Вето на расследование преступления. Почему Россия не видит доказательств применения химоружия в Сирии

Россия ведет себя так, как было с расследованием катастрофы малайзийского "Боинга", говорит Александр Палий.

Александр Палий
Александр Палий Главред
Вето, наложенное Россией в Совбезе ООН на международное расследование инцидента с применением химического оружия вооруженными силами президента Сирии Башара Асада, в результате которого погибли более 80 человек, подтвердило причастность Москвы к использованию зарина в провинции Идлиб.

Об этом политический аналитик Александр Палий рассказал в комментарии "Главреду".

"Россия голосованием в Совбезе ООН против резолюции по Сирии доказала свою причастность к удару химическим оружием — зарином — по сирийской провинции Идлиб. Ведь ключевым пунктом данной резолюции был призыв к международному расследованию этого дела. То есть главное, что заблокировала Россия, использовав право вето, это создание международного механизма для расследования преступления. Россия показала, что она не заинтересована в таком расследовании", — говорит политолог.

"При этом [глава МИД РФ Сергей] Лавров в тот же день заявил, что Россия не видит доказательств применения химического оружия. Она и не хочет их видеть, поскольку эту атаку она, как минимум, прикрывает. Но совершенно очевидно, что Асад сейчас не в том положении, чтобы принимать такие решения без ведома своих ключевых спонсоров на международной арене, прежде всего — России. Иными словами, режим Асада, который контролирует 20% территории Сирии, который без российской помощи вряд ли продержался бы больше, чем полгода, в нынешней ситуации не мог самостоятельно принимать такого рода решение. Тем более, что на авиабазе, с которой был осуществлен вылет самолетов с зарином, находился российский персонал. Думать, что российские военные и шпионы, которые находились на этой базе, не знали, что на ней находится газ зарин, было бы очень наивно", — считает эксперт-международник.

По его мнению, Россия фактически ведет себя так, как было в истории с расследованием катастрофы малайзийского "Боинга": "РФ всячески торпедирует начало расследования и затягивает дело, чтобы страсти улеглись вокруг очередного российского преступления. В итоге, Россия все-таки согласилась на международное расследование крушения малазийского самолета и на то, что Нидерланды будут играть в этом расследовании главную роль, но в данном случае — в истории с применением химического оружия режимом Асада — Россия вообще ничего не хочет, никакого расследования. Она сразу заявила, что не видит применения химического оружия, но это видят все остальные страны, а сирийцы ощущают действие газа на себе".

"Что может сделать международное сообщество в обход России? По сути, так поступили США, применив "Томагавки", которые уничтожили часть асадовской авиации, чем несколько облегчили жизнь сирийцам, — говорит аналитик. — Теперь Россия и Иран будут выступать как одна сторона, прикрывая режим Асада. В Иране, кстати, режим Асада не пользуется такой единодушной поддержкой, как в России. С этой точки зрения, Иран — менее надежный союзник для Асада, нежели Россия".

Эксперт считает, что мировое сообщество может воздействовать на Россию только посредством санкций. "Во время визита [госсекретаря США Рекса] Тиллерсона в Россию он заявил, что рассматривается возможность введения санкций против РФ уже за вмешательство России во внутреннюю политику США, в американские выборы. Но по большому счету, не так важно, по какому поводу будут введены санкции против России, поскольку они, в итоге, будут сокращать возможности Москвы для осуществления разнообразных преступных действий и на сирийском, и на украинском направлении, и по отношению к россиянам", — подытожил Александр Палий.

Ранее "Главред" сообщал, что американская разведка перехватила переговоры военных Асада о химатаках в Сирии.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...