Денис Путинцев: Моргенштерн – это зомби медиа-апокалипсиса, но в Украине он собрал бы Дворец спорта

Сегодня певец может быть уникальным и брать 7-8 октав, но многомиллионную аудиторию получит какой-нибудь Моргенштерн, не способный ни петь, ни связать двух слов, считает продюсер.

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

На сайте Главред состоялся чат с продюсером, медиаменом, создателем промокомпании STARBOM.COMpany Денисом Путинцевым. Общаясь с читателями, он рассказал, почему Украина пока что проигрывает музыкальную войну России, почему, несмотря на запреты, в нашей стране по-прежнему наиболее популярны российские исполнители, в чем состоит феномен Моргенштерна, и почему он настолько популярен, как пандемия коронавируса и карантин изменили жизнь украинских артистов, а также почему в скоро будущем концерты могут стать развлечением для избранных.

Представляем стенограмму чата с Денисом Путинцевым.

Umka: Почему только кнутом, то есть введением квот, можно было заставить радиостанции крутить украинскую музыку, а телеканалы – украинские передачи и кино? Как оцениваете результаты введения квот? Если сейчас эту практику отменить, как думаете, произойдет ли откат?

Денис Путинцев: Если отменить квоты на украинскую музыку, то некоторый откат действительно произойдет. Однако введение квот было правильным шагом. Об этом свидетельствует пример Франции и французского кинематографа: в свое время французы тоже внедрили квоты на кино, поскольку Голливуд давил французское кино, и посмотрите, каким стал французский кинематограф – у него есть своя история, вкус, эстетика.

Очень бы хотелось, чтобы с украинской музыкой произошло так же. Кстати, и с кино тоже.

Музыкальные квоты идут нам на пользу, ведь украинская музыка поднимается на все более и более высокий уровень, и ее попросту становится больше. Если в первые месяцы действия квот радиостанции и телеканалы были готовы брать практически все песни, что им приносили, потому что украинской музыки не хватало, а заполнять эфир украиноязычным контентом нужно было как-то, то сегодня исполнение песни на украинском языке вовсе не гарантирует, что эта песня попадет в эфир – уже образовалась конкурентная среда.

Если события будут развиваться так, как и на протяжении последних нескольких лет, то те же процессы мы начнем наблюдать и в украинском кино. Музыка более стремительно развивается, потому что, во-первых, украинцы – поющая нация, а, во-вторых, музыка – более дешевое развлечение, чем кино. Кино – это очень дорогое удовольствие, и, чтобы делать его качественно, нужны большие деньги. Потому кинематограф развивается медленнее, но и в этой сфере есть положительные изменения.

Да, при этом мы действуем "кнутом". Но, проанализировав все исторические изменения в любой другой стране, вы увидите, что далеко не все они достигались "ласковыми" методами.

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

Nora: Как вы думаете, украинская музыка выиграла или проиграла, когда в Украину практически полностью перестали впускать российских артистов? Стала ли наша музыка более качественной, интересной, модной? Или, скорее, заметен обратный эффект – украинские артисты расслабились, когда пропала конкуренция?

Денис Путинцев: Нет, украинские артисты не расслабились. Наша музыкальная индустрия развилась и развивается. У нас огромное количество музыкантов, которые раньше не смогли бы и клуб собрать, а уже могут собрать и залы, и дворцы спорта, и даже Олимпийский.

Например, тому же Олегу Виннику это однозначно сыграло в плюс, потому что Стас Михайлов, Валерий Меладзе и иже с ними просто перестали сюда приезжать. Отсутствие российских гастролеров поспособствовали, казалось бы, из ниоткуда взявшейся популярности. Винник не взялся "из ниоткуда", и его "неожиданный взлет" был запланирован. К успеху был готов и артист, и его менеджмент – уже был готовый продукт. Война и все остальные события просто ускорили процесс, произошел тот самый "квантовый скачок" – без участия в каких-либо телешоу человек рванул вперед, потому что было очищено конкурентное поле.

Елена: Как вы считаете, почему наша молодежь в основном не слушает украинскую музыку и русифицируется все больше вопреки всем запретам?

Денис Путинцев: В коммерческом плане механизм создания музыкального контента в России работает масштабнее, нежели в Украине. Это проявляется во всем, начиная с технического оснащения и заканчивая социально-географическими моментами. Например, язык – на русском языке говорит огромная часть населения планеты. Тогда как у нас часто пренебрежительное отношение ко всему украинскому прививалось с молоком матери: до сих пор человек, который говорит на украинском, воспринимается как приехавший из села. Я родился в Донецкой области, а там все, что было на украинском языке, считалось деревенщиной. Я рос рядом с людьми, которые так думали, я и сам был таким. Теперь уж я понимаю, как работала та машина и тот контент, который мы смотрели и слушали.

К сожалению, пока что мы проигрываем музыкальную войну России. Однако, если сравнить развитие украинской музыкальной культуры и российской, то вывод следующий: в России – количество, а у нас – качество.

При этом множество российских артистов и сейчас именно в украинских студиях тихонечко делают аранжировки и записывают свои песни, и с ними работают наши музыканты и композиторы. Почему на сотрудничество соглашаются наши – понятно: всем нужны деньги. Ведь пандемия развалила все, что начинало хоть немного развиваться. Потому не стоит винить музыкантов в сотрудничестве с россиянами – нужно понять, что наши музыканты востребованы в мире, в том числе и в России. Например, наша клипмейкер Таня Муиньо создает клипы мировым звездам, в том числе и Кети Перри.

Да и вообще, отношение к украинской музыке не изменишь за несколько лет. Наверное, как Моисей водил евреев по пустыне 40 лет, пока не умер последний, кто помнил все, что было до того, так должно произойти и в нашей музыке, которая раньше всегда ориентировалась на Россию.

Если, войдя в караоке, я вижу 16-летнюю девочку, которая поет "Гуляй, шальная императрица", я понимаю, что поет и слушает ее мама, и откуда все это у девочки. Ведь если мама будет петь про "шальную императрицу", то и девочка будет петь, и ее дочка потом тоже.

Необходимо просто эстетично и мягко показывать людям, что есть что-то еще. Не нужно ничего запрещать, но нужно подавать в эфир в одинаковом количестве все разнообразие музыки, демонстрируя людям наличие чего-то другого, отличного от привычного для них. Демократия – это возможность выбора.

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

Sidor: В последнее время любая музыкальная подборка того, что больше всего слушают украинцы, показывает, что, несмотря на квоты, запреты и ограничения, наиболее популярны у нас российские исполнители, тот же Моргенштерн. Чем это объясняется – из-под палки полюбить современную украинскую музыку не удалось заставить слушателя? И второй вопрос – в чем феномен успеха Моргенштерна, почему у нас такое в почете?

Денис Путинцев: Моргенштерн – это порождение социума, в котором мы живём и в котором утрированно находится Российская Федерация, в том числе и ее культурный пласт.

Моргенштерн – это дьяволёнок, чьим отцом является социальная сеть. Он осознанно паразитирует на вызывающих раздражение моментах. Он начал с подростков, и это понятно: подростки всегда тянутся к подобным вещам. А теперь Моргенштерна привлек известный российский банк к сотрудничеству, естественно, в рекламных целях, назначил его директором по работе с молодежью. Совершенно понятно, что никакой он не директор, но маркетологи банка – молодцы, сработали четко. Кроме того, Моргенштерн читает лекции по маркетингу и бизнесу. Человек, который не может двух слов связать…

До того, как я начал смотреть интервью с Моргенштерном, я называл его Шнуром, группой Ленинград нового поколения. Шнуров делал то же самое, но для людей, выросших на рок-н-ролле и шансоне одновременно. А Моргенштерн это делает для людей, которые слушали хип-хоп. Но после его интервью становится понятно, что он – реально дегенерат, правда, может быть, не в такой степени, как пытается казаться. И я говорю это не в оскорбительном смысле, а в маркетинговом.

Если Шнур – глубокий, начитанный с философским богословским образованием человек, и вторая его специальность – маркетолог, и он выстраивал бизнес, свой личный бренд и меседж в медиа четко и по правильной схеме, то Моргенштерн – это игрушка в руках людей, которые инвестировали в него на стартовом этапе и получают определенный процент от всего, что происходит в его творческой жизни сейчас.

Обвинять в востребованности и популярности Моргенштерна в Украине нет смысла. Обвинять в этом нужно нас с вами.

Мы можем относиться к Моргенштерну плохо, хорошо или фиолетово, но все знают, кто такой Моргенштерн, и все слушали хотя бы несколько его песен. А это говорит о том, что Моргенштерн все делает правильно. Просто он делает это способами, которые далеко не всем по душе.

Яркий пример – реклама: запоминается не та, которая со смыслом и красиво снята, а реклама, которая вызывала раздражение, тупая и дегенеративная. Мы всегда поражаемся: господи, кто пишет этот ужас?! А это пишут специально обученные и правильные люди, которым за это платят сумасшедшие деньги, чтобы они вызывали у нас раздражение, и мы запоминали то, что звучит в информационном шуме. Ведь мы все время слышим какое-то невнятное "ж-ж-ж-ж-ж", а потом вдруг – "жопа!". Эта "жопа" выводит нас из фонового равновесия и запоминается.

Вот и Моргенштерн – это ходячий раздражитель, зомби медиа апокалипсиса, та самая "жопа".

Я работаю с бизнесменами, политиками, предпринимателями – и им всем нужен шоу-бизнес, им нужно создать тот образ, который будет интересен их аудитории. Ведь сегодня ты – миллионер, если владеешь аудиторией, а не товаром. Потому все эти методы, которые вызывают хайп, агрессию и количество просмотров, нужно просто правильно использовать, не гнушаться и не стесняться – мы живём в таком вот мире. И Моргенштерн тому пример.

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

Василий: Как Вы считаете, Моргенштерн сможет добиться отмены запрета ехать в Украину и успеет на концерты?

Денис Путинцев: Вряд ли. Не только из-за запрета на въезд в Украину, но и из-за многих других запретов и коронавирусных ограничений. Однако уверен, что, если бы Моргенштерн приехал в Украину, он собрал бы и Дворец спорта, и огромную площадку на open air с десятками тысяч людей.

Gorin: Что вы думаете о недавней истории с российским репером Бастой и объявленной на него украинскими националистами охотой? По-вашему, это нормальная реакция или все же дичь? Какой в этой "охоте" смысл – может, и на тех украинцев, которые продолжают слушать российскую музыку, в том числе и купили (причем за немалые деньги) билет на концерт Басты, тоже объявят охоту?!

Денис Путинцев: Странно, почему целью выбрали Басту. Если бы вы знали, какое количество российских исполнителей, в том числе и тех, кто находится в списке "Миротворца", потихоньку приезжают в Украину, записывают здесь свои треки, альбомы! Просто об этом не разгоняется информационная волна.

Не понимаю, почему такие проявления патриотичности, как в случае с Бастой, возникают точечно. И почему это именно с Бастой.

Какой смысл в этой охоте на этого российского исполнителя? Да просто бросить дерьмо на вентилятор! В ней тот же смысл, что и в проведения Марша украинских националистов с нацистской символикой.

Истинные патриоты не машут флагами с криками "бей и убивай мос*алей" – истинные патриоты делают что-то хорошее для своей страны, а не делают плохое для другой. Истинный патриот хочет, чтобы в его стране все было хорошо, а не чтобы было в России плохо. У нас же многим патриотам кажется, что главное, чтобы было плохо России, и тогда у нас автоматически все станет хорошо. Но так не будет. У нас не будет хорошо, пока мы не изменим свой менталитет и желание пробежать "помиж крапельками", пока мы не станем уважать самих себя, пока не перестанем писать в подъездах, обрисовывать стены и не обращать внимание на воспитание своих детей, а потом кричать: "Какую дичь ты слушаешь!"… Нужно начать работать над своими внутренними проблемами, и тогда у нас все будет хорошо.

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

polit_ua: Скажите откровенно, по-вашему, было ли ошибкой Марув то, что она сделала ставку на Россию, а не на Украину? Вот объективно…

Денис Путинцев: Объективно – не было. Понимаю, что сейчас в меня полетят камни от патриотично настроенных граждан, потому сразу хочу предупредить, что тоже являюсь патриотично настроенным гражданином Украины. Впрочем, если речь идет о бизнесе, это было правильное решение.

Скептик: Когда украинский шоу-биз наконец сможет избавиться от местечковости? В чем он по-прежнему продолжает проигрывать российскому?

Денис Путинцев:Невозможно за несколько месяцев или даже год прыгнуть из местечковости в глобальную историю мирового уровня по экономическим, социальным и культурологическим причинам. Мы очень долго находились под влиянием России, и вытравливать последствия ее влияния придется долго.

Хотя "вытравливать" – плохое слово, потому что не все в российской культуре плохо. Нельзя всех ровнять под одну гребенку, поскольку радикальные проявления что с одной, что с другой стороны чреваты радикальными последствиями.

Украинский шоу-бизнес продолжает проигрывать российскому во многом: в финансах, в размере аудитории (наша страна попросту меньше, чем РФ), у нас не налажены механизмы работы с артистами и правовая сфера, у нас гораздо меньше залов, где можно качественно выступать артистам, которые работают вживую. У нас немного и реально платежеспособного народа, готового платить за развлечения – наш народ, прежде всего, будет платить за хлеб, а уж потом за зрелища.

Однако, несмотря на все вышеперечисленное, у нас огромный пласт разноплановой музыки, начиная с классической и фольклорной, заканчивая – ультрасовременной андеграундной. Развитие и внутренняя конкурентная борьба не прекращается, даже в период коронакризиса. Даже те, кто чисто по коммерческим причинам пишут для российских артистов, развивают украинскую музыку: как Робин Гуд, который забирает деньги у богатых и отдает их бедным, мальчик-звукорежиссер, который сделал талантливую аранжировку, например, Киркорову, завтра напишет классный трек с Alyona Alyona или проектом Kalush.

Потому все эти процессы – однозначно позитивные. Однако я бы не ставил перед нашим шоу-бизом задачу победить – я бы ставил задачу стать самодостаточной единицей на мировом уровне и перестать соревноваться с Россией, начав думать о мировом музыкальном рынке. У нас уже сейчас для этого есть всё.

А Россия пусть себе варится в собственном соку с "басковыми" и "киркоровыми", которые уже еле передвигаются, но все еще пытаются играть роль поп-кумиров и поп-королей. Украинские артисты должны жить мировыми трендами. Те, кто оглядываются на Россию в творчестве, точно проиграют.

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

Tetiana: Когда началась война на Донбассе, многие начали писать песни о ней, о патриотизме... А потом весь этот песенный патриотизм сошел на нет, хотя война никуда ни делась. Почему? Попиарились на горе и резонансных событиях и успокоились?!

Денис Путинцев: Готов признать, что действительно были артисты, которые на этой теме просто пиарились. Впрочем, и в любом другом бизнесе есть люди, которые из благотворительности делают промо, не понимая, что это выглядит ублюдочно. До сих пор не понимаю пиарщиков, которые заставляют своих подопечных активно улыбаться для фото, всучивая несчастным детям-инвалидам или больным раком игрушки и при этом пытаясь рассказать мне и миллионам людей, как хорошо они поступают. Кроме отторжения, ничего другого это не вызывает.

Многие на войне пиарились, но многие этого не делали.

Объясню, почему не прижились патриотические песни. Вспомните популярные советские военные песни: они были не о войне, смерти и крови, о чем поют все украинские исполнители (туга прийшла, нас накрило, тож давай, брате, встанемо та капець цей припинимо). Люди и так все это понимают, но хотят получить мотивационную энергию от песен. А мотивационная энергия базируется на других вещах: на любви, жизненной истории солдата и простой девушки, мамы и сына, в конце концов, борща и вареников, которые взял с собой солдат, и когда мос*аль раскрыл рот на все это раскрыл, наш солдат разбил его. Должны быть понятные и земные вещи, бытовые и, возможно, ироничные.

Пафнутий: Денис, понимаю, что тема не совсем ваша или правильнее совсем не ваша, но интересны ваши мысли по поводу "страстей вокруг борща". К чему этот спор на тему, чей борщ? Почему Россия так упорно пытается борщ приписать себе, зачем этот троллинг Украины, кто в силах поставить точку в этих спорах?

Денис Путинцев: Раз уж речь зашла о борще, я выражаю огромный респект Жене Клопотенко. Обязательно посмотрите его фильм "Борщ. Секретный ингредиент". Фильм незамысловатый, но отличный.

Даже в еде мы должны культивировать национальное. Да, Украина ассоциируется с борщом, варениками и салом, но не нужно делать на этом акцент, как это делает Россия, изображая всех украинцев как людей с чубами, которые постоянно грызут сало и наминают борщи с варениками.

Борщ и все его ингредиенты являются символом украинской многогранности, украинской креативности, практичности, сытности, душевности и семейственности.

Казалось бы, зачем вся эта история с борщом России, ведь это просто прикол. Однако все не так просто: борщ – это идеология, а не еда. Именно поэтому определенные структуры РФ идеологически заинтересованы в том числе и в том, чтобы сделать борщ российским, подкорректировав немного историю. Ровно так же Россия подкорректировала историю о том, откуда есть пошла русская земля. Это же бред! Где вообще была Москва во времена, когда Киевская Русь строилась, становилась на ноги, и когда Владимир крестил Русь! То, что "всерается" в мозги жителям Зауралья, Якутии и прочим регионам Российской Федерации, уму не постижимо.

В общем, тема борща – очень даже моя: посмотрите хотя бы на мое лицо. Очень люблю борщ, а если еще с сальцом, горчичкой, чесночком. Борщ – это классно и идеологически правильно.

На мой взгляд, именно Женя Клопотенко должен стать лицом борьбы за украинский борщ с Российской Федерацией. Кто-то мне может возразить: какой борщ, если у нас там война идет. Но нет, борьба за борщ с Россией – это тоже война, и не факт, что она менее важна, чем та война, которая сейчас идет на Донбассе.

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

Yurii: Есть ли будущее у студии Квартал 95 после президентства Зеленского? Сильно ли подкосит популярность этого коллектива политический кульбит его лидера?

Денис Путинцев: "Политическому кульбиту" Зеленского уже два года, ведь недавно мы отметили вторую годовщину его президентства. Однако все, что происходило за это время, на Квартал 95 особо не повлияло. Гораздо больше на него повлияли коронавирус и пандемия, впрочем, меньше, чем на остальных. Меньше – в силу объективных обстоятельств: во-первых, студия Квартал 95 – это сильная коммерческая организация с популярными личностями и большим охватом рынка, завоеванного еще до президентства Зеленского; во-вторых, Владимир Александрович не публично, а кулуарно способствует развитию Квартала 95. Последнее было бы смешно отрицать, и это нормально, ведь речь идет о его друзьях, о людях, отчасти благодаря которым он и стал президентом.

Не думаю, что в результате президентства Зеленского Квартал 95 ждут какие-то мегавзлеты, впрочем, и падений не будет.

Несмотря на мое неоднозначное отношение к Владимиру Зеленскому, к студии Квартал 95 у меня вопросов немного. Можно только приветствовать то, что они делали и делают, прославляя украинский продукт и украинский контент. Главное – не прикрывать его при этом стыдливо русским языком. Если бы в Российской Федерации продавали продукт, на котором большими буквами было бы написано "Украина", это можно было бы полностью поддерживать.

Квартал 95 – это настолько большая машина, что на нее не повлияет и то, как Зеленский закончит свой президентский срок. Ведь в этой машине не Зеленским единым – существует множество музыкальных, телевизионных и киношных продакшенов, в которые вложены деньги Квартала 95 и людей, работающих в этой организации. Это огромная бизнес-машина, и у нее будет возможность зарабатывать деньги, независимо от того, будет Зеленский президентом или нет. Но, очевидно, когда Зеленский – президент, у студии преференций намного больше. Хотя и без этого Квартал 95 точно не развалится и не пойдет по миру.

Александр: Когда-то вы говорили, что ни Зеленский, ни Вакарчук президентами не будут. Однако все получилось иначе. Как думаете, почему? И сейчас, спустя три года, как думаете, удачным ли получился эксперимент?

Денис Путинцев: Три года назад все было совершенно по-другому, мир был иным, потому тогда я не был готов поверить в этот фантастический сценарий. А вот теперь я уже в том ментальном состоянии, когда не удивлюсь ничему. Наверное, если сейчас прилетят инопланетяне и попытаются выстроить с нами какие-то отношения, мы не так сильно удивимся, как удивились бы три года назад.

Зеленский – это политический продукт, качественный, коммерческий, выверенный, медийный продукт со всеми вытекающими последствиями. Он – порождение тех процессов, которые происходят не только в Украине, но и в мире. В этом плане Украина стала первой страной, где к власти пришел человек извне политики. Да, Зеленского часто сравнивают с Рейганом, однако такое сравнение некорректно. Ведь у Рейгана после работы комиком и до президентства был колоссальный пласт политической карьеры. В этом плане он с Владимиром Александровичем несопоставим. Ведь Зеленский буквально за несколько месяцев впрыгнул в этот поезд и домчался до финальной станции.

Потому президентство Зеленского – это прецедент мирового порядка, который показывает глобальные мировые процессы. Весь мир сейчас – это шоу-бизнес. Все, происходящее в информационном, политическом и социальном полях, в бизнесе – повсюду, является красивым ярким шоу. Так происходит по простой причине: столько информации, как сейчас, человечество еще никогда не потребляло, а дальше ее будет становиться еще больше, и она будет преследовать нас с момента включения нашего сознания до момента выключения. Мы будем эту информацию тщательно фильтровать, а обращать внимание будем только на тех людей и те события, которые нам действительно интересны. Это уже происходит.

Года через три будет так: мы будем утром просыпаться, и нам в ушко будет пикать информация о состоянии организма, расписании на день, о том, что лучше съесть на завтрак и в каком магазине это заказать, и все это на основе наших предпочтений и заказов. Посмотрите, что творится с Google и подписками: стоит один раз начать играть в эту игру, и вас в покое уже не оставят, вам будут приходить уведомления, реклама. Закажите себе резиновые тапочки в магазине, и вас эти резиновые тапочки за ближайшие несколько лет доконают, вы будете знать о них все!

То есть мы идем к тому, что за нас будут фильтровать информацию, потому что мы попросту будем не в состоянии сами обработать такое огромное ее количество, а алгоритм, машина, то бишь матрица – в состоянии.

А эксперимент Зеленского уже имеет конкретный результат: он победил на выборах и до сих пор остается президентом.

И, не дай бог, чтобы случился какой-то майдан. Пусть досидит до конца срока, пусть делает, что делает, потому что нам точно не надо никаких потрясений внутри страны. Если вдруг возникнет какой-то политический диссонанс в Украине на фоне войны и коронакризиса, ни к чему хорошему это точно не приведет. Более того, может активизироваться наш северный сосед и "прийти к нам на помощь".

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

Yurii: Что вы думаете о волне хейта в адрес Зеленского за вышиванку? Все ли с нашим обществом в порядке, если оно готово разорвать любого за "неправильную вышиванку", хотя этнографы уже объяснили, что такого вида вышитые мужские сорочки были распространены в восточных областях Украины.

Денис Путинцев: Хейт – это правильно брошенная спичка в сухой хворост. Есть люди, которые не любят Зеленского, и таких много. Кстати, это было понятно, еще до того, как он стал президентом. Надеюсь, Зеленский, заявляя о своих политических амбициях, понимал, что он в любом случае подвергнет себя сумасшедшей критике многомиллионной аудитории. И вышиванка стала той самой "спичкой", которая подожгла хворост.

Сегодня Зеленский надел "неправильную" вышиванку, завтра его супруга обует на прием не такие белые кроссовки, послезавтра он поковыряется в ухе не там, где можно (он же живой человек). Поводы для критики найдутся всегда.

Однако вряд ли перед Зеленским стояла задача надеть косоворотку. Ведь с точки зрения стиля, ему в такой вышиванке – окей. Может быть, благодаря тому, что рядом находилась его супруга Елена Зеленская, и она скрасила картину своей вышиванкой, которая ей очень идет.

А вся эта шумиха по поводу вышиванки – как волна: прокатилась, громко пошумела, разбилась, и всё, её нет. Поверьте, завтра об этой вышиванке никто не вспомнит. Однако, когда Зеленский появился в таком виде, все считали своим долгом высказаться: похейтить или не похейтить его.

Linda: Как ковид и карантин изменили жизнь украинских артистов? Есть ли те, кто был вынужден освоить новый для себя вид деятельности и зарабатывать иначе? Что в нашем шоу-бизнесе и общении между артистом и публикой будет иначе?

Денис Путинцев: Карантин и пандемия существенно повлияли на жизнь артистов, как, собственно, они повлияли на всех людей. Но на сферу культуры влияние было особенно сильно, поскольку она питается массовыми мероприятиями.

У нас эта ситуация усугубилась следующим. Артисты на Западе получают основной доход от роялти, от продажи прав: каждый "пук", где используется две-три ноты из их песен, приносит им ежесекундный доход. У нас же все доходы артистов – от корпоративов и концертов. В Украине началось некое движение в направлении внедрения западного опыта, но на нашем веку это вряд ли выйдет на европейский и американский уровень.

Карантин и связанные с ним ограничения рубанули, в первую очередь, артистов не первого эшелона. Артисты второго и третьего эшелона попросту прекратили свое существование: как творческие единицы они еще существуют, но как люди, продуцирующие в медиа свое творчество – исчезли.

Самый яркий пример – Саша Таб, яркий персонаж, татуированный чувачок, участник группы Сальто назад, участвовавший в проекте Голос країни. В период карантина он начал работать таксистом и, по-моему, до сих пор таксует. Есть и другие артисты, которые были вынуждены начать заниматься другим делом, чтобы прокормить свои семьи. Это нормально, ведь, наверняка, человек, который держал маленький ресторанчик где-нибудь в Житомирской области и вынужден был закрыться из-за карантина, тоже чем-то иным начал зарабатывать на жизнь.

Во что это выльется в дальнейшем, сказать сложно, потому что мы не знаем, что будет через год и даже завтра. А через год вся планета может кардинально измениться в социокультурном и экономическом планах. Могу лишь сказать, что все происходящее в мировом и украинском шоу-бизнесе приведет к иной форме его существования. Творчество и музыка останутся, но форма передачи этой информации будет абсолютно другой.

Заметьте, сейчас все чего-то ждут. Сохраняются наэлектризованность и напряжение. Люди понимают, что вот-вот должно что-то произойти, какое-то пришествие. Извините за сравнение, но мне кажется, что примерно то же происходило во времена, когда появлялись Иисус, пророк Мухаммед, Будда и прочие, а они появлялись в тот момент, когда люди переживали духовный и/или экономический кризис. Похоже, что в ближайшее время этот Иисус появится, пока только не ясно, к каком виде: будет ли это группа людей или один человек, будет ли это Нео из Матрицы, или Терминатор, или инопланетянин – не ясно. Но так или иначе в результате произойдет переосмысление всего, и музыки в том числе.

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

Рома: С украинским подходом к "защите" от коронавируса на концертах, многие артисты отменяют свои выступления второй год подряд. Как думаете, когда с такими темпами мы начнем нормально ходить на выступления, и будут ли они вообще?

Денис Путинцев: Этот вопрос, скорее, нужно адресовать Министерству здравоохранения, а не мне. Наверное, в ближайшее время что-то произойдет, что изменит наше отношение к концертам и жизни. Возможно, концерты будут происходить в совершенно иной форме, о которой мы сейчас даже не догадываемся.

Когда мы возобновим то, что было? Думаю, никогда. Уже никогда не будет так, как было. И я не думаю, что это плохо. Это просто будет другая форма жизни.

Онлайн-концерты имеют право на жизнь. Но во время карантина все ринулись в онлайн и просто всё засрали своими прямыми эфирами, проектами, ютуб-концератми. Народ пресытился, и хорошо. Народ отфильтровал самое лучшее.

Мое мнение по поводу онлайн-концертов неизменно: они не дают того эмоционального продукта, который покупает зритель, приобретая билет на выступление артиста. При всех преференциях он не может этого сделать.

Может быть, в будущем, когда умрет последний человек, помнящий, что такое оффлайн-концерт, такой формат выступлений будет приносить какие-то доходы.

Сейчас можно лишь технически усовершенствовать выступления, чтобы камеры были повсюду: на гитаре, на ухе, на шляпе артиста, чтобы мы видели все, даже как капелька пота стекает с лица артиста, чтобы можно было выбрать одну из миллиона камер и с любого ракурса посмотреть концерт. Но это очень дорогая история и очень дорогое удовольствие, которое должно окупаться многомиллионными посещениями этого концерта. Такое тоже будет, к этому просто нужно прийти.

Оффлайн-концерты и в будущем сохранятся, просто, вероятно, стоить они будут намного дороже. Это может стать элитным развлечением, доступным не всем. Расслоение общества, которое сейчас происходит в мире, показывает, что коронакризис ведет к тому, что богатые богатеют, а бедные беднеют. Оффлайн-развлечения и оффлайн-общение, похоже, будут очень ценными, их себе позволить смогут только избранные люди. Основная масса будет заказывать пиццу и смотреть концерты онлайн, а избранные будут пить чай в "Велюре" и ходить на оффлайн-выступления артистов. Все идет к этому. И как бы коронавирус ни был тем толчком, призванным ускорить все эти процессы.

Lauren: Денис, мой вопрос таков: почему, по вашему мнению, в украинских проектах вроде Голоса или Х-фактора порой остаются незамеченными по-настоящему талантливые исполнители, мастерство которых впоследствии признает весь мир? Яркий пример – Димаш Кудайберген, который участвовал в наших талант-шоу. Нигде не победил, но какая слава по всему миру: китайцы вообще с ума сошли от него, на инаугурации Байдена был приглашен выступать, востребован всюду. Сразу отмечу, что не являюсь ярым поклонником Димаша, но отрицать уникальность его вокала попросту язык не повернется. Вокальный диапазон, охватывающий шесть октав – кто в Украине может похвастаться таким, вот серьезно?:) Никто! Но, тем не менее, судьи не позволяют пройти дальше и победить в таких проектах. Почему? Может ли причина состоять в закостенелости нашего шоу-биза, куда наиболее примелькавшиеся в телевизоре лица просто боятся впустить сильных конкурентов? Надеюсь на искренний и смелый ответ (смелый, потому что вы вращаетесь в среде наших артистов и, наверняка, вам будет сложно бросить камень в их огород, даже если они того заслуживают).

Денис Путинцев: Не нужно приравнивать участие в телешоу к дальнейшей карьере и творческой жизни артиста. Телешоу создается ради шоу, а не ради того, чтобы раскручивать молодого артиста. А шоу создается ради того, чтобы вы его смотрели. А что потом будет с участниками телепроекта, продюсеров проекта вообще "не гребет".

Многие участники телешоу, на которых не обратили внимание судьи, "выстрелили", потому что правильно воспользовались возможностью, использовали свой потенциал и участие в шоу, похайпили на этом, задействовали правильных людей.

Давайте вспомним, куда делись все победители Голоса, Х-фактора и прочих талант-шоу. Где они, ау?

Телешоу не призвано выстраивать карьеру артиста, который в нем поучаствовал. Артист, который идет на телешоу, должен понимать, что, если он попал в эфир или финал, или даже победил, он – никто. Завтра будет новое шоу – и его забудут через пару дней или через секунду.

Артисты, которые видят своей целью участие в телешоу и делают все, чтобы только попасть в телевизор, чтобы поучаствовать в проекте, чтобы Дима Монатик их похлопал по плечу, допускают большую ошибку на старте своей звездной карьеры. Они приходят в обширное поле, чтобы получить выгоду там, где изначально выгода вовсе не для них.

Выигрывают те артисты, которые, придя на проект понимают, что сегодня они в прямом эфире, завтра у них выходит клип, и, поскольку волна интереса будет к ним высока, послезавтра выходит альбом. То есть они выстраивают целую схему, где телешоу – только один из пунктов. Только тогда этот "квантовый скачок" – эта медийность, которую дает телешоу – получает продолжение. Если же, например, человек не развивал свои соцсети до этого, но победил в телешоу, вся страна пошла к нему на страницу, чтобы посмотреть, что за классный парень, но нашла профиль в инстаграме с фотографией трехлетней давности с бабушкой на огороде – все, он теряет аудиторию, и больше люди не придут.

У нас множество талантливых певцов, спортсменов, художников, актеров, но они талантливы только в своей сфере. У нас мало артистов, мало персонажей. А шоу-бизнес – это не творчество, а умение привлечь внимание, сплошная череда ярких картинок, цирк Шапито. Побеждает в шоу-бизнесе тот, кто ярче, харизматичнее, медийнее и шоковее, чем конкурент.

Певец может быть уникальным и брать 7-8 октав, но какой-нибудь Моргенштерн, который не может ни двух слов связать, ни петь, получает многомиллионную аудиторию.

Если артисту важен путь существования в творческой среде и желание дарить свою качественную музыку тем 20 людям, которые на него подписаны, то я таких уважаю и преклоняюсь перед ними. Но если цель – ворваться в шоу-бизнес, выжить в нем и зарабатывать, то нужно выстраивать стратегию и концепцию, а также привлекать инвестиции.

Шоу-бизнес в Украине – это русская рулетка: в нем практически ничего невозможно предугадать, потому что весь контент основан на эмоциях и творчестве.

Димаш – это продукт большой маркетинговой машины. Он хороший вокалист. Но и Витас был хорошим вокалистом, а также первым примером того загадочного образа, который сработал – теперь он активно гастролирует в Китае. Загадочность, оперный вокал и якобы "жабры" – это то, что есть у Витаса. Он – не выдающийся вокалист, а просто использует свои возможности петь фальцетом. Но благодаря тому, что у него была правильно построена маркетинговая стратегия, он является идолом в Китае.

У Димаша та же история. Он – хороший талантливый певец, но над ним работает штат людей, потому он считается иконой в азиатском мире сейчас – иконой глубокого вокального исполнения.

Уверен, что мы можем найти массу людей, которые поют гораздо лучше Димаша, но мы просто о них не знаем. А не знаем мы их по простой причине: они подходят к работе не с точки зрения бизнеса, а с точки зрения творчества.

Да, Димаша приглашают в Штаты, на инаугурацию Байдена и т.д. Но так происходит потому, что заработал маховик: когда Китай (его многомиллионная аудитория) заинтересовался Димашем, естественно, и Штаты не остались в стороне – они видят деньги. Ведь многомиллионная аудитория, которая сидит на странице исполнителя в соцсетях, скачивает его треки и т.д., то есть на этом можно заработать.

Денис Путинцев
Денис Путинцев / УНИАН

Нона: Почему на YUNА всегда в категории рок-исполнителей побеждает Hardkiss?

Денис Путинцев: Группу Hardkiss давно пора выводить в категорию либо поп-исполнителей, либо в категорию "просто давайте дадим приз". Ребята сами уже над этим стебутся. Hardkiss всегда побеждают в категории рок не потому, что рока в Украине нет, а потому что эта группа постоянно на виду и продуцируют какой-то контент, и они этим контентом давят весь остальной рок-мир. Весь остальной рок-мир пытается экспериментировать, тогда как Hardkiss идут шоу-бизнесовой машиной, четко знают, какой трек будет правильным, что лучше сделать с музыкальной и маркетинговой точки зрения. При всей моей любви к Hardkiss, которые являются одними из моих любимых исполнителей…

Надежда Майная

Фото Виктора Ковальчука, УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Популярное
День отца 2021: поздравления с Днем отца от дочери, жены и не толькоДень отца 2021: поздравления с Днем отца от дочери, жены и не только Врачи поведали, кому нельзя есть помидоры и спасают ли они от ракаВрачи поведали, кому нельзя есть помидоры и спасают ли они от рака Итоги встречи Байдена и Путина: чат с Андреем ИлларионовымИтоги встречи Байдена и Путина: чат с Андреем Илларионовым Кива и Тищенко подрались в Раде: полное видео бояКива и Тищенко подрались в Раде: полное видео боя Вступление Украины в НАТО: в США раскрыли главную ошибку ЗеленскогоВступление Украины в НАТО: в США раскрыли главную ошибку Зеленского

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять