Списки Савченко. Поможет ли их обнародование освободить украинцев из плена?

Эксперты рассказали, какие риски для украинцев, оказавшихся в заложниках у боевиков, создает обнародование списков пленных.

Надежда Савченко
Главред
Народный депутат Надежда Савченко обнародовала списки пропавших без вести и пленных украинцев, находящихся в заложниках у боевиков ОРДЛО, а также террористов, которые содержатся под стражей в Украине. Среди последних — немало россиян.

Савченко заявила, что эти списки было необходимо опубликовать, чтобы людей "можно было найти". Обмен "всех на всех", по ее словам, должен состояться в три этапа.

"Этап первый: осуществляется обмен по спискам, которые подтверждает каждая сторона, удерживаемых пленных. Этап второй: из тех, кто остался в списках, разыскиваются по скрытым тюрьмам и подвалам, одной и другой стороной, все пленные, которые остались живы. Этап третий: все, кого найти не удалось, признаются мертвыми или без вести пропавшими", — отметила Надежда Савченко.

Сами боевики ДНР и ЛНР пока не в восторге от формулы Савченко по обмену пленными. "Мы ведем переговоры с однозначной позиции об обмене всех подтвержденных лиц пофамильно на всех. Таким образом, мы добиваемся возвращения нам 527 лиц, удерживаемых Киевом, в обмен на находящихся в наших местах заключения 42 граждан Украины", — заявила "уполномоченный по правам человека" ДНР Дарья Морозова.

Эксперты рассказали "Главреду", почему переговоры об обмене пленными должны быть "тихими", а их подробности, в том числе списки пленных, лучше не обнародовать. Но — дело сделано, и списки уже в открытом доступе. Потому эксперты предупредили, с какими рисками могут столкнуться родственники тех, кто оказался в плену, а также рассказали, поможет ли обнародование списков вызволить из плена украинцев.

Владимир Фесенко
Владимир Фесенко Главред
Глава правления Центра прикладных политических исследований "Пента"  Владимир Фесенко:

Пока что я не вижу вариантов, как обнародование списков пленных может помочь освободить их. На официальном уровне идут споры о том, кто именно находится в плену, а кто — нет, но тогда вопрос — где эти люди. Фамилии и так были известны, и они были предметом переговоров.

Простите за столь неэтичное сравнение, но переговоры об освобождении пленных, как и о деньгах, любят тишину.

Однако обнародование списков пленных однозначно создает риски. Во-первых, возникают моральные проблемы, поскольку начинается обсуждение конкретных фамилий. А это нелегко переживать людям, чьи родственники числятся в списках пленных.

Во-вторых, возникает проблема шантажа. Не секрет, сколько сейчас непорядочных людей, которые спекулируют и пытаются заработать на махинациях, и сейчас такие же проблемы могут возникнуть со списком пленных. Такие инциденты бывали в 2014-2015 годах, когда различные махинаторы и некоторые "полевые командиры" начинали выкачивать деньги из родственников пленных. Обнародование списков дает возможность для такого рода шантажа и спекуляций.

Кроме того, начнут появляться параллельные линии переговоров об освобождении пленных. И Савченко, к сожалению, тоже приложила к этому руку. Боюсь, что могут начать играть в освобождение за деньги, и это может стать бизнесом для некоторых людей.

Поэтому в обнародовании списков пленных я вижу больше рисков и потенциальных проблем, нежели инструментов для ускорения процесса освобождения пленных.

Сложно сказать, есть ли хоть какой-то позитив от этого обнародования. Я слышал критику со стороны работников СБУ и со стороны специалистов. Не всегда обнародование информации способствует решению проблемы. Иногда сокрытие некоторых деталей больше работает на пользу, нежели полная прозрачность. В таких деликатных процессах как переговоры об освобождении пленных, боюсь, прозрачность создаст больше проблем, чем поможет.   

Сергей Таран
Сергей Таран Главред
Директор Международного института демократий, глава правления Центра социологических и политологических исследований "Соціовимір" Сергей Таран:

Обнародование списков пленных и заложников, по мнению Надежды Савченко, поможет ей в ее политической деятельности, подчеркнет ее важный статус, хорошую осведомленность и связи с "той стороной". Именно для этого, на мой взгляд, обнародовались эти списки пленных.

Я не вижу, каким образом это может помочь освободить наших людей.

Более того, те тезисы, которые Савченко заявляет в связи с обнародованием списков пленных, только усложняют ситуацию. Поскольку, по сути, Савченко предлагает формулу обмена "всех на всех". Эта формула предполагает, что Украина должна выпустить более 600 террористов и их пособников, обменяв их на наших пленных и заложников. Но ведь по делу каждого из этих террористов есть приговоры, были судебные процессы, велись следствия. Некоторые из них могут дать ценную информацию о том, что сейчас происходит на оккупированных территориях.

Украинской власти и обществу теперь будет сложно принимать какое-то решение, потому что в любом случае они попадут под шквал критики: если мы отпустим террористов, значит, мы общаемся с противником и не хотим проводить следствие по делам задержанных; а если мы их не выпускаем, значит, получается, что украинская власть не хочет вернуть наших людей.

Освобождение наших заложников — это очень деликатное дело. И перевод этого вопроса в сферу публичной политики вряд ли поспособствует освобождению наших пленных.

Кроме того, это создает риски и проблемы для находящихся в плену людей и их родственников. Попытки шантажировать или вымогать деньги за якобы помощь в освобождении — это уже как побочный эффект. Но главное, что превращение этого переговорного процесса в публичную кампанию не поспособствует освобождению наших людей. Ведь получится, что основным дискурсом политики должен быть обмен "всех на всех", о чем и говорит Савченко. А это — лишь элемент политической борьбы, которая никому не идет на пользу.

Антон Кориневич
Антон Кориневич
Кандидат юридических наук, ассистент кафедры международного права Института международных отношений Киевского национального университета им. Тараса Шевченко Антон Кориневич:

Проблема пропавших без вести в вооруженном конфликте на Донбассе — одна из главных. Международный Комитет Красного Креста и его делегация в Украине серьезно занимается этим вопросом.

Поможет ли обнародование списков пленных освободить этих людей? Следует отметить, что в этом конфликте любые обмены и освобождения происходят на взаимной основе и на основании политических договоренностей. С одной стороны, можно считать позитивом, что эти списки опубликованы, потому что семьи людей, оказавшихся в руках противника, будут понимать, что их сыновья или мужья живы, что они в плену, и что их освобождением занимается государство. Но с другой стороны — поможет ли такая открытость и прозрачность политическим договоренностям? Насколько я понимаю, раньше все процедуры обмена проходили "за закрытой дверью", то есть общественность не была допущена к информации о том, кого на кого меняют. Общественность видела лишь результат — обмен. Поможет ли эта прозрачность в процессе политических договоренностей — сложно сказать.

Не думаю, что это обнародование списков создает какие-то риски для родственников украинцев, оказавшихся в плену. В ситуации, когда их близкие не выходили на связь, когда было не понятно, где они, такое обнародование списков — это, скорее, позитив, потому что так они понимают, где находится их родной человек.

Создает ли это риски для самих пленных? Мне сложно сказать, потому что трудно понять, что происходит в головах у "чиновников" ДНР и ЛНР.

Единственное — я думаю, есть риск, что боевики ЛНР и ДНР, например, могут предлагать родственникам пленных "поспособствовать" в освобождении за деньги. Но наши люди должны понимать, что обмен пленными — это серьезная вещь, которой занимается СБУ. Они должны понимать, что на такие договоренности с боевиками идти не стоит — лучше контактировать с Центром по обмену пленными, который работает при СБУ. Хотя со стороны представителей ДНР и ЛНР прямые телефонные звонки родственникам вполне возможны.  

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...