Дело Януковича живет. Как чиновники уничтожают Сухолучье "царскими охотами"

Сухолучье — уникальное место, которое может легко стать туристической Меккой, убежден эколог Владимир Борейко.

К резиденции беглого президента Украины Виктора Януковича — Межигорью — по-прежнему не угасает интерес. Желающие посмотреть на роскошь, в которой купался экс-гарант, страусов, которых он "поддерживал", золотой унитаз и прочие "излишества", до сих пор едут туда, покупая входной билет, чаще даже охотнее, чем в любой музей или ботанический сад.

Однако о местах "царской охоты" президента-беглеца — Сухолучье — вспоминают гораздо реже. Хотя, как отмечают экологи, Януковича в Украине уже четвертый год нет, но дела его живы, в частности, в лесах, некогда бывших его охотничьими угодьями, по-прежнему добывают свои охотничьи трофеи "сильные мира сего".

И это, несмотря на то, что еще во времена президентства Виктора Ющенко был издан указ о создании в Сухолучье национального природного парка, а точнее — Днепровско-Тетеревского национального парка. Этот указ никто не отменял, хотя и выполнять его никто не торопился. Также в настоящее время уже существует проект указа нынешнего президента Петра Порошенко о создании Днепровско-Тетеревского национального парка. Однако в Украине есть те, кто очень противится этой идее, предпочитая сохранить Сухолучье для "царских охот"…

Директор Киевского эколого-культурного центра, эколог, заслуженный природоохранник Украины Владимир Борейко рассказал "Главреду", в чем состоит природная уникальность Сухолучья, почему там должен быть создан национальный парк, какой ущерб был нанесен природе Сухолучья за годы президентства Януковича, не пытался ли Порошенко сделать эти леса местом своих "царских охот", кто и почему всячески старается препятствовать присвоению Сухолучью статуса национального парка, а также к каким новым правилам после смены статуса этих территорий придется приспособиться простым украинцам, которые ездили в Сухолучье на рыбалку, за грибами или на пикники.

Владимир Борейко

— У нас много говорят о резиденции экс-президента Януковича — Межигорье, но мало вспоминают о местах его охоты — Сухолучье. Что, на ваш взгляд, следовало бы сделать с этими территориями?

— Громада местных сел, как я понимаю, взяла Межигорье в аренду и устроила там развлекательный парк "по местам боевой славы Януковича". Но ни с природной, ни с исторической точки зрения, Межигорье не представляет никакой ценности. Там — лишь остатки былой роскоши.

Я считаю стремление людей увидеть не музеи, памятники архитектуры или ботанические сады, а то, как кто-то хорошо жил, проявлением каких-то низменных чувств. Мне, например, на такие вещи совершенно наплевать. И в те здания, где находится известный золотой унитаз и красные трусы, я даже не заходил. Но, к сожалению, наши люди на такое покупаются...

А вот Сухолучье — другое дело, его следовало бы сделать национальным природным парком. Причем уже существует Указ президента Ющенко, в котором говорится о необходимости создания новых национальных парков в Украине, в том числе Днепровско-Тетеревского. Но этот указ не выполняется. 

— А почему, по-вашему, Сухолучье требует присвоения ему статуса национального природного парка? В чем его ценность и уникальность?

— Сухолучье — уникальное место в природном плане. Именно там река Тетерев впадает в Днепр, и именно в этом месте — огромные дикие плавни, где летом обитают миллионы птиц, и все кишит жизнью. Также это место нереста рыбы — в эти плавни заходят огромные косяки рыб, ведь в этих краях берега Днепра и Тетерева пока что не застроены. Сегодня это исключение и, по сути, единственное место в Украине, где у воды нет построек, где можно выйти на берег, увидеть огромное Киевское море, чистоту и тишину — рай.

Для туристов это — Мекка.

Кроме того, это большая лесная территория, со множеством болот, озер, маленьких речек, где обитает большое количество редких видов животных и произрастает множество растений, занесенных в Красную книгу. Например, там вьют гнезда такие редкие краснокнижные птицы как орлан-белохвост и черный аист, водятся краснокнижные рысь и лось (это, наверное, самое большое место в Киевской области, где обитает лось), произрастают такие редкие растения как сальвиния плавающая и водяной орех.

К слову, Сухолучье правильно называется Днепровско-Тетеревское лесоохотничье хозяйство, создано оно было еще при Щербицком, в 1967 году. Туристам это место будет интересно и тем, что до него от Киева ехать всего 40 минут по хорошей дороге, построенной Януковичем. В самом Сухолучье тоже масса дорог — асфальтовых и грунтовых, потому там удобно кататься на велосипеде. Это прекрасное место для отдыха.

Кроме того, в Сухолучье есть объекты "Остров" и "Акация" — они были сооружены еще во времена Советского Союза для охоты членов политбюро ЦК Компартии Украины, затем они были перестроены Януковичем. Потому желающие посмотреть, как жил Янукович, смогут увидеть там тир, озера, охотничий домик. Экс-президент там даже церквушку соорудил и причал для моторных лодок и кораблей. Потому для любителей таких вещей там тоже есть развлечения.

— Если Сухолучье станет национальным природным парком, что на практике изменится: что будет с рубками (останется ли какой-то их процент), охотой и рыбалкой, доступом простых людей к этим лесам, которые порой кормят их ягодами или грибами? Как место отдыха и пикников оно сохранится?

— Прежде всего, когда это место станет национальным природным парком, там будет запрещена охота. На этой территории находится несколько тысяч охотничьих вышек, потому сейчас ходить туда, чтобы собирать грибы и ягоды, попросту опасно. Интернет пестрит сообщениями о том, что где-то охотник подстрелил женщину, где-то — егеря, где-то — милиционера.

Национальный парк — это достояние народа, и никакой охоты там не может быть. Но сейчас в Сухолучье властвует "Кедр", о котором многие наслышаны. Он был создан Януковичем для организации охоты. "Кедр" уже "лег" под других хозяев и продолжает помогать осуществлять.

Что касается рыбной ловли, то она после объявления Днепровско-Тетеревского лесоохотничьего хозяйства заповедником сохранится только в разрешенных местах. Будет по-прежнему разрешен сбор грибов и ягод — правда, может быть, по определенным билетам и при определенном контроле.

Да и туризм будет регулируемым. Ведь по зарубежным национальным паркам никто просто так не ходит. В таких местах должен быть контроль, иначе все вынесут, уничтожат, загадят и сожгут (там очень много саженой сосны, которая во время жары легко может гореть). В национальных парках США запрещается даже курить, а, если ты не увозишь свой мусор, то тебя штрафуют.

Кроме того, в случае, если Сухолучье станет национальным парком, там по-прежнему не будет никакой застройки. 

Несколько слов о вырубках — согласно нашим законам, вырубки в заповедной зоне и зоне рекреации запрещены. Рубки будут возможны только в хозяйственной зоне, которая есть в национальных парках Украины, в отличие от парков в Европе и Америки.

— А какую охрану у нас предполагают и реально получают национальные природные парки? Кто контролирует соблюдение всех тех правил, о которых вы сказали выше?

— Рыбу в Сухолучье вообще никто не охраняет, потому что лесная охрана, несмотря на то, что эта территория является частью их хозяйства, не имеет права охранять рыбу — она занимается только лесом.

"Кедр" вроде как занимается охраной животных, но на самом деле беспредельничает, привозя туда богатых охотников и разрешая им все, что те ни пожелают.

Но, если будет создан национальный природный парк, Государственная служба природозаповедного фонда должна будет охранять и рыбу, и воздух, и землю, и лес, и животных, и растения. Это единственная служба при национальном парке, которая вправе охранять все природные ресурсы, находящиеся на данной территории.

— Как бы вы оценили ущерб, нанесенный флоре и фауне Сухолучья за тот период, когда это были места "царской охоты" бывшего президента?

— Члены политбюро, по сравнению с Януковичем и нынешними богатыми гражданами Украины, были простыми ребятами. В советские времена там был домик лесника и домик рыбака — одноэтажные здания, простые деревянные. Единственное, чем они отличались — в доме охотника висели картины неизвестного художника "Ленин на охоте", а в домике рыбака — "Ленин на рыбалке". И несколько охотничьих вышек. Еще была голубятня для голубей Щербицкого, где было штук 20 различных пород — он их обожал. К "Акации" и "Острову" тогда была проведена дорога.

Когда к власти пришел Янукович, он провел широкомасштабные работы. Во-первых, были выпрямлены русла многих рек, по сути, они превратились в сточные канавы. В результате была частично уничтожена местная флора и фауна. Во-вторых, была проведена масштабная мелиорация. На этой территории было множество болот, потому, чтобы было удобнее охотиться, во времена Януковича были построены каналы для сброса воды и сооружены насыпные просеки, на которые наставили охотничьи вышки. Также были засыпаны некоторые озера, а русла некоторых рек, наоборот, были расчищены.

Все это нарушило естественный гидрологических режим, в результате чего начали сохнуть сосны. Если взглянуть на эту территорию, то там сплошные вышки-вышки-вышки и просеки-просеки-просеки…

Также егеря отстреливали там краснокнижных животных. Например, волков и рысь. Рысь они убивали, видите ли, потому, что она может напасть на каких-то охотничьих животных. Иными словами, егеря отстреливали животных, которые являются конкурентами охотникам. Возможно, они отстреливали и хищных птиц (но у меня нет фактов) — обычно в охотничьих хозяйствах так делают. А у нас любые хищные птицы либо занесены в Красную книгу, либо под охраной Бернской конвенции.

Кроме того, для того, чтобы охоты были удачными, в этой местности развели огромное количество кабанов, косуль и оленей. А это, как правило, приводит к деградации лесов, потому что копытные жрут растения, и растения просто не успевают вырасти. В некоторых местах там как во французских парках — отдельные деревья, а подроста нет. Так что нарушился природный комплекс, ведь из-за уничтожения природных хищников и кормления копытных животных огромным количеством пищи последние там интенсивно плодились.

— Януковича уже четвертый год нет в нашей стране, и Сухолучье перестало быть его охотничьим угодьями. Что-то изменилось для Сухолучья в лучшую сторону?

— В том-то и дело, что не изменилось. Там все происходит как-то по умолчанию… Дорогие вина, дорогие ружья в охотничьих домиках Януковича и все остальное было украдено. Охоты по-прежнему происходят в этих местах. А из-за того, что еще при Януковиче был нарушен гидрорежим, идет усыхание сосны.

Гидрорежим в этой местности обязательно необходимо восстановить, зарыв вырытые ранее каналы, разрушив насыпанные грейдером просеки, чтобы вновь началось природное распространение воды. Тогда можно будет избежать и усыхания сосен, а природные связи будут восстановлены.

— Какова процедура присвоения статуса нацпарка в Украине? От чьей воли и усилий зависит запуск этого процесса?

— Закон о природозаповедном фонде гласит о том, что необходимо согласие землепользователя и ведомств, которые за это отвечают, затем нужно подать проект указа, который должен быть утвержден в Кабмине и подписан президентом. Заповедники, национальные парки и некоторые заказники, то есть природозаповедные объекты национального значения у нас узакониваются президентом. Но для начала нужно подготовить научное обоснование (проект создания) — это наша организация вместе с Министерством экологии уже сделала. Потом нужно было собрать подписи Вышгородской и Иванковской районных администраций — это мы сделали. Нужно было взять согласие Днепровско-Тетеревского охотничьего хозяйства — взяли, взять согласие Киевского областного лесного хозяйства — взяли, Киевского областного водного хозяйства — взяли, Киевоблзема — взяли, Киевской областной администрации — взяли, Минфина и Министерства АПК — взяли.

Сейчас все упирается только в Гослесагентство, куда пришли деятели из "Кедра", когда руководителем агентства была Кристина Юшкевич, и уболтали ее не подписывать соответствующие документы. Так что Гослесагентство на сегодня является главным врагом и противником идеи создания национального природного парка.

Кстати, недавно комитет по экологии обратился в Гослесагентство с просьбой согласовать этот вопрос, туда ходил секретарь этого комитета народный депутат Еднак, говорил с нынешним руководителем Гослесагентства Бондарем по этому поводу, тот обещал подумать — нужно "дожимать".

— А, помимо Гослесагентства, есть ли еще противники этой идеи?

— Конечно, есть. Это могут быть отдельные люди, которые сидят в Кабмине и Администрации президента, и которые ездят охотиться в Сухолучье — свято место пусто не бывает.

Но в Украине общественное давление и внимание СМИ порой позволяет творить чудеса. Так, например, было с занесением лося в Красную книгу, чего наконец удалось добиться.

Потому, если Гослесагентство поставит свою подпись, Кабмину ничего не останется, кроме как поддержать, а президенту — кроме как подписать.

— А в чем интерес тех, кто не поддерживает идею сделать Сухолучье национальным природным парком?

— Гослесагентство, еще будучи Министерством лесного хозяйства Украины, еще с советских времен, является холуйским органом по организации "царских охот". Такая "теневая" задача как организация "царских охот" стояла перед Гослесагентством раньше, есть она и сейчас. Территория Сухолучья принадлежит им, находится возле Киева — естественно, это место "грешно" отдавать народу. У нас все лучшие места расхватаны властными деятелями, и эти деятели хотят ездить на охоту в Сухолучье.

Если не ошибаюсь, то уже существует проект реорганизации бывшей "царской охоты" Януковича в Сухолучье в Днепровско-Тетеревский национальный природный парк, какова его судьба? Кабмин вроде бы пытался его рассматривать, но — безрезультатно…

— Да, это действительно так. Уже есть проект указа президента, которыйзавизирован министром Семераком. Уже дважды его подавали на рассмотрение Кабмина, и уже дважды его снимали с рассмотрения. Первый раз, как мне рассказали, это произошло по телефонному звонку из Администрации президента. Почему второй раз сняли — не знаю. Понятно, что идут какие-то игры.

Министерство экологии и министр Семерак предпринимают действия, чтобы заповедать эти территории, создать национальный парк. Со стороны профильного комитета Верховной Рады также есть поддержка этой инициативы.

А со стороны властных структур идет саботаж — и открытый, как со стороны Гослесагентсва, и скрытый, как со стороны Администрации президента. Причем это решается не на уровне президента, а на уровне мелких пешек в АП, которые имеют возможность звонить и влиять. 

— Не пытался ли Порошенко тоже сделать Сухолучье местом своего "царского отдыха", как его предшественник?

— К счастью для Украины, Порошенко, как и Ющенко, не является охотником. Охотниками у нас были Кравчук, Кучма и Янукович. И их президентства были тяжкими временами для заповедников и национальных парков Украины, которые растаскивали под "царские охоты". Особенно так было при Януковиче.

При Ющенко начался прорыв — было создано более 20 национальных парков. Многие сейчас его ругают, но экологи — хвалят. При Порошенко такого прорыва нет, но он подписывает экологические законы — следует отдать ему должное. Недавно он издал указ о создании новых национальных парков. Так что что-то он в этом направлении делает, но, наверное, у него нет помощников, которые бы развивали эту тему.

Что касается "царских охот", то у нынешней власти есть свои подобные места — Залесье, Белозерка (Киевская область) и Синегора (Ивано-Франковская область). Это три официальные "царские охоты", которые в нарушение закона до сих пор не трансформированы в национальные парки. В Залесье совсем недавно, месяца три назад, даже был съезд Блока Петра Порошенко.

Думаю, что вряд ли Порошенко захочет мараться о Сухолучье. Да и есть у него подобные места, причем очень неплохие. Сухолучье и Межигорье все время на слуху. И вряд ли кто-то из министров или олигархов попробует их взять себе — побоятся замараться. Но подпольно и втихомолку приехать пострелять в "Кедр" чиновники средней руки не брезгуют...

— О финансовой стороне вопроса… Создание национального природного парка и затем его содержание — это затратное дело, это потребует значительных сумм из государственного бюджета?

— В том-то и прелесть нашего проекта по Сухолучью, что государство ни копейки не должно будет потратить. Если национальный парк создавать с нуля, то пришлось бы искать директора, строить дома, покупать машины, компьютеры, создавать базу, набирать персонал — это стоило бы денег. Здесь же нужно только сменить вывеску "Днепровско-Тетеревское лесоохотничье хозяйство" на "Днепровско-Тетеревский национальный природный парк". С тем же директором, персоналом, машинами, ремонтной базой и т.д. И строка, которая в госбюджете шла на содержание Днепровско-Тетеревского лесоохотничьего хозяйства, будет называться "На содержание Днепровско-Тетеревского национального природного парка".

Создав национальный парк, власть получит массу преференций. Во-первых, теперь можно будет получать деньги за рекреацию — туристы будут ехать и покупать билеты. Во-вторых, можно будет получать гранты. Западные организации и фонды давно хотят финансировать создание национальных парков и заповедников в Полесье, в Чернобыльской зоне. Это — ценные места. Ведь рядом находится коридор, по которому птицы летят с севера на юг через Днепр. Там сохраняется практически неизмененная полесская структура. Например, огромные гранты (50-60 миллионов евро) немцы "вбухивают" сейчас в западноукраинские национальные парки. Такие деньги лесникам даже не снились.

Кроме того, в Межигорье люди ездят, а от Межигорья до Сухолучья — 15 минут езды, около 20 километров. То есть можно будет просто удлинить маршрут. И по хорошей дороге те же люди, которые желают посмотреть не только на то, как и с кем Янукович спал, но и как охотился, будут туда приезжать.

— Вы говорите о том, что людям теперь придется покупать билеты, чтобы съездить в Сухолучье, а в начале нашего разговора вы обмолвились, что сбор грибов и ягод в тамошних лесах может стать платным… Думаете, общественность поддержит такую идею?

— На данный момент мне неизвестно, что у нас хоть кто-то платит в национальных парках за сбор грибов и ягод. Но эту "шару" нужно постепенно прекращать. Если ты приезжаешь отдохнуть в национальный парк, то в любом национальном парке платят, например, за кострище. Логичной будет и плата за экскурсию. Ведь на шашлыки можно ездить на Труханов остров, а вот на экскурсию — лучше в Сухолучье. Например, куда на экскурсии ездят школьники Киева? Они ездят на долбанную куриную ферму — я имею в виду страусиную. Что остается в их головах после такой экскурсии, что они там приобретают? Яйца страуса? А тут их бы возили в реальную дикую природу, показывали бы редкие растения, редких животных… И такая работа требует оплаты.

Не следует рассматривать национальные парки как место "шары": приехал — собрал, приехал — собрал… Это — более культурные "заведения", куда люди приезжают для облагораживания и уединения с природой, чтобы что-то новое там узнать.

— Сколько времени может занять этот процесс присвоения Сухолучью статуса национального природного парка в идеале, а сколько — если оценивать объективно украинские реалии?

— В идеале: мы сегодня поговорили, завтра вышла публикация, послезавтра президент дал "звездюлей" Гройсману, тот вызвал Семерака, провели Кабмин по этому вопросу, проголосовали, президент подписал — все, неделя. Когда нужно, у нас все делается очень быстро. Например, когда нужно лишить гражданства Саакашвили…

Ведь фактически что нужно на данный момент? Согласие нынешнего руководителя Гослесагентства Бондаря, заседание Кабмина, на котором поддерживается проект указа президента, подпись президента — и все. Это делается очень быстро, ведь уже собраны все документы.

А сколько это может длиться в украинской действительности? Я бы сказал, что это может длиться бесконечно. Будем с вами откровенны: мы же понимаем, что вряд ли наш украинский народ спит и видит, как бы создать национальный парк. Ни хрена он не спит и ни хрена он не видит! Всем все безразлично. Просто обидно, что такой огромный кусок (30 тысяч гектар!) нашей природы может превратиться в ничто, когда будет распаёвана, вырублена и загажена, как уже все под Киевом.

У нас один президент издал указ о создании национальных парков в Залесье, Белозерке и Синегоре на месте "царских охот", а второй пришел и решил этого не делать. Одно дело, если бы эти указы отменили, но нет же, указы действуют, но никем не выполняются.

Украинские реалии таковы, что в нашей стране очень сильное охотничье лобби — в очередной раз я убедился в этом, когда мы спасали лося, добиваясь занесения его в Красную книгу. Если бы проблема сохранения лося в Украине не стала одной из мейнстримовских тем в нашем обществе и не попало в фокус СМИ, то так ничего бы и нее было сделано. Так же может быть и в случае с Сухолучьем…

Надежда Майная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять