобы участвовать в выборах, а они — марионетки. Тогда это были коммунистические марионетки Кремля, а сейчас — "русскомирские".

Аденауэр счел, что отказ от интеграции в европейские и евроатлантические структуры через некоторое время приведет к тому, что вся Германия попадет под влияние Москвы.

Это же актуально и для Украины. Как только мы откажемся от курса на членство в НАТО, мы останемся в "серой зоне", а это будет значить, что через какое-то время будет еще одна война. Нынешняя война с Россией — не последняя. Пока у нее есть ресурсы, пока у власти остается Путин и ему подобные империалисты, Россия будет пытаться удержать Украину в сфере своего влияния. Да, после Революции Достоинства Украина несколько оторвалась от России, но не полностью. Мы сможем это сделать в полной мере только тогда, когда станем частью евроатлантического сообщества и, если получится, членом ЕС.

Только в таком случае у России не будет физической возможности оккупировать украинские территории или контролировать Украину посредством коррупции, олигархата, специфического политического устройства, а именно — федеративного. В принципе, неважно, как бы называлось это устройство, оно будет предполагать, что появятся регионы, которые под влиянием России будут разрушать внутренне- и внешнеполитические решения Киева.

К тому же, не думаю, что хоть какая-то международная организация — ООН, ОБСЕ или Совет Европы — сможет признать референдум на Донбассе легитимным. Как референдум может быть проведен в соответствии со стандартами международных организаций, если: он будет проведен на территории, где еще не закончились боевые действия, где еще находятся оккупационные войска, где нет свободных СМИ, где нет верховенства права, нет судебной и правоохранительной системы, которая бы позволила гражданам оккупированных территорий отстаивать свои взгляды, интересы и права, где нет присутствия политических партий всего спектра, которые могли бы выступать "за" или "против" этого референдума. А когда не соблюдаются все эти нормы, как можно считать референдум хотя бы минимально легитимным, как того хочет Путин? Так что это, согласно теории и практике права, такой референдум на Донбассе является невозможным.

Александр Хара, директор департамента международных многосторонних отношений Фонда "Майдан иностранных дел", специально для "Главреда"  

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять