Ремонт системы: чего ожидать от нового президента Узбекистана

В наследство Мирзиёеву достается страна с практически советской экономикой, где государство влияет на все и руководит всем.

На фоне острой борьбы на президентских выборах в Австрии и на итальянском референдуме итоги президентских выборов в Узбекистане не привлекли серьезного внимания. Наверное, не только потому, что Узбекистан для нас теперь намного дальше, чем Австрия и Италия, а еще и из-за предопределенности результата. Никто не сомневался в том, что исполняющий обязанности главы государства премьер Шавкат Мирзиёев одержит победу и станет вторым за 25 лет президентом Узбекистана.

Между тем, транзит власти в Узбекистане — захватывающее событие. До смерти своего президента Ислама Каримова Узбекистан оставался одной из двух бывших советских республик, которой руководил бывший первый секретарь местной компартии (сейчас такая республика одна — это Казахстан Нурсултана Назарбаева). Современные украинцы вряд ли вспомнят имена Владимира Ивашко и Станислава Гуренко, которые вместе с Каримовым и Назарбаевым заседали в политбюро ЦК КПСС, с 1991 года наша страна пережила, можно сказать, несколько политических эпох и пять президентов. А в Узбекистане эпоха была одна. И мало кто задумывался — по совершенно необъяснимым причинам, которые, впрочем, всегда находятся в эпоху авторитаризма — что эта эпоха рано или поздно закончится просто потому, что Ислам Каримов не вечен. Именно этим объясняется та поспешность в передаче власти Мирзиёеву, ради которой необходимо было даже нарушить оговоренный в конституции порядок преемственности. Но зато теперь Мирзиёев, который 13 лет был премьером при Каримове — законный президент.

Шавкат Мирзиёев
Шавкат Мирзиёев Reuters

В наследство ему достается страна с практически советской экономикой. Государство влияет на все, руководит всем, в Узбекистане даже валюту нельзя поменять по реальному курсу, как в Советском Союзе. Когда я в последний раз приезжал в Узбекистан — а было это еще в 90-х — то сотрудники администрации президента вместе со мной ездили на рынок, чтобы помочь поменять доллары на сомы из-под полы. Удивительно, но за столько лет ничего вообще не изменилось и Мирзиёев обещает валютный рынок либерализировать. Но это может стать только началом перехода к чему-то, напоминающему реальную экономику.

Внешняя политика Узбекистана тоже была вечной проблемой. С руководством соседних стран — Таджикистана и Киргизии — Каримов существовал в состоянии открытой конфронтации. С лидером Казахстана Назарбаевым, своим вечным конкурентом — в состоянии скрытой вражды. Центральная Азия выглядела нестабильным регионом еще и из-за того, что лидер самой важной страны региона относился к соседям с откровенным пренебрежением. Мирзиёев уже сейчас пытается эту ситуацию изменить. Но для нас самое важное — как он будет строить взаимоотношения с Россией. Каримов старался от Кремля дистанцироваться, но у него это не всегда получалось, в особенности после трагедии в Андижане. Мирзиёев не имеет негативного багажа прошлого, но сейчас неясно, насколько Узбекистаном заинтересуются на Западе — ведь времена, когда страна была в центре внимания из-за войны в Афганистане, миновали.

Новый президент, конечно, не будет активным реформатором системы, он, скорее, возьмется ее ремонтировать. И оттого, что у него получится, зависит стабильность не только Узбекистана, но и всей Центральной Азии. Избрание нового главы государства — это только первый, и, возможно, самый простой этап транзита. А теперь Шавкату Мирзиёеву придется этой властью распоряжаться. 

ПО МАТЕРИАЛАМ: