Истории бойцов АТО. Художник, который горел в танке и еле выбрался

Прикольный художник — рисовать не умеет, но радуется тому, что карандаш в руках держать может.

— Офигенно!!! А его нарисуете?

— Да пожалуйста!

— Слышишь, рисовальщик, знаю я твои художества, вечно нос у меня километровый получается. Вы, девушка, не сильно ему верьте, он меня пятый раз или десятый кому-то в карандаше изображает. Прошу красками, так он говорит, что краски дорогие. И малюет своим карандашом нос-баклажан вам всем на радость.

— Оно, если честно, на самом деле здорово! Но и смешно, тоже если честно. Почти Charlie Hebdo.

— Давай руку нарисую, если хочешь.

— А можно целенького? А то на какие-то части все время меня раскладываешь.

— Так я же по учебнику для школьников учусь! А там все по отдельности.

— Поздно тебе учиться, в твоем возрасте учителями уже идут, а ты то кисть, то ухо изображаешь.

— А если нравится?

— Что нравится? Ты ротного, было дело, вообще эльфом изобразил. Жуть одна.

— Вон девушке нравится.

— Так бери и рисуй ее. А вам, девушка, мой совет: не соглашайтесь ни за что на свете. Он вам такое соорудит, что только костер распаливать и то, ночью.

— Все, завязываю тогда. А хотите, я стихи сочиню?

— Нет!!! Только не это! Рисуй лучше! Ты в стихах своих через слово маты вставляешь!

— Слышишь, а я тебе кучу поэтов знаменитых назову, которые маты употребляли.

— Но не для связки же! У тебя в матах весь смысл получается.

— Творческий вы человек, я смотрю. А что за шишка на голове?

— Взрывной волной отбросило неудачно.

— Ага. Его минометом пригрело. Вернее, он миномет чуть не развалил.

— Бедняга.

— А местная одна дура, которая, похоже, неровно к нему дышит, вместо лечения какую-то дрянь к башке прикладывала, от которой шишка стала в пять раз больше. Хоть самому бери и рисуй.

— На самом деле так?

— Да она как лучше хотела, не вышло. Командир увидел, сразу на эвакуацию записал. Мне стыдно стало, там тяжелые пацаны были, а я с шишкой.

— Это все сепарша тебя. Специально залечила.

— Я рожу тебе за сепаршу набью. Она почти подпольщица!

— Не Зоя зовут? Нет?

— Всё! Я начинаю тебя рисовать! Лопнуло моё терпение. И стихами матерными подпишу. Извел ты меня!

...

Сдружился я с ним сразу. Смешной он такой. Нос — просто как в сказке. Лицо по ветру надо держать, иначе улетишь. Парус целый.

...

Прикольный художник. Рисовать, правда, не умеет, но радуется тому, что карандаш в руках держать может. Руки в шрамах и ноги полностью. Горел в танке. Еле выбрался.

...

Он сигаретами поделился, когда у меня совсем не было.

...

Друг настоящий. Девчонке его надо будет что-нибудь передать. Там сладкого привезли много. Я отложу.

...

Я подарю ему свой спальник. Он, бедняга, так мерзнет по ночам, а мне от буржуйки все время жарко.

...

— Слышишь? Ладно. Сочини мне свой стих. Только быстро, пока я не передумал.

— И вслух прочитать? Да?

— И вслух прочитать! Раз уж так тебе это важно.

P.S. Волонтер Анна Теряник из Днепра практически с самого начала войны на Донбассе развозила раненых бойцов по госпиталям. За это время попутчиками Ани и ее друзей стали более тысячи человек, увидевших войну в лицо, а она записывала их разговоры в пути.

Так родился сборник рассказов "Попутчики. Книга о жизни, мечты и любви в сложные времена". Ищите ее в Днепре: "Книгарня Є", книжный магазин-кафе "Черная ящерица" и книжный магазин по улице Василия Чапленко (бывшая Фрунзе). В Киеве — "Книгарня Є". В Сети — Lira.dp.ua и BizLit.com.ua.

А если хотите помочь Анне в эвакуации украинских военных из зоны АТО или других вопросах, обращайтесь на ее страницу в Facebook.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять